Нильс Вонге нанимает батрачку

Шведская баллада

Нильс Вонге сказал своей жене,
Когда у них рожь поспела:
«Найти бы служанку честную мне,
Вот это было бы дело.
Кто-нибудь должен жать мое поле».

Нильс Вонге серого вывел конька
— Кобылка-то пестровата —
И в город поехал, держась большака,
— Тропинка-то кривовата.

Нильс Вонге весь город проехал верхом,
Спешился он на рынке,
Видит — девчонка, кровь с молоком,
Хлеб принесла в корзинке.

«Хочешь работать в усадьбе моей,
Девушка в белой рубашке?
Дам тебе денег, добрых харчей
И пива — в день по баклажке.
Кто-нибудь должен жать моё поле».

«Жать я могу весь день-деньской,
Коли нужна тебе жница.
Но запрошу и платы такой —
Тебе во сне не приснится.
Тогда я буду жать твоё поле.

Ты должен двадцать колец золотых
На новый серп навесить,
Свяжу я двадцать снопов тугих,
Покуда другие — десять.

Новую юбку ты мне сошьешь
С золотыми шнурками.
Портного в Сёдра Мере возьмешь,
Материю — в Амстердаме.

Быка откормишь лучшей травой,
Бык нужен краено-пестрый.
Один его рог пусть будет кривой,
Другой же — прямой и острый.

В пятницу, в пост, мне рыбки неси,
Три селедки всего и потратишь.
В субботу бочонок ржи припаси,
По субботам ты рожь лопатишь.

На ночь готовь мне кувшин вина
Каждый вечер недели,
А спать меж двух батраков я должна
На шелковой постели.
Тогда я буду жать твоё поле».

Нильс Вонге, крестясь, пустился прочь.
«Ну и денек проклятый!
Чтоб ты пропала, чертова дочь,
С твоей сатанинской платой!
Сам я буду жать моё поле».

Инга рожает

Шведская баллада

Инга за Ростига замуж пошла,
Но девушкой Инга уже не была.
А травы прекрасны.

Он обручился с Ингой, домой ее повез.
Они проезжали через рощу роз.

Въехали в рощу, утомил их путь,
Захотела Инга прилечь отдохнуть.

Черный плащ широкий стелет он ей,
Инга рожает двоих сыновей.

Огонь мечом он высек на хворост сухой,
В башмаках принес он воды речной.

«Скажи мне, Инга, раньше всего:
Эти младенцы от кого?»

«Гость богатый приехал по реке,
Мы в игры играли на золотой доске.

Играли так сладко, словно во сне,
И эту память оставил он мне».

«Не бойся, Инга, вины твоей нет.
Этот гость богатый как был одет?»

«Коричневое платье, мех белый сплошь,
Лицом и осанкой на тебя похож».

«Милая Инга, скажи, не томи,
Что ты сделаешь с этими детьми?»

«Давно я решила, — как только рожу,
Меж землей и камнем сына положу,

Меж землей и дерном другого положу,
Век буду плакать, — о чем, не скажу».

«Оставь эти речи, Инга моя.
Мои это дети, гость — это я.

Пусть моя тетка вырастит детей,
Дом ее близко, отвезем их ей.

Ты ее одаришь шкатулкой золотой,
От меня в подарок — конь любимый мой»
А травы прекрасны.

Жена умирает

Шведская баллада

Педер за Торда дочь выдает,
Землю и золото Торд дает.
А лето все ближе и ближе.

Две ночи Инга с мужем спала,
На третью от боли дышать не могла.

«Темно в глазах и ломит грудь,
Пусть поп проводит в последний путь».

«Оставь эту речь, дорогая жена,
Еще не конец, если ты больна».

«Поторопись, мне тесно в груди,
Скорее попа веди.

Как будет мой гроб землей покрыт,
Бери девицу, что ближе стоит.

Бери, какая будет мила,
Бери такую, как я была,

Да слез не лей в день похорон,
С глаз долой — из сердца вон,

Дверь на засов, и все тебе тут.
Не плачут по тем, кого не ждут».
А лето все ближе и ближе.

Безвинная гибель Эббе Тюкессона.

Шведская баллада

Эббе снился тревожный сон,
Ночь была на дворе.
Он матери этот сон рассказал,
Проснувшись на заре.
Безвинно и не по чести его зарубили.

«Мне снилось, наш дом горит светло
И пламени не унять.
Мне снилось, погибла невеста моя
И ты погибла, мать».

«Не езди на охоту, сын,
Вели расседлать коней.
Ты лучше с невестой день проведи
И побеседуй с ней»,

«Усни спокойно, милая мать,
Нам беды не страшны.
Воистину не мужчина тот,
Кто верит в пустые сны».

Эббе ехал по зарослям роз,
Шипы ему платье кололи.
И вот он встретил своих убийц
По скрытой божьей воле.

«Послушай, Эббе Тюкессон,
Куда один ты скачешь?
Где сокол твой, где верный пес
И где своих слуг ты прячешь?»

«Мой пес шныряет в зарослях роз,
Он дичь найдет любую.
А слуги по морю плывут
И режут волну голубую».

Убийцы взяли Эббе в мечи,
Накинулись как черти.
Ничем ты, Эббе Тюкессон,
Такой не заслуживал смерти.

Взвалили тело на коня,
Чтоб мертвого конь увез,
И грустно бежал его серый конь
Домой по зарослям роз.

Бежал в конюшню серый конь,
Туда добежал он вскоре.
Там перед домом стояла мать,
Ждала в глубоком горе,

«Господь помилуй, серый конь,
Того, кто тобой владел.
Господь помилуй тебя, мой сын,
Ты был могуч и смел».

Мать Эббе накинула рыжий мех
На плечи и на грудь.
К невесте сына в каменный дом
Она направила путь.

«Девицы, жены и все, кто есть,
Спешите мне помочь.
Мертвое тело мне привезли,
Бессонной будет ночь».

Невеста Эббе сказала за всех:
«Я что-то не пойму,
Зачем чужого мертвеца
Держать тебе в дому».

Мать Эббе ответила в слезах:
«Он мой племянник милый.
Погублен Эрик Тюкессон
И будет взят могилой.

Мы в черный плащ его завернем,
Положим в дальнем покое,
И будут бодрствовать над ним
Все время кто-нибудь двое».

Кто восковые свечи нес,
А кто могилу копал.
Невеста гадала о женихе,
Куда же он пропал.

Мать Эббе приподняла покров,
Печальна и тиха:
«Невеста, подойти сюда,
Признай своего жениха».

Женщины плакали навзрыд,
Катились слезы из глаз.
Невеста падала без чувств,
Наверно, тысячу раз.

В слезах и в горе ночь прошла
До раннего света зари.
Где ночью лежал один мертвец,
Наутро были три.

Был мертвым Эббе Тюкессон,
Невеста мертвой была,
А вслед за ними перед зарей
От горя мать умерла.
Безвинно и не по чести его зарубили.

Девушка-птица

Датская баллада

Я возле фьорда знаю лес
Высокий и густой.
Большие деревья радуют глаз
Невиданной красотой.

Стройные липы там растут,
Развесистые ивы.
Олени и лани бегают там,
Неслыханно красивы.

Играет благородный олень,
Порхают птицы украдкой,
И носит молодая лань
Золото под лопаткой.

Оделся Нилус Эрландсён
И в лес ушел за добычей,
Увидел лань — и погнался за ней,
Таков его обычай.
Так девушку парень поймал.

Невесел Нилус Эрландсён,
Страсть его сердце гложет.
Три долгих дня он гонит лань,
А изловить не может.

На тропках он расставил силки,
Но ходит лань осторожно.
Как ни гонись, как ни хитри,
Поймать ее невозможно.

В дальнюю рощу Нилус пришел,
Тоска его сердце давит,
И он спускает пять собак —
Собаки лань затравят.

Собаки мчались за ней по пятам,
Хотели вцепиться в тело,
Но в птичку превратилась лань
И высоко взлетела.

На ветку липы села она
Среди лесного шума,
А хмурый Нилус снизу, с земли,
Смотрел на нее угрюмо.

Но только занес он над липой топор,
Хозяин леса явился
И протянул к топору копье,
Чтоб Нилус остановился.

«Коль тронешь родовой мой лес,
Хоть деревцо истратишь,
Увидишь, Нилус Эрландсён,
Как дорого ты заплатишь»,

«Позволь мне срубить одно деревцо,
Уйди, со мной не споря.
Если птичка не будет моей,
То я умру от горя».

«Ты славный парень, но видит бог,
Своего не дождешься часа,
Покуда птичке ты не дашь
Кусок живого мяса».

Он вырезал мясо из груди,
На сук его повесил.
Птичка крыльями повела,
И вид ее сделался весел.

Птичка мигом слетела на сук,
Кровавый кусок поклевала
И девушкой стала такой красоты,
Какой еще не бывало.

Она стояла среди листвы
В рубашке шелковой красной,
И Нилус услышал скорбный рассказ
О доле ее злосчастной.

«Сидела я у отца за столом
И розы перебирала,
Но мачехе стало невмоготу,
Что я так славно играла.

Она меня превратила в лань,
Пугливую лань в дуброве,
А семь служанок — в семь волков,
Моей чтобы жаждали крови».

Она распустила кудри свои,
И кудри упали волнами.
И тут же семь служанок пришли,
Что прежде были волками.

«Спасибо, Нилус Эрландсён,
Теперь я твоя до гроба.
В моих объятьях ты будешь спать,
Покуда живы мы оба.

Спасибо, Нилус Эрландсён,
Твоей я буду до гроба.
Бок о бок со мной ты будешь спать,
Покуда живы мы оба».
Так девушку парень поймал.

Цыпленок вареный

Советская / русская народная песня

Базовая версия «Цыпленка»:

Цыпленок вареный
Цыпленок жареный,
Пошел по улице гулять.
Его поймали,
Арестовали,
Велели паспорт показать.

Паспорта нету –
Гони монету.
Монеты нет – снимай пиджак.
Цыпленок жареный,
Цыпленок пареный,
Цыпленка можно обижать.

Паспорта нету –
Гони монету.
Монеты нет – снимай штаны.
Цыпленок жареный,
Цыпленок пареный,
Штаны цыпленку не нужны.

Он паспорт вынул,
По морде двинул,
Ну а потом пошел в тюрьму.
Цыпленок вареный,
Цыпленок жареный,
За что в тюрьму и почему?

– Я не советский,
Я не кадетский,
Я не партийный большевик!
Цыпленок вареный,
Цыпленок жареный,
Цыпленок тоже хочет жить.

В ней встречаются ещё куплеты:

Цыпленок вареный
Цыпленок жареный –
Цыпленки тоже хочут жить!
Его схватили,
Остановили,
Велели паспорт предъявить.

***

Тюрьма закрыта,
Водой залита –
Цыпленку скучно одному!
Цыпленок вареный,
Цыпленок жареный,
За что в тюрьму и почему?

***

Паспорта нету –
Гони монету.
Монеты нету – садись в тюрьму!
Тюрьма закрыта –
Садись в корыто,
Корыта тоже нет нигде.

***

Паспорта нету –
Садись в карету.
Кареты нет – садись в тюрьму!
Тюрьма закрыта –
Гвоздем забита,
Цыпленку скучно одному.

Версия (с совсем печальным концом), которую пел Аркадий Северный:

Цыплёнок жареный,
Цыплёнок пареный.
Пошёл по Невскому гулять.
Его поймали,
Арестовали;
Велели паспорт показать.

– Я не советский,
Я не кадетский.
А я куриный комиссар!
– Я не расстреливал,
Я не допрашивал,
Я только зёрнышки клевал!

Но власти строгие,
Козлы безрогие,
Его поймали, как в силки.
Его поймали,
Арестовали
И разорвали на куски.

Цыплёнок жареный,
Цыплёнок пареный
Не мог им слова возразить.
Судьей задавленный,
Он был зажаренный…
Цыплёнки тоже хочут жить!

Куплет, которого не пел Северный, но который, тем не менее вполне подходит сюда по смыслу:

– Не убивайте,
Мне жизнь оставьте,
Я буду верно вам служить!
— Не убивайте,
Мне жизнь оставьте,
Цыпленки тоже хочут жить!

«Московская» версия:

Цыпленок жареный,
Цыпленок пареный
Пошел по улицам гулять.
Его поймали,
Арестовали,
Велели паспорт показать.

– Я не кадетский,
Я не советский,
Я не народный комиссар.
Не агитировал,
Не саботировал, –
Я только зернышки клевал!

А на бульваре
Гуляют баре,
Глядят на Пушкина в очки:
– Скажи нам, Саша,
Ты – гордость наша,
Когда ж уйдут большевики?

– А вы не мекайте,
Не кукарекайте, –
Пропел им Пушкин тут стишки, –
Когда верблюд и рак
Станцуют краковяк,
Тогда уйдут большевики!

Тверская улица,
Кудахчет курица:
– Когда ж уйдут большевики?
Полночи нету,
А по декрету
Уже пропели петухи.

Версия «Цыпленка», которую называют «детской»:

Цыпленок жареный,
Цыпленок пареный –
Цыпленок тоже хочет жить!
Его поймали,
Арестовали,
Велели паспорт показать.

Паспорта нету –
Гони монету!
Монеты нету – cнимай пиджак!
Пиджак не снимешь,
Не дашь монету,
То ты не будешь здесь гулять!

Цыпленок плакал,
В штаны накакал,
Пошел на речку полоскать;
Штаны уплыли,
А он за ними,
Стал он тонуть, на помощь звать.

Его достали,
Арестовали,
Велели паспорт показать.
Его скрутили
И долго били
И отпустили погулять.

Цыпленок вышел,
Водички выпил,
Взглянул на небо и вздохнул,
Увидел маму,
Увидел папу,
Устал цыпленок и заснул.

Цыпленок жареный,
Цыпленок пареный –
Цыпленок тоже хочет жить!
Его поймали,
Арестовали,
Велели паспорт показать.

И ещё один душещипательный финал:

Цыпленок помер
И ножки поднял,
Майор завидел тут его.
Майор завидел
И не обидел –
Он взял свисток и засвистел.
Цыпленка взял он,
Арестовал он,
И тут же ужин свой он съел.

И, наконец, «бесхозный куплет, который поют на мотив «Цыпленка», но который немного не вписывается в основную сюжетную линию песенки:

Была бы шляпа,
Пальто из драпа,
А к ним живот и голова,
Была бы водка,
А к водке глотка,
Всё остальное трын-трава.

Оге и Эльсе

Датская баллада

Две девушки золотом шили,
Держали шитье,
А третья грустила, что умер
Любимый ее.
Она ему поклялась.

Эльсе встретилась с Оге,
Он ехал верхом.
Вскоре он с ней обручился
И стал женихом.

Он золота взял немало
И Эльсе берег,
Но только окончился месяц,
В могилу он лег.

Так горько оплакала Эльсе
Несчастье свое,
Что Оге в глубокой могиле
Услышал ее.

Он гроб поднимает на плечи,
Идет, как слепой,
Приходит к покою невесты
Тяжелой стопой.

Он гробом стучит непокрытым,
Не пряча в меха:
«Вставай, любимая Эльсе,
Впусти жениха».

Горько заплакала Эльсе,
Ей горе, как нож.
«Коль скажешь ты имя Христово,
Ко мне ты войдешь».

«Вставай, любимая Эльсе,
Поверь, я не лгу:
Сказать тебе имя Христово,
Как прежде, могу».

Эльсе горячие слезы
Отерла рукой,
Встала и мертвого Оге
Впустила в покой.

Из золота частый гребень
Достала она
И жениха причесала,
Смертельно бледна.

«Скажи мне, любимый Оге,
Скажи мне скорей,
Как там в подземном мраке,
В могиле твоей?»

«В нашем подземном мраке,
В могиле моей,
Как в светлом небесном царстве, —
Будь веселей».

«Зачем же, любимый Оге,
Мне мыкать беду?
Я лучше в твою могилу
С тобою пойду».

«Темно в моей тесной могиле,
Туда не стремись.
Темно в ней, как в преисподней.
Крестом осенись!

Когда ты грустишь и плачешь
И хмуришь лоб,
Старой прокисшей кровью
Полон мой гроб.

В моем изголовье травы
Под ветром шуршат,
В ногах моих скользкие змеи
Кишмя кишат.

Когда ты поешь и смеешься,
Не льешь ты слез,
Могила полна лепестками
Прекрасных роз.

Но черный петух загорланил,
О Эльсе, прости!
Покуда открыты ворота,
Я должен уйти.

И белый петух загорланил
Под кровлей дворца.
Стремиться в сырую могилу —
Удел мертвеца.

И красный петух загорланил,
Язычников друг.
Пора мне в сырую могилу,
Светает вокруг».

Он гроб поднимает на плечи,
Идет, как слепой,
К раскрытой могиле уходит
Тяжелой стопой.

Заплакала бедная Эльсе,
Оставила дом,
Пошла она следом за Оге
Во мраке лесном.

Все дальше по темному лесу
Шел мертвый жених,
Поблекли и выцвели пряди
Волос золотых.

«Смотри, как от звездочек малых
Блестит небосвод.
Порадуйся звездному небу,
И полночь пройдет».

На звезды она оглянулась,
Не видя его,
А он опустился под землю,
Вокруг — никого.

Домой опа шла одиноко
И слезы лила,
И только окончился месяц,
В могилу легла.
Она ему поклялась.

Герман Гладенсвен

Датская баллада

Король наш плыл на корабле
И королева с ним,
А ветра попутного нет и нет,
И стало досадно им.
Так он летел через море.

«Ты, кто скрываешься под водой,
Нас отпусти добром!
За ветер попутный я заплачу
Золотом и серебром».

«Золото есть у меня самого,
Сам тебе заплачу.
Спрятано за твоим пояском
То, чего я хочу».

«Не жаль того, что за пояском,
Ношу я ключики тут.
Если мы доплывем до земли,
Такие же мне скуют».

Достала ключики она
И бросила с корабля.
Попутный ветер задул в паруса,
И скоро открылась земля.

Сошла королева на белый песок,
И страшно стало ей:
Дитя шевельнулось за пояском,
Толкнулось ножкой своей.

Пять долгих месяцев прошло,
Не два и не один.
У королевы в башне ее
Родился красивый сын.

Родился он в вечерний час,
Крестили его во мгле,
Назвали Герман Гладенсвен
И скрыли от всех на земле.

Он быстро рос, он скакал верхом
И мог бы радовать мать,
Но каждый раз при виде его
Она начинала страдать.

«Открой мне правду, милая мать,
Не говори мне ложь.
Скажи, отчего при виде меня
Ты горькие слезы льешь?»

«О сын мой, Герман Гладенсвен.
Узнай свою тяжкую долю:
Еще не родился ты на свет,
Как был обещан троллю».

«Послушай сына, милая мать,
Пусть горе тебя не гложет.
Ведь счастья, что мне пошлет господь,
Никто отнять не может».

Стояло утро четверга,
И осень с летом боролась,
Когда королева в открытую дверь
Услышала хриплый голос.

Вошел в покой уродливый гриф,
Запрыгнул в один прыжок.
«Ты помнишь, милая моя,
Что за тобой должок?»

Она клялась ему творцом
И всеми святыми клялась,
Что у нее не родился сын
И дочь не родилась.

Уродливый гриф убрался прочь,
Но крикнул не к добру:
«Встретится Герман Гладенсвен,
Себе его заберу!»

Исполнилось сыну пятнадцать лет,
Пора любить пришла.
А дочь английского короля
Прекраснее всех была.

«Я так измучился, милая мать,
Вдали от невесты моей.
Волшебные крылья твои мне дай,
И я слетаю к ней».

«Волшебные крылья широки,
И ты полетишь высоко,
А если до лета я доживу,
Добуду другие легко».

Он крылья волшебные надел,
И ничто не грозило бедой.
Но хриплый голос он услыхал,
Когда летел над водой.

«Привет тебе, Герман Гладенсвен,
Тебя я не забыл.
Когда еще не родился ты,
Уже моим ты был».

«Дай мне слетать, дай повидать
Любимую мою,
А после встретимся с тобой
В далеком твоем краю»

«Что ж, если так, то на тебе
Оставить знак мне надо.
Тебя меж рыцарей или слуг
Узнаю с первого взгляда».

Гриф ему выклевал правый глаз
И крови его напился,
Но Герман летел и летел вперед,
К милой своей торопился.

Покрытый кровью, он сел на шест
У окон женской светлицы,
И женщины, что были внутри,
Уже не могли веселиться.

Сидела юная Сёльверлад,
И девушки вкруг нее.
Она взглянула — и бросила вдруг
Ножницы и шитье.

Она причесывала его,
Сидя с ним у окна.
На каждый локон его крутой
Роняла слезы она.

На каждый локон его крутой
Роняла слезы она
И проклинала мать жениха:
Во всем ее вина.

«Возлюбленная Сёльверлад,
Ты мать мою не кляни
За то, что послала мне судьба
Такие тяжкие дни».

Волшебные крылья он надел,
У нее они были тоже.
Она полетела вслед за тем,
Кто был ей всех дороже.

Она летела высоко,
Грифа она искала
И всех до единой встречных птиц
Надвое рассекала.

Она рассекала их на куски,
В воздухе пух качался,
Но все никак уродливый гриф
В пути ей не встречался.

Невеста Сёльверлад одна
До берега долетела
И правую руку нашла жениха,
И не нашла его тела.
Так он летел через море.

Предсказание русалки

Датская баллада

Король велел русалку поймать
— Русалка танцует по половице —
И в тяжкие цепи ее заковать.
Придется ей королю покориться,

Зовет королева двух пажей:
— Русалка танцует по половице —
«Ведите русалку поскорей!»
Пусть королеве она покорится.

Русалка в покой устало вошла.
— Русалка танцует по половице —
«Зачем, королева, меня звала?
Я не хочу тебе покориться»,

Королева подушку берет:
«Хочешь здесь отдохнуть без забот?»

«Зачем ты губишь меня, скажи?
Там, внизу, уже точат ножи».

«Если и это известно тебе,
То погадай о моей судьбе».

«Родишь ты на свет троих сыновей
И распрощаешься с жизнью своей.

Один будет править в этой стране,
Другой — в заморской стороне.

Третий будет великий мудрец.
Родишь его — и примешь конец».

Одели русалку в алый наряд,
— Русалка танцует по половице —
Идет королева и слуги в ряд,
Самой королеве пришлось покориться.

Русалка по волнам плывет,
— Русалка танцует по половице —
А королева слезы льет,
Пришлось ей русалке покориться.

«Не плачь, королева, замкни уста,
— Русалка танцует по половице —
Тебе в небесах открыты врата,
И я должна тебе покориться».

Агнете и водяной

Датская баллада

Агнете шла через мост, над волной,
Со дна поднялся водяной.
Эй, эй, эй!
Со дна поднялся водяной.

«Агнете, ты приглянулась мне,
Хочешь жить у меня на дне?»

«Если возьмешь меня на дно,
Значит, с тобой мне жить суждено».

Он закрывает ей уши и рот,
К себе на дно ее берет.

Восемь лет она с ним жила
И семерых сыновей родила.

Она у колыбели сидит
И слышит — колокол гудит.

«Послушай, муж, ты меня отпусти,
Я нынче в церковь хочу пойти».

«До церкви недалекий путь,
Да только назад прийти не забудь.

Церковный двор пройди поскорей,
Не распускай золотых кудрей.

Будешь с народом в церкви стоять,
Туда не ходи, где сидит твоя мать.

Поп Всесильного назовет,
Не кланяйся низко, как весь народ».

Уши и рот он ей закрыл,
Вынес на землю, а сам уплыл.

Прошла церковный двор она,
Упала кудрей золотых волна.

В церковь она зашла постоять
И туда подошла, где сидела мать.

Поп о Всесильном речь повел,
Она, как все, поклонилась в пол.

«Скажи, Агнете, скажи, мой свет,
Где ты была все восемь лет?»

«Я восемь лет жила с водяным,
Семь сыновей прижила я с ним».

«Скажи, Агнете, голубь мой,
Чем же тебя наградил водяной?»

«Он дал мне ленту щедрой рукой,
У королевы нет такой.

Он туфли мне дал с золотым ремешком,
Годятся они королеве в дом.

Он дал мне арфу, к струне струна,
Чтоб я играла, когда я грустна».

Со дна водяной поднялся на свет,
До церкви оставил мокрый след.

Прошел водяной церковным крыльцом,
Образа повернулись к стене лицом.

Печален водяного взгляд,
А волосы золотом горят.

«Агнете, ты задержалась тут,
Дома дети плачут и ждут».

«Пусть плачут, пусть попадут в беду,
Я к ним назад никогда не приду».

«Дома дети весь день не ели,
И вспомни о том, кто лежит в колыбели».

«Пусть твои дети весь день не ели,
Не вспомню о том, кто лежит в колыбели»
Эй, эй, эй!
Не вспомню о том, кто лежит в колыбели.