Лягушки

Басня Эзопа

Две лягушки жили по соседству: одна — в глубоком пруду в стороне от дороги, другая — на самой дороге, где воды было мало. Та, которая жила в пруду, уговаривала другую перебраться к ней, чтобы жить и сытнее, и спокойнее. Но другая не соглашалась и все говорила, что привыкла к своему месту и не может расстаться с ним, — пока, наконец, случайно проезжавшая телега ее не раздавила.
Так и люди с дурными привычками погибают раньше, чем приобретают хорошие.

Медведь и собака

Кабардинская сказка

У одного крестьянина была Собака. Она охраняла его дом, караулила стадо, стерегла хозяйство. Верным другом, хорошим сторожем была та Собака, и очень любил её хозяин.
Шли годы, и состарилась Собака. Заметил это хозяин и прогнал Собаку со двора.
Побрела она куда глаза глядят и пришла в лес. Целый день искала она себе чего-нибудь поесть, да так и не нашла. Села Собака под деревом и жалобно завыла. На её вой вышел из лесу Медведь и спрашивает:
— Почему ты, Собака, воешь?
Рассказала Собака, как прогнал её хозяин.
— Не горюй, я помогу тебе! — сказал Медведь.
Он пошёл в аул, задрал у хозяина огромную буйволицу и принёс её Собаке.
Долго ела Собака мясо той буйволицы, а когда кончила, Медведь притащил огромного хозяйского быка.
Плохо стало хозяину без верного сторожа. Пожалел он, что прогнал свою Собаку.
Пришёл однажды Медведь к Собаке и говорит:
— Надо тебе вернуться к хозяину.
— Как же я вернусь? — спрашивает Собака.
— А ты послушай меня. Скоро хозяин с женой отправятся жать просо. Они возьмут в поле своего сынишку. Я подкрадусь и утащу его, а ты догонишь меня и отнимешь мальчика. Обрадуется крестьянин, возьмёт тебя снова к себе и станет любить и кормить, как прежде.
Наступила жатва. Весь аул вышел в поле убирать просо. Вдруг, откуда ни возьмись, Медведь. Люди побросали серпы — и в разные стороны. А Медведь схватил мальчика и понёс к лесу.
Горько заплакала жена хозяина. Но тут из лесу выскочила старая Собака, догнала медведя и отняла у него ребёнка. Обрадовался хозяин, взял Собаку обратно к себе в дом, стал по-прежнему любить, а кормил лучше прежнего.

Сто и одна хитрость

Кабардинская сказка

Попала Лисичка в капкан — прищемило ей лапу. Заплакала Лисичка:
— Видно, пришла моя гибель: утром придёт охотник, убьёт меня и снимет шкуру.
Бежала мимо Лиса. Увидела она, что попала Лисичка в беду, пожалела её:
— Не плачь! Я знаю сто и одну хитрость. Одну хитрость открою тебе. Притворись мёртвой. Придёт охотник и вынет тебя из капкана. Пока он будет класть капкан на арбу, ты вскочи и убегай.
Лисичка так и сделала. Приехал охотник. Обрадовался он добыче, вынул Лисичку из капкана и положил в сторону. Только стал он класть капкан на арбу, Лисичка вскочила и убежала в лес.
И вот случилось, что Лиса, которая знала сто и одну хитрость, сама попала в капкан.
Увидела её Лисичка.
— Помнишь, когда тебе было худо, я помогла тебе. Теперь ты выручи меня из беды! — просит Лиса.
Не знает Лисичка, как помочь подружке.
— Я рада спасти тебя, да не знаю ни одной хитрости. А ты знаешь сто и одну хитрость. Ты открыла мне одну, у тебя в запасе ещё сто хитростей осталось.
Ещё горше заплакала Лиса:
— Неправду тогда я говорила. Я знала всего одну хитрость и ту открыла тебе.
Что делать? Побежала Лисичка в лес звать на помощь других зверей, да поздно: вскоре приехал охотник. Увидел он в капкане «мёртвую» Лису и сказал:
— Обманула ты меня один раз, во второй раз не удастся.
Так и пропала Лиса, которая знала только одну хитрость.

Удивительные обезьяны

Арабская легенда из «Чудес мира»

В пределах Махур есть гора, на горе растут финиковые пальмы в большом количестве. В роще водятся необыкновенные обезьяны. У них есть вожак. Все обезьяны повинуются ему. Вожак садится на спину другой обезьяне и едет куда захочет. И обезьяна его везет. Когда
она устанет, они отдыхают. Обезьяна садится, а вожака сажают на возвышенное место. Остальные обезьяны становятся напротив него. Все хорошее, что где-нибудь найдут, несут вожаку. Его они считают своим «царем».

Народ Гога и Магога и птицы гарник

Арабская легенда из чудес мира

На востоке есть птицы, их называют гарник. Ежегодно они сражаются с народом Гога и Магога и ослепляют их.
Некий человек рассказал: «Приехав туда, я увидел небольшого роста людей. Большая часть их была слепыми и одноглазыми. Однажды раздался душераздирающий вопль.
Мне сказали: «Появился наш враг!» Я спросил: «Кто он?» Мне ответили: «Ежегодно сюда прилетают птицы гарник и выклевывают глаза у людей, сколько им удастся». Когда я взглянул, то увидел прилетевших птиц. Они били клювом в глаза людям и ослепляли их».
После того у меня появилось желание жениться там, и я избрал одну женщину. Когда я совокупился с ней, она сразу же умерла. Умирали и все другие женщины, с которыми я вступал в связь. Мне было стыдно, но меня успокаивали, говоря: «Мы не будем возражать, женись ты хотя бы тысячу раз!» Однако мне было неловко, и я уехал оттуда навсегда.

Охота на черепаху

Фиджийская сказка

Вождь местности Валили однажды увидел огромную черепаху. Она плыла близ островов Ясава, что лежат к северо-западу от Вануа-Леву. Черепаха нырнула под воду.
Тогда вождь Валили принес в дар каву Вусо-ни-Лаве и рассказал ему о черепахе. Люди племени сьетура стали состязаться: кто сможет дольше задержать дыхание.
Большинство из них могло не дышать два дня. Вождь Валили — половину месяца. А Вусо-ни-Лаве задержал дыхание на целый месяц. И когда он выдохнул воздух, ураган пронесся вдоль наветренного берега Вануа-Леву!
Все сели в лодки и отправились к островам Ясава. Но как только люди племени сьетура приблизились к черепахе, она нырнула под воду. Все люди нырнули вслед за ней. Однако никто не смог отыскать черепаху на дне. Воздуха не хватило, и охотникам пришлось выныривать. Только Вусо-ни-Лаве остался под водою.
Дно было илистым. Там росло много водорослей.
Черепаха ела водоросли, и Вусо-ни-Лаве вскочил ей на спину, потом пробежал по спине от головы до хвоста и вновь вернулся к голове. Он попробовал схватить черепаху за голову и поднять ее. Но это ему не удалось. Тогда Вусо-ни-Лаве привязал к передней ноге черепахи веревку и потащил ее наверх, на поверхность. Нога оторвалась. И когда Вусо-ни-Лаве вытащил ногу на поверхность, она оказалась длиннее дома вождя! От раны черепаха сдохла и всплыла. Спина ее была шире деревенской площади перед домом вождя.
На лодку черепаху погрузить не смогли. Тогда ее хвост привязали к лодкам и потащили к берегу. Вождь Валили сказал, что каждый может брать черепашьего мяса сколько хочет. Черепаха была так велика, что мясо получили люди всех окрестных деревень Вануа-Леву и Тавеуни. А взамен они принесли вождю Валили всякие дары.

Святой Герасим и лев

Византийская легенда

Примерно в миле от святой реки Иордан расположена лавра, зовущаяся лаврой святого аввы Герасима. Когда мы пришли в эту лавру, живущие там отцы рассказали нам об этом святом, что однажды, когда он шел по берегу святого Иордана, ему повстречался лев, который громко рыкал из-за того, что у него болела лапа. Он занозил лапу, и от этого она у него распухла и гноилась. Завидев старца, лев подошел и протянул ему больную лапу, в которой был терн; он плакал на свой лад и просил у старца помощи. А старец, увидев льва в такой беде, сел на землю, взял его лапу и, разрезав, вытащил занозу и выдавил много гною, затем тщательно промыл рану, обвязал ее тряпицей и отпустил зверя. А исцеленный лев уже не уходил от старца, но, как верный ученик, сопровождал его всюду, куда бы тот ни шел, так что старец дивился такой признательности его. И с тех пор авва Герасим стал кормить льва, давая ему хлеб и моченые бобы.
В лавре держали осла, чтобы возить на нем воду для братии. Ведь монахи пьют воду из святого Иордана, а от лавры до реки целая миля. Отцы обыкновенно поручали льву пасти осла на берегу святого Иордана. Однажды, когда лев пас его, осел далеко отошел от него. А тут из Аравии приходят погонщики верблюдов; увидев осла, они угоняют его по пути восвояси. Лев, не уследив за ослом, вернулся в лавру к авве Герасиму очень опечаленным и угрюмым; авва решил, что лев съел осла, и говорит ему: «Где осел?». А тот, как человек, молча стоял, опустив голову. Старец говорит ему: «Ты съел осла? Благословен господь. Все, что делал осел, отныне будешь делать ты». И вот с той поры на льва по велению старца навьючивали короб с четырьмя кувшинами, и он возил воду.
Однажды на молитву к старцу пришел воин, и, увидев, что лев возит воду, и, узнав причину этого, пожалел его. И вот он вынул три номисмы, и отдал старцам, чтобы они купили для этих нужд осла, а льва освободили от его повинности. Вскоре после того как лев был освобожден от доставки воды, погонщик верблюдов, который увел осла, снова пришел, чтобы в святом граде продать хлеб; захватил он с собой и угнанного осла. Переправившись через святой Иордан, он опять повстречал того льва. Увидев его, погонщик оставил своих верблюдов и убежал. Лев же узнал осла, бросился к нему и, как обычно, взяв в зубы его узду, угнал осла и вместе с ним трех верблюдов; с радостными криками, потому что нашел потерянного осла, лев пришел к старцу. Ведь старец думал, что лев съел осла. Тогда старец Герасим понял, что лев был неправо оклеветан. Он дал льву имя — Иордан. Вместе со старцем лев прожил в лавре пять лет, будучи всегда неразлучен с ним.
Когда же авва Герасим отошел к господу и был схоронен отцами, льва по устроению божию на тот раз не оказалось в лавре. Вскоре он вернулся и стал искать старца. Ученик старца и авва Савватий, увидев льва, говорят ему: «Иордан, старец наш оставил нас сиротами и отошел к господу, на вот поешь». Лев не захотел есть, но непрестанно обращал глаза то в одну, то в другую сторону, чтобы найти своего старца, громко кричал и не мог примириться с его кончиной. Авва Савватий и остальные отцы, глядя на льва и трепля его по спине, говорили ему: «Старец отошел к господу и оставил нас». Говоря так, они не могли утишить его криков и стенаний, но чем более, как им казалось, они врачевали и ободряли его словами, тем сильнее и сильнее лев продолжал плакать, тем громче становилось его надгробное рыдание, и голосом, обликом и глазами он показывал свою печаль о том, что не видит старца. Тогда авва Савватий говорит ему: «Ну, пойдем со мной, если не веришь нам, и я покажу тебе, где лежит наш старец». И, взяв льва, он привел его туда, где они похоронили старца. Могила была в полумиле от церкви. Когда они остановились над могилой аввы Герасима, авва Савватий говорит льву: «Вот старец наш». И авва Савватий преклонил колена. Лев, увидев, как авва высказывает свою печаль, стал, стеная, сильно биться головой оземь и испустил дух тут же у могилы старца.
Это произошло не потому, что лев был наделен разумной душой, но потому, что бог пожелал прославить тех, кто прославил его, не только при их жизни, но и после смерти их и показать, каково было повиновение животных Адаму до того, как он преступил заповедь божию и был лишен райского блаженства.

Старик и волк

Кабардинская сказка

Однажды возвращался крестьянин домой. Вдруг, откуда ни возьмись, выскочил из лесу Волк.
— Спаси меня, добрый человек, — заговорил Волк человечьим голосом, — по моему следу мчатся охотники!
— Как же мне спасти тебя? — отвечал старик. — Есть у меня небольшой мешок, да разве поместишься ты в нём?
— Только посади, как-нибудь помещусь, а уж я в долгу перед тобой не останусь!
— Ну ладно, — промолвил старик.
Посадил он Волка в мешок, на плечи взвалил и идёт себе по дороге.
Догоняют его охотники и спрашивают:
— Здравствуй, добрый человек. Скажи, не пробегал ли здесь Волк?
— Нет, не пробегал, — ответил старик.
Поскакали охотники дальше, а старик опустил мешок на землю и говорит:
— Больше нет моих сил тащить тебя, да и охотники уже за горой скрылись. Вылезай!
— Хоть немного ещё понеси, — взмолился Волк.
Что делать? Вздохнул старик, опять взвалил мешок на спину и зашагал дальше. Долго нёс он огромного Волка, совсем из сил выбился. Развязал старик мешок, выпустил из него Волка.
Отошёл Волк к краю дороги, улёгся и смотрит на старика. Глаза у Волка зелёным огнём горят, зубы щёлкают.
— Чего ещё тебе от меня нужно, чего ты хочешь? — спрашивает его старик.
— Хочу тебя съесть!
Стал крестьянин стыдить Волка:
— Где же совесть твоя, серый разбойник, ведь я тебя от смерти спас!
А Волк ему в ответ:
— Спас ты меня по глупости, за это съем тебя.
В это время бежала мимо Лиса.
— Что случилось у вас? — спросила она. — О чём спорите?
Рассказал ей старик всё, как было.
Выслушала хитрая Лиса рассказ старика да и говорит:
— Прожил ты жизнь, добрый человек, а ума не нажил. И правда надо тебя съесть, чтобы ты никого не обманывал. Кто поверит, что такой большой Волк уместится в таком маленьком мешке!
— Старик правду говорит, я сидел в том мешке, — сказал Волк.
— Не верится мне, — отвечала Лиса, — хочу своими глазами увидеть, как ты в мешке сидишь.
Залез Волк в мешок, только лапа и хвост наружу торчат.
— Не весь поместился, серый, вон лапа и хвост выглядывают. Нельзя мешок завязать, — говорит Лиса.
Убрал Волк хвост и лапу, а старик верёвкой мешок завязал.
— Что стоишь? Хватай палку да бей посильнее! — закричала Лиса старику. — Волку только убитому можно верить!

Предусмотрительная Черепаха

Сказка мускогов

Решила однажды Черепаха погреться на солнышке, выползла из воды, разлеглась на бревне. Лежит, греется и все на небо посматривает. Вдруг видит, небо заволокло дождевыми тучами. «Этак нетрудно и промокнуть», — подумала Черепаха и поскорей спряталась в воду.

Жаба и лиса

Португальская сказка

Договорились жаба с лисой пшеницу посеять, а урожай пополам поделить.
Посеяли, собрали урожай, обмолотили, зерно в кучу ссыпали, а рядом стог соломы сложили. Закончили работу, разошлись по домам, спать легли. Рано поутру лиса прибежала к жабе, та ей кумой доводилась и по соседству жила, и говорит:
— Кума, подруга, хочу я тебе выгодное дельце предложить.
— Выкладывай, какое.
— Побежим наперегонки к гумну, кто первый прибежит — тот все зерно и заберет.
— Вот что, кума, — отвечает ей жаба, — я зарок дала никогда ничего не делать, не посоветовавшись со своей приятельницей. Зайди-ка еще раз через часок.
Ушла лиса, а жаба отправилась к другой жабе и обо всем ей рассказала.
— Не волнуйся, все будет в порядке, мы лису проведем, хоть она и хитрая, — отвечала жабе приятельница.
— А как?
— Мы с тобой похожи как две капли воды, лисе нас не различить. Я сейчас попрыгаю на гумно и начну зерно в мешки ссыпать. А ты ступай к лисе и подольше не соглашайся на ее предложение, надо время оттянуть. Да смотри, не вздумай бежать, пока я до гумна не доберусь. Конечно, солому можно было бы отдать лисе, но, пожалуй, проучить ее не мешает. Спрячу-ка я в стог собаку, вот уж она встретит рыжую, когда та соломки захочет взять.
Жаба, радуясь совету своей товарки, направилась домой и стала поджидать лису. Вскоре кумушка явилась.
Поторговались они, поспорили немного, наконец жаба сделала вид, что уступает. В назначенный час лиса помчалась к гумну. Прибежала, смотрит, а жаба уже зерно в мешки насыпала.
— Как же это ты, кума, так скоро управиться сумела? — недовольно промолвила лиса.
— Было бы желание, милая, — ответила жаба. — И вот что, раз уж мы с тобой подруги, забирай себе всю солому, хоть об том уговору и не было.
Лиса нос повесила, да делать нечего, бери, что дают.
Пошла попробовать, мягкая ли солома. А из стога собака как выскочит — да на лису, та бежать. Бежала, бежала, из сил выбилась и околела.