Девятая история рассказывает о том, как Уленшпигель залез в улей, а ночью пришли двое и хотели этот улей украсть и как он сделал, что эти двое подрались, а улей бросили наземь

«Тиль Уленшпигель»

Однажды случилось, что Уленшпигель вместе с матерью отправился в одно село на освящение церкви. Уленшпигель там выпил, захмелел и ушел поискать местечко, где мог бы спокойно выспаться и никто бы ему не мешал. За домом во дворе он наткнулся на множество ульев, одни стояли, другие валялись пустые. Уленшпигель залез в один из пустых ульев, какой лежал поближе, и думал здесь соснуть немного, да и проспал от полудня до полночи. А мать его решила, что он ушел
домой, раз она его больше нигде не видела.
И вот в эту самую ночь пришли два вора и хотели украсть улей.
Один вор и говорит другому: «Я всегда слышал, что самый тяжелый улей — самый лучший». И тут они стали поднимать ульи один за другим, пока не дошли до того, в котором лежал Уленшпигель. Этот улей был самым тяжелым. Тут они сказали; «Этот — лучший улей», подняли его на плечи и понесли оттуда. В это время Уленшпигель проснулся и услышал, о чем они разговаривали. А было уже так темно, что один едва видел другого. Тут Уленшпигель выглянул из улья, хвать переднего за волосы и сильно дернул. Передний рассердился на своего дружка, подумал, что это он его дернул, и стал его ругать. Задний сказал: «Померещилось тебе, что ли, или ты спишь на ходу? Как я могу тебя дергать за волосы? Я улей двумя руками еле тащу». Уленшпигель засмеялся и подумал, что игра хорошо начинается, подождал, покуда они прошли еще один акр, и тогда крепко дернул заднего носильщика за волосы, так, что тот скрючился. Задний обозлился еще пуще. Он сказал: «Я тащу улей, так что у меня шея подламывается, а ты говоришь, что я тебя за волосы дергаю, а сам дернул меня так, что у меня черепушка затрещала». Передник сказал: «Все ты врешь. Как только у тебя язык повернулся! Как мне тебя за волосы тянуть, когда я еле дорогу вижу? А что ты меня за волосы дернул, это уж я точно знаю». Так, ссорясь и перебраниваясь, шли они с ульем вперед. Вскоре после того, как ссора их совсем разгорелась, Уленшпигель так дернул за волосы переднего, что он ушибся головой об улей и разъярился настолько, что бросил улей и стал в потемках дубасить другого кулаками по голове. А сообщник его тоже оставил улей и вцепился переднему в волосы. При этом они оба зашатались и грохнулись наземь. Они выпустили друг друга из рук, и ни один не знал, где остался другой. Оба они заблудились в темноте, а улей оставили лежать.
Уленшпигель тут высунулся из улья и увидел, что было еще темно, юркнул обратно и остался лежать, пока не наступил ясный день. Тут он вылез из своего убежища и не мог понять, где он очутился. Он пошел по какой-то дороге, пришел к замку и нанялся туда служить пажем.

Где же ты была до сих пор?

Сказка амхара (Эфиопия)

Один человек женился. Женился он впервые и не знал, что он должен делать для жены. Поэтому он приносил воду, молол зерно, мыл жене ноги. Когда его жена умерла, он женился на другой. Однажды он остановил быков и, повесив хлыст на плечо, вошел в дом.
— Дай мне кувшин! — сказал он жене.
— Зачем? — спрашивает она.
— Хочу принести тебе воды, — отвечает он ей.
— Я уже принесла, — с удивлением ответила жена.
Потом он говорит ей:
— Принеси ступу — я буду молоть ячмень.
— Не надо, я сама это сделаю, — сказала она ему.
Вечером, когда он возвратился с поля, она сказала ему:
— Давай я помою тебе ноги!
А он отвечает ей:
— Нет, давай я тебе помою ноги!
Так они долго спорили, пока не поссорились. И он подумал, опечалившись: «Она не любит меня. Если бы она любила меня, то разве не позволила бы мне помыть ей ноги?»
И вдруг он слышит, как она с удивлением рассказывает кому-то о нем:
— Он странный человек: любит заниматься женским делом, хочет мне мыть ноги.
«Ах, вот в чем дело!» — подумал он и, разобравшись во всем, стал заниматься только мужской работой.
А жена его тем временем принесла воду, намолотила зерна, приготовила отличный уот, испекла инджэра, приготовила тэлля цвета куриных глаз, обмыла мужу ноги теплой водой и вкусно накормила его, приговаривая: «Ну, ради меня съешь еще кусочек!» Потом она с приветливой улыбкой постелила ему постель.
А он, сокрушаясь, что по своему невежеству потратил столько времени зря, ударил ее по лицу и крикнул:
— Где же ты, черт побери, была раньше?!
Жена его закричала, сбежались соседи й спрашивают:
— Зачем ты ударил ее?
А он отвечает им, сокрушаясь:
— Где ж, черт возьми, пропадала раньше эта замечательная женщина?!
Так рассказывают.

Предприимчивость

Еврейский анекдот

Банкир — разорившемуся торговцу, который просит у него денег:
— Вчера мне пришлось уволить своего бухгалтера, христианина. Это место я отдаю вам. Вы будете получать в месяц на двести франков больше.
— Знаете что? Я найду вам нового бухгалтера-христианина, согласного на старое жалованье. А вы каждый месяц платите мне разницу.

Ходжа Насреддин ищет осла, распевая песни

Турецкий анекдот

Как-то опять Ходжа Насреддин потерял осла; начал он его искать, а сам поет песни. Ему сказали: «Если у кого пропал осел, тот не горланит песни, а горько плачет». — «У меня осталась еще надежда, что осел скрывается вон за той горой, — заметил Ходжа. — Ну, а если я его там не найду, ты увидишь, как я взвою!».

Раввин и кучер

Еврейский анекдот

Раввин нанял для поездки экипаж. Едут они, едут, подъезжают к холму. У подножья кучер говорит:
— Ребе, эта лошадь — совсем старая и немощная. Будьте добры, слезьте и помогите мне толкать экипаж.
Раввин, в меру своих сил, помогает. Они поднимаются на холм, раввин собирается сесть в экипаж.
— Нет, ребе, — опять просит кучер, — тормоза у экипажа плохие, помогите мне его придержать, чтобы его не понесло!
Раввин помогает снова …
Когда они прибыли к месту назначения, раввин отсчитал сумму, на которую они договаривались, и сказал:
— Почему я тебя нанял, ясно: мне нужно было сюда по делам. Почему ты взялся меня отвезти, тоже понятно: ты и твоя семья должны как-то жить … Но что тут, в конце концов, делает лошадь?

Восьмая история рассказывает, как Уленшпигель сделал такое, что куры, принадлежащие скупому, друг у дружки тянули приманку

«Тиль Уленшпигель»

На другой день, как только этот крестьянин вышел со двора, он встретил Уленшпигеля и спросил его: «Милый Уленшпигель, когда же ты опять придешь ко мне на «пшеничное поленце»?». На это Уленшпигель ответил: «Когда твои куры начнут за приманкой тянуться, за кусочком хлеба по четыре несушки».
Хозяин сказал: «Ну, тогда ты не скоро пожалуешь ко мне на угощение». Уленшпигель на это сказал: «А что если я приду
раньше, чем ты приготовишь жирный колбасный суп?».
Уленшпигель пошел прочь и долго раздумывал. Когда куры
скупого крестьянина вышли на улицу поклевать корм, Уленшпигель приготовил 20 или более нитей, скрепил их попарно в середине и привязал к каждому концу кусочек хлеба. Потом взял все это, положил на дорогу, нитки прикрыл, а хлеб оставил лежать на виду. И вот куры стали клевать там и сям и глотать приманку вместе с концом нити, но не могли проглотить, так как за другой конец тянула другая курица, так что каждая из кур тащила кусок у другой из горла и не могла ни проглотить приманку, ни выпустить большого куска. Так и стояли более двухсот кур друг против друга и, задыхаясь, тянули приманку.

Пятая история о священнике Физилине

Немецкий шванк из «Фацетий» Генриха Бебеля

Когда священник Физилин однажды захотел достать из мешка те реликвии, которыми дурачили крестьян, то не нашел ничего, кроме сена, потому что крестьяне накануне ночью тайком вытащили реликвии и вместо них положили шутки ради сено. Он, вытащив
сено, быстро нашелся и сказал, что это как раз то самое сено, на котором в день рождества покоился в яслях наш младенец Спаситель: оно обладает такой силой, что к нему не могут подойти ни распутник, ни распутница. Многие видели, что это ложь, однако, чтобы их нельзя было заподозрить в распутстве, все скопом — женщины и мужчины — подходили к сену и приносили ему свои дары.

Ходжа Насреддин пробует играть на сазе

Турецкий анекдот

На одном собрании дали Ходже Насреддину ради смеха саз.«Ну, Ходжа, — попросили его, — поиграй на сазе, а мы послушаем». Схватил ходжа саз за гриф и давай водить костяшкой вверх и вниз. Послышались резкие звуки. «Да разве так играют на сазе? — сказали ему. — Для того чтобы извлечь приятную мелодию, нужно водить пальцами как следует по струнам». — «Это у них пальцы не могут подобрать тона, — вот и ходят в поисках, а я нашел, чего же мне перебирать?»

Старый Шмуль в поезде

Еврейский анекдот

Поезд Тернополь — Черновцы. Шмуль сел в поезд без билета. Проводник поймал его и на ближайшей станции пинком в зад вытолкал из вагона. Шмуль дождался следующего поезда, но и оттуда его вышвырнули тем же способом.
Шмуль сидит на перроне и охает. Вокруг собираются евреи.
— Куда вы, собственно, едете? — спрашивают его.
— Если тохес (зад) выдержит — в Черновцы.

Белых нет — воровать некому

Американская легенда

Много лет назад, находясь по делам в Дакотах, я заехал в одно индейское селение. Навстречу мне вышел вождь племени и приветствовал меня, его жена расседлала мою лошадь, а всю упряжь оставила во дворе. Я спросил вождя, не пропадет ли все это за ночь. На что вождь с достоинством ответил: «На расстоянии двух дней пути нет ни одного белого».