Попугай и летучая собака

Фиджийская сказка

Попугай и летучая собака были друзьями. Однажды летучая собака сказала:
— Друг, на острове Коро созрели чудные плоды давы.
Попугай отвечал:
— Если мы полетим туда, позволь мне есть их мякоть!
— Хорошо, друг, — ответила летучая собака, — летим!
Они полетели к острову Коро. Летучая собака летела очень низко, над самыми гребнями волн. А попугай летел высоко-высоко. И вскоре его крылья устали. Тогда он окликнул летучую собаку:
— Я устал и могу упасть в воду.
Летучая собака отвечала:
— Спускайся вниз, друг. Я поддержу тебя своими крыльями над гребнями волн.
Попугай очень устал и с трудом спустился вниз. Летучая собака сказала:
— Садись ко мне на крылья, иначе ты умрешь.
Когда попугай приблизился и захотел сесть, летучая собака натянула перепонки своих крыльев. Попугай соскользнул с них и упал прямо в море. И тотчас его съела рыба-попугай.
Вот почему ее морда так похожа на клюв попугая. С той поры все попугаи стали бояться летучих собак — они уже больше не друзья.

Ящерица и черепаха: кто кого?

Фиджийская сказка

Однажды древесная ящерица и морская черепаха устроили состязание. Каждый из них хотел захватить раковину.
Ящерица хотела, чтобы раковина жила на суше, а черепаха хотела, чтобы раковина жила в море. Они ухватились за створки раковины с разных концов и стали тянуть их в разные стороны. Черепаха постепенно уступала ящерице. И тут она сказала:
— Ящерица, ну-ка посмотри на раковину!
Ящерица ослабила хватку, на мгновение отпустила раковину, и черепаха нырнула с нею в море. Вот почему раковины находят в море, а не в лесу. И теперь всякий, кто убьет древесную ящерицу или морскую черепаху, должен трубить в раковину. На одной из ее створок пять полос — это следы когтей древесной ящерицы. А на другой — извилины. Это следы морской черепахи.

Саранча

Португальская легенда

Едва вышел из божьих рук первый человек, созданный по божьему образу и подобию, как явился сатана, исполненный зависти и злобы, и сказал, что уж он-то создаст что-нибудь получше. Творец ему говорит:
— Хорошо, я даже сделаю так, что ты своей волей оживишь созданное тобой существо. Пусть в мире пока все идет своим чередом, а лет эдак через сто подавай сюда венец твоего творения.
Сгинул сатана с божьих глаз и принялся за дело, желая создать существо более совершенное, чем человек. Он взял конскую голову, насадил ее на бычью шею, украсил голову рогами антилопы и лошадиные глаза заменил на слоновьи; грудь существу он сделал как у льва, живот как у скорпиона, а ноги — тонкие, как у страуса. В глубинах преисподней трудился сатана над своим творением: вырезывал, обтачивал, кроил, клеил, подгонял, пока наконец почти через столетие из дьявольских рук не вышло крошечное отвратительное существо, которое ползало по земле.
— Приклеим ему крылышки — и готово! — воскликнул сатана.
Он так и сделал, и тут из его когтей выпрыгнула готовая саранча.
— Вот что создало моё искусство! — возвестил сатана, представ пред божьими очами.
— И это все, на что ты оказался способен? Ну что ж! Пусть это свидетельство твоей злокозненности тоже населяет землю.
Так с той поры и плодится по всей земле саранча, в чьем облике воплотились все земные чудища.

Как у Дикобраза появились колючки

Сказка оджибве

Однажды Дикобраз (у него еще тогда не было колючек) гулял по лесу, как вдруг повстречался ему Медведь.
— Я тебя съем! — сказал Медведь.
Но Дикобраз взобрался на самую макушку дерева — тем и спасся.
На следующий день, пробираясь закраиной леса. Дикобраз наткнулся на куст боярышника. Шип боярышника больно уколол его. «Эх, — подумал Дикобраз, вытаскивая из своего бока колючку, — были бы у меня такие шипы… А почему бы мне не вооружиться такими шипами?..»
Дикобраз отломил несколько колючек и приладил к спине. Увидел Медведь Дикобраза, выскочил из чащи:
— Сейчас съем!..
А Дикобраз свернулся клубочком и выставил свои колючки. Ударил Медведь Дикобраза — только лапу поранил. Заревел от боли и бегом в лес.
Сын небесного духа Нанабозо видел все это и долго смеялся остроумной выдумке Дикобраза.
— Кто тебя научил прицепить иголки? — спросил Нанабозо.
— Жизнь, — вздохнул Дикобраз.
Тогда Нанабозо сорвал с куста боярышника еще горсть колючек, прикрепил их к шкуре Дикобраза и сказал:
— Быть по сему.
Так у Дикобраза появились колючки, о которых хорошо знают все звери.

Как были наказаны бизоны

Сказка оджибве

В давние времена, когда мир еще был совсем молодым, главным среди всех зверей считался Бизон. У бизонов тогда не было горба. Они получили его гораздо позже, в наказание.
Вот как это случилось. Больше всего Бизон любил носиться по прериям, а впереди себя непременно высылал стаю лис, которые громкими голосами предупреждали всю летающую, ползающую и бегающую мелочь, что их вожак Бизон вышел на прогулку И все должны были убираться с дороги, чтобы не быть растоптанными. Однажды, когда Бизон вот так мчался по прерии, маленькая птица не смогла вовремя уступить ему дорогу: она как раз сидела на гнезде. И хотя все звери пытались остановить Бизона, он и не подумал свернуть и растоптал тяжелыми копытами и птицу, и гнездо. Не ожидал Бизон, что о его поступке узнает Нанабозо сын небесного духа, сотворивший сушу и все живое и слепивший из глины и песка первого индейца племени оджибве. Сильно рассердился Нанабозо. Бросился наперерез Бизону и одним движением руки остановил его.
— Как ты посмел губить то, что я создал? — грозно воскликнул Нанабозо. — Как посмел обижать тех, кто слабее тебя? Пусть отныне у всех бизонов вырастет горб на спине, а голову свою от стыда они всегда держат низко опущенной.
Так и случилось…

Осёл

Португальская сказка

Сотворил господь бог животных и, известное дело, нарек их разными именами. Днями позже пришел он проверить, помнят ли они его урок. У всех животных имена накрепко в голове засели, один осел сплоховал — не помнит, и все тут. Тогда господь как ухватит его за уши и ну тянуть что есть силы. «Осел ты, — говорит, — осел и всегда ослом останешься!»

Как Заяц поймал солнце

Сказка айова

Однажды молодой Заяц спросил свою бабушку:
— Слушай, бабушка, как это получается: хотя я встаю рано, всегда кто-то проходит раньше меня по дорожке к нашему вигваму и оставляет свои следы. Кто бы это мог быть?
— Наверно, тот, кто встает еще раньше.
— Проверим, — сказал Заяц.
И поставил ловушку.
На следующее утро, проснувшись раньше обычного, Заяц побежал проверять свою охотничью снасть. В силках он увидел незнакомца.
— Кто ты? — спросил Заяц.
— Солнце, — ответил незнакомец.
— Наконец-то! — обрадовался Заяц. — Я тебя поймал!
Солнце так запуталось в ловушке, что не могло не только сдвинуться с места, но и просто пошевелиться.
— Ты меня поймал, — согласилось Солнце, — но что скажут люди? Думаешь, это им понравится?
Подумал-подумал Заяц и решил, что людям это не понравится. И поскорей принялся освобождать Солнце. А оно жгло немилосердно. Зайцу приходилось ежеминутно дуть на лапки, пока он развязывал путы. Наконец Солнце получило свободу.
Солнце-то свободу получило, а Заяц в результате этой истории так загорел, что его шерсть приняла с тех пор коричневатую окраску.

Как белка замуж выходила

Словенская сказка

Случилось это в ту пору, когда белка была еще незамужней.
Ежу очень хотелось жениться на ней, а чтоб она за него пошла, он каждый день приносил ей подарки. Все яблоки, сколько их было в округе, перетаскал белке.
— Уж так и быть, — сказала однажды белка, — пойду за тебя, только смотри, будь хорошим мужем.
Еж на радостях обещал ей все.
Тотчас же позвал он волка в посаженые отцы, лисицу в посаженые матери, зайца в дружки, серну в подружки. Как-никак белка — невеста, а еж — жених.
Сыграли свадьбу. Пировали. А потом отправилась белка к себе на сосну, еж — за ней. Забрались в дупло и улеглись спать.
— Эй, ты, — говорит вдруг белка ежу, — отодвинься немножко, уж очень ты колюч!
Еж послушался и чуточку отодвинулся. А белка ему снова:
— Отодвинься-ка еще, колются твои противные иглы.
Еж спорить не стал, отодвинулся. Белка в третий раз говорит:
— Отодвинься-ка подальше, колюч ты, спасу нет!
Еж послушался, отодвинулся еще и — бух! — грохнулся наземь, да так зашибся, что у него навсегда пропала охота лазить по деревьям.
А белка недолго была вдовой — очень скоро вышла она замуж за бурундука.
Бурундук тоже пришелся ей не по нраву, и она вытолкнула его из дупла. Но тот не будь дурак — возьми да и уцепись за ветку. Вцепился он в нее когтями и давай оттуда браниться со своей супругой.
Они и по сей день не помирились и при каждой встрече громко бранятся.

Почему заяц куцый

Словенская сказка

Волк надумал вскопать землю и засадить ее виноградом, а на помощь он позвал лисицу и зайца. Для помощников он приготовил вкусное угощение: полный горшок меда.
Все трое работали прилежно. Да лисице больно не терпелось — захотелось медком полакомиться. — Повернулась она к ближней лозе и как закричит:
— Эй, эй!
— Кто это там? — спрашивают волк и заяц.
— А знать, меня на крестины зовут! — придумала лисица.
— Так поди сходи! — говорит волк.
— Да поскорей возвращайся работать, — прибавил заяц.
А лисица прямехонько к тому кусту, где волк спрятал горшок с медом. Нализалась она сладкого меду и вернулась.
— Ну, как нарекли младенца? — полюбопытствовал волк.
— Початочек, — хихикнула лисица.
— А как гостей потчевали, кума? — спросил заяц.
— На славу! — ответила лисица.
Взялись за работу. Вот лисица в другой раз повернулась к лозе и как закричит:
— Эй! Эй!
— Кто это там? — спрашивают волк и заяц.
— На крестины, знать, зовут, — отвечает лисица.
— Так сходи, — отпустил ее волк.
— Да поскорей возвращайся, — прибавил заяц.
Лисица ушла. А как вернулась, стали волк и заяц расспрашивать, как нарекли младенца, она и отвечает:
— Середышек!
То же было и в третий раз. Лисица бросила работу и покончила с медом. Притомились волк и заяц, прилегли отдохнуть, да и заснули. Хитрая лиса подкралась к ним и медом вымазала зайцу хвостик. А потом как закричит:
— Эй, сони, полно вам спать!
— Ах, ты уже здесь? Ну, как нарекли? — зевнул волк.
— Поскребышек! — хихикнула лиса.
— А как гостей потчевали? — спросил заяц.
— На славу! — облизывается лисица. — А ты, куманек, не раздумал угостить нас обедом? — обратилась она к волку.
— А ведь и правда, — кивнул волк. — Полдень уж, пора обедать.
Бросился он к кусту, где спрятал горшок с медом, глядь, а в горшке пусто.
Вернулся волк к помощникам и закричал:
— Мед кто-то съел! Найду вора — шею сверну!
А лисичка и говорит:
— Пока ты, куманек, спал, заяц весь мед и слизал.
— Не ел я его! — стал защищаться заяц.
— Не отпирайся! Коли ты не ел, то почему тогда у тебя весь хвост в меду?
Тут волк зарычал и кинулся к зайцу, чтоб свернуть ему шею. Заяц пустился наутек, только пятки засверкали. Волк за ним. Поймал зайца за хвост и откусил его, а шею свернуть ему не удалось.
С тех пор заяц куцый.

Странствие птиц

Новогебридская сказка

Вот как это было. У себя на острове жили птицы. Когда на острове Квакеа созрели плоды таван, птицы сказали:
— Хорошо! Плоды созрели. Поплывем и полакомимся ими!
Из большого листа птицы сделали лодку и стали собираться в путь.
Зеленый попугай сказал:
— Я поеду с вами!
— Нет, нет, уходи, —сказали птицы, —как бы из-за тебя твой отец на нас не рассердился!
Тогда зеленый попугай запел:
— А я пойду и скажу отцу! Ветер будет неблагоприятным! Плохой ветер! Плохой ветер!
— Ну, ладно, садись, — сказали ему птицы, и зеленый попугай уселся в лодку.
Потом птица уасиа спросила:
— Друзья, куда это вы собрались?
— На остров Квакеа, есть таваны!
— Я поеду с вами.
— Нет, нет, оставайся, а не то твой отец и мать будут нас ругать.
Тогда уасиа запела:
— А я пойду и скажу отцу! Ветер будет неблагоприятным! Плохой ветер! Плохой ветер!
— Ну, ладно, садись, — сказали птицы, и уасиа уселась в лодку.
Потом спросил голубь:
— Можно я поеду с вами?
— Нельзя, твои родители будут нас бранить.
— А я скажу своему отцу, — запел голубь.— Ветер будет неблагоприятным! Плохой ветер! Плохой ветер!
И птицы пустили голубя в лодку.
Когда все они уселись в лодку, пришел рак-отшельник и сказал:
— Друзья, возьмите и меня!
— Нет, останься и присмотри за нашим островом!
— Не обижайте меня, возьмите!
— Нет, нет, поплывут только те, которые могут забираться на деревья, а ведь ты ползаешь по земле.
— Возьмите меня, — упрашивал их рак.— Вы могли бы сбрасывать плоды на землю, а я сидел бы под деревом и ел их.
— Ну, ладно, — сказали птицы, — садись!
И рак забрался в лодку.
— Иди сюда и сядь рядом со мной, — позвала его птица уэру. Рак подполз к ней, и птица сказала:
— Осторожней двигай клешнями, чтобы не продырявить лодку.
— Ладно, ладно, — ответил рак.
Уэру следила за раком, но он все-таки ворочал клешнями, и птица снова его предупредила:
— Друг, будь осторожней, так ты проткнешь лодку.
— Ладно, ладно, — отвечал рак.
Ветер надул парус, и лодка вышла в открытое море. Рак зашевелился и клешней проткнул днище. Лодка стала быстро наполняться водой.
— Скорей, скорей! — закричали птицы.— Рак проткнул дно! Скорей выбирайтесь из лодки!
Птицы выпрыгнули из лодки и поплыли. А рак перелез через борт, погрузился в воду и пополз по морскому дну. Птицы выплыли на берег и стали спрашивать друг друга:
— Друзья, все спаслись?
Тут кто-то из них сказал:
— Нет, не все. Бедняга рак потерялся.
Птицы закричали:
— Кто нырнет, чтобы спасти его?
Одна птица предлагала другой нырять, но все отказывались, и наконец уэру сказала:
— Я попробую найти рака.
Птица нырнула в воду, но не нашла рака. Еще и еще раз ныряла уэру, и от морской воды ее перья стали черными, а глаза — красными.
А рак раньше их всех выбрался на берег и спокойно отдыхал.
Между тем уэру все ныряла, а другие птицы ее спрашивали:
— Ну как, нашла рака?
— Нет, я его не нашла, — отвечала уэру. — Посмотрите, от морской воды мои перья стали черными и синими, а глаза — красными. Я выхожу на берег.
Уэру вышла на берег, и тут все птицы увидели рака.
— Как же ты выбрался из моря? — спросили они его.— Когда лодка затонула, ты же пошел ко дну!
— Да, да, — отвечал рак, — я опустился на дно и по дну вышел на берег.
— Ну и хорошо, — сказали птицы.— Мы думали, ты утонул, а вот, оказывается, ты тоже жив. А теперь давайте почистим друг другу перья.
Птица тасис позвала тетере:
— Друг, пойди сюда и почисти мне перья!
Куатман сказал зеленому попугаю:
— Я почищу твои перья.
Татагорас сказал уасиа:
— А я тебя почищу.
Все расселись парами и начали чистить друг друга. А крыса сказала сове:
— Иди сюда, я тебя почищу.
Крыса стала расчесывать перья на голове у совы. Она расчесывала и приговаривала:
— Чешу, чешу, чешу, кладу, кладу, кладу.
Крыса нагадила сове на голову и сказала:
— Мои лапки устали. Пусть кто-нибудь другой причесывает тебя.
— Давай я причешу тебя, сова, — предложил попугай.
Крыса убежала, и он занял ее место. Попугай стал причесывать сову и увидел, что наделала крыса.
— Крыса на тебя нагадила, — сказал он сове.
Сова погналась за крысой, но та спряталась в норе. Сова села возле норы. Она хотела выманить крысу наружу. Сова расколола кокосовый орех и положила возле норы, но крыса не высовывалась.
— Как же мне ее выманить? — сказала сова.— Попробую изжарить корень каладиума.
Сова нашла корень, изжарила его и положила у входа в норку. Крыса почувствовала вкусный запах и высунулась. Но сова зорко за ней следила. Она схватила крысу когтями, убила ее и съела.