Жемчужинка и лягушка

Жемчужинка и лягушка

Бирманская сказка

В давние времена жила в одной деревне вдова, у которой было две дочери. Дочерей звали просто — Большая и Маленькая. Они обе были родными вдове, но она любила старшую больше, чем младшую. Сестры Большая и Маленькая были совсем разными. Большая была грубая и злая, да к тому же еще и жадная. А Маленькая ко всем относилась с добротою и была кроткого нрава.
Однажды мать послала Маленькую по воду к колодцу, что был неблизко от деревни. Та отправилась не переча. Когда она дошла до колодца и стала набирать воду, вдруг увидела неподалеку нищенку, всю в лохмотьях. А на самом-то деле это была вовсе не нищенка, а натами. Она хотела узнать, добрая ли душа у девочки, и поэтому обратилась к ней, прикинувшись нищенкой:
— Дитя мое, я очень хочу пить! Дай бабушке хотя бы капельку воды.
— Подожди немножко, бабушка, — отозвалась Маленькая. — Я только вытащу ведро.
Девочка набрала воды и напоила старушку нищенку.
— У тебя добрая душа, внучка, — сказала старушка, напившись. — За это бабушка даст тебе подарок. Пусть отныне, когда ты станешь смеяться, из твоего рта будут сыпаться жемчужины!
Сказала это старушка и исчезла. А у Маленькой с тех пор изо рта сыпались жемчужины всякий раз, как она смеялась. За это люди прозвали ее Ма Пале, что значит «жемчужинка».
Старшая сестра, Большая, выспросила у Маленькой, как все было, и ей стало очень завидно. Однажды она сама решила пойти к колодцу по воду. Точно так же, как было с Маленькой, явилась к колодцу натами, чтобы испытать, добрая ли душа у девочки. Она снова прикинулась старой нищенкой и попросила у Большой напиться. Но в душе у старшей сестры не было жалости к людям. Когда нищенка обратилась к ней с просьбой, она лишь обругала ее:
— Вот еще — буду я всякой нищенке воду подавать! Даже и не подумаю! И близко ко мне не подходи!
— Ты злая и бессердечная девочка! К тому же ты завистлива — завидуешь своей сестре. — И она произнесла такое проклятие: «Пусть же всякий раз, как ты смеешься, изо рта у тебя выскакивают лягушки!»
Старушка исчезла, и все совершилось так, как она сказала: стоило Большой засмеяться, как тотчас же у нее изо рта выскакивали лягушки.
В деревне ей проходу не стало от насмешек односельчан, и называли ее теперь не иначе как Ма Пха-пьоу, что значит «лягушка».

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.