Соломон и мудрость египетская

Еврейская сказка

“И была мудрость Соломона выше мудрости всех сынов востока и всей мудрости египтян”.
В чем состояла мудрость египтян?
Когда Соломон решил приступить к построению храма, он послал к фараону Нехо с просьбой прислать, за известную плату, искусных мастеров для этой постройки. Что сделал фараон? Призвал астрологов и сказал им так:
— Наблюдайте по звездам и укажите мне тех из зодчих, которым предопределено умереть в этом году, их-то я и пошлю к Соломону.
Когда люди, посланные фараоном, явились к Соломону, “мудрейший из людей” узрел через Духа Святого, что людям этим назначено умереть в том же году. Дал им Соломон каждому по савану и отправил их обратно с письмом, в котором он писал фараону:
“У тебя, по-видимому, недостает саванов для погребения покойников. Получай людей своих обратно вместе с саванами”.

Мудрость Соломона

Еврейская сказка

В Гаваоне явился Господь Соломону во сне ночном и сказал: “Проси, что дать тебе”.
— Даруй рабу твоему сердце разумное, — отвечал Соломон.
Притча раби Симеона бен Халафты:
— У царя был советник, которого царь отличал особым благоволением.
— Проси, что дать тебе, — сказал ему однажды царь.
Подумал советник царский: попрошу серебра и золота, царь даст мне; драгоценных камней и жемчуга — он и в этом не откажет.
Попрошу я лучше царевну в невесты: вместе с нею придет и все остальное.
— Так и Соломон: попрошу я лучше, — решил он, — разума у Господа, а с разумом я и всего достигну. — Господь и сказал Соломону:
— За то, что ты просил разума и не просил себе жизни долгой, богатства, победы над врагами, Я сделаю по слову твоему, и то, чего ты не просил, Я дам тебе.

Пастушонок

Немецкая сказка из «Детских и домашних сказок» братьев Гримм

Прославился однажды во всем околотке пастушонок своими бойкими ответами на все вопросы. Прослышал об этом король той страны, но не поверил, а призвал мальчика к себе и сказал ему: «Если ты мне на три мои вопроса ответишь, то я тебя к себе в сыновья возьму, и будешь ты у меня жить в моем королевском замке». — «Задавай вопросы!» — сказал мальчик.
Король сказал: «Первый мой вопрос: сколько капель воды в океане?» Пастушонок ответил: «Господин король, прикажи все реки на земле остановить, чтобы из них ни капли воды в море не кануло, пока я не пересчитаю; тогда я и скажу тебе, сколько всех капель в океане».
«Второй мой вопрос, — сказал король, — такой: сколько звезд на небе?» Пастушонок спросил себе лист бумаги, проставил на нем столько точек, что их сосчитать не было возможности, и даже в глазах рябило, когда на них посмотришь. Затем он сказал: «Вот сколько звезд на небе — изволь сосчитать». Но тот сосчитать не брался.
«Третий вопрос, — сказал король, — сколько секунд в вечности? ». Отвечал на это пастушонок: «Есть у нас в Дальней Померании алмазная гора — час пути в вышину, час пути в ширину, час пути в глубину; на ту гору через каждые сто лет прилетает птичка и вострит на той горе клюв свой… Вот когда она всю ту гору источит, тогда и первая секунда вечности пройдет».
Сказал ему на это король: «Ты разрешил все три вопроса, как истый мудрец; живи же отныне у меня в замке и будь мне за сына».

Необычайная догадка некоего крестьянина о том, что гуси разговаривают друг с дружкой на своем языке

Немецкий шванк из «Катципори» Михаэля Линденера

На графских землях, неподалеку от Кульмбаха, где возвышается знаменитый замок Блассенбург, была деревенька, и проживал в ней достопочтенный, многоопытный и богатый старец девяноста лет от роду. Жизнь свою он провел в трудах и тревогах и поездил по белому свету и вширь и вдоль. И вот однажды, на каком-то осеннем празднике, сидели мужики рядком и судачили о том и о сем. И вдруг вышли цепочкой, один за другим, девять гусей, и каждый из них прокричал: «Га-га-га!» И тут же петух заорал: «Ку-ка-ре-ку!» И старец воскликнул: «О Господи! чудесны и неисповедимы дела твои, и не дано человеку понять птичий язык, хотя он, вне всякого сомнения, существует. Смотрите, как они сговорились и улетели!» Мужики стали смеяться над стариком: да где это слыхано, чтобы петухи да гуси понимали друг дружку. Старец же произнес: «Не только имуществом моим, цена которому по меньшей мере три тысячи гульденов, но животом и жизнью, которым и вовсе нет цены, готов я рискнуть, поспорив с вами о том, что я понял их переговоры». Мужики развеселились еще больше, потребовали у старца не отрекаться от своих слов и побились об заклад на бочку пива ценою примерно в семь флоринов, или же флорентийских золотых. Старик объяснил им так: «Га-га-га — означает, что они пошли клевать паданки, а ку-ка-ре-ку — что клевать им нужно под четвертым деревом». Пошли проверить — все и впрямь оказалось так, как он сказал: гуси обошли три дерева, хотя под ними точно так же лежали палые груши, и принялись клевать под четвертым. Вот что значит опыт прожитой жизни! И бочка пива досталась девяностолетнему старцу.

Давно отпустил её

Китайская притча

Как-то во время странствий наставник Тань-шань и его спутник молодой монах подошли к реке. Совсем недавно прошел дождь, воды реки оказались довольно глубокими. В тот момент, когда монахи уже приготовились пересечь реку, на берегу показалась одетая в шелковые одежды молодая девушка. Она не решалась перейти через речку и оказалась в затруднительном положении, явно из-за того, что река оказалась довольно глубока.
— Девушка, идите сюда, — сказал Тань-шань. Он взял ее на руки и перенес через речку.
Собрат-монах, увидев такую картину, шел мрачный и расстроенный до самой остановки на ночлег.
Наконец он, не выдержав, сказал Тань-шаню:
— Мы, монахи, вообще не должны приближаться к женщинам. А подходить к такой молодой и красивой девушке еще опаснее. Так зачем же ты нарушаешь уложения?
— А, ты о той девушке, что переходила через реку? — спокойно ответил Тань-шань. — Я ее давно уже отпустил, почему же ты все еще несешь ее?

Ирод, законоучители и Бава бен Бута

Еврейская легенда

“Из среды братий твоих поставь над собой царя”.
— Это кем установлено? — сказал Ирод. — Законоучителями? Казнить их всех!
Оставлен был в живых, по велению Ирода, один Бава бен Бута, чтобы пользоваться мудрыми советами его. Предварительно, однако, у него выкололи глаза и пиявками окружили в виде венца голову его.
Пришел Ирод, сел против него и сказал:
— Видел ты, что этот жестокий раб сделал?
— Что же я в силах сделать в отношении его? — спросил слепой Бава.
— Прокляни его!
— В Писании сказано: “Даже в помыслах не кляни царя”.
— Сказано: “Начальника в народе твоем не проклинай”, т.е. преданного народу. Этот же — враг народу. — И ты не бойся проклясть его: ведь кроме меня и тебя здесь нет никого.
— “Птица небесная может слово перенести; и крылатая — речь пересказать”.
— Знай же, это я, Ирод, говорю с тобою. И признаюсь: знай я, что иудейские ученые — люди столь строгой нравственности, я не казнил бы их. Ныне же чем могу я искупить преступление свое?
На это Бава ответил так:
— “Заповедь — светильник и закон — свет”. Погасивший свет мира (казнью мудрых), пусть зажжет свет мира (восстановлением храма).

Три совета

Кабардинская сказка

Жил-был искусный охотник. Никогда не возвращался он домой без добычи.
Однажды пошёл он на охоту, целый день бродил, но ничего не подстрелил. Бредёт он домой, как вдруг видит в кустах жаворонка. Поймал охотник жаворонка и продолжал свой путь.
Вдруг жаворонок заговорил.
— Что хочешь ты сделать со мною? — спросил он.
— Как приду домой, велю жене изжарить тебя и съем.
— Разве ты насытишься мною? На мне ведь и мяса-то нет. Отпусти меня! Я дам тебе три совета. Они пригодятся не только тебе, но и детям твоим, и внукам. Первый совет я скажу, сидя в твоей руке, второй — взлетев на верхушку дерева, а третий — поднявшись на гору.
Согласился охотник.
— Помни, — сказал жаворонок, — никогда не жалей о том, что уже миновало.
Сказал маленький жаворонок и взлетел с ладони охотника.
— Не верь никогда тому, что противно здравому смыслу, — продолжал жаворонок, сидя на верхушке дерева. — У меня в зобу есть слиток золота величиною с куриное яйцо. Если бы ты достал его, то был бы богатым до самой смерти.
— Ах, проклятый день! — воскликнул с досадой охотник, ударяя себя по голове. — Лучше бы я умер! Зачем отпустил птицу? Как мог я поверить ей!
Уж очень ему было обидно.
— Каким счастливым стал бы я, будь у меня такой кусок золота! — сокрушался охотник.
Вспорхнув с дерева, жаворонок хотел было улететь, но охотник закричал:
— Уговор дороже денег! Ты обещал мне дать три совета. Два ты уже сказал, и я их запомнил, а третьего ещё не слышал. Прошу, дай мне третий совет!
— К чему тебе третий совет? Я дал тебе два, но ты забыл их прежде, чем я договорил. Если дать третий, будет то же самое! Я сказал — никогда не жалей о том, что уже миновало. А ты уже сейчас горюешь, зачем отпустил меня. Я сказал — не верь тому, что противно здравому смыслу. А ты поверил, что у меня в зобу слиток золота величиной с куриное яйцо, и не подумал, что весь я немного больше куриного яйца. Это и есть — поверить в невозможное.
Сказал так жаворонок и поднялся высоко в небо.

Почему усмехнулась рыба

Курдская сказка

Жил бедняк со своей женой. Долгое время детей у них не было. Увидел раз бедняк во сне, что через год у него родится сын. И правда, ровно через год родился у его жены сын.
Назвали его Мирза. Мальчик был очень красивый и смышленый.
А у падишаха той страны была дочь. Звали ее Гольнар. Сорок служанок было у нее — тридцать девять девушек и один переодетый юноша. Он был так похож на девушку, что никто не догадывался, что это юноша. Юноша этот был возлюбленным Гольнар, но никто не знал об этом.
Однажды Гольнар приказала слугам оседлать двух коней и поехала со своим возлюбленным кататься. Никому и в голову не приходило, что Гольнар едет со своим возлюбленным.
— Ну кто догадается, что ты — юноша! — радостно говорила Гольнар. — Все думают, что ты — моя служанка!
Проезжали они мимо дома, где жил бедняк с женой и с сыном Мирзой. Отец и сын сено косили. Увидел Мирза Гольнар и говорит:
— Здравствуйте, дочь падишаха и зять падишаха!
Гольнар и ее возлюбленный переглянулись.
— Как тебя зовут и сколько тебе лет? — спросила Гольнар мальчика.
— Зовут меня Мирза, а лет мне пять, — отвечал мальчик.
Гольнар и ее возлюбленный повернули коней и уехали.
Приехала Гольнар домой, легла в постель, притворилась больной и велела оповестить отца.
— Умираю я, плохо мне, — сказала она падишаху. — Есть только одно средство, которое может вылечить меня: на краю города живет бедняк, есть у него пятилетний сын Мирза. Надо отрезать ему голову и сварить. Я съем ее и выздоровею!
Падишах сильно любил свою дочь. Хоть и жалко ему было убивать мальчика, но еще тяжелее было потерять дочь. Позвал он везира, дал ему хурджин золота и сказал:
— Возьми этот хурджин золота, отдай тому бедняку и привези сюда его сына!
Поехал везир к бедняку. Увидел бедняк везира у своих дверей, спрашивает:
— С чем приехал, везир?
— Падишах посылает тебе этот хурджин золота и требует, чтобы ты отдал ему своего сына! — отвечает везир.
Заплакали бедняк и его жена, да ничего не поделаешь — не отдашь, так падишах силой отберет! А Мирза говорит отцу:
— Не горюй, бери этот хурджин с золотом и считай, что меня у тебя и вовсе не было. А обо мне не волнуйся!

Читать дальше

Две жены

Сказка амхара (Эфиопия)

Один человек женился. Жена его всегда притворялась больной и проводила время, лежа на кровати. Он же носил воду, молол зерно в зернотерке, убирал навоз из хлева, пахал, копал землю, косил, а придя домой, пек инджэра или готовил уот.
Ему никогда не приходилось поесть перед работой. Вечером же он сам готовил себе ужин и ел.
Жена никогда не спросит его, устал ли он, и не приготовит ему поесть.
Наконец она умерла. Муж подпоясался веревкой и, ударяя себя камнем в грудь, стал причитать:
— К кому я теперь привыкну?! Кто мне подойдет по характеру?! Кто сможет, как ты, заботиться обо мне, баловать меня?! Кем я буду гордиться?! Что я теперь буду делать без хозяйки?!
Тогда товарищ стал успокаивать его, говоря:
— Братец, друг мой, смерти избежать нельзя. Как ты видишь, все смертны. И мы тоже завтра или послезавтра можем умереть. Зачем ты так убиваешься? Успокойся. Чего ты этим добьешься?!
А тот отвечал ему:
— Конечно, женщин много, но такую, как она, не найти. Где я найду такую?
Когда траур по покойной закончился, его друг, решив, что ему жить без женщины будет трудно, подыскал для него девушку из порядочной семьи, хорошую хозяйку, и тот женился на ней.
На рассвете, когда его новая жена еще была в постели, он по привычке взял кувшин и собрался было пойти на реку, чтобы принести воды.
— Мой господин, вы куда собираетесь? Еще только светает,
а вы уже на ногах, — сказала ему она.
— Я лишь схожу на реку за водой и сейчас же приду. Лежи, не беспокойся! — ответил он ей.
— Как же так? Если вы будете ходить за водой, то что же я буду делать у вас в доме?
С этими словами она оделась, повязала голову платком, взяла у мужа кувшин и спустилась к реке. Она набрала воды, вернулась, быстро поставила на огонь кастрюлю, нагрела воды, достала калебасы с маслом, молотым перцем, толченым горохом, которые она принесла из дома родителей, приготовила вкусный уот, дала мужу теплую воду помыть руки, накормила его и сказала:
— Ну, а теперь вы можете идти в поле.
Довольный тем, что он впервые поел завтрак, о котором раньше не имел и представления, муж повел быков в поле.
Его поле находилось на горе, и, когда он поднялся в гору, то вспомнил, что забыл дома мыран. Так как он еще не привык звать свою жену по имени, он стал кричать ей:
— Послушай, пожалуйста!
— Вы меня зовете? — крикнула ему жена.
— Да, — ответил он.
— Что с вами случилось?! — крикнула она.
— Я забыл захватить мыран! Принеси мне его, — ответил ей муж.
Тогда она привязала мыран к шее собаки и крикнула ему:
— Позовите собаку!
— Зачем мне собака? Мне нужен мыран! — крикнул он ей.
— Позовите же ее! — сказала она ему недовольно.
Тогда он позвал собаку, и собака с мыраном на шее сразу же прибежала к нему. Муж оценил находчивость жены, его сердце наполнилось радостью, и он пошел в поле работать. Так рассказывают.
Как гласит народная мудрость, за хорошей женой — как за каменной стеной.

Лев и журавль

Еврейская притча

Во времена р. Иошуи бен Ханании императором Адрианом разрешено было евреям вновь построить храм в Иерусалиме. Двое граждан Папус и Лулианус открыли по всему пути от Аку до Антиохии кассы для снабжения всех возвращающихся в Иерусалим евреев деньгами и
всем необходимым.
Когда об этом узнали хутеи, они оклеветали евреев перед Адрианом, донося о будто бы готовящемся против него восстании.
— Как же быть? — задумался Адриан. — Ведь разрешение уже вступило в силу.
— Прикажи им, — посоветовали хутеи, — возобновить храм не на прежнем месте, или же вели изменить его размеры, увеличив или уменьшив их хотя бы на пять локтей против прежнего. Тогда они от постройки храма сами откажутся.
Между тем весь народ собрался в долине Бет-Римон, и известие о новом указе Адриана вызвало общий плач и отчаяние. Тут и там начали раздаваться голоса против подчинения указу. Необходимо было немедленно успокоить народ. Кому же поручить это? Выбор пал на р. Иошую бен Хананию, как на самого популярного из ученых.
Встает р. Иошуа и, обращаясь к народу, говорит:
— Однажды лев, пожирая свою добычу, подавился костью. И начал лев звать на помощь: “Кто вытащит у меня кость из горла, того я вознагражу по-царски!” Прилетел журавль, засунул свой длинный клюв в глотку льву и, вытащив кость, стал требовать награды. “Уходи поскорее, — ответил лев, — достаточно для тебя награды, что ты можешь похваляться, говоря: ”Я был в пасти у льва — и ушел, как видите, цел и невредим!” — Так и мы, братья: будем довольны тем, что, подпав под власть Рима, мы хотя жизнь свою сохранили до сих пор.