Ирод и восстановленный храм

Еврейская легенда

Когда строился храм во времена Ирода, по ночам шли дожди, а к утру ветер разгонял облака, и светило ясное солнце. И это укрепляло в народе убеждение, что работа эта угодна Господу.
Предание гласит: кому не довелось видеть храма, восстановленного Иродом, тот не видал ничего истинно великолепного. Здание построено было из мрамора и лазоревого камня; кладка стен делалась с выступами и углублениями. Ирод намеревался покрыть стены золотой обшивкой, но ему посоветовали не делать этого: в натуральном виде стены отливали тонами морских волн.

Ирод, законоучители и Бава бен Бута

Еврейская легенда

“Из среды братий твоих поставь над собой царя”.
— Это кем установлено? — сказал Ирод. — Законоучителями? Казнить их всех!
Оставлен был в живых, по велению Ирода, один Бава бен Бута, чтобы пользоваться мудрыми советами его. Предварительно, однако, у него выкололи глаза и пиявками окружили в виде венца голову его.
Пришел Ирод, сел против него и сказал:
— Видел ты, что этот жестокий раб сделал?
— Что же я в силах сделать в отношении его? — спросил слепой Бава.
— Прокляни его!
— В Писании сказано: “Даже в помыслах не кляни царя”.
— Сказано: “Начальника в народе твоем не проклинай”, т.е. преданного народу. Этот же — враг народу. — И ты не бойся проклясть его: ведь кроме меня и тебя здесь нет никого.
— “Птица небесная может слово перенести; и крылатая — речь пересказать”.
— Знай же, это я, Ирод, говорю с тобою. И признаюсь: знай я, что иудейские ученые — люди столь строгой нравственности, я не казнил бы их. Ныне же чем могу я искупить преступление свое?
На это Бава ответил так:
— “Заповедь — светильник и закон — свет”. Погасивший свет мира (казнью мудрых), пусть зажжет свет мира (восстановлением храма).

Ирод и Асмонеи

Еврейская легенда

Ирод был слугою царствующего дома Асмонеев, и полюбилась ему юная царевна. Однажды услышал он вещий голос: “Рабу, который ныне изменит, будет удача”. Встал Ирод и убил всех членов Асмонеева рода, оставив в живых одну упомянутую царевну. Поняв намерение Ирода, царевна взошла на кровлю дома и громким голосом провозгласила:
— Кто придет и скажет, что он из рода Асмонеев, тот — раб лживый, ибо из рода этого оставлена была в живых единственная отроковица, и та бросилась с кровли на землю.
И с этими словами царевна бросилась с кровли и убилась насмерть.

Приключение с сушеными фигами

Еврейская легенда

Р. Тарфон владел многими садами, которые он посещал очень редко, так что его же садовники зачастую и в лицо не знали его.
Однажды был с ним такой случай: Зашел он в один из своих садов, чтобы отведать там в сушильне винных ягод. За этим делом застал его садовник и, не узнав в нем хозяина, закричал:
— A-а! Вот он, тот самый, кто постоянно виноград здесь ворует!
С этими словами избил р. Тарфона садовник своей дубинкой и, засунув его в мешок, потащил к реке топить.
Видя себя в такой опасности, начал р. Тарфон кричать из мешка:
— Заклинаю тебя, добрый человек, прежде чем утопить меня, ступай на дом к р. Тарфону и скажи, чтоб приготовили для него саван.
Услыша это и, догадавшись о роковой ошибке, упал садовник р. Тарфону в ноги, начал рвать на себе волосы и молить, заливаясь слезами:
— Прости меня, господин, прости меня!
— Успокойся, — сказал р. Тарфон. — Накажи меня Бог, если я не прощал тебе каждый удар по мере того, как ты наносил их мне.

Лев и журавль

Еврейская притча

Во времена р. Иошуи бен Ханании императором Адрианом разрешено было евреям вновь построить храм в Иерусалиме. Двое граждан Папус и Лулианус открыли по всему пути от Аку до Антиохии кассы для снабжения всех возвращающихся в Иерусалим евреев деньгами и
всем необходимым.
Когда об этом узнали хутеи, они оклеветали евреев перед Адрианом, донося о будто бы готовящемся против него восстании.
— Как же быть? — задумался Адриан. — Ведь разрешение уже вступило в силу.
— Прикажи им, — посоветовали хутеи, — возобновить храм не на прежнем месте, или же вели изменить его размеры, увеличив или уменьшив их хотя бы на пять локтей против прежнего. Тогда они от постройки храма сами откажутся.
Между тем весь народ собрался в долине Бет-Римон, и известие о новом указе Адриана вызвало общий плач и отчаяние. Тут и там начали раздаваться голоса против подчинения указу. Необходимо было немедленно успокоить народ. Кому же поручить это? Выбор пал на р. Иошую бен Хананию, как на самого популярного из ученых.
Встает р. Иошуа и, обращаясь к народу, говорит:
— Однажды лев, пожирая свою добычу, подавился костью. И начал лев звать на помощь: “Кто вытащит у меня кость из горла, того я вознагражу по-царски!” Прилетел журавль, засунул свой длинный клюв в глотку льву и, вытащив кость, стал требовать награды. “Уходи поскорее, — ответил лев, — достаточно для тебя награды, что ты можешь похваляться, говоря: ”Я был в пасти у льва — и ушел, как видите, цел и невредим!” — Так и мы, братья: будем довольны тем, что, подпав под власть Рима, мы хотя жизнь свою сохранили до сих пор.

Рождение и детство Авраама

Еврейская легенда

В тот час, когда родился Авраам, на восточном склоне небес появилась звезда, поглотившая свет четырех звезд на четырех сторонах небосвода. Видя это, звездочеты сказали Нимроду:
— Сейчас у Фераха родился сын, будущий родоначальник племени, которому предопределено унаследовать и земной мир, и загробный. Прикажи весь дом Фераха засыпать серебром и золотом, только бы он дал умертвить новорожденного.
Послал Нимрод сказать, по совету звездочетов, Фераху: дай умертвить родившегося у тебя младенца, и царь наполнит твой дом серебром и золотом.
На это Ферах ответил притчей:
— Одному коню сказали: “Дай отрежем тебе голову, а в награду за это дадим тебе полный амбар овса”.
— Глупцы, — отвечал конь, — если отрежете мне голову, кто же есть будет овес?
— Отвечу и я: “Если вы умертвите моего сына, кто же унаследует серебро и золото?”
— Впрочем, — прибавил Ферах, — у меня действительно родился сын, но он умер.
Пришлось Фераху прятать сына от Нимрода, и он укрыл его в пещере, где Авраам оставался три года. Для питания его Бог сделал в стенах пещеры два отверстия, из которых текли мед и елей.
Трех лет от рождения вышел Авраам из пещеры и, увидя мир Божий, стал размышлять о том, кем созданы земля и небо, и он сам.
Очарованный величественным видом солнца, его светом и теплом, он весь день возносил молитвенную хвалу солнцу. Когда солнце зашло, а на небе появилась луна, окруженная мириадами звезд, Авраам подумал: “Вот это светило, очевидно, и есть божество, а маленькие светильники, его окружающие, это его вельможи, воины и слуги. Всю ночь он пел гимны луне. Но вот наступило утро; луна зашла на западе, а на востоке снова появилось солнце.
— Нет, — сказал Авраам, — есть Некто, который и над солнцем властен, и над луною. К Нему стану я возносить моления мои.

Гляди на солнце

Еврейская легенда

Однажды император Адриан говорит р. Иошуе:
— Действительно ли Бог царит над миром?
— Бесспорно.
— И Им же небо и земля сотворены?
— Конечно.
— Отчего же Богу хотя бы раза два в год не являться людям, чтобы все Его видели и проникались страхом перед ним?
— Оттого, что глаза человеческие не в силах выдержать ослепительного блеска Его.
— Нет, не поверю, пока ты мне не покажешь Его.
Когда наступил полдень, вывел р. Иошуа Адриана на солнце и говорит:
— Вглядись хорошенько — и увидишь Его.
— Но кто же может глядеть прямо на солнце?
— Вникни же в то, что ты сам говоришь. Если на солнце, которое является одним из тьмы тем служителей Господних, глядеть невозможно, то мыслимо ли видеть Самого Господа, осияющего светом Своим всю вселенную? И только в те моменты, когда людьми низвергается какое-нибудь лжебожество, очи их озаряются отблеском славы Господней

Каин и Авель

Еврейская легенда

И сказал Каин Авелю, брату своему:
— Поделим мир между собою.
— Поделим, — согласился Авель.
Взял Каин землю, а Авель стада. И условились не затрагивать один владения другого.
Погнал Авель свои стада в поле, а Каин кричит ему: “Земля, по которой ты ходишь, моя!” — “А одежда, которая на тебе, не из шерсти ли моих овец сделана?” — отвечает Авель.
— Прочь с моей земли!
— Долой одежду из моей шерсти!
Погнался Каин за Авелем по холмам и долинам, пока не настиг его. Завязалась борьба. Не выдержал Каин, упал и, прижатый к земле, стал молить о пощаде: “Авель, брат мой! Нас двое на земле. Умертвив меня, что ты ответишь отцу нашему?” Сжалился Авель над Каином, освободил его. Встал Каин и убил Авеля.
Медленно, долго убивал его Каин: схватив камень, но не зная, как нанести смертельный удар, он наносил ему побои по всему телу, пока не перешиб ему горло, — и Авель умер.
Убив брата, Каин подумал:
— Спрячусь от отца и матери; ведь от меня они и станут взыскивать за убитого брата, потому что кроме меня и его нет никого на свете.
В это время предстал Каину Господь, говоря:
— От родителей своих ты можешь бежать, но от Меня скрыться ли тебе? Отвечай: где Авель, брат твой?
— Не знаю, — отвечал Каин, — почему Ты спрашиваешь меня? Скажи Ты мне, где он?
— Злодей! — сказал Господь. — Голос крови брата твоего вопиет ко Мне от земли.
Подобно вору, который стал бы возлагать вину свою на стражу, не устерегшую его, Каин говорил:
— Да, я убил брата моего, но не Тобою ли внушено мне это злое дело? Ведь Ты — страж всего сущего на земле. Кроме того, если бы Ты не отверг моей жертвы, я не стал бы завидовать и мстить ему.
И еще говорил Каин:
— Владыка вселенной! Я никогда не видал убитого и не знал, что, нанося Авелю удары камнем, я этим убью его. И откуда Ты узнал об убийстве? Отец и мать находятся на земле и не знают; как же об этом узнал Ты, находясь на небе?
— Глупец! Всю тяжесть мира я в долготерпении ношу на Себе, — сказал Господь, — и от Меня ничего сокровенного нет.
— Так Тебе ли, Господи, — взмолился Каин, — трудно снести единый грех мой? “Наказание же мое больше, нежели снести можно”.
— Раскаяние спасает тебя, — сказал Господь.
“И пошел Каин от лица Господня и поселился в земле Нод”.
Каин шел, и земля дрожала под его ногами, и лютые звери метались кругом, и звучал их рев и вой: “Вот он, вот он, братоубийца, изгнанник и скиталец на земле. Растерзаем его, сожрем его! ”
Ручьями полились слезы из глаз Каина; и взмолился он: “Куда уйду от духа Твоего?

Куда от лика Твоего я скроюсь?
На небо вознесусь ли я, — Ты там;
Сойду ли в преисподнюю, — Ты там же.
Возьму ли крылья утренней зари,
Переселюсь на край ли океана, —
И там меня рука Господня поведет,
И там десница Божья остановит!”

Змей был хитрее всех зверей полевых

Еврейская легенда

«Змей был хитрее всех зверей полевых».
Он рассуждал: “Если я обращусь прямо к Адаму, он меня не послушается. Обольщу сначала Еву, — женщины легковерны.
И начал змей хулить Господа, говоря:
— Он сам вкусил от этого дерева — и создал мир. А вам, людям, сказал: “Не ешьте от него”, ибо опасался, чтобы вы не стали тоже творить миры.
И еще говорил змей:
— Будущее принадлежит позжеродившемуся. Вы созданы после всех творений, дабы властвовать над миром. Поспешите же поесть плодов этих, пока Бог еще не создал других людей, которые начнут властвовать над вами.
Подошел змей к дереву, взялся за ствол и начал трясти его.
Затрепетало дерево, зашумела листва его: «Не смей дотрагиваться до меня, нечестивец!» А змей говорит Еве:
— Вот я дотронулся до дерева — и не умер. Дотронься и ты; увидишь
— жива останешься.
Дотронулась Ева до дерева и видит—призрак смерти стоит перед нею.
— Горе мне! — воскликнула она. — Теперь я умру, а Бог сделает другую женщину и даст ее Адаму!
Тотчас же она взяла плодов и ела, и дала также Адаму, и он ел.
И не только Адаму дала Ева поесть плодов от запретного дерева, но покормила ими и животных, и птиц, и зверей. Не поддалась искушению одна только птица феникс.
Эта птица и живет вечно, через каждые тысячу лет сгорая в пламени, выходящем из ее гнезда, и снова возрождаясь из пепла.

И Господь образовал Еву из ребра Адама

Еврейская легенда

«И Господь образовал Еву из ребра Адама».
Рассудил Господь так:
— Не сотворю ее из головы его, дабы она не была высокомерной; не из глаза его — чтобы она не была любопытной; не из уха — чтобы не подслушивала; не из уст — чтобы не была болтливой; не из сердца — чтобы завистливой не была; не из рук — чтобы не была любостяжательной; не из ног, — чтобы не была праздношатающейся.
Из ребра — скромной и скрытой части тела — сотворил Господь женщину и, по мере образования каждого из членов тела ее, приговаривал: “Будь кроткою, женщина! Будь добродетельной, женщина!”
Однако же ни от одного из пересчитанных недостатков не свободна женщина