Праздник корробори и смешение языков

Праздник корробори и смешение языков

Миф австралийских аборигенов

Давным-давно, во времена многих рассветов и восходов, солнце освещало землю, даруя жизненную энергию животным, птицам, рептилиям и насекомым. Солнце проделывало свой путь по небесам к загадочному западу. Нигде не было ни облачка разочарования или печали, был один лишь вечный солнечный свет. Творение улыбалось, а у животных, птиц, рептилий и насекомых был один общий язык. Кенгуру и варан могли беседовать и обмениваться идеями также, как орел и утконос, вомбат и стрекоза. Каждый старался угодить, развеселить и понять другого, одновременно следуя своим собственным предрасположенностям.
Пищей для животных, птиц и рептилий служили овощи и рыба. Раз в году они все собирались, чтобы устроить великие торжества, корробори, и провести великие свадебные церемонии. Но пришло время, и они задумали сделать что-нибудь такое, что изменило бы условия всей жизнедеятельности расы. Кое-кто предлагал поженить кенгуру с эму, динго с вараном, а коалу с лирохвостом. Но если одни поддерживали эти предложения, то другие резко выступали против. Среди тех, кто был за, оказались кенгуру, эму, динго, варан, ромбовидный питон, коала, пеликан, какаду и лирохвост. Против выступали черепаха, лягушка и ворон.
Трое последних противостояли всем племенам. Большинство почувствовало, что столкнулось с мощным противником в лице ворона, чей ум и хитрость могли перевесить их грубую силу. И тогда сторонники этого предложения стали обдумывать, какую тактику им следует избрать. Динго поинтересовался у черепахи, но та не сказала, где и когда ворон намерен начать свою кампанию. Затем спросили у лягушки, но и она тоже отказалась что-либо сообщить.
Пока одна сторона готовила свои бумеранги, вадди, тростниковые копья и другое оружие, три союзника – ворон, черепаха и лягушка, чьим оружием был только разум, – стали собираться на вершине горы или на открытой местности равнины, где не было ни деревьев, ни кустов. Там они сидели и обсуждали метод своей атаки. Все трое были единомышленниками и решили, что, если заставить их противников страдать от голода, они начнут злиться друг на друга и вскоре забудут о своих глупых идеях.
Было три вещи, которыми все племена восхищались, и этими тремя вещами их оппоненты владели в совершенстве. Во-первых, ворон считался величайшим сочинителем местных песен, отличным танцором и лицедеем. Во-вторых, лягушка тоже была отличной танцовщицей, даже лучше ворона. Он слыла артисткой, художницей и умела, как никто, разукрашивать свою кожицу, поэтому пользовалась большой популярностью. Она обладала прекрасным голосом, который был слышен за мили, и что самое замечательное – она была чревовещательницей. Только у черепахи не было ни голоса, ни других способностей. И тогда эти трое решили воспользоваться своими способностями и пригласили животных, птиц, рептилий и насекомых на великое представление.
Первым номером стал танец черепахи, имитировавший кенгуру. Он вызвал большое любопытство и изумление. Все животные, птицы, рептилии и насекомые с интересом следили за танцем черепахи. Перешептываясь, собравшиеся выражали свое восхищение тем, как прекрасно медлительная черепаха исполняла танец кенгуру. «Ура! Ура!» – кричали все. В действительности же танцевала лягушка, которая прикрепила на спину куламон, а на грудь – щит.
Вторым номером был объявлен танец лебедя в исполнении ворона, черепаха готовилась петь песню лебедя. Черепаха встала перед аудиторией и начала петь, а ворон танцевал под ее песню. Животные, птицы и рептилии не могли понять, как черепаха может петь. На самом же деле песню исполняла хитроумная лягушка – чревовещательница. Собравшиеся с энтузиазмом воспринимали это восхитительное представление медлительной и безголосой черепахи. «Ура! Ура!» – кричали все.
Представление продолжалось три дня и три ночи. На четвертое утро все проголодались, и кенгуру сказал пеликану: «Возьми сеть и отправляйся рыбачить. Все изголодались». Пеликан отправился и поймал несколько рыб, и различные племена единодушно поручили ворону распределить их. «Давайте пойдем вон туда и приготовим рыбу, – предложил он, – вы же знаете, что законы племени запрещают готовить рыбу там, где она была поймана. Но, чтобы заняться этим, у нас слишком мало рыбы. Постарайтесь поймать еще несколько штук».
Пеликаны забросили сеть и поймали еще несколько рыб.
«Отправляйтесь в другое место и разжигайте костер там, готовить пищу здесь незаконно», – продолжал повторять ворон, пока собравшиеся не потеряли терпение.
Все стали упрекать ворона, а хитрая лягушка поддержала его, но сделала это голосом кенгуру. Получилось так, что кенгуру оскорблял эму, потом варан стал выкрикивать оскорбления в адрес зимородка-хохотуна, а вомбат – обижать динго. Таким образом, все рассердились друг на друга. Улучив момент, лягушка крикнула: «К бою! К бою!»
Все племена настолько разозлились, что стали грубо обзывать друг друга. Все вызывали друг друга на бой, и в воздух взвилась туча копий и бумерангов. Кругом царил ужасный шум, и лишь лирохвост оставался в стороне и не участвовал в этих оскорблениях, пытаясь помирить собравшихся, но никто его не слушал.
Со времени этого великого сражения животные, птицы, рептилии и насекомые – все стали говорить на своем собственном языке, но, поскольку лирохвост не участвовал в схватке и старался всех помирить, эта птица теперь может подражать им всем.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.