О том, какие бывают жены

Сказка амхара (Эфиопия)

У троих мужей были жены. Одну из них звали Пусть-Все-Знают, другую — Всегда-с-Детьми, а третью — Лучше-Матери.
И все они были разные и по характеру и по поведению.
Та, которую звали Пусть-Все-Знают, по утрам, когда все еще в постели, вставала и шла к соседям. Хотя у нее дома и было все, что ей нужно, она просила:
— Дайте мне ваш гэмбо или дочо. Сегодня я хочу приготовить тэлля.
Потом она опять шла к соседям и, хотя у нее была своя сковорода, просила:
— Дайте мне вашу сковороду: я поджарю ячмень.
На другой день она приходила к ним и говорила:
— Попробуйте сусло, а потом я налью воды.
На третий день она приходила и говорила:
— А ну-ка, попробуйте тэлля.
И она ходила по соседям и всех угощала тэлля. Потом она доливала в ган воды, запечатывала ган и, когда тэлля было готово, опять шла к соседям и говорила:
— Я сегодня открою ган, и будем пить тэлля. Приходите попробовать!
Каждому, кто приходил к ним в дом, она наливала по нескольку калебас, а когда в гане почти ничего не оставалось, кроме сусла, она добавляла воды и давала выпить мужу, трудами которого все это доставалось.
В общем, она обо всем рассказывала соседям, и все знали, что делается у них в доме. Трудно было мужу жить с такой женой.
Вторая, которую звали Всегда-с-Детьми, нарожала много детей.

Рано утром ее муж открывал хлев, выводил быков, задавал им корм и, голодный, шел в поле. А когда возвращался, его жена все еще лежала с детьми в постели. Завидев мужа, женщина больно щипала кого-нибудь из детей, и тот начинал громко плакать. Она же говорила мужу:
— Вот видишь. Они замучали меня. Из-за них я до сих пор не встала и не приготовила тебе поесть.
Несчастный муж, у которого от голода сводило живот, взваливал на себя дышло и ярмо и, голодный, возвращался в поле. Он пахал и думал: «Может быть, она догадается приготовить что-нибудь и принести сюда».
В полдень, голодный и усталый, он распрягал быков, чтобы они пощипали траву, а сам шел в тень отдохнуть. Потом он опять запрягал быков и пахал до вечера. А вечером, голодный и злой, он возвращался домой и думал со злостью: «Сегодня угощу ее как следует этим кнутом и прогоню из дома».
А жена знает, когда муж должен вернуться, и перед его приходом ставит на очаг противень. Противень начинает чадить, а она сажает детей вокруг очага и начинает их щипать.
Конечно, поднимается плач. Тут приходит муж и видит все это. А жена между тем ругает детей:
— Вы не даете мне ничего делать. Ну, чего вы хотите? Дать вам теста, что ли?
И вот мужу, который перед этим хотел со злости отхлестать жену, становилось жалко ее, и он думал: «Если я сейчас выгоню ее, что я буду делать с детьми? Чем, не дай бог, сделать детей несчастными, чем привести к ним мачеху, лучше уж пусть мне самому будет хуже. Пусть уж Всегда-с-Детьми остается.
И опять он, голодный, шел задать корм быкам и коровам.
А перед сном он запирал скот в загоне и, поев вареных бобов или чего-нибудь еще, ложился с грязными ногами спать.
Так он жил со своей женой. В доме никогда не было порядка, и вечно он ходил злой и обиженный.
Третья жена, которую звали Лучше-Матери, вставала раньше всех в семье. Она готовила мужу завтрак, будила его и подавала ему есть. А пока он ел, открывала загон для скота, выводила быков и пасла их возле дома. Когда же муж, захватив дышло, отправлялся в поле, она брала ярмо и провожала мужа.
А возвратившись домой, выводила коров и телят из загона, доила корову и гнала скот к пастухам и никогда не забывала дать пастухам с собой еды.
Когда наступало время обедать, женщина клала в корзинку еду, брала с собой небольшой кувшин тэлля, чтобы мужу было чем запивать, и шла в поле. А пока он ел, она отводила быков на реку и поила их, а потом давала им пощипать травы и приводила к мужу. А муж, наевшись и напившись тэлля, довольный, снова запрягал быков и продолжал пахать до вечера.
А жена, захватив с собой пустую посуду, возвращалась домой, а по дороге собирала хворост для очага. Придя домой, она начинала готовить ужин. Освободившись, она шила одежду или пряла.
Когда наступал вечер, она выходила из дома, чтобы встретить мужа. Она брала у него ярмо и по дороге беседовала с ним. Когда же они приходили домой, жена приносила быкам солому, а потом подавала мужу еду и кувшин с тэлля, а сама приступала к вечерней работе. Когда из лесу пригоняли скотину, отводила ее в загон.
Видит она, что муж уже отдохнул немного, и говорит ему:
— Ты бы починил плетень, а то он расшатался. Звери могут пролезть через него, и тогда нашей скотине не уцелеть.
Муж брал сложенную возле дома лозу, мочил в воде и укреплял ослабевший плетень и калитку. А когда он, закончив работу, входил в дом, женщина нагревала воду в кувшине, мыла мужу ноги и смазывала их жиром. Потом она стелила мужу постель, а сама доделывала оставшуюся работу. Ложилась спать она лишь тогда, когда пряжа была готова.
Так этот муж жил в довольстве. И вот однажды в воскресенье, возвращаясь домой, он повстречал по дороге своего старого закадычного друга и стал просить его, чтобы тот зашел к нему домой.
— Немного отдохнешь и пойдешь, — сказал он ему.
Его друг не стал спорить и согласился. Тут муж подумал: «А вдруг дома нечем будет угостить его?» Когда они пришли, он посадил своего гостя в комнате, а сам пошел к жене на кухню и говорит:
— Сегодня я повстречал по дороге своего старого друга. Мне было неловко не пригласить его, ну, я и позвал его к нам. Что теперь делать, я ведь не предупредил тебя заранее?
— Не беспокойся, дома все есть. Лишь бы ты был доволен. А пока иди и займи своего гостя, — сказала жена и сразу же поставила на очаг горшок с уотом. Потом она дала им легкую закуску и каждому по одной калебасе тэлля. Пока они закусывали, женщина смолола кофе, вскипятила воду и принесла им.
А потом поставила перед ними кувшин свежего тэлля и говорит:
— Ну, беседуйте и пейте.
После этого женщина незаметно позвала мужа и говорит:
— Давай зарежем барана для твоего друга. Он поест и останется у нас переночевать.
Муж согласился и, выбрав жирного барана, зарезал его.
Жена быстро приготовила уот и, поставив на стол, стала угощать гостя.
Потом хозяева попросили гостя переночевать у них. Он согласился, и до полуночи они дружески беседовали.
А на рассвете хозяйка дома встала, приготовила уот, взяла соломенную корзинку и положила в нее провизию на дорогу для гостя. Ей было не жаль корзину — она всегда могла сплести себе другую: ведь акрыма росла тут же, рядом с домом.
Наутро она стала будить мужа и гостя.
— Вставай и проводи его, — сказала она мужу, поднимая его с постели.
После этого она принесла гостю легкий завтрак и, захватив корзину с провизией, вышла вместе с мужем его проводить.
Когда они вышли на дорогу и стали прощаться, она отозвала мужа в сторону, дала ему корзинку и говорит:
— В эту корзинку я положила для него провизию и калебасу с тэлля. Когда он остановится отдохнуть, то сможет поесть и напиться. На, отдай ему эту корзинку.
Муж очень обрадовался и говорит другу:
— Брат мой, вот возьми. Это моя жена приготовила для тебя еду на дорогу.
Он отдал ему корзинку и калебасу, и они, довольные друг другом, расстались.
Когда, проводив гостя, они возвращались домой, муж думал: «С кем я могу сравнить свою жену? С сестрой? Нет. Моя сестра относится ко мне не так хорошо, как жена. Я даже не могу сравнить ее со своей матерью. Моя мать — и та не делает для меня столько, сколько делает жена. Она такая, что ее ни с кем нельзя сравнить. Я, пожалуй, буду звать ее Лучше-Матери.
И он стал звать свою жену Лучше-Матери. Пастухи, которые пасли скот неподалеку, услышали, как он зовет жену Лучше-Матери, и рассказали об этом всем в деревне.
Так рассказывают.
Когда муж и жена заботятся друг о друге и любят друг друга, в семье всегда порядок и согласие.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.