Не понял последнюю фразу

Еврейский анекдот

Финкельштейн, впервые приехав в Вену из местечка в Галиции, стоит на Опернкрейцунг и наблюдает за регулировщиком, который непрерывно делает жесты руками. Через полчаса Финкельштейн вдруг начинает беспокоиться, потом подходит к регулировщику и говорит:
— Прошу прощения, господин полицейский, последнюю фразу я не понял. Будьте любезны, повторите ее.

Вера — одно, профессия — другое

Еврейский анекдот

В гостинице не хватало мест, и хозяин поместил двух приезжих евреев в один номер. Когда оба спускались к ужину, один из них нагнулся и протянул другому его бумажник, который упал на пол. Второй рассыпался в благодарностях. Однако ночью бумажник опять пропал. Его искали изо всех сил, перевернули все вверх дном, наконец вызвали полицию, которая нашла бумажник у соседа по комнате: он и оказался вором!
— Нет, вы подумайте, — удивляется пострадавший, — сначала он отдает мне потерянный бумажник, а потом сам же крадет его!
— А что здесь такого? — удивляется вор. — Я правоверный еврей. Вернуть найденное владельцу — это мицве (богоугодное дело), а красть — это моя профессия!

Все здесь

Еврейский анекдот

По какой-то неведомой причине за евреями небольшого словацкого
города Нитра укрепилась слава очень вороватых. Люди говорили: «Через Нитру даже цыгане проезжают галопом: боятся, как бы их не обворовали».

В общине города Нитра раввин во время богослужения заметил, что стоящий рядом с ним габай (староста синагоги) вдруг побледнел.
— Тебе что, плохо? — прошептал ему раввин.
— Нет. Просто я вспомнил, что забыл закрыть дверь дома и кассу.
Раввин быстро оглядел присутствующих в синагоге и сказал:
— Можешь не бояться: всё здесь!

Что нового дома, в Кротошине?

Еврейский анекдот

— Что нового дома, в Кротошине?
— Ах, что там может быть нового? Ничего!
— Ну а все-таки, что-то же, наверное, должно быть?
— Да вот, собака залаяла.
— Собака залаяла? Почему?
— Как не залаять, если кто-то наступил ей на хвост?
— Кто-то на хвост наступил? С чего бы?
— Ну, можно ли заметить под ногами какую-то собачонку, если такая толпа народу собралась?
— А зачем собралась толпа?
— Как же не собраться народу, если твоя жена из окна выскочила?
— Моя жена? Из окна?
— А почему нет, если пришла полиция?
— Полиция? С какой стати?
— А почему бы ей не прийти, если твой тесть подделал вексель?
— Опять он за свое! В который уже раз с ним это случается …
— Вот, я же тебе и говорю: в Кротошине ничего нового.

Предприимчивость

Еврейский анекдот

Банкир — разорившемуся торговцу, который просит у него денег:
— Вчера мне пришлось уволить своего бухгалтера, христианина. Это место я отдаю вам. Вы будете получать в месяц на двести франков больше.
— Знаете что? Я найду вам нового бухгалтера-христианина, согласного на старое жалованье. А вы каждый месяц платите мне разницу.

Раввин и кучер

Еврейский анекдот

Раввин нанял для поездки экипаж. Едут они, едут, подъезжают к холму. У подножья кучер говорит:
— Ребе, эта лошадь — совсем старая и немощная. Будьте добры, слезьте и помогите мне толкать экипаж.
Раввин, в меру своих сил, помогает. Они поднимаются на холм, раввин собирается сесть в экипаж.
— Нет, ребе, — опять просит кучер, — тормоза у экипажа плохие, помогите мне его придержать, чтобы его не понесло!
Раввин помогает снова …
Когда они прибыли к месту назначения, раввин отсчитал сумму, на которую они договаривались, и сказал:
— Почему я тебя нанял, ясно: мне нужно было сюда по делам. Почему ты взялся меня отвезти, тоже понятно: ты и твоя семья должны как-то жить … Но что тут, в конце концов, делает лошадь?

Старый Шмуль в поезде

Еврейский анекдот

Поезд Тернополь — Черновцы. Шмуль сел в поезд без билета. Проводник поймал его и на ближайшей станции пинком в зад вытолкал из вагона. Шмуль дождался следующего поезда, но и оттуда его вышвырнули тем же способом.
Шмуль сидит на перроне и охает. Вокруг собираются евреи.
— Куда вы, собственно, едете? — спрашивают его.
— Если тохес (зад) выдержит — в Черновцы.

Гольдберг и кораблекрушение

Еврейский анекдот

Корабль вот-вот пойдет ко дну. Пассажиры молятся.
Гольдберг тоже молится вслух, просит Бога спасти их. Еврей, который его знает, трясет Гольдберга за плечо и шепчет:
— Замолчи, пожалуйста. Если Бог узнает, что ты плывешь на этом пароходе, мы все пропали!

Старый Шмуль на корабле

Еврейский анекдот

Старый Шмуль плывет в двухместной каюте вместе с другим пассажиром. Ночью Шмуль принимается во весь голос причитать:
— Ой, мне хочется пить! Ой, мне хочется пить!
И нет этому конца. Наконец сосед, проклиная все на свете, одевается и приносит для Щмуля бутылку сельтерской.
На некоторое время становится тихо. Потом Шмуль начинает причитать снова:
— Ой, как мне хотелось пить!