Не сержусь — только хвосты у буйволов короткими стали

Бирманская сказка

В одной деревне жили дед и внучка. Пришло время выдавать внучку замуж. Дед объявил, что отдаст ее только за того человека, который никогда не будет сердиться.
Однажды посватался к девушке молодой человек. Дед ему и говорит:
— Муж моей внучки не должен никогда сердиться. Если ты хоть однажды рассердишься, будешь работать на меня всю жизнь как батрак и ничего за это не получишь.
— Ну, мне это не страшно, — ответил юноша, — я сам не люблю сердитых! У меня такой мягкий характер, что даже если вы, дедушка, ударите меня сейчас, и то не рассержусь.
Старик согласился отдать свою внучку за этого парня. Но после свадьбы все же решил проверить, правда ли юноша не умеет сердиться.
Однажды молодой супруг работал в поле. Солнце уже давно перевалило за полдень, а никто не нес ему еды. Вот уж и зашло солнце, стемнело совсем, а обеда все нет как нет.
Развел парень костер, отрезал у буйволов хвосты, испек их на угольях и съел.
Вскоре появился старик. Присел у костра и спрашивает:
— Не гневаешься ли ты, что я немного запоздал с едой?
— Ну что вы, дедушка, — ответил с улыбкой его зять, — нисколько не гневаюсь… Только нот хвосты у буйволов короткими стали.
Поглядел старик на своих буйволов, увидел, что у них вместо хвостов обрубки торчат, и сам огорчился.
Отсюда и пошла поговорка: «Сердиться не сержусь, только хвосты у буйволов короткими стали».

Когда евреи грешат

Еврейский анекдот

Два бедных еврея распрягли у спящего крестьянина лошадь и спрятали ее в лесу. Но душа у них не на месте: ведь когда крестьянин проснется, он переполошит народ, они обыщут окрестности, найдут воров, безжалостно изобьют их и заберут лошадь … Йойне говорит Шмулю:
— Положись на меня. Я кое-что придумал! — И, встав перед телегой, надевает на себя упряжь. А товарищу велит отвести лошадь на ближайшую конную ярмарку …
Проснувшись, крестьянин ужасно удивился, увидев вместо лошади еврея в лапсердаке. А еврей ударился в слезы и стал рассказывать:
— Когда мы, евреи, согрешим, Бог карает нас, превращая в животных. Вот я согрешил — и стал лошадью. Я раскаялся, и теперь я опять человек Но ты купил меня, и я должен теперь, уже как человек, тащить твою телегу!
Крестьянин даже заплакал от жалости.
— Ни за что! — сказал он. — Бог тебя простил — значит, и я должен тебя простить и отпустить на все четыре стороны. Вот тебе гульден, ступай с миром домой!
Но крестьянину теперь нужна новая лошадь. Он отправляется на конную ярмарку — и что он видит: там стоит его лошадка! Крестьянин подходит к ней и, ткнув ее кулаком в бок, лукаво шепчет:
— Ну что, плут? Опять согрешил?

Сказка путника

Латышская сказка

Однажды зимой ехал путник лесом и заблудился. Блуждал он, блуждал до самого вечера, а тут и метель закружила. Долго он ехал и, наконец, до какой-то избы добрался. Зашел в избу и ночлега попросил. А хозяева лишь тогда согласились приютить его, когда путник посулил всю ночь напролет сказки сказывать. Обогрелся он чуток, и все, кто дома был, уселись вокруг усталого путника сказки слушать.
— Пока не начал, — говорит путник, — вот что вам скажу: никто не волен переспрашивать меня, покуда я рассказываю, а если кто меня перебьет, больше сказывать не стану — спать пойду. Все согласились, и путник повел рассказ:
— Шел я однажды лесом, большим-пребольшим лесом; да, иду это я густым-прегустым лесом. Тут вдруг ворона взлетела — да, да — ворона, черная ворона, настоящая ворона. И летит ворона, летит, не садится, а все летит она да летит, то ниже летит, то выше летит ворона, та черная ворона, летит она, летит, не садится воро…
— Ну а дальше-то что? — спросил кто-то.
— Раз вы меня перебили, я, по уговору, дальше сказывать не стану, — ответил путник, лег на теплую лежанку и проспал до самого утра.

Балул-Зана и халифе

Курдская сказка

Один человек собрался в путешествие. Было у него сто золотых монет. Взял он эти монеты и отдал их халифе на хранение.
— Положи вместе со своими деньгами, пусть лежат, пока я вернусь, — попросил он.
Халифе согласился и взял деньги. Через год хозяин денег вернулся из путешествия, пришел к халифе и говорит:
— Вот я вернулся, халифе, отдай мне мои деньги!
— Эх, дорогой мой, деньги твои мыши съели, — отвечал халифе.
— Как так? Почему это твои деньги не съели, а только мои?
Рассердился халифе и выгнал беднягу:
— Убирайся вон, никаких твоих денег нет у меня!
«Иди к Балулу — он поможет тебе», — посоветовали ему люди.
Ало (так звали беднягу) пришел к Балулу и рассказал ему все.
— Иди спокойно к себе домой и сиди там. Не беспокойся ни о чем — я сам принесу тебе твоё золото!
Пошел Балул к халифе и говорит:
— Халифе, сегодня я возьму с собой гулять всех городских детей. Отпусти и своих детей со мной.
— Пожалуйста, бери всех троих, — разрешил халифе.
На следующий день вечером, вернувшись с прогулки, Балул развел всех детей по домам, а детей халифе запер у себя в комнате. Вечером халифе пришел к Балулу.
— Где мои дети? — спрашивает.
— Детей твоих зайцы съели.
— Как же других не съели, а только моих? — удивился халифе.
— Так же, как и мыши съели только монеты Ало, а твоих не тронули! Вот пойди, сейчас же верни ему деньги, а потом я отдам тебе твоих детей!
Так Ало получил назад свои деньги.

Юноши и мясник

Басня Эзопа

Двое юношей покупали в лавке мясо. Пока мясник хлопотал, один из них ухватил кусок мяса и сунул другому за пазуху. Обернулся мясник, заметил пропажу и начал их уличать; но тот, который взял, божился, что у него мяса нет, а тот, который спрятал, божился, что он мяса не брал. Догадался мясник об их хитрости и молвил: «Что ж, от меня вы ложными клятвами спасаетесь, да от богов не спасетесь».
Басня показывает, что ложная клятва всегда нечестива, как ее не прикрывай.

Старик и волк

Кабардинская сказка

Однажды возвращался крестьянин домой. Вдруг, откуда ни возьмись, выскочил из лесу Волк.
— Спаси меня, добрый человек, — заговорил Волк человечьим голосом, — по моему следу мчатся охотники!
— Как же мне спасти тебя? — отвечал старик. — Есть у меня небольшой мешок, да разве поместишься ты в нём?
— Только посади, как-нибудь помещусь, а уж я в долгу перед тобой не останусь!
— Ну ладно, — промолвил старик.
Посадил он Волка в мешок, на плечи взвалил и идёт себе по дороге.
Догоняют его охотники и спрашивают:
— Здравствуй, добрый человек. Скажи, не пробегал ли здесь Волк?
— Нет, не пробегал, — ответил старик.
Поскакали охотники дальше, а старик опустил мешок на землю и говорит:
— Больше нет моих сил тащить тебя, да и охотники уже за горой скрылись. Вылезай!
— Хоть немного ещё понеси, — взмолился Волк.
Что делать? Вздохнул старик, опять взвалил мешок на спину и зашагал дальше. Долго нёс он огромного Волка, совсем из сил выбился. Развязал старик мешок, выпустил из него Волка.
Отошёл Волк к краю дороги, улёгся и смотрит на старика. Глаза у Волка зелёным огнём горят, зубы щёлкают.
— Чего ещё тебе от меня нужно, чего ты хочешь? — спрашивает его старик.
— Хочу тебя съесть!
Стал крестьянин стыдить Волка:
— Где же совесть твоя, серый разбойник, ведь я тебя от смерти спас!
А Волк ему в ответ:
— Спас ты меня по глупости, за это съем тебя.
В это время бежала мимо Лиса.
— Что случилось у вас? — спросила она. — О чём спорите?
Рассказал ей старик всё, как было.
Выслушала хитрая Лиса рассказ старика да и говорит:
— Прожил ты жизнь, добрый человек, а ума не нажил. И правда надо тебя съесть, чтобы ты никого не обманывал. Кто поверит, что такой большой Волк уместится в таком маленьком мешке!
— Старик правду говорит, я сидел в том мешке, — сказал Волк.
— Не верится мне, — отвечала Лиса, — хочу своими глазами увидеть, как ты в мешке сидишь.
Залез Волк в мешок, только лапа и хвост наружу торчат.
— Не весь поместился, серый, вон лапа и хвост выглядывают. Нельзя мешок завязать, — говорит Лиса.
Убрал Волк хвост и лапу, а старик верёвкой мешок завязал.
— Что стоишь? Хватай палку да бей посильнее! — закричала Лиса старику. — Волку только убитому можно верить!

Щедрость Ходжи Насреддина

Турецкий анекдот

Один из друзей попросил у Ходжи Насреддина денег взаймы на короткий срок. «Нет, денег я тебе не дам, — сказал Ходжа, — но зато срок, раз ты мне друг, я могу тебе предоставить, какой хочешь!»

Хитроумный ответ писаря приходскому священнику

Немецкий шванк из «Катципори» Михаэля Линденера

Жил-был в Баварии один писарь, человек весьма набожный, а во всем, что касается мирских дел, — добропорядочный и честный. Вот только к еженедельной мессе он не ходил, появляясь в церкви лишь по десяти главным праздникам, как-то: Пасха, Троица, Рождество и т. д. А ежели на улице стояла плохая погода, он оставался дома и в эти дни и ничего не опускал в кружку для пожертвований. И это, понятно, было сильно не по душе приходскому священнику. А вдобавок ко всему завел писарь моду, уже в самой церкви, пока священник обходил паству и обрызгивал ее святой водой и все стояли обнажив голову и кланяясь ему, — так вот именно в эти мгновенья завел писарь моду нахлобучивать шапку еще плотнее. Священник и дьякон никак не могли примириться с этим, они говорили, что он подает дурной пример пастве и вводит ее во искушение. А писарь отвечал им на это так: «Мне, господин священник, запомнилась ваша проповедь, в которой вы поведали мне, что святая вода штука настолько чудотворная, что даже те капли, которые вы роняете над могилами, проникают в глубь земли на девять футов, проходят сквозь крышку гроба и падают на мертвые тела. И вы сослались при этом на папу Каликста. Вот это-то мне и хочется проверить и доказать, по каковой причине я и не снимаю шапку в церкви, потому что если ваш рассказ правда, то вода и сквозь шапку мне на чело пробьется, раз уж она такая всепроникающая. Однако же этого еще ни разу не произошло, и думаю я поэтому, что правды в ваших словах немного». Священник пригрозил писарю, что он пожалуется на него церковному суду и тот объявит его вероотступником. Писарь попросил какое-то время на размышление. Да только в тот же вечер священник опять напился и расшумелся. Писарь скрутил священника и бросил его в погреб, а затем спросил, сердится ли тот на него по-прежнему да не отказался ли от намерения примерно его наказать. Священник же, умоляя освободить его из заточения и никому не рассказывать о том, что произошло, тысячу раз поклялся ему именем Господа — хотя вполне хватило бы и сотни — не делать писарю ничего дурного. Так вот бывает: то из грязи во князи попадешь, а то и наоборот.

Пастух при дворе

Итальянская сказка

Однажды мальчик пас стадо овец. Один ягненок свалился в глубокую канаву с водой и утонул.
Родители не любили сына, и когда паренек возвратился домой, били его и ругали, а потом выгнали из дому, хотя была уже темная ночь. Долго мальчик бродил в слезах по горам. Потом нашел расщелину в скале и набросал туда листьев. Он закоченел от холода, но напрасно пытался согреться в них и уснул.
Глубокой ночью к его убежищу пришел человек и сказал:
— Ты занял мою постель, дерзкий! Что ты здесь делаешь в эту пору?
Мальчик вне себя от страха рассказал, как его выставили из дому, и упросил оставить здесь на ночь.
— Ты натаскал сюда сухих листьев, — сказал человек, — а мне этого никогда не приходило в голову… Ладно, оставайся. — И улегся рядом.
А мальчик сжался в комок, чтобы не мешать незнакомцу, и лежал, не шевеля ни единым пальцем. Он делал вид, что спит, но не закрывал глаз и все посматривал на своего соседа. А тот тоже не спал и бормотал себе под нос, думая, что мальчик уснул.
— Что бы мне подарить этому мальчугану, ведь он принес сухих листьев в мою расщелину, а сейчас устроился в сторонке, чтобы не беспокоить меня? Подарю-ка я ему скатерть. Стоит только расстелить ее, как на ней появится столько еды, сколько пожелаешь… А еще подарю шкатулку. Всякий раз, как ее открываешь, внутри появляется золотая монетка… И, пожалуй, губную гармонику. Стоит на ней заиграть, как все тут же запляшут…
Под это бормотание паренек уснул. На заре он проснулся. Сначала он подумал, что все это приснилось. Но около себя нашел скатерть, шкатулку и губную гармонику. Незнакомца не было, он даже не помнил его в лицо!
После долгого пути пришел наш герой в город, где готовились к большому турниру. Победителю турнира король обещал руку принцессы и все богатства королевства.
«Вот теперь самое время испытать мою шкатулку, — подумал пастушок. — Если она действительно чеканит деньги, я тоже приму участие в турнире».
И он принялся открывать и закрывать ее. Всегда, едва он открывал ее, внутри шкатулки появлялась блестящая монетка. Пастух купил лошадей, богатые доспехи и одежду принца, завел оруженосцев и слуг и распустил слух, что он сын португальского короля. Он победил во всех состязаниях, и король должен был объявить его женихом своей дочери.
Однако парень вырос среди овец, и при дворе сразу об этом догадались: ел он руками, вытирал их о скатерть, а графинь фамильярно похлопывал по плечу. Все это вызвало подозрение у короля. Он послал гонцов в Португалию. Скоро они привезли известие: португальский принц никуда не уезжал из своего дворца, так как был болен водянкой. Тогда король приказал, чтобы обманщика сейчас же бросили в тюрьму. Королевская тюрьма находилась как раз под пиршественным залом. Как только за пастухом захлопнулись тюремные двери, девятнадцать узников встретили его хором насмешек, они уже слышали о женихе принцессы, но пастух не обращал на них никакого внимания.
В полдень тюремщик принес узникам миску фасолевой похлебки. Юноша подбежал к миске опрокинул ее ногой и вылил всю похлебку на землю.
— Сумасшедший! Что же мы теперь будем есть? Ты нам дорого заплатишь за это!
А он им в ответ:
— Молчите и смотрите, — вынул из кармана скатерть и говорит: — На двадцать персон! — и развернул ее.
И в мгновение ока на скатерти появился великолепный обед на двадцать человек: суп, жаркое, сладости и великолепное вино. Все пришли в восторг.
Миску с фасолью узники каждый день опрокидывали вверх дном, а были сыты и веселы, как никогда раньше. Тюремщик рассказал обо всем королю. Его охватило любопытство. Он спустился в тюрьму и спросил, что тут происходит.
Пастух выступил вперед:
— Знайте, ваше величество, это я кормлю и пою моих товарищей! Они едят лучше, чем вы за королевским столом. И с вашего разрешения я приглашаю ваше королевское величество откушать с нами и уверен, вы останетесь довольны.
— Ладно! — согласился король. Пастух развернул скатерть и сказал:
— На двадцать одного, да по-королевски! Появился обед, роскошнее которого еще никто не видывал. Король широко открыл глаза, потом сел за стол вместе с преступниками и с великим удовольствием принялся за еду. Как только обед кончился, король сказал:
— Продай мне эту скатерть!
— А почему бы и нет, ваше величество? — ответил пастух. — Но при одном условии, что вы позволите мне провести одну ночь с вашей дочерью, моей невестой.
— А почему бы и нет, узник? — ответил король. — Но с условием: всю ночь ты пролежишь на краю постели безмолвно и недвижимо, в присутствии восьми стражников, при открытых окнах и при зажженных свечах; устраивает это тебя — прекрасно, не устраивает — до свиданья.
— А почему бы и нет, ваше величество? По рукам! Таким образом, король получил скатерть, а юноша провел всю ночь с принцессой, не коснувшись ее пальцем и не проронив ни слова. Наутро он снова был в тюрьме.
Когда заключенные увидели, что он вернулся, они стали громко смеяться над ним:
— Посмотрите-ка на принца Португальского! А знаешь ли ты, осел, что теперь мы снова будем есть пустую похлебку из фасоли. Хорошую сделку ты заключил с королем, нечего сказать!
— А разве мы не сможем купить на деньги все, что нам захочется? — ответил тот, будто ничего не случилось.
— Деньги? А у кого из нас есть деньги?
— Успокойтесь, — сказал пастух и начал доставать из шкатулки золотые монеты. С этого дня узники стали заказывать вкусные обеды в соседней остерии, а похлебку из фасоли, как и раньше, выливали на землю.
Тюремщик снова обо всем рассказал королю. Король спустился в темницу, узнал секрет шкатулки и захотел купить ее.
— Не продашь ли ты мне шкатулку? — спросил он.
— А почему бы и нет, ваше величество? — И пастух снова предложил королю те же условия, и король снова согласился.
Так пастух отдал свою шкатулку и провел всю ночь с принцессой, не дотронувшись до нее и не сказав ни слова.
Узники, как только увидели его, опять стали издеваться:
— Теперь-то мы никуда не уйдем от фасоли. То-то будет весело!
— Весело должно быть всегда. Нечего есть — танцевать будем.
— Как это прикажешь понимать?
Парень вынул из кармана губную гармонику и заиграл. Тут все узники заплясали вокруг него, зазвякали своими кандалами. Менуэты, гавоты, вальсы… Остановиться они не могли. На шум прибежал тюремщик, но услышал музыку и тоже пустился в пляс, звеня связкой ключей.
В это время король и его гости уселись за стол. Но как только из темницы раздались звуки губной гармоники, все вскочили на ноги и заплясали. Танцевали они как одержимые: дамы — с лакеями, кавалеры — с кухарками. Танцевала даже мебель, рюмки сталкивались с тарелками и со звоном разбивались, а жареные цыплята расправляли крылья и улетали. И уже нельзя было разобрать, кто из танцующих налетал головой на стену, а кто подпрыгивал и стукался головой о потолок. Приплясывая, король кричал, чтобы все немедленно прекратили танцы. Неожиданно юноша перестал играть, и танцоры попадали на пол. У всех дружилась голова и дрожали ноги.
Запыхавшийся король спустился в темницу.
— Кто этот шутник? — кричал он гневно.
— Это я, ваше величество, — вышел вперед пастух. — Не хотите ли увериться в этом? — Едва он заиграл, король поднял ногу, чтобы сделать первое па.
— Перестань, перестань, — взмолился король. — Лучше продай мне гармонику.
— А почему бы и нет, ваше величество? Но на каких условиях?
— На тех же, что и раньше.
— Э-э, ваше величество. Здесь нужен новый уговор, или я снова заиграю!..
— Не надо! Не надо! Говори, чего хочешь?
— Разрешите мне ночью разговаривать с принцессой.
Король подумал и согласился.
— Только я удвою стражу, — сказал он, — и прикажу зажечь две люстры.
— Как вам будет угодно, ваше величество. Вечером король позвал свою дочь и по секрету шепнул:
— Запомни хорошенько — на все вопросы этого разбойника ты должна отвечать только «нет». И смотри мне, ничего другого, кроме «нет».
Принцесса обещала.
Пришло время ложиться спать. Пастух, как и раньше, вошел в освещенную и полную стражи спальню принцессы и растянулся на краю кровати на почтительном расстоянии от своей невесты.
— Супруга моя, — сказал он, — нравится ли вам, что в такую холодную погоду мы должны спать с открытыми окнами?
— Нет, — ответила она.
— Стража, слышали? — крикнул юноша. — По желанию принцессы немедленно закройте окна!
И стража закрыла окна.
Не прошло и четверти часа, как юноша снова:
— Супруга моя, нравится ли вам, что мы лежим в постели, окруженные стражей?
— Нет, — ответила она.
— Стража! Слышали? По желанию принцессы убирайтесь вон и больше не показывайтесь здесь!
Стража, не веря своим ушам, вышла из спальни принцессы и отправилась спать.
Еще через четверть часа:
— Супруга моя, а нравится вам лежать в постели вот так, при обеих люстрах?
— Нет…
Тогда он потушил люстры, и стало темно-темно.  Он лег, как и прежде, на край постели и сказал:
— Дорогая моя, мы — законные супруги, а далеки друг от друга, словно нас разделяет изгородь из терновника. Нравится тебе это?
— Нет, — ответила принцесса.
Тогда он сжал ее в своих объятиях и поцеловал Когда наступило утро и король вошел в комнату принцессы, она сказала:
— Я сделала все так, как вы приказали мне, но что случилось, то случилось, — этот юноша все-таки стал моим мужем. Простите нас…
Королю ничего не оставалось, как устроить пышную свадьбу с балом и состязаниями на турнире. Так пастуху выпало счастье: он стал сначала наследником короля, а затем — королем.

Как Балул перехитрил жадного хаджи

Курдская сказка

Было не было — никого, кроме бога, не было. Жил бедный человек, звали его Сальман. Очень беден был Сальман. Собирал он хворост, продавал его вязанками и с трудом накопил немного денег, чтобы купить осла и на нем возить хворост.
Однако, накопив денег на осла, он передумал: «Дай-ка подкоплю я еще денег и куплю сразу лошадь». Накопленные деньги, чтобы не растратить их, Сальмаи решил отдать на хранение одному хаджи. Так он и сделал.
А Балул-Зана увидел издали, как Сальман отдавал свои деньги хаджи. Знал Балул, что хаджи — человек нечестный и жадный. Когда Сальман возвращался от хаджи, Балул подошел к нему:
— Зачем ты отдал свои деньги этому скряге? Вернись скорей, потребуй у него свои деньги. Денег он тебе, конечно, не отдаст, а начнет бить тебя. Но может быть, ты сумеешь от него вырваться, тогда приходи ко мне, я буду ждать тебя!
Сальман вернулся к хаджи и говорит:
— Хаджи, отдай мне мои деньги. Я решил не покупать лошадь, а тех денег, что я тебе только что дал, на осла хватит, с меня и довольно.
Тут хаджи схватил палку:
— Какие деньги? Спятил ты, что ли? Я впервые вижу тебя!
Замахнулся хаджи, чтобы ударить Сальмана, но тот увернулся и прибежал к Балулу.
— Ну, не говорил ли я тебе, что он не вернет тебе денег и прибьет тебя? — сказал Балул. — Ну ничего, пойду-ка я к хаджи, авось как-нибудь да вызволю твои деньги. Ты стой здесь и смотри на нас. Когда я подниму руку, подойди к хаджи и скажи: «Хаджи, отдай мне мои деньги, на осла мне хватит, а лошади мне не надо!» Если он опять ударит тебя — стерпи, опять иди, стань в отдалении, так, чтобы ты нас видел, а мы тебя — нет. Как только подниму я руку, снова подойди к хаджи и скажи ему: «Хаджи, верни мне мои деньги, на осла мне
хватит, а лошади мне не надо!»
Пошел Балул к хаджи и говорит ему:
— Хаджи, я нашел кувшин с золотом, ты ведь сам знаешь, мне золото не нужно. А кувшин в-о-от такой высокий, — Балул поднял руку.
Увидел это издали Сальман, подошел к хаджи и говорит:
— Хаджи, верни мне мои деньги, на осла мне хватит, а уж лошадь не нужна мне!
Разозлился хаджи, набросился на Сальмана, кричит:
— Вон отсюда, чтоб глаза мои тебя не видели! Убирайся, мы делом заняты!
Сальман пошел, опять встал на свое место, стоит и ждет, когда Балул опять руку поднимет.
А Балул дальше рассказывает:
— Отнес я тот кувшин в пещеру спрятать, гляжу, а в пещере еще кувшины стоят, и все — полны золота. В-о-от какие кувшины высокие. — И Балул опять поднял руку. — Хаджи, — продолжал Балул, — я знаю, ты человек честный, благочестивый, богобоязненный…
В это время Сальман опять подошел к хаджи и говорит:
— Хаджи, верни же мне мои деньги, на осла мне хватит, обойдусь и без лошади!
«Если я не верну Сальману деньги, это золото еще, чего доброго, и ускользнет от меня», — подумал про себя хаджи и отдал Сальману его деньги. Сальман ушел. А Балул продолжает:
— Я знаю, ты много видал на своем веку. Вот послушай: среди золота нашел я кольцо, сунул в него палец — кольцо расширилось, надел его на руку — оно еще расширилось, тогда я просунул в него шею, и вдруг кольцо стало суживаться. Я почувствовал, что задыхаюсь. Стал я трясти головой, вижу: утро настало, проснулся я. Хаджи, ты ведь все знаешь, растолкуй мне, что бы мог означать этот сон.
Вот как Балул сумел перехитрить жадного хаджи!