Сыновья короля Дальфрено

У Дальфрено, короля Туниса, два сына, один по имени Листико, другой — Ливоретто, позднее получивший прозвище свинаря, который в конце концов добывает себе в жёны Беллизандру, дочь короля Дамаска Аттаранте

Итальянская новелла из «Приятных ночей» Страпаролы

Чего только ни делает благоразумный кормчий, когда под ударами завистливой и своевольной судьбы он стремительно несётся среди беспощадных и остроконечных утёсов и направляет своё судёнышко в надёжную и спокойную гавань. Такое случилось и с Ливоретто, сыном великого короля Туниса, который после множества невообразимых опасностей, тяжких невзгод и долгих трудов, поборов величием своего духа враждебность судьбы, достиг высокого положения и насладился в покое и мире царствованием в королевстве Каирском, как вы легко сможете это узнать из сказки, которую я вам собираюсь поведать.
В Тунисе, столичном городе на побережье Африки, не так давно проживал славный и могущественный король по имени Дальфрено. Женат он был на прелестной и рассудительной женщине, от которой имел двух разумных, доблестных и послушных отцу сыновей, из каковых старшего звали Листико, а младшего — Ливоретто. В силу королевского указа и установившегося обычая ни тот, ни другой никоим образом не могли занять отцовский престол, ибо право наследовать умершему королю принадлежало здесь исключительно женщинам. По этой причине, видя, что, на его несчастье, у него нет дочерей, а он уже в таком возрасте, что иметь их более не сможет, король глубоко сокрушался и жил в неизменной печали и озабоченности. И его скорбь была тем больше, что он отчётливо представлял себе, что ожидает его сыновей, после того как он расстанется с жизнью, как дурно будут к ним относиться и ещё хуже того обращаться и с каким позором их в конце концов изгонят из королевства. И вот, пребывая в этих горестных мыслях и не зная, как найти средство, способное облегчить участь своих сыновей, несчастный король обратился к королеве, которую любил всей душой, и сказал: «Сударыня, как нам поступить с нашими сыновьями, раз нет ни малейшей возможности завещать им престол по закону и в силу издавна закрепившегося обычая?» Благоразумная королева, не задумываясь, ответила ему так: «Священное величество, мне представляется, что было бы лучше всего, если бы вы, владеющий несметными и бесчисленными сокровищами, отправили сыновей в такие места, где они никому не ведомы, дав им с собой как можно больше денег и драгоценностей. Ведь, снискав, быть может, расположение какого-нибудь властителя, они станут его приближёнными и не подвергнутся никаким невзгодам. А если бы и подверглись — от чего избави их боже, — всё же никто никогда не узнает, чьи они сыновья. Они молоды, приятной наружности, статны и пригодны для любого возвышенного и благородного дела. Нет ни одного короля, или князя, или иного властителя, которые, принимая во внимание дарованные им природой преимущества, не полюбили бы их и не воздали бы им должного». Ответ мудрой королевы пришёлся Дальфрено как нельзя более по душе и, призвав к себе Листико и Ливоретто, он обратилсяк ним с такими словами: «Премного любимые нами, вашим отцом, сыновья; после нашей смерти у вас не будет ни малейшей надежды на владение этим королевством, и не потому, чтобы вы были порочны или отличались дурным нравом, но потому, что так установлено законом и древним обычаем, раз вы не женщины, а мужчины, порождённые всемогущей природой и нами. Посему мы и ваша мать, имея в виду благо и пользу ваши, рассудили отправить вас куда-либо в другие места, вручив вам как можно больше драгоценностей, самоцветных камней и денег, дабы, если вам выпадет удача, вы могли достойным образом себя содержать. Итак, удовольствуйтесь тем, чего мы хотим».
Предложение короля очень понравилось Листико и Ливоретто и пришлось им по душе не меньше, чем королю с королевой, так как оба мечтали повидать новое, неизведанное и отведать мирских удовольствий. Королева, как это вообще свойственно женщинам, питала к младшему сыну более нежные чувства, чем к старшему, и, призвав к себе его одного, подарила ему пегого коня, ретивого и горячего с небольшой головой и огненным взглядом и, помимо своей доброй стати, заколдованного, о чём знал её младший сын Ливоретто. Итак, получив благословение родителей и прихватив с собою сокровища, сыновья тайно уехали вместе. Проскакав много дней сряду и не найдя места, которое им пришлось бы по вкусу, они глубоко опечалились. И тогда Ливоретто сказал Листико так: «До сих пор мы ехали вместе и не совершили ни одного стоящего деяния. И я нахожу, если это и тебе будет ио сердцу, что нам лучше разъехаться, и пусть каждый сам по себе отправится искать своё счастье». Так они и порешили и, крепко обнявшись и поцеловавшись, распрощались друг с другом. И Листико, о котором с той поры ничего не известно, направил свой путь на запад, а Ливоретто на своём заколдованном скакуне поехал на восток.
Проведя в седле многие, многие дни и достаточно повидав свет безо всякой для себя пользы, растратив деньги, драгоценности и другие сокровища, врученные ему любящим и добрым отцом, и сохранив лишь заколдованного коня, Ливоретто добрался, наконец, до Каира, столицы Египта, которым правил тогда султан по имени Данебруно, человек хитрый, коварный, могущественный, обладатель несметных богатств и обширного государства, но весьма обременённый годами. Этот Данебруно, несмотря на преклонный возраст, был, тем не менее, пылко влюблен в Беллизандру, дочь короля Дамаска Аттаранте и, послав по этой причине войско к Дамаску, обложил осадою этот город, намереваясь им овладеть, чтобы заполучить Беллизандру в жёны, либо добившись её любви, либо принудив её к этому силой. Но, прослышав о старости и отталкивающем уродстве султана, она решила, что скорее наложит на себя руки, чем пойдёт за него. Итак, достигнув Каира и попав в город, Ливоретто объехал его и, как следует рассмотрев, немало им восхитился. И так как средства его иссякли, разойдясь на всяческие его прихоти и желания, он надумал не покидать Каира и постараться наняться к кому-нибудь в услужение. Подъехав к дворцу и увидав во дворе у султана множество важных сановников, мамлюков и рабов, он их спросил, не нужен ли при дворе государя какой-либо служитель, и сказал, что охотно поступил бы к султану на службу. Ему ответили, что не нужен.
Но тут один из этой толпы припомнил, что при дворе нужен работник, который смотрел бы за свиньями, и, подозвав к себе Ливоретто, спросил, возьмётся ли он присматривать за свиньями, на что тот ответил согласием. Предложившей ему это место повелел Ливоретто сойти с коня и привёл его в свиной хлев. На вопрос о том, как его звать, путник ответил, что имя его — Ливоретто. Однако все стали называть его Свинарём, ибо сразу же нарекли его этим прозвищем. Итак, устроившись при султанском дворе, Ливоретто, отныне прозываемый Свинарём, не занимался ничем иным, кроме откорма свиней, и таковы были его прилежание и усердие, что всего за два месяца он добился того, на что у других уходило полгода. Сановники, мамлюки и рабы, заметив его старание, убедили своего владыку возложить на Ливоретто какие-нибудь другие обязанности, ибо его усердие заслуживало того, чтобы он нёс не столь низменную и ничтожную службу. По этой причине султан распорядился поручить ему уход за лошадьми, и ему увеличили жалованье. Своей новой должностью Ливоретто был очень доволен, ибо, ухаживая за другими конями, он мог уделять больше внимания и своему собственному.
Приставленный к этому делу, он так тщательно скрёб своего коня скребницей, так чистил его и прихорашивал, что шерсть у него лоснилась, как бархат. Среди прочих коней на его попечении был также рослый, молодой, очень красивый и резвый конь и, восхищённый его красотой, Ливоретто холил и обучал его с особенным рвением и так преуспел в этом, что, не говоря уже об отличной выездке, тот, сверх того, кланялся, танцевал и подскакивал над землёй на высоту своего роста, с быстротой молнии сгибая и разгибая в воздухе ноги. Мамлюки и рабы, дивясь выучке и ловкости коня, смотрели на него с изумлением, и он казался им чудом природы. Посему они сочли нужным рассказать обо всём султану, полагая, что его позабавит ловкость Свинаря и коня. Султан, который всегда был угрюм и хмур и из-за одолевавшей его любви, и своей глубокой старости, совсем или почти совсем не помышлял о забавах, но, поглощённый любовной лихорадкой, думал только об обожаемом предмете своей любви. Однако мамлюки и рабы столько наговорили и рассказали ему, что как-то рано поутру он, сидя у окна, увидал все чудеса ловкости и отваги, какие показывал Свинарь со своим конём.
Рассмотрев, что у Свинаря приятная внешность и отменное телосложение и найдя его много лучше и краше, чем ему о нём говорили, султан подумал, что поступил с ним весьма дурно, — и был весьма огорчён тем, что отрядил его нести столь низменные обязанности, как уход за скотами. И вот, думая и размышляя о высоких и скрытых достоинствах пригожего юноши и видя, что тот само совершенство, он решил про себя освободить его от столь низкого занятия и удостоить более значительной должности и, призвав к себе, сказал ему так: «Впредь ты будешь ведать, Свинарь, не конюшней, как до этого дня, а моими кушаньями, дабы всё поставленное передо мною на стол я мог есть без всякого опасения». Итак, юноша, назначенный кравчим султана, с таким умением и искусством стал отправлять свою новую должность, что не только султан, но и все остальные немало им восхищались, из-за чего у мамлюков и рабов разгорелась такая зависть к нему и ненависть, что они едва могли его видеть и, если бы не страх перед своим повелителем, они лишили бы Ливоретто жизни. И вот, чтобы навлечь на беднягу немилость султана и чтобы он был или казнён, или изгнан навеки, они измыслили коварную и злонамеренную уловку.
Как-то утром один из приближённых к султану рабов по имени Кебур сказал ему так: «Могу ли я тебе сообщить, о, повелитель, добрую весть?» — «А какую?» — спросил султан. «Свинарь, которого по-настоящему зовут Ливоретто, только и делает, что похваляется, будто ему ничего не стоит передать в твою власть дочь короля Дамаска Аттаранте». — «Да разве это возможно?» — воскликнул султан. «Возможно, — ответил Кебур, — и если ты мне не веришь, спроси у мамлюков и у рабов, в присутствии которых он много раз повторял свою похвальбу, и ты легко сможешь установить, обманываю ли я тебя или говорю правду». Получив ото всех подтверждение слов Кебура, султан призвал к себе Ливоретто и спросил его, верно ли то, что все в один голос о нем рассказывают. Юноша, до этого ни о чём не подозревавший, принялся горячо отрицать, что говорил нечто подобное, и султан, придя в раздражение и распалившись гневом, сказал: «Ступай и не мешкай, и знай, что если в течение тридцати дней ты не передашь в мою власть Беллизандру, дочь короля Дамаска Аттаранте, не сносить тебе головы».
Выслушав беспощадный приказ султана, юноша впал в полную растерянность и печаль, и, поклонившись своему государю, ушёл в конюшню. Заколдованный конь, приметив, что его хозяин в глубоком унынии и что у него из глаз непрерывно льются горючие слёзы, повернувшись к нему, сказал: «Вот-те раз, хозяин! Чем же ты, как я вижу так огорчён и встревожен?» Всё ещё продолжая всхлипывать и громко вздыхать, юноша рассказал коню с начала и до конца о поручении, которое на него возложил султан. Но конь, помахивая головой и осклабившись в знак того, что ему смешно, немного утешил Ливоретто, сказав ему, чтобы он ничего не страшился и что всё завершится ему ко благу. Немного погодя он добавил: «Возвращайся к султану и скажи, чтобы он вручил тебе грамоту с полномочиями к военачальнику, руководящему осадой Дамаска, и чтобы в ней приказал немедленно по предъявлении и прочтении грамоты, припечатанной большой султанской печатью, снять осаду с этого города; и пусть султан, сверх того, снабдит тебя деньгами, одеждой и оружием, дабы ты мог смело отправиться в путь для выполнения столь благородного дела.
И если в дороге какой-нибудь человек или животное, что бы они собою ни представляли, попросят тебя об услуге, непременно и тотчас им услужи, и если тебе дорога твоя жизнь, никогда не отказывай в том, о чём тебя попросили. А если кто пожелает меня купить, скажи ему, что ты был бы не прочь расстаться со мной, но запроси такую непомерную цену, чтобы он сразу же отступился. Ну, а если мною пленятся женщины, доставь им удовольствие; разреши погладить мне голову, лоб, коснуться глаз, ушей, крупа и делать всё, что угодно, и дозволь им даже поездить на мне, но так, чтобы мне не было от них ни вреда, ни докуки». Юноша, окончательно развеселившись, возвратился к султану и попросил у него грамоту и всё то, что перечислил его заколдованный конь. Получив всё испрошенное, Ливоретто вскочил на коня и пустился к Дамаску, к великой радости мамлюков и рабов, которые, сжигаемые завистью и ненавистью к нему, решили, что живым ему в Каир теперь никак не вернуться. После многих дней скачки Ливоретто достиг водоёма, на берегу которого у самой воды стояло такое, неизвестно чем издаваемое зловоние, что находиться поблизости было почти невозможно, и там лежала полумёртвая рыба.
Увидев близ себя юношу, рыба обратилась к нему с такими словами: «Увы, доблестный всадник, прошу тебя, сделай милость, вытащи меня из грязи, ибо, как видишь, я уже почти лишилась жизни». Памятуя о том, что сказал ему его конь, Ливоретто спешился и оттащил рыбу подальше от того места, откуда исходило ужасающее зловоние, после чего отмыл её от налипшего на неё ила. Поблагодарив его сначала должным образом, рыба сказала: «Возьми у меня со спины три самые крупные, какие только найдёшь, чешуйки и держи их всегда при себе; и когда тебе понадобится помощь, положи их на берегу реки, и я мгновенно предстану перед тобой и помогу тебе». Взяв чешуйки и бросив трепещущую рыбу в чистую воду, Ливоретто снова вскочил на коня и поскакал дальше, пока не наткнулся на сокола-сапсана, который наполовину вмёрз в лёд и не мог шевельнуться. Увидев юношу, сокол сказал ему так: «Увы мне, милый юноша, пожалей меня и извлеки изо льда, который, как ты видишь, меня кругом обхватил, и если ты избавишь меня от этой беды, обещаю оказать тебе помощь, если ты будешь когда-нибудь в ней нуждаться».
Движимый состраданием и милосердием, юноша с готовностью принялся выручать сокола: пустив в дело нож, который хранил в ножнах своего меча, он стал колотить отвердевший лёд, пока его не разбил, потом взял сокола и сунул его за пазуху, чтобы он мог немного отогреться. Придя в себя, сокол горячо поблагодарил юношу и в награду за оказанное ему столь великое благодеяние подарил Ливоретто два пёрышка, которые были у него под левым крылом, наказав, чтобы из любви к нему он их бережно сохранил, ибо, если ему нужна будет помощь, ему достаточно взять их и воткнуть в землю на берегу реки, и он мгновенно ему поможет. Сказав это, сокол взмыл в небо и улетел. Продолжив свой путь, юноша прибыл, наконец, к войску султана. Отыскав военачальника, который упорно старался захватить город, он вручил ему грамоту. Осмотрев и прочитав грамоту, военачальник немедленно снял осаду и со всем своим войском ушёл в Каир. Юноша, убедившись, что военачальник увёл войско прочь, на следующий день спозаранку проник в город Дамаск и остановился в гостинице.
Облачившись в великолепные и роскошные одежды, сплошь расшитые бесценными самоцветами, которые внушали зависть самому солнцу, и вскочив на своего заколдованного коня, он выехал на площадь перед дворцом. Там он с такой ловкостью и таким искусством принялся гарцевать, что всякого ошеломил бы даже рассказ об этом, не говоря уже о представшем перед ним зрелище. Королевская дочь Беллизандра, которую разбудил шум, поднятый возбуждённой толпою, встала с постели и, выйдя на балкон, высившийся над площадью, увидела прелестного юношу и красоту и проворство его могучего, ретивого коня, и этот конь пленил её сердце так же, как пленила бы сердце юноши красавица девушка. Пойдя к отцу, она стала просить его купить для неё коня, ибо, увидев, как он красив и прекрасен, она покорена и очарована им. Отец, стремясь удовлетворить желание нежно любимой дочери, отправил одного из своих баронов осведомиться у юноши, не согласится ли он продать своего коня, назначив подходящую цену, ибо единственной дочери короля он пришёлся как нельзя больше по сердцу.
Юноша ответил, что на свете не существует столь ценной и столь достойной вещи, которою можно было бы его оплатить, и запросил такие огромные деньги, каких не стоило всё королевство отца Беллизандры. Узнав о непомерной цене, запрошенной юношей за коня, король призвал к себе дочь и промолвил: «Дочь моя, из-за одного коня и ради твоего удовольствия лишаться королевства я отнюдь не намерен, но потерпи и живи беззаботно и весело, ибо мы добудем тебе другого, ещё лучше и краше». Но Беллизандра всё сильнее горела желанием овладеть конём и всё настойчивее молила отца выполнить её просьбу и во что бы то ни стало купить коня, сколько бы тот ни стоил. После долгих и тщетных просьб, убедившись в том, что никоим образом не склонить отца к согласию ей угодить, девушка, уйдя от него, отправилась к матери и безутешная, можно сказать, полумёртвая упала в её объятия. Сердобольная мать, видя дочь в таком горе, постаралась её утешить, умоляя не предаваться отчаянью, ибо, как только уедет отец, они обе отправятся к юноше и сторгуют его коня и, быть может, с помощью женской хитрости купят его по более дешёвой цене.
Выслушав ласковые и обнадёживающие слова обожаемой матери, дочь немного успокоилась, и, как только король уехал, мать спешно отправила гонца к юноше с повелением передать ему, чтобы он явился вместе с конём во дворец. Выслушав посланца королевы, юноша очень обрадовался и сразу же отправился во дворец. На вопрос матери, во сколько он оценивает своего коня, ибо её дочь страстно желает его купить, он дал королеве такой ответ: «Сударыня, если б вы предложили мне всё, чем владеете, ваша дочь всё равно не смогла бы купить моего скакуна, но если ей угодно принять его в дар, сделайте милость, берите. Однако, отдавая ей моего коня в дар, я хочу, чтобы она прежде хорошенько его рассмотрела и немного на нём поездила, ведь он послушлив и осторожен и легко позволит сесть на себя». И, соскочив с коня, Ливоретто посадил девушку в седло и, не выпуская из руки повода, принялся обучать её верховой езде. Но едва девушка удалилась от матери на расстояние, какое может пролететь брошенный камень, как юноша вспрыгнул на круп коня и, вонзив в его бока шпоры, погнал его так, что, уносясь на нём, походил на летящую по воздуху птицу.
Испуганная девушка принялась кричать: «О, коварный негодяй и предатель! Куда ты увозишь меня, собака, собачий сын?» Но её крик ей нисколько не помогал, ибо не было никого, кто бы поспешил ей на выручку, никого, кто бы ободрил её хотя бы словами. Девушка и Ливоретто доскакали до берега одной речки, и Беллизандра сняла с пальца прекраснейшее кольцо и незаметно бросила его в воду. Так скакали они много дней, пока юноша с девушкой не прибыли, наконец, в Каир. Сразу же по прибытии в этот город Ливоретто доставил Беллизандру к султану. Увидев, до чего она хороша, до чего прелестна и то, что она чиста и невинна, султан весьма обрадовался и принял её приветливо и любезно. Уже близился час отхода ко сну, когда, оставшись наедине с султаном в покое, не менее изукрашенном, чем прекрасном, девушка обратилась к нему с такими словами: «О повелитель, и не думайте, что я уступлю вашим любовным желаниям, прежде чем вы не сделаете так, чтобы этот негодяй и злодей отыскал кольцо, которое я обронила в реку; но как только оно будет найдено и вручено мне, я стану неизменно покорной вашей воле и отдам себя в ваше распоряжение».
Султан, пылавший любовью к удрученной печалью девице, не пожелал ещё больше усиливать её горести и тут же приказал Ливоретто во что бы то ни стало найти потерянное кольцо, пригрозив, что если он его не найдёт, то будет безжалостно предан смерти. Выслушав, чего требовал от него султан, и поняв, что возражать ему бесполезно, Ливоретто ушёл от него в глубокой печали и, отправившись в конюшню, принялся горько плакать, ибо не питал ни малейшей надежды отыскать кольцо девушки. Увидев своего хозяина опечаленным и проливающим обильные слёзы, конь спросил его, почему он так безутешно плачет, и, узнав об этом, промолвил: «Ах, бедный, утешься! Или ты позабыл, что сказала рыба? Итак, прислушайся и внемли моим словам и поступи так, как я скажу. Возвратись к султану и попроси у него всё, что может тебе понадобиться, и поезжай уверенно и не колеблясь». Юноша сделал всё, что наказал ему конь. И добравшись до речки и того места, где он с девицей переправился вброд, положил три рыбьи чешуйки на поросшем травой берегу.
Мелькая в чистой и прозрачной воде и то здесь, то там из неё выпрыгивая, весёлая и довольная рыба предстала перед ним и, изрыгнув изо рта ценное и дорогое кольцо, отдала ему в руку, после чего, схватив свои три чешуйки, нырнула в воду. Получив кольцо, юноша сменил сразу печаль на радость и без промедления возвратился к султану. Отвесив ему должный поклон, он в его присутствии вручил кольцо девушке. Увидев своими глазами, что драгоценное кольцо снова у девушки, как она того хотела, султан принялся расточать ей нежные любовные ласки и всячески её обольщать, горя желанием, чтобы той же ночью она легла с ним в постель. Но султан хлопотал понапрасну, ибо девушка сказала ему: «И не думайте, о, мой повелитель, будто ваши притворные уверения могут меня обмануть; клянусь, вам не получить от меня никаких наслаждений, пока этот злобный и лживый обманщик, заманивший меня своим конём, не привезёт мне живой воды». Не желая перечить любимой и, больше того, стараясь изо всех сил ей угодить, султан призвал Ливоретто и строго-настрого, грозя ему неминуемой казнью, повелел добыть для неё, где сможет и как сумеет, живую воду.
Это невыполнимое требование весьма опечалило юношу. Охваченный гневом, он весь горел и разразился жалобами на чёрную неблагодарность своего повелителя, так вознаградившего его за верную службу и столь многие тяготы, которые он претерпел с великой опасностью для жизни. Но султан, объятый любовным пламенем, желая удовлетворить прихоть обожаемой девушки, не захотел отменить принятое решение и потребовал от Ливоретто любым способом добыть живой воды. Покинув султана и, по обыкновению, отправившись в конюшню, Ливоретто принялся проклинать свою злосчастную участь и без удержу плакать. Видя, как горько плачет хозяин, и слыша его скорбные причитания, конь спросил: «Что случилось, хозяин, почему ты так тяжко терзаешься? Не приключилось ли с тобой какой беды? Успокойся, ибо против всего, кроме смерти, обязательно сыщется средство». Узнав, почему так горестно плачет юноша, он принялся ласково его утешать, напомнив ему о том, что сказал сокол, которого Ливоретто выручил из студеного льда, и о двух пёрышках, подаренных им в знак благодарности.
Припомнив полностью всё, бедный юноша вскочил на коня, и, взяв хорошо оплетённую склянку, подвязал её к поясу, и поскакал туда, где выручил сокола. Не успел он воткнуть на берегу реки оба пёрышка, что, как ему вспоминалось, он должен был сделать, как откуда ни возьмись перед ним оказался сокол, который спросил его, что ему надобно. Ливоретто ответил: «Живой воды». На это сокол сказал: «Увы, всадник, увы! Это вещь невозможная, и живой воды тебе вовек не достать, ибо её охраняют и зорко стерегут два свирепых льва и столько же драконов впридачу, и все они непрерывно рычат и пожирают всякого, кто к ним приблизится, чтобы её добыть. Но в отплату за благодеяние, которое ты мне оказал, не останусь пред тобой в долгу и я; возьми висящую у тебя на боку склянку и подвяжи её мне под правое крыло; и смотри, не покидай этого места, пока я не вернусь». После того как это было исполнено, он взмыл с земли с подвязанной под крылом склянкой и полетел туда, где находилась живая вода. Украдкой наполнив водою склянку, он возвратился к юноше и ему её отдал, после чего, прихватив оба своих пёрышка, поднялся ввысь и улетел.
Получив заветную воду, Ливоретто, преисполненный ликования, нигде не задерживаясь, поспешил в Каир и, явившись к султану, которого застал за сладостной беседой с его обожаемой девицей Беллизандрой, с величайшей радостью отдал ей склянку с живою водой. Отдав ей живительную воду, султан снова принялся настойчиво просить её подарить ему любовные наслаждения. Но неодолимая, как сотрясаемая буйным ветром крепкая башня, она заявила, что не сдастся на его домогательства до тех пор, пока собственноручно не отсечёт от туловища головы Ливоретто, виновника её позора и срама. Султан, услышав о жестоком намерении кровожадной девицы, никак не хотел согласиться на это, ибо ему представлялось совершенно недопустимым и несообразным, чтобы в награду за столь безмерные тяготы Ливоретто был столь безжалостно обезглавлен. Но коварная и свирепая дева, упорствуя в своём преступном желании, схватила обнажённый нож и на глазах у султана с бестрепетной, чисто мужской решимостью вонзила его в горло юноши, и, так как не нашлось никого, кто бы осмелился за него вступиться, он замертво повалился на землю.
Не удовольствовавшись этим, злобная девица отсекла ему голову, мелко накрошила его мясо, истолкла сухожилия, раздробила твёрдые кости, растерев их в мельчайший порошок, после чего взяла большой медный таз и, побросав в него горсть за горстью накрошенное и нарубленное мясо убитого, перемешала его с костями и сухожилиями так же, как это делают хозяйки, приготовляющие начинку для пирога из кислого теста. Тщательно перемешав и вымесив нарубленное мясо с растёртыми костями и сухожилиями, так что образовалась однородная масса, девушка слепила из неё великолепную человеческую фигуру и, откупорив склянку, вспрыснула эту фигуру живою водой, и она тотчас же ожила и превратилась в вернувшегося к жизни юношу Ливоретто, ставшего ещё краше и лучше прежнего. Узрев столь невероятное дело и великое чудо, престарелый султан был несказанно изумлён и ошеломлён и, страстно желая омолодиться, попросил девицу проделать с ним то же, что она проделала с юношей. На этот раз девица не замедлила повиноваться воле султана и, взяв острый нож, всё ещё обагренный кровью юноши, ухватила левой рукой султанскую голову и, крепко её придерживая, нанесла ему в грудь смертельный удар.
Потом она выкинула его через окно на дно глубокого рва у подножия высоких дворцовых стен и, вместо того чтобы омолодить его и превратить в юношу, превратила в поживу для собак; вот так и окончил свою жизнь бедный старик. Девица же, чтимая всеми по причине невероятного своего деяния и внушающая всем страх, узнав, что юноша — сын короля Туниса Дальфрено и что по-настоящему он прозывается Ливоретто, написала его старому отцу, сообщив о всём приключившемся с нею и настоятельно прося прибыть на их свадьбу. Получив добрую весть о сыне, о котором со дня разлуки он ничего не знал, Дальфрено бесконечно обрадовался и, приведя в порядок свои дела, отбыл в Каир. Здесь его с почётом принял весь город и спустя несколько дней, к удовлетворению всего народа, Беллизандра вступила в брак с Ливоретто. Став её законным супругом, он, при всеобщем ликовании, с великим торжеством был провозглашён владыкой Каира, где долгое время в мире, спокойствии и полном благополучии правил своим королевством. Спустя несколько дней, сердечно попрощавшись с сыном и невесткой, Дальфрено покинул их и, здравый и невредимый, возвратился в Тунис.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.