Не женское дело

Еврейская сказка

Одна римская матрона задала вопрос р. Элиэзеру:
— Справедливо ли было за один грех поклонения золотому тельцу покарать народ тремя родами казни?
— Вся мудрость женщины не идет дальше прялки, — проговорил, вместо ответа, р. Элиэзер.
— Отец, — заметил ему сын его Гиркан, — благодаря твоему отказу ответить на ее вопрос, мы лишимся ежегодного поступления от нее десятинного сбора в количестве целых трехсот коров.
— Пусть сгорят! — ответил р. Элиэзер. — Тора не женское дело.

Гольдберг и кораблекрушение

Еврейский анекдот

Корабль вот-вот пойдет ко дну. Пассажиры молятся.
Гольдберг тоже молится вслух, просит Бога спасти их. Еврей, который его знает, трясет Гольдберга за плечо и шепчет:
— Замолчи, пожалуйста. Если Бог узнает, что ты плывешь на этом пароходе, мы все пропали!

Змея и р. Ханина

Еврейская сказка

Появилось в одном месте чудовище-змея, искусавшая множество людей. Сказали об этом р. Ханине.
— Укажите мне ее нору, — сказал р. Ханина.
Привели его туда. Наступил он ногою на отверстие норы. Поднялась змея, ужалила его — и упала мертвой.
Взял ее р. Ханина на плечо и принес в школу.
— Видите, дети мои, — сказал он ученикам, — не змея убивает, а грех.
По этому поводу сложилась поговорка:
— “Горе человеку, который наткнется на змею, и горе змее, которая
попадется р. Ханине бен Досе”.

Старый Шмуль на корабле

Еврейский анекдот

Старый Шмуль плывет в двухместной каюте вместе с другим пассажиром. Ночью Шмуль принимается во весь голос причитать:
— Ой, мне хочется пить! Ой, мне хочется пить!
И нет этому конца. Наконец сосед, проклиная все на свете, одевается и приносит для Щмуля бутылку сельтерской.
На некоторое время становится тихо. Потом Шмуль начинает причитать снова:
— Ой, как мне хотелось пить!

Чудо с горящим уксусом

Еврейская сказка

Однажды в канун субботы, уже в сумерках, р. Ханина застал свою дочь чем-то огорченною.
— Чем, — спросил он, — огорчена ты, дочь моя?
— Вместо сосуда с маслом я, по ошибке, взяла сосуд с уксусом и налила из него в лампаду.
— Не, беда, дочь моя, — сказал р. Ханина, — Тот, Кто маслу повелел гореть, прикажет гореть и уксусу.
И лампада с уксусом горела весь субботний день, до тех пор, пока от нее же взяли огонь для Авдалы

Смысл потопа

Еврейский анекдот

Венский юморист Мориц Сафир вел легкомысленный образ жизни. Один католический священник сказал ему:
— Из-за таких, как ты, нас всех еще накроет второй всемирный потоп!
На что Сафир ответил:
— А какой в этом смысл — разве первый в чем-то помог?

Сказка о чудесных козах

Еврейская сказка

Были у р. Ханины козы.
Приходят соседи и говорят:
— Козы твои вред нам приносят.
— Если это правда, — отвечает р. Ханина, — то пусть медведи растерзают их, а если нет, пусть вечером каждая принесет медведя на своих рогах.
И вечером каждая коза принесла по медведю на своих рогах.
Откуда у бедного р. Ханины взялись козы?
По словам рав. Пинхоса, дело было так: Однажды какой-то прохожий оставил у дверей р. Ханины нескольких кур и ушел. Найдя кур, жена р. Ханины приютила их у себя в доме, но муж запретил ей пользоваться яйцами от этих кур. Пошли цыплята, и кур расплодилось столько, что не оставалось свободного места в доме. Тогда они продали кур и купили коз.
Вскоре после этого явился хозяин кур и говорит своему товарищу:
— Вот в этом месте я оставил своих кур.
Услыхал это р. Ханина и говорит:
— А можешь ли ты указать их приметы?
— Могу.
Указал тот человек приметы кур — и р. Ханина отдал ему коз.

Не взято ли серебро на прокат?

Еврейский анекдот

Шадхен привел жениха в семью молодой девушки и шепчет ему:
— Посмотрите, сколько у них в доме полновесного серебра!
Жених, с подозрением:
— А не окажется потом, что все это взято напрокат?
Шадхен, с негодованием:
— Да кто же этим людям хоть что-нибудь одолжит!

Рождение и детство Авраама

Еврейская легенда

В тот час, когда родился Авраам, на восточном склоне небес появилась звезда, поглотившая свет четырех звезд на четырех сторонах небосвода. Видя это, звездочеты сказали Нимроду:
— Сейчас у Фераха родился сын, будущий родоначальник племени, которому предопределено унаследовать и земной мир, и загробный. Прикажи весь дом Фераха засыпать серебром и золотом, только бы он дал умертвить новорожденного.
Послал Нимрод сказать, по совету звездочетов, Фераху: дай умертвить родившегося у тебя младенца, и царь наполнит твой дом серебром и золотом.
На это Ферах ответил притчей:
— Одному коню сказали: “Дай отрежем тебе голову, а в награду за это дадим тебе полный амбар овса”.
— Глупцы, — отвечал конь, — если отрежете мне голову, кто же есть будет овес?
— Отвечу и я: “Если вы умертвите моего сына, кто же унаследует серебро и золото?”
— Впрочем, — прибавил Ферах, — у меня действительно родился сын, но он умер.
Пришлось Фераху прятать сына от Нимрода, и он укрыл его в пещере, где Авраам оставался три года. Для питания его Бог сделал в стенах пещеры два отверстия, из которых текли мед и елей.
Трех лет от рождения вышел Авраам из пещеры и, увидя мир Божий, стал размышлять о том, кем созданы земля и небо, и он сам.
Очарованный величественным видом солнца, его светом и теплом, он весь день возносил молитвенную хвалу солнцу. Когда солнце зашло, а на небе появилась луна, окруженная мириадами звезд, Авраам подумал: “Вот это светило, очевидно, и есть божество, а маленькие светильники, его окружающие, это его вельможи, воины и слуги. Всю ночь он пел гимны луне. Но вот наступило утро; луна зашла на западе, а на востоке снова появилось солнце.
— Нет, — сказал Авраам, — есть Некто, который и над солнцем властен, и над луною. К Нему стану я возносить моления мои.