Как солдат чертей и саму смерть одолел

Как солдат чертей и саму смерть одолел

Латышская сказка

Возвращался солдат со службы домой. Идет и радуется: наконец-то дом увидит. Шагает он по дороге, посвистывает, а навстречу нищий, милостыню просит. У солдата всего-то добра три дуката да кисет с табаком. “Э, стоит ли жалеть деньги”, — подумал солдат и отдал нищему один дукат. Поблагодарил его нищий и пошел своей дорогой. Идет солдат дальше, опять нищий навстречу, милостыню просит. Что поделаешь, отдал он нищему второй дукат. Поблагодарил его нищий и пошел своей дорогой. Идет солдат дальше, и снова нищий навстречу, такой же, как первые два, и тоже милостыню просит. Отдал ему солдат последний дукат. А нищий вынул из кармана кожаный мешочек и дал его солдату — за те три дуката, что он нищим отдал. И говорит он солдату:
— Захочешь кого-нибудь проучить, скажи только: “Мешок, откройся, мешок, закройся!”
— и сразу же тот в мешке окажется.
Обрадовался солдат, взял мешок и дальше пошел. Тут и солнышко село. Пошел солдат к королю и просит пустить его на ночлег. А король не соглашается, у него горе большое: велел черт привести по очереди к себе в замок всех трех дочек королевских. И никто не берется принцесс защищать. Вызвался солдат принцесс от черта избавить. Уж так король обрадовался и тут же пообещал, если солдат спасет принцесс, отдать за него младшую дочь. Решил солдат попытать счастья. Попросил только, чтоб дали ему воз свечей. Вечером солдат с принцессой и возом свечей отправился в замок черта. Приехал он в замок, зажег все свечи, и стало там светло, как днем. Пришел ночью черт за принцессой и диву дается: столько огней в замке горит! Постучал он в дверь и спрашивает:
— Кто в замке?
— Да кроме меня, старого вояки, — отвечает солдат, — никого. Заходи, если хочешь! Не пошел черт в замок.
— Завтра, — говорит, — приду.
На другой день спозаранку побежал король к замку посмотреть, живы ли принцесса и ее защитник. Пришел и дивится: солдат и принцесса спят сладким сном. Очень обрадовался король. А солдат рассказал, что черт обещал на следующую ночь прийти, и попросил два воза свечей. На другой день солдату надо среднюю дочь охранять. Вот отправился он со свечами и принцессой в чертов замок. Приехали они в замок и зажгли все свечи. В полночь подкатил к замку на тройке вороных черт о трех головах, да таких страшных — страшнее не бывает! Подскочил он к дверям и сердито спрашивает:
— Кто здесь столько свечей зажег? Отвечает ему солдат:
— А это я — старый солдат.
— Ну, коли старый солдат сюда явился, — говорит черт, — я завтра вечером приду.
И умчался, только искры посыпались. Черт убрался, а солдат с принцессой спокойно спали до утра. Наутро прибежал король посмотреть, живы ли солдат и принцесса, а они идут ему навстречу и улыбаются. Король солдатом-удальцом нахвалиться не может. На третью ночь надо солдату младшую принцессу охранять. Просит он у короля три воза свечей. Дал король три воза свечей. Вечером солдат с принцессой и свечами отправился в чертов замок. Зажгли они все свечи и ждут, что дальше будет. Около полуночи в карете, запряженной девятью вороными, приехал черт о девяти головах. Выпрыгнул он из кареты и спрашивает: — Кто в замке?
— Это я — старый вояка, — отвечает солдат. А сам вытащил из кармана мешок, что нищий ему дал, и ждет, что теперь будет. На этот раз ворвался черт в замок и кинулся на солдата, а солдат как крикнет:
— Мешок, откройся, мешок, закройся! И в тот же миг черт очутился в мешке. Схватил солдат мешок и давай что было сил охаживать его рябиновой дубинкой. Взвыл черт в мешке.
— Выпусти меня, — просит он солдата. — Я возьму принцессу, а тебе отдам замок, только выпусти из мешка, не колоти меня больше! Не слушает солдат черта, дубасит по мешку почем зря, пока не поклялся черт, что не тронет принцессу и в этих краях никогда больше не появится. Развязал солдат мешок и выпустил черта, а тот как кинется на солдата, хочет его на куски разорвать. Схватил солдат мешок и крикнул:
— Мешок, откройся, мешок, закройся! И черт снова оказался в мешке. Тут уж солдат проучил его, сил не пожалел. Громче прежнего взвыл черт:
— Выпусти меня из мешка, не бей больше! Вот увидишь, тут же уйду и ноги моей здесь больше не будет!
Но не верит уж солдат черту и дубасит по мешку что есть мочи. Наконец согласился солдат выпустить черта, но за это еще велел ему наполнить весь замок золотом. Самому же черту приказал сидеть в мешке, пока деньги не принесут. На все черт согласен, лишь бы от страшного мешка избавиться. Свистнул он трижды, и тут же слетелось в замок чертей видимо-невидимо. Черт из мешка им и говорит:
— Набейте замок золотыми да поторапливайтесь! Мигом черти пропали, и вот уж тащат мешок с деньгами. Таскали они деньги, таскали — уже почти весь замок золотом набит. Тут подбегает один из чертенят к черту:
— Нет больше денег в пекле! — говорит. — Что делать-то? На одну комнату золота не хватило.
— У меня в погребе шесть бочек золота стоят, — отвечает черт. — Беги-ка за ними, да поживее. Помчались черти и мигом с золотом вернулись. Ну, теперь все комнаты наполнены деньгами. Развязал солдат мешок и выпустил черта. Выскочил черт из мешка и умчался без оглядки. Услыхал король ночью шум в замке и решил, что черт за дочкой пришел. Чуть свет побежал король в замок поглядеть, что случилось. Видит — вот радость-то — солдат и принцесса навстречу идут и улыбаются. А замок золотом набит. В тот же день сыграли свадьбу солдата с младшей принцессой, и отдал король солдату еще полкоролевства в придачу. Но солдат был уже старый, недолго королем побыл, вскоре после свадьбы помер он. Попал солдат в рай, пришел к богу и работу просит. Велел бог солдату у дверей караулить. Стоит солдат у дверей, службу несет. Приходит как-то смерть и говорит:
— Пропусти-ка меня к богу: должен он мне работу дать.
“Разве можно эдакое чучело к богу пускать?” — подумал солдат, пошел сам к богу и докладывает:
— Там у дверей смерть стоит, хотела она войти, да я не пустил. Говорит, работу ты ей должен дать. Что делать-то, я не знаю. Пускать ее иль нет?
— Скажи смерти, — отвечает бог, — что три года кряду должна она стариков убивать. Задумался солдат: “Как же так? Коли смерть всех стариков убьет, ведь тогда и старый король помрет. Кто же править-то будет?” Вернулся солдат и говорит смерти:
— Велено тебе три года кряду старые дубы грызть. Сникла смерть, ушла и три года подряд старые дубы грызла. Через три года смерть опять к богу за работой явилась. И до того она отощала, что солдат не посмел ее к богу пустить. Побежал сам к нему и говорит:
— Снова смерть пришла, работу ей давай.
— Ну, коли она с той работой справилась, — отвечает бог, — пусть в следующие три года убивает всех людей в расцвете сил.
Задумался солдат: “Что же делать-то? Как же я скажу смерти, чтобы она всех людей в расцвете сил убивала? Ведь она и мою молодую жену тогда убьет!” Вернулся солдат к смерти и говорит:
— Велено тебе целых три года молодые дубы грызть. Еще больше, чем в первый раз, сникла смерть, ушла и целых три года молодые дубы грызла, а прошел срок — снова вернулась работу просить. Глянул солдат на смерть и не на шутку перепугался: только кости да кожа от нее остались. Уж такую-то он ее к богу и подавно впустить не мог. Пошел сам к богу и спрашивает:
— Что смерти в следующие три года делать?
— А пусть, — отвечает бог, — всех детишек на свете убьет. “Уж этого-то и подавно смерти говорить нельзя, — думает солдат. — Может, у моей жены за это время ребеночек родился, ведь и его убьет смерть”. Вернулся солдат к смерти и говорит:
— Велено тебе целых три года кряду маленькие дубки грызть. Пошла смерть, еле ноги волочит. Целых три года грызла она маленькие дубки. Через три года смерть снова притащилась к богу работу просить. Увидел солдат смерть и не узнал ее: кожи и той на ней не осталось, одни только кости торчат.
Уж теперь-то он ее никак не мог к богу пропустить. Пошел он сам к богу и говорит:
— Снова смерть за работой пришла. А бог отвечает:
— Уж и не знаю, какую же ей еще работу дать? Люди все перебиты! Позови-ка ее сюда! Вот незадача солдату! Пропустил он смерть к богу, а бог ее и не признает.
— Ты кто такая? — спрашивает бог.
— Да смерть я, — отвечает она. Удивляется бог: сколько людей слопала, а так отощала.
— Да откуда ж мне другой быть, — говорит смерть, — если я девять лет кряду одни дубы грызла. Тут только бог смекнул, кто во всех несчастьях смерти повинен. Твердо решил бог отомстить солдату. Призвал он его к себе и велел девять лет таскать смерть по белу свету на плечах, а смерти наказал прежде всего родных солдата прикончить, чтоб никого в живых не осталось. Идет солдат и смерть на плечах тащит. А смерть сразу же к братьям и сестрам солдата направилась: убить их решила. Заходят они в избу, а там все при смерти лежат, еле дышат. Пожалел их солдат. Сел на лавку, вытащил кисет и стал табак нюхать. Увидела это смерть и пристала к солдату: дай и дай ей понюшку. Не хотел солдат табаку ей давать, но уж так она просила, что солдат, наконец, сказал:
— Вот насыплю я табаку в мешочек, ты полезай в тот мешочек и нюхай, сколько твоей душе угодно! Достал солдат из кармана мешок, что нищий ему подарил, и говорит:
— Мешок, откройся, мешок, закройся! Смерть мигом в мешке очутилась.
Свернул солдат мешок и опять в карман себе сунул. И сразу же больные на поправку пошли, час от часу все бодрее становятся; некоторые уж с постелей поднимаются, и скоро все выздоровели. А солдат отправился к своей жене и счастливо прожил с ней девять лет. А потом понес солдат смерть к богу и говорит ей по пути:
— Я тебя только тогда из мешка выпущу, если ты меня молодым сделаешь. Туго смерти в мешке пришлось, совсем она отощала, вот и пообещала сделать все, что солдат хочет. Выпустил солдат смерть из мешка и стал молодым да красивым. И вот тогда понес он смерть к богу.
— Ну, — спрашивает бог, — много ли людей погубила? А смерть жалуется:
— Да как же я могла погубить, коли солдат меня в мешок засунул и девять лет не выпускал оттуда! Разгневался бог на солдата и прогнал с глаз своих. А солдату и горя мало. Вернулся он в свое королевство к молодой жене и зажил счастливо.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.