О великой любви и верности, а также о том, что правдивое слово избавляет от смерти

Из «Римских деяний»

Петр Альфонса передает, что жили-де два рыцаря, один в Египте, другой в Балдахе. От одного рыцаря к другому постоянно ходили двое гонцов: когда в Египте случалось какое-нибудь примечательное событие, рыцарь из египетской земли сообщал об этом через гонцов рыцарю из Балдаха, а тот в свою очередь ему, так что между обоими укрепилась верная любовь, хотя ни один из них никогда не видел другого. Однажды рыцарь из Балдаха, отдыхая на своей постели, стал размышлять сам с собою: «Друг мой из Египта выказывает ко мне большую дружбу, а между тем я никогда не видел его телесным оком; отправлюсь-ка я к нему и взгляну на него».
Рыцарь сел на корабль и поплыл в Египет, а друг его узнал об этом, вышел встречать и в радости привел в свой дом. В доме же этого рыцаря жила прекрасная собой девушка; когда рыцарь из Балдаха увидел ее, глаза ее пленили гостя, и он тяжко занемог от любви. Рыцарь из Египта, заметив это, говорит ему: «Дражайший друг, скажи мне, что с тобой?». А тот: «В доме твоем живет девушка, которую жаждет мое сердце столь сильно, что, если я не получу ее в жены, умру». Когда хозяин услышал эти его слова, показал ему всех женщин своего дома, кроме той девушки. А гость посмотрел на них всех и говорит: «Все эти женщины почти вовсе или вовсе мне безразличны, но есть одна – я здесь ее не вижу, – которая наполняет радостью мое сердце». В конце концов хозяин показал рыцарю из Балдаха ту девушку. Увидев ее, гость из Балдаха говорит: «Дражайший друг, в этой девушке для меня смерть и жизнь». Хозяин говорит: «Скажу тебе правду: эту девушку с младенческих ее годов я взрастил в моем доме, чтобы взять в жены и овладеть несметными ее богатствами. Но настолько я тебя люблю, что, дабы ты не умер, отдам ее тебе в жены со всеми сокровищами, которые должны были достаться мне». Услыша эти слова, гость весьма обрадовался, взял эту девушку со всеми ее сокровищами и уехал вместе с супругой на свою родину в Балдах.
Вскоре после этого рыцарь из Египта впал в столь великую нищету, что лишился и дома, и всего своего достояния; он стал рассуждать сам с собой: «К кому мне обратиться, как не к моему другу из Балдаха, которому я отдал богатства, – ведь он не прогонит бедняка?». Рыцарь из Египта садится на корабль и в вечерний час прибывает в некий город Балдах, где живет его богатый друг. Рыцарь раздумывает сам с собой: «Сейчас ночь; если я пойду к моему другу, он меня не признает, ибо я бедно одет и один, а прежде, бывало, ходил в сопровождении большой толпы слуг и всего имел в изобилии». Он еще говорит себе: «Эту ночь я проведу где-нибудь, а утром пойду к своему другу». Тут рыцарь глянул в сторону кладбища, заметил, что церковные двери отперты, и вошел в церковь, чтобы там переночевать. Когда, войдя внутрь, он расположился на ночлег, у самой церкви на улице двое прохожих затеяли драку и один убил другого. Убийца побежал на кладбище и скрылся, выйдя с противоположной стороны. Тотчас же в городе поднялся крик: «Где преступник, где злодей, который убил человека?». А рыцарь говорит: «Это я, хватайте меня и ведите на виселицу». Сбежавшиеся люди схватили рыцаря и на ночь заперли в темнице.
Рано поутру зазвонили в городской колокол, судья произнес свой приговор и рыцаря повели на казнь. Среди прочих любопытных, бежавших следом, оказался и его друг, к которому рыцарь пришел. Когда он узнал, что рыцаря из Египта ведут на виселицу, сказал себе: «Не мой ли это друг, рыцарь из Египта, кто даровал мне супругу мою и большие сокровища, и не его ли ведут на казнь, а я остаюсь жить?». И закричал громким голосом: «Добрые люди, не убивайте невинного! Тот, кого вы ведете на смерть, невиновен, убийца – я, а не он!». Сопровождавшие рыцаря из Египта, услышав такие слова, схватили того, кто их крикнул, и тоже повели к виселице. Когда мнимые убийцы подошли к самой виселице, истинный подумал: «Если я, виновник убийства, допущу, чтобы невинные эти люди были казнены, бог, конечно, когда-нибудь покарает меня; лучше на земле принять скоротечное страдание, чем во веки веков терпеть муки в аду». Тут он громко закричал: «Добрые люди, ради бога, не губите невиновных! Ни один из осужденных ни знаком, ни словом, ни делом не виноват в смерти человека, который был убит. Это сделал я своими руками. Поэтому казните меня, а невиновных отпустите на свободу». Люди дивились этим его речам, но схватили также и его, и всех троих привели перед лицо судьи.
Судья взглянул на них, подивился и говорит: «Почему вы вернулись?». Тогда они рассказали, что случилось с начала до конца. Судья говорит первому рыцарю: «Друг мой, почему ты сказал, что убил того человека?». А рыцарь в ответ: «Я открою вам всю правду без обмана. На моей родине в Египте я был богат и всего имел в избытке, а затем сразу впал в столь великую нищету, что лишился и дома, и угла, и всего моего достояния; стыдясь своего несчастия, я пришел в эту землю в надежде найти тут какое-нибудь лекарство. На признание же я решился потому, что предпочитал жизни смерть, и сейчас прошу, бога ради, вели меня казнить». Судья говорит второму рыцарю, родом из Балдаха: «А ты, друг, почему сказал, что убил?». Тот отвечает: «Господин, этот рыцарь даровал мне жену, которую взрастил для себя, и несметные сокровища и сделал меня богачом; когда я увидел, что столь дорогого мне друга, даровавшего мне жену и сокровища, ведут на виселицу, я громко закричал: «Я повинен в убийстве, а не он». Из любви к другу я с радостью умру». Судья говорит настоящему убийце: «А ты почему сказал, что убил?». Тот говорит: «Господин, я сказал правду; было бы большим грехом, если б я допустил, чтобы невиновные приняли смерть, а сам я остался бы жить. Я предпочел открыть правду и принять кару на земле, нежели, если б казнили безвинных, в аду или еще где-нибудь терпеть муки». Судья говорит: «Раз ты сказал правду и спас от смерти невиновных, постарайся впредь исправить свою жизнь – я освобождаю тебя от смерти. Иди с миром!». Все, слышавшие эти слова, хвалили судью за то, что он произнес столь мягкий приговор тому, кто не утаил правды.

Дельфин и обезьяна

Басня Эзопа

Морские путешественники обычно возят с собой обезьян и мальтийских собачек, чтобы развлекаться в плавании. И один человек, отправляясь в путь, взял с собой обезьяну. Когда они плыли мимо Суния — это мыс неподалеку от Афин, — разразилась сильная буря, корабль перевернуло, все бросились вплавь, а с ними и обезьяна. Увидел ее дельфин, принял за человека, подплыл к ней и повез ее к берегу. Подплывая уже к Пирею, афинской гавани, спросил ее дельфин, не из Афин ли она родом? Ответила обезьяна, что из Афин и что там у нее знатные родственники. Еще раз спросил ее дельфин, знает ли она Пирей? А обезьяна подумала, что это такой человек, и ответила, что знает — это ее добрый знакомый. Рассердился дельфин на такую ложь, потащил обезьяну в воду и утопил.
Против лжеца.

Женщины не только выдают тайны, но еще вдобавок немало привирают

Из «Римских деяний»

Были два брата, один мирянин, другой клирик. Мирянин часто слышал от брата, что женщины неспособны ничего сохранить в тайне. Он решил проверить это на собственной жене, которой как-то ночью сказал: «Любезнейшая, у меня есть тайна. Я открою ее тебе, но должен быть уверен, что ты никому не скажешь ни слова, ибо, если будешь болтать, меня ожидает большая неприятность». Она говорит: «Господин, не бойся, мы с тобой одно целое: твоё добро моё и наоборот, так же обстоит и с неприятностями». Муж тогда говорит: «Когда я присел, чтобы удовлетворить нужду, черный ворон налетел на меня сзади и беспощадно меня отделал». Она говорит: «Ты должен радоваться, что избавился от такой страсти».
Утром женщина встала, побежала к соседям и говорит хозяйке дома: «Любезнейшая госпожа, тебе можно доверить тайну?». Та в ответ: «Так же спокойно, как самой себе». Тогда пришедшая говорит: «Удивительная вещь произошла с моим мужем. Нынче ночью он встал, чтобы справить нужду, и – гляди – два черных ворона налетели на него сзади, чем я весьма огорчена». А женщина эта рассказала другой соседке о трех воронах, третья о четырех и так далее, пока не пошла молва, что на брата клирика напустилось шестьдесят воронов. Смущенный слухами, он собрал народ и рассказал о том, как задумал испытать, может ли его жена хранить что-нибудь в тайне. После этого жена мирянина умерла, а он пошел в монастырь и обучился трем видам букв – черному, красному и белому.

Ахмад-падишах

Курдская сказка

Однажды, да будет милость божья над родителями слушающих, дочь Ахмад-падишаха отправилась гулять. Когда она возвращалась назад, увидела на земле маленького ребенка.
— Подбери его, — сказала она служанке, — у него, наверное, никого нет, мы его вырастим!
Принесли ребенка домой, оказалось, это мальчик. А у падишаха был один сын, этот мальчик стал ему вторым сыном.
Выросли оба мальчика. Однажды падишах отправился в хадж. Жену и сына с собой взял, а дочку и найденыша — а звали его Таптыг — оставил дома. Пошел однажды Таптыг бродить по городу. Встретилась ему старуха и говорит:
— Таптыг, женись на дочери падишаха, она ведь тебе вовсе не сестра, а падишах тебе не отец. А сам ты — найденыш. Женись на дочери падишаха, все ее богатство будет твоим.
Вернулся Таптыг домой, стал шутить, разговаривать с дочерью падишаха, заигрывать с ней.
— Ты ведь мне брат! — сказала девушка.
— Какой я тебе брат! Я — найденыш!
Видит дочь падишаха — не отстает от нее Таптыг, схватила она железную палку, ударила его по голове и выгнала. По голове у Таптыга кровь течет, пошел он к лекарю. Перевязал Таптыгу лекарь голову, на рану лекарство положил.
Разнеслась весть — падишах из хаджа возвращается.
Выехал Таптыг ему навстречу, подошел к нему и говорит:
— Дочь твоя тут дурными делами занималась. Я говорил ей: «Не делай этого», а она мне голову разбила.
— Поезжай вперед, — приказал падишах своему родному сыну,— и убей свою сестру.
Сын падишаха поехал вперед, пришел домой, взял сестру за руку и повел ее в лес, чтобы убить. Вырвалась девушка у него из рук и убежала. Всю ночь бежала она. Настало утро.
«На свете много дурных людей, — подумала девушка.—Обидеть могут меня! Что же мне делать?» В лесу был родник, а рядом росло дерево. Напилась девушка воды и забралась на дерево, спряталась в ветвях.
Сын эмира арабов охотился в лесу. Подъехал он к роднику и увидел в воде отражение девушки. Посмотрел он вверх, увидел девушку на дереве. Снял он ее с дерева, посадил на коня и увез к себе домой. Женился сын эмира арабов на девушке.
Несколько лет прожила она в доме эмира арабов и ни разу слова не сказала. Сын эмира арабов думал, что она немая.
Два сына родились у нее.
Однажды шел сын эмира арабов по городу, встретил старуху, разговорился с ней:
— Вот попалась мне жена — всем хороша, никакого изъяна нет, да только — немая.
— Нет, она у тебя не немая, — сказала старуха.— Купи два яблока, одно красное, другое белое, и дай своим сыновьям. А сам спрячься за дверь: услышишь, как жена твоя с мальчиками разговаривать будет.
Сын эмира арабов так и сделал. Мальчики подрались из-за яблок.
— Не видать бы добра вашему отцу, — сказала мать, — не мог он вам одинаковые яблоки дать, что ли? Одному белое дал, другому — красное!
Тут подошел к ней муж
— Почему ты до сих пор не разговаривала? — спросил он.
— Потому я не разговаривала, что ты бы меня спросил, чья я дочь, и отправил бы меня гостить к родителям. А теперь я могу сказать тебе: я дочь Ахмад-падишаха,— отвечала жена.
— Вот хорошо, что ты дочь падишаха, — обрадовался сын эмира арабов.— Завтра снаряжу тебя в путь, поезжай проведать своих родителей.
Наутро снарядил он жену в путь. А в провожатые дал ей сорок всадников и везира. Обоих сыновей мать с собой взяла.
Проехали часть пути, остановились на ночлег. Везир сказал всадникам:
— Я буду караулить.
Ночью распахнул он шатер жены сына эмира арабов и вошел в него. Женщина проснулась, вскочила.
— Ложись со мной, — сказал везир.
— Что ты, везир, — испугалась жена сына эмира арабов, — ведь ты мне — как отец, как ты можешь такое говорить!
— Не ляжешь со мной — убью тебя, — сказал везир.
— Делай что хочешь, а этому не бывать.
Тогда везир схватил одного ее сына и зарезал.
— Видишь, — сказал он, — как его зарезал, так и тебя зарежу.
— Делай что хочешь, я все равно с тобой не лягу! — опять отвечает женщина.
Тогда везир и второго сына зарезал.
— А теперь я тебя зарежу, — сказал везир.
— Позволь мне выйти на минутку, а потом — режь меня! — сказала жена сына эмира арабов. Вышла она из шатра и убежала в лес.
Видит везир — убежала она. Вернулся везир к сыну эмира арабов, принес ему трупы сыновей и говорит:
— Твоя жена с ума сошла — сыновей своих зарезала, а сама убежала.
Сын эмира арабов стал разыскивать жену. А жена его между тем встретила пастуха.
— Бог в помощь! — приветствовала она пастуха.
— Добро пожаловать, сестра, — отвечал ей пастух.
— Дай мне какую-нибудь тощую овцу, я тебе одежду свою отдам, — попросила она пастуха.
— Ты мне — сестра, одежды твоей мне не надо, а овцу я сам для тебя зарежу,— сказал пастух.
Повел он женщину к себе домой, зарезал для нее овцу.
Наутро пастух ушел со стадом, а жена сына эмира арабов надела платье пастуха, натянула на голову бараний желудок и ушла. Теперь она была похожа на плешивца.
Много ли мало ли она шла — пришла в страну своего отца. И сын эмира арабов в поисках своей жены туда же пришел.
Жена сына эмира арабов нанялась к своему отцу подпаском — гусей пасти. Однажды вечером пришел сын эмира арабов в гости к Ахмад-падишаху. Стали они разговаривать.
— Расскажи мне что-нибудь, — попросил Ахмад-падишах.
— Я ничего не знаю, — сказал сын эмира арабов.
В это время вошла переодетая жена сына эмира арабов.
— Падишах, позволь мне рассказать, — сказала она.
— Рассказывай, — позволил падишах, и она рассказала все, что с ней случилось.
— Ну, чем же кончилась ее история? — спросил Ахмад-падишах.
Тут она стянула со своей головы шапку и бараний желудок и сказала:
— Я — твоя дочь, и все, что я рассказала, случилось со мной!
Ахмад-падишах и сын эмира арабов обрадовались. Везира и Таптыга тут же казнили. А сын эмира арабов увез к себе жену и зажил с ней счастливо.

Оклеветанный чтец

Византийская легенда

Дочь какого-то пресвитера в Кесарии палестинской потеряла девственность и была подучена своим соблазнителем обвинить в этом одного чтеца из этого города. Уже беременная, она в ответ на допрос родителя назвала чтеца; пресвитер же осмелился донести об этом епископу. Тот созвал причт и велел позвать чтеца. Дело стали исследовать. Допрашиваемый епископом, чтец не признавался. Да и как же можно утверждать то, чего не было? В гневе епископ строго сказал ему: «Не хочешь признаваться, несчастный ты человек, исполненный нечистоты и жалкий?». Чтец отвечал: «Я сказал то, что было — я непричастен к этому. Даже в помыслах о ней я не виновен. Если тебе угодно услышать, чего не было, вот — я это сделал». После таких слов епископ отрешил чтеца от его должности. Тогда чтец подходит к епископу и просит его, говоря: «Раз я согрешил, прикажи отдать ее мне в жены. Теперь я уж больше не клирик, да и она не девушка». Епископ согласился, думая, что юноша любит эту женщину и никак не может порвать с ней. А чтец, получив ее и от епископа и от отца, ведет в женский монастырь и просит тамошнюю диаконису приютить женщину до родов. В скором времени дни эти наступили. Пришел решительный час — стоны, родовые муки, скорбь, загробные видения, а ребенок не появлялся на свет. Миновал первый день, второй, третий, наконец, седьмой. Роженица от нестерпимых страданий была при смерти, не ела и не пила, не могла спать и только кричала: «Горе мне, несчастной, — мне грозит смерть, а я оклеветала этого чтеца».
Тогда монахини идут к ее отцу и передают все. Он, страшась, что будет сочтен клеветником, еще два дня медлит. А дочь не умерла, но и не разродилась. Монахини не могли выносить ее воплей и побежали к епископу, говоря ему: «Такая-то целыми днями кричит, что оклеветала чтеца». Тогда епископ посылает к этому чтецу диаконов сказать: «Помолись, чтобы родила оклеветавшая тебя». А чтец не дал им ответа, и не открыл своей двери, запертой со дня, как он затворился для молитвы богу. Отец опять идет к епископу, происходит моление в церкви, но и так она не может родить. Тогда епископ отправился к чтецу и, толкнув дверь, вошел к нему, говоря: «Встань, Евстафий, разреши, что связал».
Чуть только чтец и епископ преклонили колени, женщина родила.
Просьба чтеца и его неустанная молитва обличили клевету и наставили клеветницу, дабы мы научились творить постоянные молитвы и познали их силу.

Пара для Лжи

Еврейская притча

Узнав о повелении Ною ввести в ковчег и представителей “всякой плоти”, пришла и Ложь, стараясь прокрасться туда же. Но Ной заметил ее и сказал:
— В ковчег принимается и всякая нечистая тварь, но только “по паре”. Иди же, сперва найди себе своего суженого.
Пошла Ложь искать себе суженого, а навстречу — Проклятие.
— Откуда, — спрашивает, — идешь ты?
— Ходила я, — отвечает Ложь, — к Ною, а он говорит: “найди себе сперва пару”. Не согласишься ли ты сочетаться со мною?
— Чем же ты меня вознаградишь за это?
— А вот чем. Составим договор, чтобы все приобретаемое мною, принадлежало тебе.
На том и покончили. И с той поры все, что приобретается Ложью, становится достоянием Проклятия и гибели.

О лживом слуге

Сказка амхара (Эфиопия)

У одного вельможи был слуга, который возмущал всю семью своей ложью.
Однажды хозяин послал его по делу. Когда слуга шел по дороге, он наткнулся на отрубленную голову.
— За что тебя отрубили? — спросил он голову.
— За мой язык, — ответила голова.
Тогда лживый слуга поспешил обратно и рассказал своему хозяину:
— Сегодня я видел говорящую отрубленную голову. Когда я спросил ее: «За что тебя отрубили?» — она ответила: «За мой язык».
— Ты, как всегда, врешь — отрубленная голова не может говорить,— сказал ему хозяин, а слуга ему в ответ:
— Пошли со мной, и, если голова не ответит на мой вопрос, пусть мне отрубят голову.
Хозяин последовал за своим слугой. Когда же слуга задал вопрос отрубленной голове, та промолчала в ответ. Тогда хозяин отрубил голову этому лживому слуге.
Так рассказывают.

Человек, обещающий невозможное

Человек, обещающий невозможное

«Басни» Эзопа

Один бедняк занемог и почувствовал себя совсем дурно; врачи от него отступились; и тогда он взмолился к богам, обещая принести им гекатомбу и пожертвовать богатые дары, если выздоровеет. Жена его, оказавшись поблизости, спросила: «Да на какие же деньги ты это сделаешь?»— «Неужели ты думаешь, — ответил он, — что я стану выздоравливать лишь затем, чтобы боги с меня это потребовали?»
Басня показывает, что люди легко обещают на словах то, чего и не думают выполнить на деле.

Хвастливый пятиборец

Хвастливый пятиборец

«Басни» Эзопа

Одного пятиборца земляки все время попрекали, что он трус. Тогда он на время уехал, а воротившись, стал хвастаться, что в других городах совершил он множество подвигов и на Родосе сделал такой прыжок, какого не делывал ни один олимпийский победитель; подтвердить это вам могли бы все, кто там были, если бы они приехали сюда. Но на это один из присутствующих ему возразил: «Дорогой мой, если ты правду говоришь, зачем тебе подтверждения? Вот тебе Родос, тут ты и прыгайI»
Басня показывает: если что можно доказать делом, то на это незачем тратить слова.

Лисица и крокодил

Лисица и крокодил

Басня Эзопа

Лисица и крокодил спорили, кто знатней. Много наговорил крокодил о славе своих предков и, наконец, заявил, что праотцы его были гимнасиархами. Лисица на это ответила: «И не говори! даже по шкуре твоей видно, как усердно ты трудился в гимнасии».
Так действительность всегда изобличает лжецов.