Человек-змей

Фиджийская сказка

В Ндрекети когда-то жила женщина, у которой вместо сына родился змей. Змей рос и рос. Своим родителям он был противен. Но все же они заботились о нем, ведь это был их ребенок. Когда он вырос, ему построили отдельную хижину.
А потом родители решили его женить.
Долго они искали невесту. Наконец после долгих трудов нашлась девушка, что согласилась выйти замуж за змея.
Родители предложили ей жить вместе с ними и только на ночь отправляться к мужу. Но девушка ответила — раз она вышла замуж, хозяйство нужно вести отдельно.
Однажды она отправилась ловить рыбу. Змей сбросил шкуру и превратился в юного вождя. Когда жена вернулась, она не узнала своего мужа. А тот притворился, будто ищет человека-змея.
Прошло три дня. Жена снова пошла ловить рыбу к рифу.
И тут она начала догадываться: незнакомый юноша — это ее муж!
На четвертый день она сказала, что опять пойдет ловить рыбу. А сама осталась дома, нашла змеиную шкуру и сожгла ее. Вечером опять пришел юный вождь. Он спросил, где змей, назвав его по имени.
— Он здесь, — отвечала жена. — Он — это ты!
Все люди узнали об этом. Девушки, что когда-то не хотели выходить замуж за змея, горько пожалели о своем поступке.

Хитрый теворо

Фиджийская сказка

В деревне Вари жил теворо [злой дух]. Однажды он решил отправиться на остров Тавеуни. Теворо высадился на берег у Ваинуну, проследовал через Ваилеву и Насавусаву и прямо прошел к Нангинги. Потом он пошел вдоль берега, пересек Татилеву и достиг Навоидо, где была лодка. Теворо сел в нее и приплыл к Тавеуни. Он пристал к берегу в Населеселе, а потом отправился в глубь острова, в деревню Ваиникели. Там он остановился в доме вождя Ваиникели.
Вождь спросил его:
— Ты откуда?
— Я? Может быть, из Мбуа.
Вождь опять спросил:
— Из какой деревни?
— Из Тавалеву, — отвечал теворо.
— А куда ты держишь путь? — спросил вождь в третий раз.
— Просто странствую. А сейчас пришел к вам в гости.
Вождь решил:
— Хорошо. Оставайся у нас.
У вождя была красавица дочь. И теворо возжелал ее.
Вечером, после того как все поели, девушка отправилась в свою хижину плести циновки. Теворо из Вари стал ходить вокруг хижины, а потом заглянул в нее.
— Что тебе надо? — спросила девушка.
— Ничего, — ответил теворо. — Я просто гуляю.
— Хорошо, заходи в хижину, — сказала дочь вождя. — Давай поговорим.
Теворо стал рассказывать ей разные истории. А потом спел «сере кали» — «песню подушки» о своей родной земле. Он пел:

Волны мягко плещут на песчаный берег Вари.
Они плещут, а над ними зеленеют рощи,
Красный таро растет возле дверей хижин,
Но еще вкуснее рыба, пойманная к ужину.
И мать спит. Я возвращаюсь в Вари.

— Какая хорошая песня! Пой дальше!
— Нет, песня окончена, — ответил теворо.
— Тогда спой ее еще раз! — попросила девушка.
И теворо повторил свою песню. Когда же он кончил петь, девушка сказала:
— Я пойду с тобой.
Они быстро вышли, пошли к берегу моря и сели в лодку.
Когда взошло солнце, они достигли уже Тасилеву. И они поплыли вдоль берега, прямо к Кумбулау. Когда солнце село, они добрались до Ваинуну. Девушка уснула. Около моста они причалили. Теворо вышел из лодки, завернул девушку в циновку и вынес ее на берег. Бросив лодку, он поспешил в лес.
Они поднялись к Источнику Чистой Воды и прошли к Натангисара. Затем они спустились в Сьетура и вновь поднялись к Лиликинаува. А оттуда прямо пошли в Вари. Теворо положил девушку спать в своем доме. Утром девушка проснулась и стала глядеть вокруг. И она нигде не увидела берега моря.
Девушка стала плакать, но напрасно. Ведь ее родная деревня была далеко. Теворо сказал:
— Пропала твоя надежда. Мы не будем жить на берегу моря.
Девушка ответила:
— Я думала, что твоя песня была правдой.
Предок из Вари сказал:
— У меня не было жены. А моя песня привела тебя сюда.
В деревню Вари нельзя приплыть морем. Здесь лесная страна, море далеко отсюда.

Глупый вождь

Фиджийская сказка

Вождь Нау-Сами-Леву, предок из Ндрекети, был известен своею глупостью. Однажды его люди строили дом и спросили вождя: делать дом высоким или низким? Вождь Нау-Сами-Леву отвечал:
— Поднимите его повыше, опустите его пониже. Пусть он будет высокий и низкий!
Однажды он велел принести с огорода таро. И сказал при этом:
— Стебли не приносите. Несите только свежие клубни, без стеблей и без кожуры.
У вождя Нау-Сами-Леву было два кабана. Он решил приготовить из них угощение для пира. А перед тем, как кабанов стали резать, велел их охолостить!
Однажды вождь был в лесу вместе со своими людьми. Он подошел к пропасти и на дне ее увидел лягушку. Вождь решил, что тут озеро. И велел своим людям прыгать в пропасть и купаться там. Крики попугаев на деревьях на дне пропасти показались ему людскими голосами. Он думал, что его люди купаются и весело кричат!

Охота на черепаху

Фиджийская сказка

Вождь местности Валили однажды увидел огромную черепаху. Она плыла близ островов Ясава, что лежат к северо-западу от Вануа-Леву. Черепаха нырнула под воду.
Тогда вождь Валили принес в дар каву Вусо-ни-Лаве и рассказал ему о черепахе. Люди племени сьетура стали состязаться: кто сможет дольше задержать дыхание.
Большинство из них могло не дышать два дня. Вождь Валили — половину месяца. А Вусо-ни-Лаве задержал дыхание на целый месяц. И когда он выдохнул воздух, ураган пронесся вдоль наветренного берега Вануа-Леву!
Все сели в лодки и отправились к островам Ясава. Но как только люди племени сьетура приблизились к черепахе, она нырнула под воду. Все люди нырнули вслед за ней. Однако никто не смог отыскать черепаху на дне. Воздуха не хватило, и охотникам пришлось выныривать. Только Вусо-ни-Лаве остался под водою.
Дно было илистым. Там росло много водорослей.
Черепаха ела водоросли, и Вусо-ни-Лаве вскочил ей на спину, потом пробежал по спине от головы до хвоста и вновь вернулся к голове. Он попробовал схватить черепаху за голову и поднять ее. Но это ему не удалось. Тогда Вусо-ни-Лаве привязал к передней ноге черепахи веревку и потащил ее наверх, на поверхность. Нога оторвалась. И когда Вусо-ни-Лаве вытащил ногу на поверхность, она оказалась длиннее дома вождя! От раны черепаха сдохла и всплыла. Спина ее была шире деревенской площади перед домом вождя.
На лодку черепаху погрузить не смогли. Тогда ее хвост привязали к лодкам и потащили к берегу. Вождь Валили сказал, что каждый может брать черепашьего мяса сколько хочет. Черепаха была так велика, что мясо получили люди всех окрестных деревень Вануа-Леву и Тавеуни. А взамен они принесли вождю Валили всякие дары.

Друзья из Ндрекети

Фиджийская сказка

Вот что рассказывают о двух предках из местности Ндрекети. Одного из них звали Кау, а второго — вождь Нукути.
Эти предки были друзьями. Однажды они сговорились, что Кау приедет в Нукути поговорить с другом. Когда назначенный срок настал, вождь Нукути приготовил много еды, а для приправы пошел наловить рыбы.
А Кау тем временем прибыл в Нукути. Он высадился из лодки на берег и пошел к дому своего друга. Вождь Нукути в это время ловил рыбу, и в доме оставалась лишь его жена. Кау поговорил с ней немного, а потом вышел из дому. Он побежал к берегу моря, вырыл яму в песке и лег в нее. В это время на берег вышла жена вождя Нукути. Кау окликнул ее, спросив:
— Где Кау?
— Не знаю, — отвечала жена, — он куда-то вышел. А
куда — не знаю.
— Я теворо [злой дух], — сказал Кау, — ты должна меня слушаться.
Вождя Нукути нет и Кау нет. Отдайся мне, иначе я тебя съем!
Жена вождя Нукути сильно испугалась. Она ведь не узнала Кау и думала, что он и в самом деле теворо. И она подчинилась его приказу. А потом отправилась домой.
В это время вернулся вождь Нукути. Он спросил:
— А где мой друг?
— Не знаю, — ответила жена. — Он куда-то вышел.
Через некоторое время появился Кау. Друзья приветствовали друг друга. Но вождь Нукути знал, что сделал его друг с женой. Он догадался, что Кау насладился ею на песке на берегу. И тогда он сказал сам себе:
— Хорошо же, я с ним поквитаюсь. Пусть он получит то же самое, что сделал с моей женой!
Друзья поели и легли спать. Утром они опять поели, и Кау сказал, что ему надо вернуться в свою деревню.
— Хорошо, — ответил вождь Нукути, — послезавтра я тоже буду там.
Кау сел в лодку и вернулся домой. Прошел день. Вождь Нукути отправился в деревню, где жил Кау. А тот ушел на огород, чтобы заготовить еду для угощения. Жена Кау осталась в доме одна. Вождь Нукути заставил ее отдаться ему: он хотел поквитаться с другом. Жена подчинилась его угрозам. А потом умерла.
Тогда вождь Нукути положил ее тело в корзину и повесил на балку дома. Вскоре вернулся Кау. Он увидел подвешенную корзину и решил, что там рыба, которую привез его друг.
Кау сунул руку в корзину и нащупал там [неприличное слово] жены. Тогда Кау понюхал руки и воскликнул:
— Друг прибыл ко мне из Нукути и принес в дар ската!
Кау не знал, что в корзине лежала его мертвая жена. Так он поплатился за то, что сделал с женой вождя Нукути.

Происхождение кокосовых орехов

Фиджийская сказка

Люди из племени сьетура отправились однажды на остров Моала обмениваться дарами. Они высадились на острове.
По пути к деревне вождь племени сьетура по имени На-Улу-Матуа заблудился. Он встретил женщину по имени Ди Моала.
— Доле ни сала, — приветствовала женщина вождя.
На-Улу-Матуа подарил Ди Моале свой наконечник для копья с отравленным острием. А потом спросил женщину, что она подарит ему взамен. Ди Моала ответила, что он может получить орехи кокосовой пальмы, которая называется Кокос-Что-Наклонился-Над-Морем. Она сказала так:
— Если ты не сможешь залезть на дерево, позволь называть тебя тогда Человек-Из-Лодки-Который-Не-Может-Добиться-Своей-Цели. А если ты залезешь на дерево успешно, я стану твоей женой, второй после Ди Сере-Тонгаб.
На-Улу-Матуа уперся ногами в ствол дерева, откинул голову назад и забрался по стволу так же легко и быстро, как будто он шел по земле. В то время как он забирался на дерево, Ди Моала держала край его пояса, сделанного из шкуры животного. Но ветер вырвал пояс из рук и унес его на острова Тонга.
Когда На-Улу-Матуа достиг верхушки дерева, он сорвал молодой кокосовый орех и выпил его сок. Потом он тряхнул пальму. Один орех упал на острова Ясава, другой — на остров Вануа-Леву, третий — на Самоа, четвертый — на Тонга, пятый — на Тавеуни, остальные — на острова Лау. А сухой лист с пальмы упал на северный берег острова Вити-Леву. Вот почему кокосовые пальмы, которые растут в этой местности, не приносят хороших плодов. Их орехи пусты и сухи внутри.

Первая супружеская чета

Новокаледонская сказка

Паиму Пюрехевази и Берангаат были первой супружеской четой в то время, когда еще не было людей.
Муж сказал жене:
— Было бы хорошо, если бы мы сменили кожу и навсегда остались жить здесь, на Янде.
Жена отвечала:
— А зачем так делать, чтобы мы здесь жили одни? Это нехорошо. Будет лучше, если мы вдвоем сделаем нового человека, который продолжит наш род.
Но муж не хотел этого. Он отправился в дом, а жене наказал, чтобы она туда не входила. Там он лег и собрался менять кожу. Но жена пробралась в дом и спряталась в углу. Муж заметил ее и рассердился. Он сказал:
— Ты не хочешь, чтобы мы сменили кожу и жили вечно! Что ж, пусть будет по-твоему. Будем делать то, о чем ты говорила.
Так мужу не удалось сменить старую кожу, потому что его жена хотела иметь детей. Она родила их, и тогда появились люди, которые и заселили землю.

Сова, паже и вавиви

Новокаледонская сказка

Птица паже сказала птице вавиви:
— Пойдем в гости к сове.
Сова встретила их радушно:
— Это вы, мои юные братья!
— Это мы!
— Ну, хорошо. Входите же в дом.
Сова сделала вид, будто разыскивает еду. А у нее было уже все готово, но сова не собиралась угощать своих юных братьев. Она попросила их пройти в другую комнату, поменьше, и там обождать, пока она поест. Ведь она живет одна и всей пищи только ей и хватит.
Когда сова принялась за еду, ее юные гости рассердились и стали бросать в нее камни. Сова вылетела из дома, но паже и вавиви погнались за ней. Тогда сова забилась в щель в скале. Два юных брата попытались ее оттуда выкурить, но сова выдувала дым обратно. Они ждали, ждали и улетели. Тут сова вылетела из убежища и сама полетела за ними.
— Ага, — закричала она, — видите, я летаю быстрей.
Паже и вавиви снова погнались за ней. Она опять забилась в щель, и те улетели ни с чем. Они зашли к сове в дом и взяли там динамит. Потом вернулись к скале, где пряталась сова.
Паже сказал вавиви:
— Зажигай ты.
— Я боюсь, — отвечал вавиви.
Так они долго препирались друг с другом, наконец вавиви сказал:
— Ладно, отложим до завтра.
Они спрятали динамит в ветвях дерева, на котором сидели, и ушли.
А сова все видела. И когда братья скрылись из виду, она забрала динамит. Ночью братья легли спать, а сова пришла и бросила динамит к ним в дом. И два молодых человека разлетелись на мелкие кусочки и погибли. А сова так и жила одна.

Дед и внук Дере

Новокаледонская сказка

Дед и внук пошли в горы за подпорками для ямса. А в лесу, в горах нельзя было говорить громко. Они рубили подпорки. Внук взял одну очень ровную и длинную и стал ею размахивать и кричать. Ему было очень хорошо.
— Замолчи, здесь нельзя шуметь, — сказал ему старик.
Но внук не послушал его, он все кричал.
Они складывали свои подпорки на тропинку, по которой шли, чтобы на обратном пути собрать их все. Но когда настала пора возвращаться, они не нашли той тропинки. Дед и внук заблудились в лесу. Им стало страшно, они не знали, где они теперь. И они не нашли своих подпорок. И все это произошло потому, что мальчик шумел, где шуметь было нельзя, и, как дед ни уговаривал его вести себя тихо, он его не слушал.

Вождь Туо и вождь Тендо

Новокаледонская сказка

Вождь Туо расчищал валежник вокруг своего дома, отбрасывал сор в одну сторону, отбрасывал в другую. Он подумал: «Что бы мне сделать, чтобы поесть мяса? Сделаю-ка я силок для птиц».
Он лег спать, а утром начал плести веревку. К вечеру он сделал силок, пошел и поставил его на большом фикусе.
Потом вернулся домой, покурил и лег спать. Он спал, спал до света, а утром встал и пошел проверять силок. Там он увидел двух крыланов. Туо взобрался на фикус, распутал их, отрезал им лапы и крылья и сбросил крыланов вниз. Потом он спустился, поднял их и отнес своей матери. Мать взяла копалку и вырыла два клубня ямса и два клубня таро, завернула крыланов в листья и сунула все это в горшок. Она стала готовить на печи и нюхала пар, чтобы узнать, когда еда будет готова. Потом она достала еду: вот один крылан для вождя Туо, вот один для нее — его матери, вот один клубень ямса и один клубень таро для вождя Туо, один клубень ямса и один клубень таро для матери. Так они ели, пока не съели все.
Они покурили и пошли спать. Утром вождь Туо встал и пошел проверять силок.
И что же он там увидел? О чем пойдет наш рассказ?
Наш рассказ пойдет о вожде Тендо, о духе, который попал в силок.
Туо собрался взлезть на дерево, но увидел, кто сидел в силке, испугался и спрятался.
— О-о, — сказал Туо.— Кто это там наверху? Не злой ли это дух?
А тот из ловушки говорит ему:
— Иди, иди сюда!
— Я не могу, — отвечает Туо, — я боюсь.
— Не бойся, иди и освободи меня.
Туо залез и освободил вождя Тендо из силка. Тот, как только почувствовал себя свободным, вскочил вождю Туо на шею.
— О мой отец! О мой отец! — закричал вождь Туо, взывая к духу своего предка.— Мне страшно! Что теперь со мной будет? — и он заплакал.
— Перестань плакать, — сказал Тендо, — спускайся и пойдем в деревню.
Туо слез с дерева, а тот все сидел у него на шее. У подножия дерева Туо тяжело вздохнул и сказал:
— Слезай и иди, как я.
— Нет, я не слезу, я буду сидеть на тебе, ты ведь устроил мне ловушку.
Туо пошел в деревню, мать издали заметила его, так как ждала сына, и увидела, что он кого-то несет на себе.
— Кого это ты несешь на себе? — спросила старуха.
— А я и сам не знаю, он был в моем силке.
— Что же теперь будет?
— Не знаю, он не хочет слезать.
— Как же так? А что я буду готовить есть?
— Ну о чем ты спрашиваешь, — отвечал Туо, — мне совсем не до еды, мне страшно.
Тут вождь Тендо сказал:
— Я хочу есть, приготовь мне еду, старуха.
Старуха заторопилась, приготовила ямс и таро и подала Тендо. Он принялся есть, и из его рта капало на голову Туо.
Туо не мог ни есть, ни курить, и тогда он пошел спать, но и тут Тендо его не отпускал.
— О горе! Отпусти же меня! — взмолился Туо.
— Нет, мы будем спать так, ложись! — отвечал ему Тендо.
Они легли и уснули, а в полночь дух во сне отпустил вождя Туо. Тот почувствовал свободу и тихонько вышел из дому.
Он взобрался на кокосовую пальму и спрятался в ее листьях.
Пришел день, вождь Тендо в доме проснулся, огляделся вокруг:
— Где же вождь Туо? Где он? Куда он мог уйти ночью? Ну, я сейчас его отыщу!
С этими словами он вышел, поискал вверху, поискал внизу, но не нашел Туо. А тот сидел на пальме. Тогда дух решил напиться и полез за кокосовыми орехами. Он лез, лез, лез, остановился передохнуть, полез выше, наконец добрался доверху. Он сорвал слева орех, справа орех, хотел уже спускаться и тут увидел вождя Туо за листьями.
— Вот ты где! Хорошо, что я тебя нашел. Ты хотел сбежать от меня?
С этими словами дух снова вскочил на вождя Туо.
— Спускайся, надо собрать орехи, — приказал дух.
Вождь Туо спустился, подобрал орехи и очистил их.
— Мой сын, — спросила его старуха мать, — почему ты сам не хочешь съесть орех?
— О мать! — отвечал Туо. — Мне совсем не до еды, когда он сидит на мне. О горе мне, горе!
— Да он не хочет есть, — сказал дух, — а я проголодался, принеси мне поесть, старуха!
Потом опять наступила ночь, и вождь Туо пошел домой спать вместе с вождем Тендо, и они легли и уснули. В полночь дух опять отпустил свою жертву.
Туо почувствовал свободу, проснулся, встал, достал свой пояс из кожи крылана, натянул на голову шапку, натерся сажей, привязал к ногам красивые раковины, надел на руки браслеты, повязал белую набедренную повязку, на плечи набросил накидку из луба, вооружился копьем и дротиком и вышел из дома.
Вождь Туо спустился к морю и побежал вдоль берега. Он оставил позади свою землю, переплыл реку Пуананду и прибыл наконец к вождю Уагапа.
— Вождь Туо, твое ли я вижу лицо? — спросил вождь Уагапа.
— Да, это я, — отвечал вождь Туо.
— Что случилось с тобой?
— Я спасаюсь.
— От кого ты спасаешься?
— Я не знаю его, может быть, он злой дух!
— Где ты его встретил?
— Он попался в мою ловушку для птиц. Я пришел и выручил его, а он вскочил мне на шею, и как я ни тряс его, и влево, и вправо, и вперед, и назад, — он меня так и не отпустил. Я лег спать, в полночь он меня выпустил, и я убежал и спрятался на кокосовой пальме. Тогда он меня быстро нашел на пальме, а сейчас я уже убежал к тебе.
— Входи, — сказал вождь Уагапа, — садись здесь и ничего не бойся. Если он придет к нам, мы его убьем.
Не успели они присесть, как увидели вдали духа. Головой он доставал до неба, а ногами упирался в морское дно.
— Ты видишь, кто там идет? — спросил вождь Туо.
Смелость вождя Уагапа сразу исчезла.
— Вождь Туо, беги скорее отсюда, не то он и меня прихватит с тобой.
Вождь Туо бросился бежать и прибежал к вождю Баи.
— Вождь Туо, твое ли я вижу лицо? Что с тобой случилось?
— Да, это я. Я спасаюсь.
— Кто за тобой гонится? Он такой же, как мы?
— Я его не знаю, может быть, он злой дух.
— Входи, входи сюда; он найдет у нас свою смерть.
Едва присели они, как вдали показался дух. Трудно описать его рост: верхняя часть его тела терялась в облаках, а нижняя в глубине моря.
— Вождь Туо, — сказал вождь Баи, — подумай, куда ты сейчас побежишь, я боюсь, как бы он и меня не прихватил вместе с тобой.
Вождь Туо бросился бежать, он бежал, бежал и прибежал к вождю Каналы.
— Вождь Туо, твое ли я вижу лицо?
— Да, это я, — отвечал Туо.
— Что с тобой? — спросил вождь Каналы.
— Я спасаюсь, за мной гонятся от самого моего дома.
— Кто же это?
— Я не знаю, быть может, злой дух.
— А где он?
— Смотри, он скоро будет здесь.
— Садись, — сказал вождь Каналы, — мы его убьем.
И только сказал он эти слова, как показался дух. Голова его уходила далеко в небо, а ноги ступали по земле.
— Вождь Туо, поищи себе другое убежище, — воскликнул вождь Каналы, — а то я очень боюсь, как бы он и меня не прихватил вместе с тобой.
Туо вышел и побежал дальше. Так бежал он, бежал от вождя к вождю, пока не достиг Мааламоа, самого края страны. Он посмотрел вокруг, куда бежать дальше, но дальше земли не было. Он увидел лишь двух детей, которые купались в море.
И они тоже увидели его.
— Вы кто такие? — спросил их Туо.
— Мы — это мы, — ответили дети.
— Что вы здесь делаете?
— Мы купаемся.
И дети перестали на него смотреть. Они купались. Вождь Туо закричал им:
— Скажите мне, куда я могу бежать, чтобы спрятаться?
— А от кого тебе прятаться?
— От того, кто за мной гонится.
— Он такой же, как мы?
— Я не знаю, посмотрите туда, вон он идет.
— Ну, хорошо, оставайся здесь. Когда он будет совсем близко, мы нырнем в воду, и ты ныряй с нами.
Дух был уже близко. Дети нырнули, и вождь Туо нырнул вместе с ними. И они вошли в дом на дне моря.
Дух остался на берегу один. Он не мог спуститься на дно моря за своей жертвой. И тогда он вырвал два пучка травы, призвал двух птиц и велел им созвать всех остальных птиц.
Одна полетела вдоль западного берега, другая вдоль восточного, и они слетелись на острове Поот.
Вскоре все птицы, все до одной, собрались перед вождем Тендо, и он сказал им:
— Я созвал вас, чтобы вы выпили всю воду из моря,
И птицы ответили:
— Мы повинуемся!
Первыми начали пить цапли. Они пили, пили, пили, и вода стала убывать, как при малом отливе.
Потом стали пить кулики. Они пили, пили, пили, и из воды показались кораллы.
Потом стали пить чайки. Они пили, пили, пили, и вода стала убывать, как при большом отливе.
Потом стали пить другие птицы. Показалась крыша, потом и стены дома; наконец все стало сухо.
— Дело сделано, — сказал вождь Тендо, — вы свободны, а я пойду и найду вождя Туо, чтобы он меня накормил.
Он подошел к дому, и вождь Туо начал опять причитать:
— О, я несчастный, вот он идет за мной.
— Что же ты будешь делать? — спросили дети.
— То, что вы скажете.
— Хорошо, — сказали дети, — слушай нас: когда он тебя позовет, ты не выходи, скажи ему, пусть он сам войдет в дом.
Вождь Тендо стал звать вождя Tyo:
— Выходи!
— Не выйду, — отвечал Туо. — Если я тебе нужен, войди за мной.
Тем временем дети взяли по топору и встали с двух сторон у входа.
Вождь Тендо нагнулся, чтобы войти, и тогда дети отрубили ему голову, она покатилась внутрь дома, а тело осталось лежать снаружи.