Вавилонская башня

Еврейская сказка

“И сказали они: построим себе город и башню, высотою до небес”.
Держали совет приближенные Нимрода — Футь, Мицраим, Хуш, Ханаан и другие родоначальники того поколения.
— Город, — говорили они, — с грозной крепостной башней небывалой
доныне высоты — это даст нам возможность сосредоточить свои силы в одном месте, прославит нас по всей земле и даст нам господство и власть над всеми нашими недругами.
В народе говорили:
— Через каждые тысячу шестьсот пятьдесят шесть лет устои небесные расшатываются. Сделаем небу подпоры со всех четырех сторон света.
И еще про Бога говорили:
— По какому праву Он избрал для себя небесные высоты, а для нас юдоль земную оставил? Пойдем, построим башню и на вершине ее поставим идол, грозящий простертым к небу мечом и как бы вызывающий Бога на бой.
С каждым днем башня росла все выше и выше и наконец достигла такой высоты, что добраться доверху для доставки строительного материала требовалось не менее года времени.
Семь подъемов было у башни с восточной стороны и семь сходен с западной. Если падал человек и убивался насмерть, никто на это не обращал внимания, а потеря одного кирпича вызывала вопли отчаяния:
— Горе нам! Сколько придется ждать изготовления другой плитки, когда каждая минута дорога!
Смешал Господь язык их так, что один не понимал речи другого. Один скажет другому: “принеси воды”, а тот несет песку; “подай топор” — подает лопату. Рассвирепеет тот и раскроит ему череп.

Притча о салате

Притча о салате

Раннехристианская притча

Один монах мыл листья салата. К нему подошел другой монах и, желая испытать его, спросил:
– Можешь ли ты повторить, что говорил старец в проповеди сегодня утром?
– Я не помню, – признался молодой монах.
– Для чего же ты слушал проповедь, если ты уже ничего не помнишь?
– Посмотри, брат: вода моет салат, но не остается на его листьях. Салат, тем не менее, становится чистым.

Мы — лишь земля и пепел

Мы — лишь земля и пепел

Раннехристианская притча

Мы — лишь земля и пепел, и это правда.
Однажды монахи разговаривали о смирении. Один из знатных граждан города Газы, слыша слова, что, чем более кто приближается к Богу, тем более видит себя грешным, удивлялся и говорил:
– Как это может быть?
Он, не понимая, хотел узнать, что значат эти слова.
Один монах сказал ему:
– Именитый господин, скажи мне, кем ты считаешь себя в своём городе?
Он отвечал:
– Считаю себя великим и первым в городе.
– Если же ты пойдёшь в Кесарию, то кем будешь считать себя там?
– Последним из тамошних вельмож.
– Если же ты отправишься в Антиохию, кем ты будешь там себя считать?
– Там буду считать себя одним из простолюдинов.
– Если же пойдёшь в Константинополь и приблизишься к царю, то там кем ты станешь считать себя?
– Почти нищим.
– Вот так и святые, – сказал монах, – чем больше приближаются к Богу, тем более видят себя грешными. Ибо Авраам, когда увидел Господа, назвал себя землёю и пеплом.