Судья

Абхазская сказка

Однажды к судье с каким-то делом пришли бедняк и два богача, но судья сказал им:
— Сегодня я вашего дела решать пе стану. Я назначу вам срок и, когда вы придете, решу дело в пользу того, кто отгадает такие загадки: «Что быстрее всего? Что жирнее всего? Что слаще всего?» — и принесет мне это.
Все трое в раздумье пошли домой.
Пришел к себе бедняк и стал думать, что ему делать, как,
He имея ни гроша, добыть судье самое быстрое, самое жирное и самое сладкое.
— Дело это легкое, — сказала ему дочь. — Тебе не надо тратить ни гроша.
И вот, когда пришло время идти к судье, она сказала:
— Самое быстрое — это мысль, самое жирное — это земля, самое сладкое — это сон.
Богачи привезли судье скакунов, пригнали жирных овец и принесли мед.
Увидел все это судья и сказал бедняку:
— Они пришли с богатством. Что же ты принес?
— Я принес слово, — ответил бедняк. Я отгадал: быстрее всего — мысль, жирнее всего — земля, слаще всего — сон.
— Хай! Откуда ты это узнал? — спросил судья. — Ведь первый раз ты ушел молча и ничего не сказал!
— Откуда узнал? Дочь научила! — ответил бедняк.
Тогда судья вырвал стебелек льна, отдал бедняку и сказал:
— Если так, пусть твоя дочь из этого стебелька соткет полотно, сошьет мне рубашку и штаны, выгладит их и пришлет.
Бедняк взял стебелек и в раздумье вернулся домой,
— Ай, дад! Мы погибли! — сказал он дочери. — Судья хочет, чтобы из этого стебелька льна ты соткала полотно, сшила рубашку и штаны и принесла к нему. Что теперь делать? Ведь этого стебелька не хватит! — говорил несчастный бедняк.
— Это легкое дело! — ничему не удивляясь, ответила дочь. — стебелька хватит, еще и тебе останется! — Она взяла стебелек старика и бросила в огонь. Стебелек сгорел.
Потом дочь отломила щепку от горящих в очаге Дров, положила ее в руку отца и сказала:
— Вот это передай судье. Я умею только прясть, ткать, шить и гладить, поэтому скажи судье, что я прошу, чтобы из этой щепки он сделал ткацкий станок. Только тогда я смогу сделать ему рубаху и штаны.
Когда бедняк, взяв то, что получил от дочери, пришел к судье и передал ему слова девушки, судья удивился. Он долго думал и наконец сказал старику:
— Пойди к своей дочери и приведи ее сюда. Скажи, что судья зовет!
Бедняк вернулся домой и привел свою дочь к судье.
Посмотрел на нее судья — хороша, красива. Понравилась девушка судье, он взял ее в жены, но предупредил:
— Если ты в моё отсутствие станешь решать дела, между нами ничего хорошего не будет — ты мне больше не жена!
И вот однажды судья отправился в путь.
А в это время какой-то крестьянин ехал на арбе, но его в дороге застала ночь. Тогда он остановился, развел костер и сел у огня. Это заметил проезжавший мимо верховой. Он тоже остановился у костра и решил там переночевать.
Ночью лошадь всадника ожеребилась. Наутро аробщик увидел жеребенка, взял его от лошади и пустил к своей буйволице.
Владелец лошади это заметил. Он сказал, что жеребенок принадлежит ему, и они поспорили.
Когда дело стало спорным, пришлось идти к судье, но судьи не было.
— Куда он пошел? — спросили спорщики.
— Его нет, — ответила жена судьи. — А зачем он вам нужен? Спорщики рассказали ей о своем с.поре.
Тогда Жена судьи сказала:
— В горах загорелся лед. Вот мой муж взял вату и вместе с народом пошел его тушить.
— Да ну?! — удивились пришедшие — Это чудо! Если вата загорится, то ее тушат льдом, но чтобы ватой тушили лед — кто это слышал? Мы услышали о чуде!
— Это не чудо! — ответила жена судьи. — Вы сами рассказали мне о чуде. Кто же слышал, чтобы буйволица родила жеребенка? От буйвола родится буйвол, от лошади — лошадь, но видел ли кто-нибудь, чтобы от буйвола родился жеребенок?
— Хай, как это верно! — согласились спорщики.
Так жена судьи разрешила их спор, и они ушли.
Когда же судья вернулся в свое село и услышал эту повесть — о ней говорили всюду, — он рассердился на жену, пришел домой и сказал ей:
— Я говорил тебе: «Не решай моих дел!» — но ты не послушалась и рассудила спорщиков. Теперь по нашему уговору мы должны разойтись. Здесь много вложено твоего труда, поэтому выбери что-нибудь одно, что тебе больше нравится, и уезжай.
— Хорошо‚ — ответила женщина, — только перед моим отъездом собери людей, чтобы это все видели.
— Хорошо, — сказал судья. Он устроил пир. Ночью, на пиру, женщина подослала к мужу тех, кто умел много пить, посадила их рядом с ним, и они напоили судью допьяна. Затем она вывела из конюшни хороших лошадей, запрягла в повозку, положила на нее мужа и поехала. Она ехала до тех пор, пока он не протрезвился.
Когда же судья проснулся трезвым и спросил жену: «Куда мы едем?» — она ответила:
— А вот куда мы едем. Когда ты сказал, что мы должны разойтись и предложил мне взять что-нибудь одно, что я больше всего ценю, я взяла тебя, потому что ты мне дороже всего‚ а другие пусть берут все что им угодно!
— Нет! Лучше давай вернемся домой. Ты победила меня! — сказал судья и вернулся обратно вместе со своей женой.

Упрямая женщина

Сказка амхара (Эфиопия)

Когда-то в одной деревне жил человек по имени Сыйюм. У него была жена, которая приносила ему только одни огорчения. Она была очень упряма и всегда все делала наоборот.
Однажды, когда Сыйюм решил построить новый дом, он сказал ей:
— Я думаю, нам надо построить круглый каменный дом.
— Нет, — ответила ему жена. — Нам нужен глиняный дом с четырьмя углами.
И вот Сыйюм построил новый дом — глиняный четырехугольный.
— Вода в реке плохая, — скажет, бывало, Сыйюм. — Лучше иди за водой к роднику.
— Нет, — ответит жена, — вода в роднике нехорошая, в реке лучше. — И идет к реке.
— Пить хочется, — скажет, бывало, Сыйюм, придя в зной с поля, где обмолачивал зерно. — Дай мне кофе.
— Не кофе тебе нужно, а инджэра, — ответит жена и даст ему инджэра.
Если попросит Сыйюм приготовить ему на обед мясо, то получит поджаренной дурры, а если захочет поджаренной дурры, будет есть мясо. Если он попросит жену купить корзину, она купит ящик, а если скажет, чтобы купила пряностей, она решит, что им нужна только соль.
Если Сыйюм задумает пойти через долину проведать семью своей жены, она ему скажет: «Пойдем через холмы и навестим твоих родителей». Но если он предложит: «Пойдем через холмы», она ответит: «Нет, пойдем по равнине».
Сыйюм был очень несчастен из-за того, что его жена делала все наоборот. Но время шло, и он научился добиваться того, чего хотел.
Когда Сыйюм желал чаю, он просил инджэра, и жена, конечно, подавала ему чай. А когда он хотел инджэра, то просил чаю, и жена приносила ему инджэра. Когда вода в реке становилась плохой, он просил жену пойти к реке и наполнить там кувшины, и тогда шла она к роднику. Если он хотел проведать своих родителей, то предлагал жене навестить ее семью, и жена непременно настаивала на том, чтобы пойти к его родителям.
Если к ним приходили гости и Сыйюм хотел развлечь их музыкой, он говорил жен: «Давай посидим молча», и ей сразу же хотелось послушать музыку. Она звала деревенского музыканта и требовала, чтобы он что есть мочи старался для гостей.
Вот так и шли у Сыйюма дела. Жители деревни очень жалели его.
Однажды Сыйюм и его жена были в городе, а когда возвращались в деревню, пошел сильный дождь. Был сезон дождей, и дождь все лил и лил. Когда Сыйюм и его жена подошли к реке, которую им нужно было перейти около деревни, они увидели стремительный поток. Бурлящая вода, по которой плыли деревца и ветки, затопила берега.
— Переходить реку опасно, — сказал Сыйюм.
— Нет, не опасно, — возразила жена.
— Может быть, мы подождем, пока сойдет вода. — предложил Сыйюм.
— Вот еще! — фыркнула жена.
— Хорошо, тогда я пойду первым и проложу дорогу, — сказал Сыйюм и стал осторожно переходить вброд быстрый поток.
Он вышел на другой берег и посоветовал жене:
— Будь осторожна! Не ставь ногу туда, где вода пенится, там глубокая яма.
Когда жена подошла к тому месту, где пенилась вода, она, конечно, туда и ступила. Но, как и предупреждал Сыйюм, там была глубокая яма, и женщина упала в воду; сильным течением ее сбило с ног. На крик Сыйюма из деревни прибежали люди.
— Где она? Где она? — кричали они.
— Она скрылась под водой, я не видел, в какую сторону она поплыла, — ответил Сыйюм, — но уверен, что вверх по течению — ведь она все делает наоборот.
Все бросились вверх по течению и стали искать жену Сыйюма, но не нашли ее. И после тщетных поисков, когда стемнело, все отправились в деревню.
Сыйюм печально покачал головой:
— Вот как случается, друзья мои, — сказал он, — с людьми, которые не слушают советов.

Ходжа Насреддин объясняет, что есть два светопреставления

Турецкий анекдот

У Ходжи Насреддина спросили: «Когда наступит светопреставление?» — «Которое светопреставление ?» — заметил Ходжа. «А сколько бывает светопреставлений?» — удивился спрашивающий. «Если умрет моя жена, — сказал Ходжа, — это — малое светопреставление, а я умру — это большое светопреставление».

Ой, я голодна как собака!

Одна женщина всякий раз, прежде чем муж возвратится с поля, быстро съедала обед или ужин. Когда же муж, возвратившись с работы, предлагал ей поесть, отвечала ему:
— Дорогой, я сыта.
Однажды он спросил одного своего друга:
— Почему, когда я ем, она всегда отказывается от еды?
И товарищ сказал ему:
— Потому, что она возвращается из леса раньше, чем ты вернешься с поля, и наедается до твоего прихода. А ты сделай так: выпусти из хлева быков, а сам вернись домой до ее прихода, спрячься и наблюдай. Я же, когда она придет домой, скажу ей, что быки топчут поле, и она выйдет из дома.
И муж сделал так, как ему посоветовали. Он возвратился домой до ее прихода, спрятался и стал наблюдать. Его жена по своему обыкновению быстро вошла в дом, поставила на огонь сковороды и только начала печь первую инджэра, как друг ее мужа крикнул ей:
— Эй! Быки топчут поле!
Она мигом выскочила из дома, а ее муж тем временем быстро подбежал к очагу, взял готовую инджэра и опять спрятался в доме.
Его жена опять возвратилась в дом и со словами: «Ой, я голодна, как собака!» — стала искать готовую инджэра. Не найдя инджэра, она с досады стала есть тесто. Так рассказывают.
Того, кто старается обмануть своего ближнего, надеясь на то, что его проделки не будут раскрыты, рано или поздно ждет разоблачение.

Дочь и падчерица

Русская сказка

Женился мужик вдовый с дочкою на вдове — тоже с дочкою, и было у них две сводные дочери. Мачеха была ненавистная; отдыху не дает старику: «Вези свою дочь в лес, в землянку! Она там больше напрядет». Что делать! Послушал мужик бабу, свез дочку в землянку и дал ей огнивко, кремешик, труду да мешочек круп и говорит: «Вот тебе огоньку; огонек не переводи, кашку вари, а сама сиди да пряди, да избушку-то припри».
Пришла ночь. Девка затопила печурку, заварила кашу, откуда ни возьмись мышка и говорит: «Девица, девица, дай мне ложечку каши». — «Ох, моя мышенька! Разбай мою скуку; я тебе дам не одну ложку каши, а и досыта накормлю». Наелась мышка и ушла. Ночью вломился медведь. «Ну-ка, деушка, — говорит, — туши огни, давай в жмурку играть».
Мышка взбежала на плечо девицы и шепчет на ушко: «Не бойся, девица! Скажи: давай! а сама туши огонь да под печь полезай, а я стану бегать и в колокольчик звенеть». Так и сталось. Гоняется медведь за мышкою — не поймает; стал реветь да поленьями бросать; бросал-бросал, да не попал, устал и молвил: «Мастерица ты, деушка, в жмурку играть! За то пришлю тебе утром стадо коней да воз добра».
Наутро жена говорит: «Поезжай, старик, проведай-ка дочь — что напряла она в ночь?» Уехал старик, а баба сидит да ждет: как-то он дочерние косточки привезет! Вот собачка: «Тяф, тяф, тяф! С стариком дочка едет, стадо коней гонит, воз добра везет». — «Врешь, шафурка! Это в кузове кости гремят да погромыхивают». Вот ворота заскрипели, кони на двор вбежали, а дочка с отцом сидят на возу: полон воз добра! У бабы от жадности аж глаза горят. «Экая важность! — кричит. — Повези-ка мою дочь в лес на ночь; моя дочь два стада коней пригонит, два воза добра притащит».
Повез мужик и бабину дочь в землянку и так же снарядил ее и едою и огнем. Об вечеру заварила она кашу. Вышла мышка и просит кашки у Наташки. А Наташка кричит: «Ишь, гада какая!» — и швырнула в нее ложкой. Мышка убежала; а Наташка уписывает одна кашу, съела, огни позадула и в углу прикорнула.
Пришла полночь — вломился медведь и говорит: «Эй, где ты, деушка? Давай-ка в жмурку поиграем». Девица молчит, только со страху зубами стучит. «А, ты вот где! На колокольчик, бегай, а я буду ловить». Взяла колокольчик, рука дрожит, колокольчик бесперечь звенит, а мышка отзывается: «Злой девице живой не быть!»
Наутро шлет баба старика в лес: «Ступай! Моя дочь два воза привезет, два табуна пригонит». Мужик уехал, а баба за воротами ждет. Вот собачка: «Тяф, тяф, тяф! Хозяйкина дочь едет — в кузове костьми гремит, а старик на пустом возу сидит». — «Врешь ты, шавчонка! Моя дочь стада гонит и возы везет». Глядь — старик у ворот жене кузов подает; баба кузовок открыла, глянула на косточки и завыла, да так разозлилась, что с горя и злости на другой же день умерла; а старик с дочкою хорошо свой век доживал и знатного зятя к себе в дом примал.

А это волны

Сказка амхара (Эфиопия)

Одна женщина вышла замуж. Она была очень прожорливой.
Приготовила она вкусный уот и села с мужем обедать.
Себе она берет два куска, а мужу дает один. Взяла она одну инджэра, отломила себе половину, а другую половину, чтобы не дать мужу, положила на стол и говорит.
— Это озеро Тана. Ты сюда не ходи.
— А это волны, — сказал муж, возмущенный ее выходками, и закатил ей пощечину.
Так рассказывают.

Старуха-говоруха

Русская сказка

И день и ночь старуха ворчит, как у ней язык не заболит? А всё на падчерицу: и не умна, и не статна! Пойдет и придет, станет и сядет — все не так, невпопад! С утра до вечера как заведенные гусли. Надоела мужу, надоела всем, хоть со двора бежи! Запряг старик лошадь, затеял в город просо везть, а старуха кричит: «Бери и падчерицу, вези хоть в темный лес, хоть на путь на дорогу, только с моей шеи долой».
Старик повез. Дорога дальняя, трудная, все бор да болото, где кинуть девку? Видит: стоит избушка на курьих ножках, пирогом подперта, блином накрыта, стоит — перевертывается. «В избушке, — подумал, — лучше оставить дочь», ссадил ее, дал проса на кашу, ударил по лошади и укатил из виду.
Осталась девка одна; натолкла проса, наварила каши много, а есть некому. Пришла ночь длинная, жуткая; спать — бока пролежишь, глядеть — глаза проглядишь, слова молвить не с кем, и скучно и страшно! Стала она на порог, отворила дверь в лес и зовет: «Кто в лесе, кто в темном — приди ко мне гостевать!» Леший откликнулся, скинулся молодцом, новогородским купцом, прибежал и подарочек принес. Нынче придет покалякает, завтра придет — гостинец принесет; увадился, наносил столько, что девать некуда!
А старуха-говоруха и скучила без падчерицы, в избе у ней стало тихо, на животе тошно, язык пересох. «Ступай, муж, за падчерицей со дна моря ее достань, из огня выхвати! Я стара, я хила, за мной походить некому». Послушался муж; приехала падчерица, да как раскрыла сундук да развесила добро на веревочке от избы до ворот, — старуха было разинула рот, хотела по-своему встретить, а как увидела — губки сложила, под святые гостью посадила и стала величать ее да приговаривать: «Чего изволишь, моя сударыня?»

Отец и дочь

Норвежская баллада

Король спросил однажды дочь:
— Молфрид, моя госпожа
«Кто к тебе ходит каждую ночь?»
Туреллиле лежит и слушает, слушает.

«Бывает, что ночью, а то спозаранку
Приходит Кристи, моя служанка».

«Прежде у Кристи, служанки твоей,
Не было светлых коротких кудрей».

«Это не кудри светлых волос,
А венец из завитых кос».

«Можно ли волю служанке давать —
Выше колена рубашку срезать?»

«Утром, когда роса выпадает,
Длинный подол она задирает».

«А чей это конь копытами бьет,
Каждую ночь под окнами ржет?»

«Это не конь разбудил тебя ночью,
Гуси мои под окошком гогочут».

«Слышал ли кто про такие дела,
Чтоб гусь золотые носил удила?»

«Не было золотых удил,
Желтые перья мой гусь обронил».

«Видел я блеск стального меча,
Или ошибся я сгоряча?»

«Ты принял за блеск стального меча
Сиянье солнечного луча».

«Что там за пара новых сапог,
Кто бы забыть у постели их мог?»

«То не пара новых сапог,
Это туфли с девичьих ног».

«Слышал я утром плач за стеной,
Это, должно быть, ребенок твой?»

«Какой там ребенок, воля твоя,
Это Брагья, собака моя».

«Если собака, а не ребенок,
Зачем свивальник и куча пеленок?»

«Должно быть, собака вильнула хвостом,
И хвост у нее закрутился кольцом».

«Море скорее от суши отступит,
Чем женщина в споре кому-то уступит!

Знаешь ли ты, молодая вдова,
Чья у седла висит голова?

Видишь, рука висит на луке?
Знаешь, чья кровь на этой руке?»

«Мне не забыть эту руку, нет!
На ней спала я восемь лет.

Чтоб ты пропал, чтоб ты сгорел,
Чтоб твой труп в могиле истлел!»

«Эти слова да простит тебе бог,
Худших придумать никто бы не смог».

«Ты виноват в моей горькой судьбе,
И за нее отомщу я тебе!»

Вспыхнул дом в эту же ночь —
Сожгла отца непокорная дочь.

Долго усадьба еще полыхала,
— Молфрид, моя госпожа —
Дочь короля в лес убежала,
Туреллиле лежит и слушает, слушает.

Только сейчас держала его!

Сказка амхара (Эфиопия)

Одна женщина вышла замуж и, чтобы казаться хорошей хозяйкой, всякий раз, когда муж приходил домой, начинала прясть. Когда же муж уходил, она откладывала веретено в сторону и бездельничала.
Однажды муж задумался: «У меня жена — пряха, а дома нет одежды. Почему она не шьет одежду?»
Тогда он взял веретено и надежно спрятал его, а сам ушел работать.
А его жена по привычке провела день, ничего не делая, а когда муж пришел домой, хотела было достать веретено, а его на месте не оказалось. Она очень расстроилась.
— Куда ты задевала веретено? — спросил ее муж.
А она отвечает:
— Вот только сейчас я держала его в руках, когда пряла.
Тогда мужу все стало ясно, и он выгнал ее из дома.
Так рассказывают.

Неверная жена

Сказка амхара (Эфиопия)

Одна женщина завела двоих любовников и стала изменять своему мужу.
Как-то она была в одном месте, и там ее любовники поссорились из-за нее. Ей пришлось пойти на хитрость, чтобы помирить их.
— Ты приходи ко мне утром, — сказала она одному из них, — а ты приходи вечером.
Когда она возвратилась домой, там ждал ее муж.
— Где ты была? — спросил он ее.
— Мои любовники поссорились из-за меня, и я помирила их, сказав одному из них, чтобы он приходил ко мне утром, а другому — чтобы он приходил вечером.
— Ну, а что ты решила делать со мной? — спросил ее муж с удивлением.
— Ты знаешь, я совсем забыла о твоем существовании, — ответила она ему.
Если человек не защищает свою честь, с ним перестают считаться.