Ходжа Насреддин пускается в тонкости богословия

Турецкий анекдот

У Ходжи Насреддина спросили: «Что ты скажешь о совершенстве божественной воли?» — «С тех пор как я себя помню, — сказал Ходжа, — случается постоянно то, что говорит господь бог; а если бы сила была не в руках господа, когда-нибудь да исполнилось бы и то, что я говорю». Так кратко и убедительно определил Ходжа понятие о божественной воле.

Выкрасть балку и подменить колонны, не передвигая дома

Китайская легенда из «Тридцати шести стратагем»

Вынуждать союзника постоянно менять свое построение.
Пользоваться беспорядком в его рядах, чтобы истощить его силы.
Дождаться, пока он потерпит поражение
И самому стать победителем.

Построение войска в битве подобно устройству дома.
То, что называют «осью небесного равновесия», которая проходит по центру позиции с востока на запад перпендикулярно построению войск, есть как бы продольная балка дома.
То, что называют «земной осью», которая проходит параллельно позиции с юга на север, есть как бы боковые колонны дома.
Поэтому, глядя на расположение войск, мы можем знать, где находятся лучшие части.
Ведя сражение совместно с третьей стороной, мы можем по много раз вынуждать ее перестраивать свою позицию и незаметно посылать в бой лучшие части противника вместо собственных воинов, тем самым «выкрадывая балку и подменяя колонны» в позиции союзника.
Если сей маневр проведен удачно, позиция союзника ослабеет, и можно будет без труда вести сражение его войсками.
Такова лучшая тактика, если нужно «воевать с противником руками другого противника».

Иллюстрация:
В середине V в до н. э. в древнем царстве Цзинь власть принадлежала шести могущественным фамилиям: Чжи, Хань, Вэй, Чжао, Фань и Чжунхан. Самым сильным из них было семейство Чжи, возглавляемое Чжи Бо. Амбиции Чжи Бо не имели границ. Он заключил союз с семьями Хань, Вэй и Чжао, уничтожил кланы Фань и Чжунхан и захватил их земли. После этого он потребовал от клана Хань уступить ему свои владения. Предводитель клана Хань, Хань Кан-цзы, поначалу хотел дать отпор нахалу, но его советник сказал ему:
— Чжи Бо — человек алчный и злобный. Если мы не уступим ему, он захватит наши владения силой. В будущем он непременно захочет отобрать еще чьи-нибудь земли, и тогда, возможно, нам представится случай отомстить ему.
Хань Кан-цзы послушался своего советника и выразил покорность Чжи Бо. Последний, окрыленный успехом, в скором времени стал притязать и на владения семейства Вэй. Глава последнего, Вэй Хуань-цзы, тоже не оказал открытого сопротивления Чжи Бо в надежде дождаться благоприятного момента для того, чтобы освободиться от его диктата в будущем.
Наконец, Чжи Бо потребовал изъявления покорности от семейства Чжао. Глава этого клана, Чжао Сян-цзы, не хотел ничего слышать. Тогда Чжи Бо повел свои войска во владения Чжао и осадил их столицу. Он приказал построить плотину на протекавшей рядом реке, чтобы затопить город. Вода поднялась почти до самого верха городского рва. В городе начался голод, но его защитники поклялись стоять до последнего.
Однажды Чжи Бо в сопровождении Вэй Хуань-цзы и Хань Кан-цзы отправился посмотреть на осажденный город.
— Ну вот, — удовлетворенно сказал он, — теперь я знаю, что для того, чтобы уничтожить город, достаточно одной воды!
Услышав эти слова, Хань Кан-цзы и Вэй Хуань-цзы многозначительно переглянулись: они разом подумали о реках, которые протекали у их родных городов.
Очень скоро Чжао Сян-цзы прислал из осажденного города гонца к Хань Кан-цзы и Вэй Хуань-цзы, рассчитывая склонить их на свою сторону.
— Если отрезать губы, то зубам будет холодно, — сказал гонец. — Когда падет Чжао, наступит ваш черед.
И тогда Хань Кан-цзы и Вэй Хуань-цзы вступили в сговор с Чжао Сян-цзы.
Через некоторое время Чжао Сян-цзы послал группу ловких воинов разрушить плотину на реке, и вода затопила лагерь Чжи Бо. Одновременно армия Чжао вышла из города и легко смяла расстроенные ряды осаждавших. Сам Чжи Бо был убит в бою.
Трое победителей разделили между собой земли клана Чжи, а Чжао Сян-цзы сделал из черепа Чжи Бо чашу для вина.

Человек-змей

Фиджийская сказка

В Ндрекети когда-то жила женщина, у которой вместо сына родился змей. Змей рос и рос. Своим родителям он был противен. Но все же они заботились о нем, ведь это был их ребенок. Когда он вырос, ему построили отдельную хижину.
А потом родители решили его женить.
Долго они искали невесту. Наконец после долгих трудов нашлась девушка, что согласилась выйти замуж за змея.
Родители предложили ей жить вместе с ними и только на ночь отправляться к мужу. Но девушка ответила — раз она вышла замуж, хозяйство нужно вести отдельно.
Однажды она отправилась ловить рыбу. Змей сбросил шкуру и превратился в юного вождя. Когда жена вернулась, она не узнала своего мужа. А тот притворился, будто ищет человека-змея.
Прошло три дня. Жена снова пошла ловить рыбу к рифу.
И тут она начала догадываться: незнакомый юноша — это ее муж!
На четвертый день она сказала, что опять пойдет ловить рыбу. А сама осталась дома, нашла змеиную шкуру и сожгла ее. Вечером опять пришел юный вождь. Он спросил, где змей, назвав его по имени.
— Он здесь, — отвечала жена. — Он — это ты!
Все люди узнали об этом. Девушки, что когда-то не хотели выходить замуж за змея, горько пожалели о своем поступке.

Лягушки

Басня Эзопа

Две лягушки жили по соседству: одна — в глубоком пруду в стороне от дороги, другая — на самой дороге, где воды было мало. Та, которая жила в пруду, уговаривала другую перебраться к ней, чтобы жить и сытнее, и спокойнее. Но другая не соглашалась и все говорила, что привыкла к своему месту и не может расстаться с ним, — пока, наконец, случайно проезжавшая телега ее не раздавила.
Так и люди с дурными привычками погибают раньше, чем приобретают хорошие.

Спор глухих

Бирманская сказка

Когда-то жили в одной деревне четверо глухих. Один из них был сборщиком пальмового сока, второй пастухом — пас коз, третий торговал солью, а четвертый был старостой.
Однажды пастух потерял свое стадо. Он искал его всюду, ходил по окрестностям и забрел в пальмовую рощу. Огляделся вокруг — у кого бы спросить — и тут увидел на вершине пальмы человека, собиравшего пальмовый сок. Пастух крикнул ему:
— Эй, друг, не поглядишь ли ты с пальмы, куда забрели мои козы?
— Если ты ищешь мою тещу, — ответил на это сборщик пальмового сока, — иди на восток.
И человек помахал рукой, указывая направление.
— Спасибо, друг. Если найду свое стадо, то подарю тебе козленочка, — сказал пастух и пошел на восток.
К счастью, там он нашел своих коз. Пастух был очень доволен. Взял маленького козленка и отнес его к подножию пальмы, на которой сидел сборщик сока. Тогда человек с вершины дерева закричал:
— Эй, я не крал твоего козленка! Не впутывай меня в это дело.
— Уж, пожалуйста, не отказывайся от козленка. Я тебе очень обязан и хочу отблагодарить.
— Да как ты смеешь обвинять меня в краже?
— Раз уж я тебе обещал, то должен сдержать слово. Бери же своего козленка.
Сборщик сока слез с пальмы, и они, не понимая друг друга, принялись яростно спорить. Навстречу им шел торговец солью. Надеясь, что он разрешит их спор, глухие рассказали ему, в чем дело.
— Этот человек плетет, будто я украл его козленка, вот он и пришел с ним к моей пальме.
— Я обещал подарить этому человеку маленького козленка, а он требует с меня большого козла.
— Эх, друзья, — вздохнул в ответ торговец солью, — вся моя соль пропала. Могу вам дать только по горсточке, а больше и не просите.
Торговец подошел к двум глухим и насыпал каждому в ладонь по горсти соли. Это уж совсем сбило с толку спорщиков.
Теперь они стали кричать втроем и, ничего не понимая, решили отправиться к старосте. Как раз в это время староста поссорился с женой и был печален.
Каждый из спорщиков обратился к старосте:
— Староста, я не крал козленка у этого человека, а он пришел к моей пальме и хочет тащить меня в суд.
— Неправда, это не так! Я обещал ему маленького козленка, а не взрослого козла.
— Вся моя соль пропала, где же я могу ее взять? Вот и пришлось дать им всего лишь по горсточке.
Выслушал все это староста, покачал головой и сказал:
— Эх, друзья, не уговаривайте меня. Все равно я с этой женщиной разведусь.

Отец и дети

Хорватская сказка

Жил-был старый купец. Как-то говорит он жене:
— Состарились мы с тобою, матушка, долго не протянем, а мы ведь богаты, и добра у нас много. Разделим-ка его между нашими двумя дочерьми. Ведь все равно наследство к ним перейдет, а мы по крайней мере доживем свой век без забот. Сегодня будем обедать и ужинать у одного зятя, завтра — у другого, так в мире и согласии доживем свой век. А умрем — не будет у детей причины ссориться да судиться. Что ты на это скажешь, мать?
— Если б знать, как зятья примут наше решение, то я согласна. Боюсь только, не вышло бы по пословице: «С деньгами мил, без денег постыл». Может, зятья сначала и будут о нас заботиться, но потом это им надоест. Куда мы тогда денемся? А вдруг я переживу тебя, что тогда будет? Недаром говорится: «Трудно теще на зятьевых харчах жить!» Делай, как бог велит, но только, прошу тебя, не все деньги-то отдавай, чтобы не пришлось нам на старости лет горе мыкать и получать свое же добро из чужих рук. Мы ведь не знаем, когда пробьет смертный час. Худой мир лучше доброй ссоры.
Старик купец велел приготовить хороший обед, позвал зятьев, дочерей с детьми и, когда все как следует угостились, объявил о своем решении. Зятья с женами охотно на все согласились. Богом клялись ухаживать за старыми родителями до конца жизни и заботиться о них.
Отец поделил свое имущество и деньги между детьми, словно перед смертью. Жены, однако, послушался и оставил у себя толику денег про черный день. Так юнак на случай беды тайком припасает оружье.
Стали теперь зятья по очереди звать тестя и тещу и на обед, и на полдник, и на ужин.
У дочерей было много детей. Дед каждый день приносил внукам подарки. Но скоро вспомнил, что кошелек его тощает, и перестал их одаривать.
Вот-то удивились зятья и дочки! Смотрят исподлобья, словно сердятся. Старика это огорчило и обидело.
Сидит он раз печальный и понурый перед своим опустевшим домом — горюет, что обманулся в собственных детях.
А соседом у него был его бывший компаньон, старый друг и побратим, такой же старик, как и он. Смотрел он из окна через дорогу и догадался, почему побратим грустит. Взял свою широкополую шляпу, палку и пошел к соседу.
— Бог в помощь, побратим, — поздоровался он с другом. — Чего это ты закручинился? Какая беда с тобой стряслась, какие заботы тебя грызут? Я знаю, что накопил ты и имущества и денег, — приготовился к зимовке, как старый хомяк. Ты здоров и для своих лет сильный и крепкий. Ни в чем недостатка не знаешь, все у тебя есть.
— Эх, побратим, — отвечал купец со вздохом, — и не спрашивай, помочь все равно не можешь, сам виноват. Был ум, да сплыл, оттого теперь и плачу. Ведь все, что я нажил, все моё добро и деньги, все пошло прахом, все в воду кануло.
— Как так? — спрашивает компаньон.
— Да отдал я все своим неблагодарным детям, вот теперь и каюсь.
— Неправильно ты поступил, побратим, — сказал ему друг, — зачем при жизни все отдал детям? Зятья — чужая косточка, а жены всегда слушаются мужей. На зятьев, тесть, не надейся! Вот что, я тебя из беды выручу, только ты не дури и слушайся меня. О будущем не беспокойся. Ожегся на молоке, станешь дуть и на воду.
Вот что мы сделаем, — сказал он еще. — Ты приготовь угощение, да получше, — все на мой счет. Позови своих зятьев и дочерей с детьми. Пригласи соседей, кумовьев и друзей.
Я приду последним и кое-что принесу. Ты же смотри не удивляйся, а только скажи: «Неужели это надо было делать сейчас, как будто у меня уже нет больше денег?» Мы им всем отведем глаза, да еще покажем, как старики помнят пословицу: «Долг платежом красен».
Старый купец приготовил угощение, позвал зятьев и дочек с детьми, кумовьев и соседей. Все пришли, но одно место за столом оставалось свободным. Хозяин ждал к себе своего побратима. Гости сели обедать, а того все нет. Несколько раз хозяин отворял двери, выглядывал и сожалел, что друга все нет: «Прийти-то он наверняка придет, раз обещал, я его хорошо знаю, у него слово твердое. Бьюсь об заклад, что он потому опаздывает, что хочет рассчитаться еще за то время, когда мы вместе торговали. Думает, что иначе ему неудобно прийти ко мне на угощение».
Не успел хозяин сказать эти слова, как вошел его побратим. Он тяжело дышал, так как на спине нес какой-то мешок. Вошел, поздоровался со всеми и сказал хозяину:
— Друг Ерко! Прости, что не вовремя тебя беспокою. Но я бы сгорел со стыда, побратим, если б пришел к тебе в гости, не выплатив старый долг. Сколько раз я тебе говорил, чтобы ты взял деньги и отчет от меня принял, а ты все мешкаешь. Я принес твои деньги, сосчитал их как полагается. А вот и отчет, ты его потом проверь и деньги пересчитай. Теперь у меня как гора с плеч свалилась!
— Побратим! — говорит хозяин. — Я пригласил тебя не для того, чтобы ты принес деньги и отчет. Я хотел, чтобы ты угостился и повеселился вместе с нами. Но раз уж ты принес деньги, — чтоб тебе пусто было! — кинь мешок вон туда за шкаф и садись за стол. Придет время — приберу деньги и проверю отчет. Если б и другие мои должники были такие же честные да вовремя деньги отдавали, мне не пришлось бы корить себя, что я чересчур уступчив да щедр. Зятья, дочки и все гости смотрели и слушали, о чем они говорят. Потом один зять и шепчет другому:
— Посмотри на тестя! Притворялся, что остался без гроша за душой, а видишь, сколько у него еще денег! Да сколько ему еще должны! — Дочки друг другу то же самое нашептывали.
Одна из дочерей сказала мужу:
— Слушай-ка, станем опять приглашать отца с матерью на обед, полдник и ужин.
— Конечно, — ответил муж, — надо угождать родителям.
Вторая дочь сказала мужу:
— Слышишь, что сестра говорит своему мужу? Они снова будут звать отца с матерью и постараются им угождать. Сделаем и мы так же, чтобы родители не позабыли нас на смертном одре. Погляди — у отца-то целый мешок денег, и какое он нам поставил угощенье. Да и шкафы тут не пустые.
— Верно, жена, — отвечает муж, — надо опять ухаживать за родителями и беречь их как зеницу ока. Все нам воздается сторицей, когда они закроют глаза.
И дочки сговорились с мужьями о том, как они будут ухаживать за родителями и заботиться о них. Они думали получить еще большие деньги.
Хорошо зажили старики родители — дети словно об заклад побились, кто родителям будет лучше угождать, служить, кормить и поить их и так беречь, чтобы, как говорится, и муха на них не села.
Старик Ерко часто вспоминал своего побратима, который избавил его от тяжких бед и забот. А дети надеялись, что после смерти отца им достанется невесть какое богатство.
Схоронил старик свою старуху, а вскоре и сам умер. В завещании его было написано: «Дорогие детушки, как схороните меня с честью, отоприте большой сундук, и там найдете наследство».
Дети схоронили отца с честью. Вытащили из-под его кровати большой кованый сундук, запертый на три замка. Взяли ключи, отперли. А сундук-то оказался пустой. Нашли только письмо:
«Дорогие детушки! Еще при моей жизни вы получили от меня изрядное имущество и большие деньги. Теперь, как видите, сундук пустой, а был он полон золота и серебра, да только все уже к вам перешло. Не надейтесь на новое наследство, а, помолившись богу, работайте, сберегайте и будете богаты. Ваш отец Ерко».

Рождение и детство Авраама

Еврейская легенда

В тот час, когда родился Авраам, на восточном склоне небес появилась звезда, поглотившая свет четырех звезд на четырех сторонах небосвода. Видя это, звездочеты сказали Нимроду:
— Сейчас у Фераха родился сын, будущий родоначальник племени, которому предопределено унаследовать и земной мир, и загробный. Прикажи весь дом Фераха засыпать серебром и золотом, только бы он дал умертвить новорожденного.
Послал Нимрод сказать, по совету звездочетов, Фераху: дай умертвить родившегося у тебя младенца, и царь наполнит твой дом серебром и золотом.
На это Ферах ответил притчей:
— Одному коню сказали: “Дай отрежем тебе голову, а в награду за это дадим тебе полный амбар овса”.
— Глупцы, — отвечал конь, — если отрежете мне голову, кто же есть будет овес?
— Отвечу и я: “Если вы умертвите моего сына, кто же унаследует серебро и золото?”
— Впрочем, — прибавил Ферах, — у меня действительно родился сын, но он умер.
Пришлось Фераху прятать сына от Нимрода, и он укрыл его в пещере, где Авраам оставался три года. Для питания его Бог сделал в стенах пещеры два отверстия, из которых текли мед и елей.
Трех лет от рождения вышел Авраам из пещеры и, увидя мир Божий, стал размышлять о том, кем созданы земля и небо, и он сам.
Очарованный величественным видом солнца, его светом и теплом, он весь день возносил молитвенную хвалу солнцу. Когда солнце зашло, а на небе появилась луна, окруженная мириадами звезд, Авраам подумал: “Вот это светило, очевидно, и есть божество, а маленькие светильники, его окружающие, это его вельможи, воины и слуги. Всю ночь он пел гимны луне. Но вот наступило утро; луна зашла на западе, а на востоке снова появилось солнце.
— Нет, — сказал Авраам, — есть Некто, который и над солнцем властен, и над луною. К Нему стану я возносить моления мои.

Сон Хань-шена

«Заметки из хижины «Великое в малом»» Цзи Юня

Старый конфуцианский начетчик Хань-шэн из Сяньсяня был человеком твердого и прямого характера, во всех своих поступках руководствовавшийся правилами образцового поведения. По выбору земляков он стал распорядителем жертвоприношений в округе.
Однажды, когда он был сильно простужен, перед ним вдруг предстал бес и сказал:
— Вас призывает дух — хранитель города!
Хань начал было читать заклинания, чтобы отогнать смерть, но сопротивление было бесполезно, и ему пришлось последовать за бесом.
Когда они прибыли в административное управление подземного царства, дух проверил списки и сказал:
— Допущена ошибка, надо было привести его однофамильца.
Он приказал дать провинившемуся бесу двадцать палок и проводить Хань-шэна. Однако Хань возмутился:
— Человеческая жизнь — дело серьезное, — заявил он, — как же можно посылать с такими поручениями бестолкового беса и доводить дело до таких ошибок! А если бы вы не проверили списков, что же мне так и умирать зря? Разве это называется мудростью и честностью?
Дух засмеялся в ответ:
— Говорили, что ты — человек несговорчивый, видно, так оно и есть! Уж если в движении небесных тел происходят ошибки, то могут ли избежать их бесы и духи? Совершить ошибку и осознать ее — в этом и заключается мудрость. Осознать ошибку и не скрыть ее — это и есть честность. Тебе ли этого не знать? Но раз уж ты такой безупречный в словах своих и поступках, временно отпустим тебя, а потом, уж не обессудь, потревожим снова.
И тут вдруг Хань-шэн проснулся.

Враги

Басня Эзопа

Двое врагов плыли на одном корабле. Чтобы держаться друг от друга подальше, один устроился «на корме, другой — на носу; так они и сидели. Поднялась страшная буря, и корабль опрокинуло. Тот, что сидел на корме, спросил у кормчего, какой конец корабля грозит потонуть раньше? «Нос», — ответил кормчий. Тогда тот сказал: «Ну, тогда мне и умереть не жалко, лишь бы увидеть, как мой враг захлебнется раньше меня».
Так иные люди из ненависти к ближним не боятся пострадать, лишь бы увидеть, как и те страдают.

Что снилось бедному юноше

Хорватская сказка

Жил-был бедный юноша. Сильно хотелось ему поездить по белу свету, да только не было у него за душой гроша ломаного. Он мог целыми днями сидеть на берегу моря и задумчиво смотреть, как бегут под парусами корабли.
Раз в воскресенье сидел он так, вдали от людей; одежда-то на нем была рваная, и он не ходил с парнями и девушками на гулянья. Сидит он унылый, задумчивый и вдруг видит — рядом стоит человек в кабанице.
— Что это ты, парень, сидишь один, да такой грустный? — спрашивает человек.
— Как же мне не грустить, когда ничего у меня нет, — пожаловался юноша.
Повели они беседу, и юноша признался, как ему хочется побродить по белу свету, поглядеть, как живут другие люди. А человек ему отвечает, что всюду, мол, хорошо, а дома лучше всего, — тут все свои, и они всегда помогут. Но юноша ладит свое: вот бы постранствовать по белу свету. А человек в кабанице был волшебник. Он сказал парню:
— Ладно, коли хочешь узнать, как люди живут на свете, становись мне на правую ногу.
Встал юноша на правую ногу волшебника и увидел на море большой корабль.
— Ступай на корабль и плыви себе на парусах, — сказал волшебник.
Юноша взошел на корабль и увидел, что людей там нет. Взяло его сомнение, как же он поплывет без матросов, сам-то кораблем он управлять не умеет. Но как только ухватился он за фалы, паруса сами собой стали подниматься, и корабль пошел с попутным ветром. Плывет он три дня и три ночи, а берегов не видно, кругом море безбрежное. Напал на юношу страх, что погибнет он, как вдруг вдали показался остров. Корабль подплывает все ближе, и уже можно на острове разглядеть прекрасный город с большими домами. Как пристали к берегу, юноша сразу пошел посмотреть город. Куда ни пойдет, всюду печальные люди в черных одеждах. Спрашивает он, что случилось, а ему и говорят, что королевская дочь тяжко занемогла, лежит при смерти. И вдруг на площади забил барабан, и глашатай оповестил народ, что король отдаст свою дочь замуж за того, кто ее вылечит.
Юноша объявил, что он может ей помочь. Повели его к королевской дочери через девять комнат. Лежит королевна на постели, бледная, слова вымолвить не может, будто мертвая. Вытащил юноша из-за пазухи целебную траву и поднес ее королевне к носу. Она стала чаще дышать и открыла глаза. Юноша ей улыбнулся, подал руку и помог сесть на постели, а когда дал ей напиться молока с медом, то она встала с постели как ни в чем не бывало. Увидел король, что дочка здорова, начал на радостях юношу целовать, обнимать и приказал играть свадьбу, чтобы исполнить свое обещание и выдать королевну за человека, исцелившего ее.
В день свадьбы во всем городе было большое веселье. Пировали на каждом углу, но больше всего в королевском дворце. Там молодым подали лепешку: пекли ее девять самых искусных пекарей. Едва донесли ее. Жених взял нож, чтобы отрезать кусочек для невесты, как вдруг отворилась потайная дверь и в зал ворвались трое юношей с саблями.
— Беги скорее наверх, — закричала королевна жениху, — это мои братья. Если не убежишь, они тебя убьют: боятся, что ты у них королевство отнимешь.
Жених выскочил из-за стола, позабыв о лепешке, и со всех ног бросился по лестнице наверх, а трое братьев за ним. Взбежал он на чердак — да через оконце на крышу. Оглянулся, а они все гонятся за ним. Стал он бегать по крыше. Куда он, туда и они. Все ближе, ближе, вот-вот саблями зарубят.
Не знает юноша, куда ему деваться, очутился на краю крыши, домов больше не видно, перед ним бездна, а по ту сторону — высокая колокольня. Либо надо прыгнуть на колокольню, либо погибнуть. Прыгнул юноша, да только до колокольни не достал и полетел в бездну. Упал на камни и подняться не может.
Наконец пришел в себя, а сердце все колотится. Открыл глаза — смотрит, он все на том же месте, на берегу моря, откуда вдаль глядел. Понял он, что все это ему приснилось, и обрадовался, что он дома.