Ходжа Насреддин ищет осла, распевая песни

Турецкий анекдот

Как-то опять Ходжа Насреддин потерял осла; начал он его искать, а сам поет песни. Ему сказали: «Если у кого пропал осел, тот не горланит песни, а горько плачет». — «У меня осталась еще надежда, что осел скрывается вон за той горой, — заметил Ходжа. — Ну, а если я его там не найду, ты увидишь, как я взвою!».

Раввин и кучер

Еврейский анекдот

Раввин нанял для поездки экипаж. Едут они, едут, подъезжают к холму. У подножья кучер говорит:
— Ребе, эта лошадь — совсем старая и немощная. Будьте добры, слезьте и помогите мне толкать экипаж.
Раввин, в меру своих сил, помогает. Они поднимаются на холм, раввин собирается сесть в экипаж.
— Нет, ребе, — опять просит кучер, — тормоза у экипажа плохие, помогите мне его придержать, чтобы его не понесло!
Раввин помогает снова …
Когда они прибыли к месту назначения, раввин отсчитал сумму, на которую они договаривались, и сказал:
— Почему я тебя нанял, ясно: мне нужно было сюда по делам. Почему ты взялся меня отвезти, тоже понятно: ты и твоя семья должны как-то жить … Но что тут, в конце концов, делает лошадь?

Ходжа Насреддин пробует играть на сазе

Турецкий анекдот

На одном собрании дали Ходже Насреддину ради смеха саз.«Ну, Ходжа, — попросили его, — поиграй на сазе, а мы послушаем». Схватил ходжа саз за гриф и давай водить костяшкой вверх и вниз. Послышались резкие звуки. «Да разве так играют на сазе? — сказали ему. — Для того чтобы извлечь приятную мелодию, нужно водить пальцами как следует по струнам». — «Это у них пальцы не могут подобрать тона, — вот и ходят в поисках, а я нашел, чего же мне перебирать?»

Старый Шмуль в поезде

Еврейский анекдот

Поезд Тернополь — Черновцы. Шмуль сел в поезд без билета. Проводник поймал его и на ближайшей станции пинком в зад вытолкал из вагона. Шмуль дождался следующего поезда, но и оттуда его вышвырнули тем же способом.
Шмуль сидит на перроне и охает. Вокруг собираются евреи.
— Куда вы, собственно, едете? — спрашивают его.
— Если тохес (зад) выдержит — в Черновцы.

Белых нет — воровать некому

Американская легенда

Много лет назад, находясь по делам в Дакотах, я заехал в одно индейское селение. Навстречу мне вышел вождь племени и приветствовал меня, его жена расседлала мою лошадь, а всю упряжь оставила во дворе. Я спросил вождя, не пропадет ли все это за ночь. На что вождь с достоинством ответил: «На расстоянии двух дней пути нет ни одного белого».

«А будь чужой ребенок — я не то бы еще сделал!»

Турецкий анекдот

Жена сказала Ходже Насреддину: «Пока я займусь, ты подержи ребенка». Когда ребенок был у него на руках, он обделался, а Ходжа, рассердившись, взял да и всего его облил с головы до ног. Жена стала упрекать его, говоря: «Зачем ты это сделал?» В гневе Ходжа заметил: «Ты благодари еще, жена, что это был мой ребенок. А будь чужой — я не то бы еще сделал!»

«Тебе, коршун, не удастся скушать печенку 
со смаком: ведь рецепт-то у меня!»

Турецкий анекдот

Купил однажды Ходжа Насреддин печенку. Дорогой встретился ему приятель и спрашивает: «Как ты ее приготовишь?» — «Да обыкновенно», — заметил Ходжа. «Нет, —возразил человек, — можно печенку великолепно изготовить; вот я тебе сейчас объясню, ты так и сделай». — «Трои объяснения не удержатся у меня в голове, — сказал Ходжа, — напиши на бумаге, и тогда буду я глядеть на бумажку и приготовлю». Человек написал и вручил бумажку Ходже. Когда Ходжа Насреддин, погруженный в приятные думы, вызванные наставлением, шел домой, коршун выхватил у него печенку и взвился в поднебесье. Ходжа, не обнаруживая беспокойства, показал коршуну бумажку, которую держал в руке, и сказал: «Напрасно, тебе все равно не удастся скушать печенку со смаком: ведь рецепт-то у меня!»

Гольдберг и кораблекрушение

Еврейский анекдот

Корабль вот-вот пойдет ко дну. Пассажиры молятся.
Гольдберг тоже молится вслух, просит Бога спасти их. Еврей, который его знает, трясет Гольдберга за плечо и шепчет:
— Замолчи, пожалуйста. Если Бог узнает, что ты плывешь на этом пароходе, мы все пропали!

Ходжа Насреддин объясняет, что есть два светопреставления

Турецкий анекдот

У Ходжи Насреддина спросили: «Когда наступит светопреставление?» — «Которое светопреставление ?» — заметил Ходжа. «А сколько бывает светопреставлений?» — удивился спрашивающий. «Если умрет моя жена, — сказал Ходжа, — это — малое светопреставление, а я умру — это большое светопреставление».