Сияние

Сияние

«Заметки из хижины «Великое в малом»» Цзи Юня

Господин Аи Тан рассказывал:
«Слышал я об одном старом начетчике, который шел куда-то ночью и по дороге повстречал своего покойного друга. Начетчик был человеком честным, твердого характера и не из робких, вот он и спросил друга, куда тот держит путь.
— Я служу в Царстве мертвых,— ответил тот,— сейчас направляюсь в Наньцунь, чтобы схватить там кое-кого. Так что нам по пути.
Дальше они пошли вместе. Дошли до какой-то полуразрушенной хижины, и тут дух сказал:
— Это жилище писателя.
— Откуда вы знаете? — удивился начетчик.
— Обычно днем люди суетятся, занимаются всякими делами, иссушают свои мозги. Только во сне они ни о чем не думают, тогда их изначальная энергия чиста; все накопившиеся в памяти книги, слово за словом, в виде сияния выходят наружу через все поры тела. Вид у этого сияния неразличимо-туманный, бесформенно-хаотичный или блестящий, словно парча. У великих ученых вроде Чжэна и Куна, у писателей вроде Цюя, Суна, Баня или Ма сияние озаряет весь небосклон, соперничает со светом луны и звезд; у тех, кто шел следом за ними,— сияние окружностью в несколько чжанов, а у тех, что за этими,— в несколько чи; постепенно сияние сходит на нет, так что у совсем посредственных это мерцающий огонек, подобный тусклому светильнику, отраженному в окне. Людям не дано видеть сияние, а духи могут. Так вот, над этой хижиной я вижу сияние высотой в семь или восемь чи, поэтому и знаю, что это — обиталище писателя.
— Я всю свою жизнь учился,— сказал начетчик.— Какое же от меня исходит сияние?
Дух долго мялся и наконец сказал:
— Вчера днем я проходил мимо вашего дома, вы как раз прилегли вздремнуть, и я увидел, как все заученные вами толкования, пятьсот-шестьсот экзаменационных эссе, семьдесят-восемьдесят классических текстов, тридцать-сорок исторических сочинений — все это слово за словом превращалось в черный дым, который устилал все помещение, и сквозь него, словно через плотные облака, пробивался ваш голос, скандирующий отдельные слова. А вот сияния — не решусь солгать — никакого и не было!
Начетчик в ярости начал браниться. Тогда дух захохотал и исчез.»

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.