Паниа, дева моря

Паниа, дева моря

Сказка маори

Юная дева моря Паниа вовсе не походила на отвратительных понатури. Обликом и душой она ничем не отличалась от обыкновенной женщины. И по каким-то неведомым причинам земля всегда неудержимо влекла ее к себе. Каждый вечер она покидала своих соплеменников, преодолевала вплавь прибрежные буруны и пряталась среди высокого льна возле источника, который бил из-под земли у подножия утеса Хукарере. Она лежала там вею ночь, а перед рассветом возвращалась домой.
Кто знает, что таит в себе сердце женщины? Может быть, Паниа привлекал молодой вождь из па, который поздно вечером приходил к источнику утолить жажду. Во всяком случае, ей доставляло удовольствие смотреть на него из-за кустов, и однажды вечером, случайно или не без умысла Паниа, когда вождь поднес ко рту кувшин с водой, он увидел стройную девушку с горящими глазами. Вождь подошел к Паниа, ласково взял за руку и повел к себе в фаре. Дверь беззвучно закрылась за ними. В теплом и темном фаре они стали мужем и женой, и им обоим ночь показалась слишком короткой.
Но Паниа была девой моря, а не земли. Как только померкли звезды, потревоженные первыми проблесками зари, она вновь услышала властный зов волн. Паниа выскользнула из объятий уснувшего мужа, осторожно прижалась лицом к его татуированной щеке и уплыла к своим сородичам. В сумерках вождь снова поджидал ее на берегу. Они снова вместе шли домой мимо льна, разросшегося около источника, морской ветер уносил последние капли воды с тела Паниа, и вождь чувствовал, как любовь и нежность расцветают в женщине, которую он избрал своей женой.
Прошел год. Паниа родила мальчика. На свет явилось еще одно крошечное человеческое существо, которое назвали Море-море, что значит безволосый. По утрам Паниа оставляла ребенка на попечение мужа. Чем горячее он привязывался к мальчику, тем сильнее мучил его страх, что сын, так же как мать, будет любить море больше земли. Однажды вождь пошел к тохунге и спросил, как ему помешать жене и сыну уйти в море.
— Это совсем нетрудно, — уверил его тохунга. — Подожди, пока они заснут, и положи им на тело вареную пищу. Тогда они никогда больше не уйдут в море.
Вождь так и сделал, но — увы! — его хитрость обернулась бедой. Попытавшись удержать жену и сына, он потерял их навеки. Паниа веяла ребенка на руки, вошла в море, и больше их никто не видел. Младенец превратился в танифу — акулу, которая устроила себе жилище в подводной гавани при впадении в море реки Ахурири, недалеко от того места, где утес Хукарере упирается в морское дно.
Сердце Паниа окаменело от горя. Она не хотела покидать мужа, но вареная пища заставила ее расстаться с ним. Паниа превратилась в скалу. Под левой подмышкой у нее водится морской ерш равару, под правой — рыба тамуре, а между ног морской окунь хапуку. Теперь к скале часто приплывают рыбаки.
Каменная Паниа стоит в море, протянув руки к возлюбленному. Во время отлива она видна почти вся с нот до головы.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.