Вторая баллада о Вальдемаре и Тове

Вторая баллада о Вальдемаре и Тове

Датская баллада

Король Вальдемар сел пировать,
Королева пошла танцевать.
Король ни той, ни другой не забыл.

Тове идти танцевать должна,
Волосы распустила она.

«Тове, тебе неудобно идти,
Шелковый шлейф рукой прихвати».

«Я нынче танцую при короле,
Он шлейф велит волочить по эемле».

«Тове, подруга, уянать мне позволь,
Как овладев тобою король».

«Мной овладел король потому,
Что все покоряется ему.

Юной девушкой я была,
Я у отца моего жила.

Стояла я у входа в дом,
Король со свитой ехал верхом.

Он рыцарей за мной послал,
Но я не желала, чего он желал.

Он в дом вошел, с ним свита гурьбой,
Он силой увез меня с собой».«Что он, подруга, тебе говорил,
Что поутру он тебе подарил?»

«Ларец золотой подарил он мне,
Таких не бывало в нашей стране.

Он подарил мне девять колец,
Из чистого золота, как ларец.

Одел он в шелк меня, любя,
Такого шелка нет у тебя».

В гневе большом королева была:
«Ты для крестьянки недурно жила!

Я помолиться творцу не премину,
Пусть отберет у тебя половину!»

Королева оставила всех,
Пошла к королю, накинув мех,

«Скажи, Вальдемар, отчего тебе Тове
Дороже моей благородной крови?»

«Я Тове люблю, как сердце свое:
Верно мне служат два сына ее.

Я через Фленсборг еду в поход —
Знамя мое Кристоффер везет.

Я через Хольстерланд еду в поход —
Юный Кнуд мое знамя везет».

Две зимы королева ждала,
Тове унизить она не могла.

Пришло рождество и новый год.
Тове по улице в церковь идет.

Тове спешит исполнить долг,
Одета в золото и шелк.

Королева была у окна,
Тове увидела она.

Велела служанкам, стоя в окне:
«Просите Тове зайти ко мне».

Тове мех подобрала рукой,
Она к королеве вошла в покой.

Спросила, нарядна и горда:
«Какая нынче во мне нужда?»

«Вот и встретились наши пути,
Не хочешь ли в баню со мной пойти?»

«Я время охотно с тобой проведу,
Я в башо охотно с тобой пойду».

Королева слугам велит:
«Топите жарче, пусть дым валит.

Пусть будет смертная жара,
С Тове покончить пора».

Только Тове в баню вошла,
Как королева дверь заперла.

«Здесь нет воды и щелока нет!
О, выпусти меня на свет!»

Кристоффер мимо путь держал
И голос матери узнал.

Он дверь ломал, он разбил ее в прах,
Из бани он вынес мать на руках.

Туда отнес, где помягче трава,
Но мать его была мертва.
Король ни той, ни другой не забыл.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.