XIV история рассказывает, как Уленшпигель обещал в Магдебурге совершить полет с крыши и как дерзкими речами прогнал прочь зевак

«Тиль Уленшпигель»

Вскоре после того, как Уленшпигель был пономарем, пришел он в Магдебург и стал выделывать разные штуки, и этим-то имя Уленшпигеля стало известно, и о нем много могли порассказать. Тогда знатные горожане стали подстрекать его сделать что-нибудь удивительное, а он ответил, что согласен и полетит с балкона ратуши.
Крик поднялся в городе. Стар и млад собрались на рыночной площади, чтобы взглянуть на это. И вот Уленшпигель влез на балкон ратуши и стал размахивать руками и вести себя так, будто он собирается лететь. Горожане стояли, выпучив глаза и разинув
рты, и ждали, что Уленшпигель полетит. А он засмеялся и сказал: «Я думал, нет глупее меня на белом свете, теперь я вижу, что здесь чуть ли не весь город одни дураки. И скажи мне все, что вы полетите, я бы вам не поверил, а вы мне, дураку, поверили. Как же я могу летать? Я же не гусь и не птица, у меня нет крыльев, а ведь никто не может лететь без крыльев. И теперь вы хорошо видите, что это выдумки». И Уленшпигель убежал с балкона. Одни бранились, другие смеялись и говорили: «Уленшпигель плут, но все-таки он сказал правду».

Хорошо бы и мне досталось от вас

Сказка амхара (Эфиопия)

В давние времена жил один несправедливый судья. У него была такая манера: на того, кого он поддерживает и в чью пользу собирался вынести приговор, он смотрел угрожающе, изливая на него свой гнев и даже оскорбления. Благодаря такой уловке он добивался того, что противоположная сторона переставала активно защищаться и проигрывала процесс.
Однажды судили одного человека, который знал об этой уловке судьи. Когда судья стал нападать на его противника и ругать его, этот человек, понимая, что судья хочет, чтобы он проиграл дело, сказал:
— Мой господин, хорошо бы и мне досталось от вас как следует.
Так рассказывают.
Тот, кто судит несправедливо, сам заслуживает всеобщего осуждения.

О купце и дворянине

Немецкий шванк из «Фацетий» Генриха Бебеля

Недавно я был на пирушке, где мы весело рассказывали городские происшествия. Один дворянин особенно подшучивал над купцом: как часто он уезжает в дальние страны, а жену оставляет в городе, где так много красивых молодых людей, — наверное он часто терзается заботой, как бы она не сбилась с пути! Он полагал, что у дворян дело обстоит лучше, потому что в их отсутствие жены должны оставаться в замках и сидят взаперти. Купец очень смешно ответил на это: «Прошу прощения, позволь и мне над тобой подшутить: знаешь, у нас есть пословица: «Дворяне безобразны, и безобразие следует за ними, а у бюргеров дети красивые». Когда тот согласился, купец сказал: «Это по той причине, что в отсутствие тех, кто живет в городах, к их женам ходят прекрасные юноши, поэтому у них рождаются красивые дети. В отсутствие же дворян за их женами смотрят только повара да конюхи, от которых у вас и происходят потом такие уроды».
Так мы и закончили этот разговор смехом и шуткой.

Ходжа Насреддин изменяет требования шариата

Турецкий анекдот

Однажды жена сказала Ходже Насреддину: «У кувшина для абдеста [кувшин, из которого обмывались после совершения «нужды»] прохудилось дно. Вода быстро вытекает. Что нам делать?» Ходжа отвечал: «Жена, неужто трудно этому помочь? Прежде мы справляли «нужду», а потом совершали омовение. А теперь, как только нальем в кувшин воду, сейчас же будем совершать абдест, а потом справлять «нужду».

Сосед просит у Ходжи Насреддина сорокалетнего уксусу

Турецкий анекдот

Сосед спросил однажды у Ходжи Насреддина: «У тебя есть выдержанный уксус, которому сорок лет?» — «Есть», — отвечал Ходжа. «Дай мне немножко», — продолжал сосед. «Нет, не могу дать», — возразил Ходжа. «Почему?» — «Да если бы стал я раздавать уксус всем встречным и поперечным, за сорок лет разве осталось бы у меня что-нибудь от уксуса?»

Вера — одно, профессия — другое

Еврейский анекдот

В гостинице не хватало мест, и хозяин поместил двух приезжих евреев в один номер. Когда оба спускались к ужину, один из них нагнулся и протянул другому его бумажник, который упал на пол. Второй рассыпался в благодарностях. Однако ночью бумажник опять пропал. Его искали изо всех сил, перевернули все вверх дном, наконец вызвали полицию, которая нашла бумажник у соседа по комнате: он и оказался вором!
— Нет, вы подумайте, — удивляется пострадавший, — сначала он отдает мне потерянный бумажник, а потом сам же крадет его!
— А что здесь такого? — удивляется вор. — Я правоверный еврей. Вернуть найденное владельцу — это мицве (богоугодное дело), а красть — это моя профессия!

Ходжа Насреддин на сборе подаяний

Турецкий анекдот

Пошел Ходжа Насреддин для сбора подаяний в какой-то город и остановился в доме почтенного человека. Утром хозяин позвал к себе Ходжу и велел что-нибудь почитать; сам прочел то же. Потом заставил Ходжу что-нибудь написать; сам написал то же и сказал: «Вот и я прочел точь-в-точь, что ты читал, и написал то же, что и ты. Стало быть, между нами нет никакой разницы, так что ты мне не нужен». Ходжа возразил: «Нет, большая между нами разница. Я пешком пришел сюда, проделав трехдневный путь; сколько мучений перенес! Вот когда ты, испытывая нужду, как я сейчас, придешь к нам в город и, обездоленный, потеряв всякую надежду, вернешься к себе несолоно хлебавши, — вот тогда мы сравняемся».

Десятая история рассказывает о том, как Уленшпигель сделался пажем и хозяин его учил, если встретится ему трава коноплица, называемая в Саксонии «хенеп», он должен на неё нагадит, а Уленшпигель наложил в горчицу, потому что думал, что«хенеп» и «зенеп» — одно и то же

«Тиль Уленшпигель»

Вскоре после этого Уленшпигель пришел в замок к одному дворянину и выдал себя за пажа. И вот пришлось ему вместе со своим господином ехать полем, а у дороги росла конопля. В саксонских землях, куда пришел Уленшпигель, ее зовут «хенеп». И тут хозяин говорит Уленшпигелю, который вез за ним его копье: «Видишь ты эту траву, что здесь растет? Она зовется „хенеп»», Уленшпигель говорит: «Да, я ее хорошо вижу». Тогда хозяин говорит: «Где бы ты ее ни увидел, насри на нее, потому что этой травой вяжут разбойников и удавки для них из нее делают. И тех, кто на рыцарской службе кормится от седла, тоже вяжут этой дрянью, вот этой травой». Уленшпигель сказал: «Слушаюсь, я охотно так поступлю».
Вельможа, сиречь благородный господин, разъезжал вместе с Уленшпигелем по многим местам, заставлял грабить, красть, отнимать чужое, как было в его обычаях. Однажды случилось, что они остались дома и вели себя мирно. Когда пришло время обедать, Уленшпигель пошел на кухню. Тут повар говорит ему: «Спустись-ка, малый, в погреб, там стоит глиняный горшок или кашник, в нем зенеп (так на саксонском наречии зовется горчица), принеси мне его сюда». Уленшпигель говорит: «Хорошо». А сам еще в жизни ни разу горчицу, или «зенеп», не видел.
И вот когда он нашел в погребе горшок с горчицей, то стал раздумывать: «Что же такое повар хочет с этим сделать? Я думаю, он хочет меня связать». И дальше решил так: «Мой господин ведь так мне велел: где бы я эту траву ни встретил, я должен на нее насрать» — и присел над горшком, опростался в него дополна, перемешал все и принес повару,
А тому и в голову не пришло то, что случилось. Второпях наложил он в миску горчицу и отправил ее к столу. Благородный господин и его гости зачерпнули горчицы, а она страсть как дурно пахнет. Послали за поваром, спрашивают, что за горчицу он приготовил. Повар тоже попробовал горчицы, выплюнул и говорит: «Пахнет, так, будто кто-то сюда насрал». Уленшпигель тут засмеялся. Хозяин ему говорит: «Ты что смеешься ехидно? Видишь, что мы в рот взять не можем, что тут накладено. Если не веришь, так иди сюда, сам попробуй эту горчицу».
Уленшпигель тогда сказал: «Я ее не стану есть. Вы разве забыли, что мне сами наказали в поле, у дороги: где бы я эту траву ни увидел, я должен насрать на нее, из нее для разбойников веревки вьют, чтобы их вешать?
Когда мне повар велел идти в погреб и „зенеп» принести, я туда и наклал по вашему же приказу». Хозяин ему сказал: «Плут проклятый, плохо тебе за это придется! Трава, которую я тебе показывал, называется „хенеп» или коноплица, а то, что повар велел принести, называется „зенеп», сиречь горчица. Ты это сделал из злого озорства». И тут он взял палку и хотел побить Уленшпигеля, но слуга был проворен, убежал от него и скрылся из замка и никогда больше не возвращался.

Случай

Немецкий шванк из «Фацетий» Генриха Бебеля

Недавно я слыхал, какой спор затеяли священник и крестьянин. Крестьянин, нападая, сказал священнику, что его осел умнее этого священника, а также, что дома у крестьянина и рай, и ад — чего он сам пожелает, а также, что бог делает то, чего он сам захочет. Священник стал обличать крестьянина перед старостой и сказал, будто тот — нечестивец, вероотступник и хулитель, раз он говорит, что осел умней священника.
Крестьянин, обвиненный публично, оправдывался и защищал себя таким образом: «Во-первых, я правду сказал, что мой осел умней нашего пастыря, потому что осел пьет столько, что может сам добраться до дому. Священник же так наливается вином, что идти не может и не узнает собственного дома, о чем вы и сами, судьи, знаете и можете это подтвердить. Во-вторых, бог делает все, что я хочу; ведь что бог делает, того я и хочу и должен хотеть, и думаю, что это вполне правильно. Наконец, у меня есть престарелые родители; я их чту с благоговением, оберегаю и ухаживаю за ними, и, без сомнения, уготовлю себе царствие небесное. Так говорят нам святые отцы. Если же я буду плохо обращаться с родителями, то в доме моем настанет ад». В-четвертых, он также сказал, что положил куда-то сто гульденов, и их никто не может ни отыскать, ни присвоить (разумея под этим, что раздал их бедным).

Ходжа Насреддин обещает подарить пропавшего осла тому, 
кто его найдет

Турецкий анекдот

Раз пропал у Ходжи Насреддина осел. Он объявил по всем базарам, крытым и открытым: «Кто найдет осла, тому я дам его в награду с уздечкой и с седлом». Кто-то заметил: «Коли ты даришь осла со всей сбруей, что толку, если осел найдется? Ведь это все равно, как если бы ты его потерял».— «Ну извините, — сказал Ходжа, — вы думаете, удовольствие найти — такая пустячная вещь?»