Чучело у колодца

Итальянская сказка

Недалеко от Палермо стоят на двух холмах две деревни: Изнелло и Кьяна. Спросите наугад у любого жителя Кьяны — он вам скажет, что Изнелло хорошая деревня, только по воду ходить далеко. То же самое скажет вам о Кьяне любой житель Изнелло. И это будет сущая правда. 
      Известное дело, что повыше, то и к солнцу поближе, а солнце в тех краях жаркое. Вот оно и высушило холмы, словно два сухаря. Хоть насквозь их прокопай, до влаги не доберёшься. За каждой каплей воды и кьянцам и изнеллцам приходилось спускаться в долину между холмами. 
      Там был колодец, да такой глубокий и чистый, что воды в нём хватило бы ещё на три деревни. 
      Что и говорить, не так уж приятно таскаться в такую даль — вниз порожняком, в гору с водой. Мулы, как только к их бокам начинали приторачивать бочонки или бурдюки, поднимали громкий рёв. Ну а люди? Люди, представьте себе, не жаловались. Всякому ведь интересно узнать, какие новости в соседней деревне. Так, запросто, в будни к соседям не выберешься — времени нет, да по гостям без приглашения и не ходят. А у колодца что ни день встречались жители обоих селений. Женщины судачили о разных женских пустяках, мужчины, посасывая трубки, обсуждали дела поважнее. Самая ленивая девушка в любую минуту готова была бежать к колодцу с глиняным кувшином, оплетённым прутьями; самый бездельный парень только и норовил запрячь мула и отправиться за водой., Сколько свадеб затевалось подле колодца, сколько он видел ссор, сколько примирении — и пересчитать трудно! А для ребячьих игр лучшего места не сыскать. 
      Однажды рано утром жители Изнелло первыми приехали за водой. И что же они увидели? У колодца расположилась лагерем большая стая ворон. Вороны орали так оглушительно, что если бы и кьянцы и изнеллцы принялись кричать все разом, они бы не услышали своих голосов. Птицы прыгали, дрались и хлопали крыльями. Но всё это ещё полбеды! Самое главное, что на чистой воде колодца плавали перья, щепки и мусор, а земля вокруг была покрыта птичьим помётом. 
      Что только ни делали изнеллцы — и уговаривали ворон, и стыдили, и грозились… Так нет же, проклятые птицы и не думали улетать. Тогда кто-то из людей бывалых, повидавших свет, предложил поставить у колодца чучело. 
      Сказано — сделано. Изнеллцы не пожалели ни жердей, ни соломы, ни тряпок. Ох и чучело же получилось! Огромное, высокое! Оно стояло над колодцем и махало рваными рукавами. Вороны испугались и разлетелись, а изнеллцы набрали воды и уехали. 
      Думаете, этим и кончилось? Нет, с этого только началось. Едва уехали изнеллцы, с противоположного холма стали спускаться кьянцы. Издали они увидели страшного великана. Голова как бочка, туловище с три бочки, руки — что мельничные крылья. Как гут не испугаться! Кьянцы попробовали усовестить великана: 
      — Эй, ты! Отойди от колодца. Дай людям воды набрать. 
      Но великан молчал и только размахивал руками, угрожая кьянцам. 
      Под горячим солнцем и люди рождаются с горячим нравом. Гнев ударил в голову кьянским смельчакам. Они смазали заржавленные ружья, залегли на склонах холма и принялись палить. Эхо так и отдавалось между холмами. 
      Какой переполох поднялся в Изнелло! Видно, враги напали на Кьяну, грабят, разоряют! Не миновать и нам, изнеллцам, беды. Надо спасаться, пока не поздно! 
      Мужья приказали жёнам: 
      — Увязывайте скарб, выводите скотину! Сейчас уйдём. 
      Тут женщины подняли вой и плач. Всего не унести, а нажитое горбом бросать жалко. 
      Женщины вопили, мужчины кричали, и вдруг кто-то додумался. 
      — Зачем бросать нажитое, когда можно отъехать от страшного места с деревней вместе. 
      Мигом закипела работа. Связали все верёвки, какие нашлись в селении. Пошли в ход и уздечки, и пояса, и шнурки от ботинок. Едва канат был готов, изнеллцы обвязали холм и принялись тащить его в сторону моря. 
      Тем временем кьянцы устали палить, да и порох у них кончился. А великан как стоял, так и стоит! 
      — Надо позвать на помощь людей Изнелло, — решили кьянцы. — Ведь колодец-то общий! 
      Трое самых отважных и ловких парней отправились из Кьяны в Изнелло, далеко обходя стороной колодец с великаном. Вернулись они бледные, напуганные ещё больше, чем раньше. 
      — Всему конец! Совсем беда! — заговорили они, перебивая друг друга. — Никого в Изнелло нет. Холм обвязан толстым канатом, а за холмом слышно: «Тяни дружней, тащи сильней!» Уходят изнеллцы на новое место. Видно, этого великана никто победить не может. Надо и нам уходить. 
      Взялись и кьянцы за дело. Свили канат и принялись тащить свой холм в другую сторону. 
      Чем бы всё это кончилось, — неизвестно, если бы не Чикко и Беппо. 
      Оба прожили на свете, считая на двоих, ровнёхонько восемнадцать лет и были парни хоть куда. Чикко жил в Кьяне, а Беппо в Изнелло, но это не мешало им быть закадычными друзьями. Если мальчишки нападали на Беппо, Чикко вступался за него. Если нападали на Чикко, вступался Беппо. Ну, а уж если никто не нападал, друзья дрались между собой. 
      Дня за три до страшных событий Чикко и Беппо нашли вдвоём бесценное сокровище — старый обруч от рассыпавшейся бочки. Они его и гоняли, и подбрасывали вверх, и заставляли вертеться волчком. А к вечеру, когда каждому надо было возвращаться в свою деревню, решили спрятать общее сокровище, чтобы никому не было обидно. Зарыли они его в песок неподалёку от колодца. 
      И вот, как только обе деревни собрались переезжать, мальчики вспомнили о сокровище. 
      «Непременно надо захватить обруч с собой!» — подумал Чикко. 
      «Как бы не забыть обруч!» — подумал Беппо, 
      И оба побежали к колодцу. Как же это они не побоялись? Э, в девять лет пугаются совсем не того, чего боятся взрослые. Чикко и Беппо сошлись у колодца и заспорили, кому достанется обруч. Спорили, спорили и, конечно, подрались. Да так, как ещё никогда не дрались. В конце концов обруч они поломали и каждый с рёвом побежал к своей матери. 
      — Ты где запропастился, когда переезжать надо? — спросили у Чикко. 
       — У колодца, — ответил Чикко. 
      — Как у колодца! И великан тебя не съел? — удивились кьянцы. 
      — Какой там великан! Там чучело из соломы. Изнеллцы поставили ворон отгонять. 
      Канат выпал из рук кьянцев. 
      — Ты где был? — спросили у Беппо. 
      — У колодца, — ответил Беппо. 
      — Как у колодца! И вражеские войска тебя в плен не взяли? 
      — Какие там враги! Это кьянцы палили по нашему чучелу. 
      Изнеллцы переглянулись и молча разошлись по домам. 
      Так все и остались на своих местах: и Кьяна, и Изнелло, и чучело у колодца.

Далеко ли до Сатьмази?

Еврейский анекдот

Еврей идет по тракту. Встречается ему крестьянская телега. Еврей спрашивает крестьянина:
— Далеко отсюда до деревни Сатьмази?
— Полчаса.
— Можно с вами поехать?
— Садись.
Они едут полчаса. Еврей начинает беспокоиться.
— А теперь — далеко еще до Сатьмази?
— Добрый час или около того.
— Как? ! Перед этим вы сказали, что полчаса!
— Так мы же едем в другую сторону.

О распутной женщине

Сказка амхара (Эфиопия)

Жила одна распутная женщина. Однажды с ее мужем произошла неприятность, и на суде шло разбирательство его дела. В этот день в дом к распутной женщине пришли ее любовники.
Сначала пришел один. Стали они развлекаться, и тут пришел другой. Тогда первый бросился в чулан и спрятался там. Только она стала развлекаться со вторым, пришел третий. Тогда второй забрался на насест.
И, таким образом, друг за другом они позабивались во все уголки дома. Когда она развлекалась с седьмым, пришел ее несчастный муж, и тогда седьмой спрятался за зернотерку.
— Ну, чем закончилось твоё дело? — спросила жена мужа.
— Я проиграл дело, — печально ответил муж.
— Откуда же ты теперь возьмешь денег, чтобы заплатить долг? — спросила она его.
А муж, подняв глаза вверх, отвечает:
— Он заплатит.
Муж имел в виду всевышнего, а любовник, забравшийся на насест, подумал, что он говорит про него, и во весь голос стал возражать:
— Почему это только я? Нет, пусть платит каждый, кто здесь находится!
Тогда хозяин дома закрыл дверь, позвал на помощь судью, и все семь развратников были задержаны. После этого каждый из них заплатил по сорок бырров, и хозяин дома вернул свой долг.
Так рассказывают.

Об одном человеке, вернувшемся домой издалека

Сказка амхара (Эфиопия)

В какой-то стране жил один семейный человек. Однажды он попрощался со своими детьми, женой и всеми домочадцами и отправился в дальний путь. Много лет он прожил в дальних краях, а затем возвратился на родину. Приблизившись к дому, он повстречался со своими соседями и стал разговаривать с ними.
А в это время у его жены в гостях было трое мужчин, и она развлекалась с ними. Услышав голос мужа женщины, эти мужчины страшно испугались. Один из них забрался на балку под самую крышу, другой — в гуаду [кладовку], а третий спрятался под кровать.
Хозяин дома соскучился по своим близким и, войдя в дом, поцеловал жену, детей и всех своих домочадцев. Потом, довольный, что благополучно возвратился домой, поднял глаза к небу и сказал, обращаясь к богу:
— Тебе там, наверху, все известно, и ничто не скроется от тебя!
А тот, кто забрался на балку, решил, что хозяин дома обращается к нему, и говорит:
— Да, известно. Кроме меня тут есть еще кое-кто.
А тот, который сидел в гуаде, говорит оттуда:
— Ну, о ком ты хочешь сказать?
Тогда заговорил и тот, который спрятался под кровать:
— И кто вас дернул за язык! Сидели бы и помалкивали, как я, так нет — болтают всякий вздор!
Тут они выскочили из дома и бросились наутек. Так рассказывают.
Как говорят в народе, на воре шапка горит.

Два гроша

Сербская сказка

Жил-был бедняк. Торговал он чем попало, лишь бы голодным не сидеть. Набрал он раз мешок мху, сверху положил немного шерсти и пошел на базар продавать его. По дороге встретился ему человек: тоже идет на базар и несет чернильные орешки, а чтобы продать их, прикрыл сверху настоящими орехами. Бедняки стали друг у друга спрашивать, что у кого в мешке: один говорит — орехи, другой — шерсть. Решили они тут же на дороге купить товар друг у друга. Стали торговаться. Тот, у кого был мох, сказал, что шерсть дороже орехов, и потребовал доплаты, но, видя, что второй доплачивать не желает, а согласен только на обмен, подумал, что орехи-то, во всяком случае, дороже мха и он все равно останется в выигрыше. Торговались они долго и наконец решили, что хозяин орехов приплатит за шерсть два гроша. Но денег у него при себе не было, и для большей уверенности, что долг будет уплачен, они побратались. После того поменялись мешками и разошлись в разные стороны. Каждый думал, что надул другого. А как пришли домой да вынули товар из мешка, увидели, что они обманули друг друга.
Спустя некоторое время тот, что отдал мох вместо шерсти, пошел искать своего побратима, чтобы получить с него два гроша. Нашел его в одном селе в работниках у попа и говорит:
— Побратим, ты обманул меня.
— Да ведь и ты меня, побратим, обманул, — отвечает тот.
Первый стал требовать два гроша: раз договорились да скрепили договор братаньем, надо его исполнять. Другой соглашается: с радостью отдал бы, да нет у него сейчас двух грошей.
— Но вот у моего попа, — говорит он, — за домом есть большая яма. Он туда часто залезает, — наверно, там лежат деньги и драгоценности. Вечером ты спусти меня в эту яму, а когда мы ее обчистим и разделим добычу, я тебе и заплачу два гроша.

Читать дальше

Паук и лис

Сказка индейцев дакота

Однажды охотился Паук в прерии. Был у него с собой полный колчан стрел из травинок, а самая гибкая травинка служила луком. Во время охоты повстречал он Лиса.
— Здравствуй, братец Лис, — сказал Паук. — Как поживаешь?
— Да какой же я Лис, — изумился тот. — Еще вчера братец Бизон превратил меня в Бизона, чтобы я смог пожевать немного травы. Я пожаловался ему, что год нынче голодный.
— Верно, — вздохнул Паук, — год нынче голодный. Слушай, Лис, а не можешь ли ты меня превратить в Бизона, тогда бы я тоже пожевал немного травы.
— Отчего же, могу, — отозвался Лис. — Я видел, как делал это Бизон. Заберись на тот холм, а я разбегусь и через тебя перепрыгну.
Взобрался Паук на холм. Но едва увидел, как Лис, прижав уши, со всех ног мчится на него, перепугался и отскочил в сторону.
— Братец Паук, — рассердился Лис, — я и не знал, что ты такой трус. Никогда не быть тебе Бизоном.
— Давай попробуем еще раз, — сказал Паук.
Снова разбежался Лис, перепрыгнул на этот раз через Паука, но перепрыгнул так неловко, что кувырнулся несколько раз и шлепнулся. Не только Паука не превратил в Бизона — сам из Бизона опять превратился в Лиса.
Увидел это Паук и чуть не лопнул от смеха. А бедняга Лис поскорее скрылся в прерии. Верно говорят: не умеешь — не берись.

Я сегодня только в первый раз пришел

Сказка амхара (Эфиопия)

У одного человека был бык, у которого была плешь на загривке. Купил этот человек саблю и, войдя в дом, вынул ее из ножен и сказал в шутку:
— Взять бы и прирезать этой острой саблей плешивого!
А в это время в чулане находился дружок его жены, который был плешивым. Он решил, что эта угроза относится к нему.
Дрожа от страха, он вышел из чулана и говорит:
— Мой господин, я сегодня только в первый раз пришел. Прости меня за это! — И бросился к его ногам.
Так рассказывают.

Злостный неплательщик и назойливый Заимодавец

Абхазская сказка

Злостный неплательщик Кадыр был должен одну копейку назойливому заимодавцу Мачагва.
Каждую неделю Мачагва приходил к Кадыру за своей копейкой, но тот всегда отказывал и говорил, что у него нет денег.
Так прошел год. С этих пор Мачагва стал приходить ежедневно.
Так прошло пять лет.
Однажды Мачагва сказал:
— Завтра я опять приду, но, если ты не заплатишь долг, между нами, кроме плохого, ничего не будет! — Сказал это и ушел.
Ha другой день должник научил свою жену, как обмануть заимодавца, и скрылся.
Заимодавец, конечно, не пропустил дня, пришел к должнику за своей копейкой.
Жена неплательщика встретила его радостной улыбкой.
— Пожалуйста, ты пришел как раз вовремя! — сказала она. — Мы утомили тебя немножко, но теперь можешь считать долг полученным: сегодня рано утром мои хозяин пошел по одному делу. Если он сделает его, то заплатит тебе долг.
Заимодавец поставил палку и сел.
— Нет, пожалуйста, не жди его сегодня! Он ушел в соседнее село. Говорят, там у одной вдовы есть хорошие семена льна, он думает их взять. Если он найдет эту вдову, если у нее действительно есть хорошие семена льна, если они с моим хозяином сойдутся в цене, то он наверняка их купит и принесет. Затем тут недалеко у одного человека есть подходящая земля. Если он сумеет взять эту землю и если ему что-нибудь не помешает, то в будущем году он там посеет лён. А если в том году будет хорошая погода и лён уродится, мы его станем трепать, соткем полотно, и если через год продадим его за хорошую цену, то и сами заработаем, и тебе долг заплатим!
Выслушал все это Заимодавец и рассмеялся, а хозяйка пробормотала: «Почему тебе не смеяться, когда ты свое получил!»
— Я слыхал, что ты сказала, но завтра обязательно приду за своим долгом, а если не получу — дело кончится смертью! — Сказал так, встал и ушел.
Все это хозяйка рассказала мужу. Муж ее сказал жене так:
— Мой Заимодавец наверняка завтра придет. Я притворюсь умершим, а ты, как только его заметишь, начни меня оплакивать. Он очень хитрый, но, может быть, мы сможем его обмануть и выпроводить, и если он совсем и не откажется, то на некоторое время перестанет сюда ходить.
— Хорошо, — ответила жена. — Как ты сказал, так и сделаю!
На другой день должник увидел, что Заимодавец подходит к его воротам. Должник тут же лег на тахту, вытянулся и притворился мертвым. Его жена стала неистово кричать, плакать, биться головой об стену и рвать на себе волосы.
Заимодавец быстро вошел в дом, увидел, что его должник мертвый лежит на тахте, поставил палку в сторону, повесил башлык; и, ударяя себя по голове, то приближаясь, то отходя от «мертвеца», стал его оплакивать.
Потом, немного успокоившись, Заимодавец спросил у хозяйки:
— Когда он умер и как умер?
— Сегодня утром он заболел, и не прошло и часу, как испустил дух.
— Мы были с ним в ссоре из-за копейки, но все-таки я его очень жалею и, если ты не возражаешь, хотел бы обмыть своими руками и уложить в гроб, — сказал заимодавец хозяйке.
Хозяйка согласилась.
Мачагва обмыл «покойника», уложил в гроб, приготовил к похоронам и сказал:
— До свидания! Теперь вы хороните сами, а мне пора домой — уже вечереет. Да не придет к вам больше горе! — и пошел домой.
Но, отойдя немного, он вернулся, спрятался в лесу, недалеко от места похорон, и стал смотреть — будут хоронить Кадыра или нет? Мачагва боялся, как бы его не перехитрили.
Лежавший в гробу должник позвал жену и сказал:
— Наш Заимодавец хитрый, он может вернуться обратно. Поэтому накорми меня и похорони, но только так, чтобы я не задохнулся.
Жена быстро накормила его, похоронила так, чтобы он не задохнулся, и пошла домой.
Заимодавец тайком подошел к могиле и стал караулить покойника.
В полночь какие-то грабители с мешком золота и сверкающей шашкой остановились у могилы и стали говорить между собой:
— Когда мы проходили здесь вчера после полудня, никто тут не был похоронен. Кого же потом похоронили?
Говоря так между собой, они положили мешок и сели.
«Раз сели, разделим деньги!» — решили они и стали делить золото. В то время один из них крикнул:
— Оставьте пока деньги, давайте сначала отдадим шашку тому из нас, кто ее заслужил!
Грабители согласились и решили отдать шашку тому, кто во время грабежа отличился мужеством.
Но, рассматривая шашку, они заспорили: стоит она чего нибудь или нет. Одни говорили: «Эта шашка из каленой стали — видите, как она гнется!» А другие считали, что она из простого железа и ничего не стоит.
Тогда один из грабителей сказал:
— Если эта шашка разрубит человека одним ударом, из каленой стали.
Все с этим согласились, но кого же можно было разрубить?
— Давайте выкопаем мертвеца, что похоронен сегодня, — он ещё похож на живого — разрубим его и так испытаем шашку.
Все это слышал «мертвец», но что ему было делать? Он молчал, боясь заимодавца.
Грабители быстро взялись за могилу, выкопали «покойника» и поставили на ноги. Но, как только один из грабителей взял шашку и, размахнувшись, хотел ударить, тот испугался что его убьют, и громко закричал.
Грабители перепугались, бросили свою шашку и бесследно исчезли.
В это время Заимодавец подбежал к Кадыру и закричал:
— Долго ты меня обманывал, притворяясь то живым, то мертвым! Отдай сейчас же мою копейку и половину этого богатства!
Неплательщик не соглашался. Они вцепились друг в друга и начали драться. По их лицам текла кровь. Заимодавец был силен, но и неплательщик не уступал ему. Они так избили друг друга, что не могли подняться с места;
Пока они дрались, убежавшие грабители сидели где-то далеко, затаив дыхание.
Наконец они выбрали самого храброго и послали его узнать, что это за покойник, который кричал, и что случилось с их богатством.
Когда посланный подкрался и увидел, что два «мертвеца» дерутся из-за денег, он перепугался, закричал, перескочил через ограду, прибежал к товарищам и все им рассказал.
Услыхали это грабители и воскликнули:
— Конец света настал! — и бросились по домам.
«Мертвецы» услыхали крик испуганного грабителя, перестали драться и начали делить деньги. Все разделили, но неплательщик не отдал копейку, а Заимодавец, конечно, не забыл о ней и сказал:
— Приготовь долг, я на днях приду за ним, — и ушел, избитый кулаками Кадыра. Он с трудом перелез через ограду, а потом нагнулся и что-то поднял. Неплательщик заметил это, быстро догнал его и спросил:
— Что ты поднял?
Это была шапка, упавшая с одного грабителя, когда он, убегая, перескакивал через ограду.
Кадыр и Мачагва опять поссорились из-за шапки и намяли друг другу бока.
Наконец Заимодавец согласился и отдал неплательщику половину стоимости шапки. Заимодавец взял шапку, напомнил, что он все же придет за копейкой, и пошел своей дорогой.
Шел‚ думал, что дальше будет с его копейкой, и, пока не отошел далеко, все поглядывал исподлобья на неплательщика. Идя так по дороге, он остановился на краю поля и что-то поднял.
Это заметил неплательщик и подумал: «Наверное, он что-то нашел!» — и с криком бросился догонять Мачагва.
Когда тот заметил, что за ним гонится Кадыр, он закричал:
— Чтоб твоя мать увидела горе, отстань! То, что я поднял тебя не касается! Это кремень!
— Все равно, пусть будет кремень, но, если ты мне не отдашь половину, больше не приходи за своей копейкой! — крикнул Кадыр.
— В расчете, в расчете! — с трудом закричал избитый заимодавец.

Об одной распутнице, которая возвращалась с базара

Сказка амхара (Эфиопия)

Одна распутница, возвращаясь домой с базара, повстречала человека, который охранял сорго, и поздоровалась с ним. А он ей говорит:
— Сестренка, сегодня я зайду к тебе поужинать, так что уберись и жди меня.
— Хорошо, братец, я выполню твоё желание, но не забудь захватить с собой колосьев: я люблю сорго, — ответила она и пошла дальше.
Потом ей повстречался пастух, который пас коз, и он, как и первый, сказал ей:
— Сегодня я буду ночевать у тебя, так что жди меня.
— Хорошо, братец, я согласна, но я люблю мясо, а поэтому захвати с собой козленка, — ответила она ему.
Через некоторое время она повстречала пастуха, который пас коров, и тоже поздоровалась с ним, а он говорит ей:
— Пожалуйста, подожди, у меня к тебе есть дело.
Она обернулась и спрашивает его:
— Что, братец?
— Да тут простое дело. Я собираюсь сегодня поужинать у тебя, так что позволь мне прийти, — попросил он ее.
— Я не против, только я люблю молоко, а у тебя, я вижу, много коров, поэтому захвати с собой калебасу простокваши и приходи. Я уберусь и буду ждать тебя, — ответила она ему кокетливо.
Четвертым был один деревенский староста. Она повстречалась с ним, когда он ехал на муле, а его слуга, подгоняя мула, нес его ружье.
— Ты откуда идешь? — спросил он ее.
— С базара, мой господин, — ответила она.
Он поговорил с ней немного, а потом велел слуге посадить ее на мула и довез ее до ее дома.
— Ну, я приду к тебе домой вечером на ужин, только никому не говори об этом. Я сейчас съезжу домой и приду к тебе, — сказал он ей.
— Хорошо приходите. Я буду ждать вас, — сказала она старосте.
С наступлением вечера первым пришел к ней тот человек, который сторожил сорго. Он принес, как она ему наказала, охапку колосьев сорго. Она взяла у него сорго и сказала, чтобы он прошел на кухню и посидел там. После него пришел пастух, который пас коз. На нем были широкие штаны, длинный матерчатый пояс и кута. С собой он привел козленка. Она взяла у него козленка, а его самого спрятала в глиняный сосуд для хранения зерна.
Потом пришел тот, который пас коров, и принес с собой простоквашу. Она взяла у него калебасу и повесила ее на крючок у очага, а ему сказала, чтобы он спрятался под ее кроватью.
Наконец, пришел деревенский староста, который довез ее на муле до дома. За ним следовал его слуга и нес его ружье.
Она убрала дом, принарядилась и ждала его. Пока они беседовали, тот человек, который охранял сорго, набегавшись за день за обезьянами, заснул от усталости и заговорил во сне:
— Перестань, беги в дверь!
Тут деревенский староста испугался и встал, решив бежать.
Вставая, он ударился головой о калебасу, и простокваша вылилась ему на голову. В страхе он бросился бежать вместе со своим слугой, забыв взять ружье. Тот же, который пас коз, выскочил из своего убежища и, оставив куту, бросился наутек.
А тот, кто принес простоквашу, поднял кровать, бросил ее на кувшин с водой и горшок с тестом, так что черепки разлетелись во все стороны, а сам, разыскав дверь, распахнул ее настежь и вылетел стрелой из дома.
А тем временем деревенский староста остановился и, запыхавшись, сказал слуге:
— Я ударился головой. Посмотри, пожалуйста, что у меня на голове?
Слуга, увидев на голове у своего господина что-то белое, сказал ему:
— Ну, мой господин, вы вряд ли выживете. Кровь уже вылилась, а сейчас наружу вытекли ваши мозги. Наверно, вы не поправитесь. А пока бежим, чтобы враги нас не схватили!
И они продолжали бежать.
А тот, кто принес козленка, и тот, кто принес простоквашу, тоже спасались бегством. Только тот, кто принес сорго, остался в доме. Он не слышал всего этого переполоха. Проснувшись, он провел ночь с этой женщиной, а утром, перекусив, отправился сторожить сорго. Так рассказывают.

Писарь уговаривает добрую девицу забраться с ним вместе в пустую бочку, девица же оказывается юношей и, получив заранее уговоренную мзду, убегает от него и пропивает деньги со своими приятелями и собутыльниками

Немецкий шванк из «Книжицы для отдохновения» Михаэля Линденера

В Эльзасе, в городке Обер-Беркгейм, проживал некогда писарь, имя которого здесь лучше не упоминать, а человека веселей и забавней, чем он, я, признаться, в жизни своей не видывал. И хотя был он уже в весьма почтенном возрасте, проделки его и рассказы об этих проделках заставили бы расхохотаться каждого. Потому что за словом он в карман не лез, и дело у него спорилось, и все у него в руках горело. И вот однажды, хлебнув хорошего вина, сел он, по своему обыкновению, на лавку у собственных ворот, чтобы подышать свежим воздухом. И тут предстал перед ним один молодой проказник, решивший подшутить над канцеляристом, повадки и вкусы которого были ему хорошо известны, и вырядившийся с этой целью в женское платье. Дело происходило довольно поздним вечером, а старый блудодей был уже изрядно пьян, и конечно же он решил, что перед ним особа женского пола. И, недолго думая, окликнул эту особу да пригласил сесть с собой на лавку. И с места в галоп пустился с нею в беседу о таких вещах, при одном упоминании которых щеки порядочных девиц, да и дам тоже, наливаются краской. А юноша как раз на такие мысли его и наводил. Поэтому он изъявил полное и немедленное согласие на все, что предложил ему старый греховодник, и парочка направилась к большой пустой бочке, лежавшей посредине улицы. Но прежде, чем залезть туда, молодой шалун спросил: «А что вы мне, господин писарь, за это дадите?» — «Хрен тебя подери, — отвечал ему развратник, — взгляни-ка сюда!» И с этими словами вытащил из кармана талер и протянул его юноше. Взяв талер, юноша сказал писарю: «Ладно, полезайте в бочку первым, а я — следом за вами». Старик, предвкушая удовольствие, с готовностью полез в бочку. А мошенник дождался, пока канцелярист оказался в бочке, и пошел прочь, к приятелям и собутыльникам, и они в ту ночь прогуляли и пропили талер, а старый нечестивец терпеливо дожидался подружку, сидя в бочке. Наконец он сообразил, что девка его обманула, смывшись вместе с деньгами, вылез из бочки и пошел домой.
Об этом писаре много еще чего можно понаписать да нарассказать. Да ведь и мошенников вокруг немало, и каждый норовит отплатить тебе за все добро злом. Да уж, видно, такова жизнь, ведь чужим умом умен не будешь, а знать бы, где упадешь, так и соломки подстелить можно. Увы, увы, увы…