Кытгы

Сказка чукчей

Арельпыно пеший убегал от врагов вместе с дочерью. Это было поздней осенью. Ночью в темноте со скалы кувырком упал. Сломал себе ногу. Заметила дочь, как он кувыркался по склону. Слезла потихонечку со скалы, прыгнула. Когда очутилась внизу, позвала отца:
— Где-е ты, оте-ец?
Отец говорит:
— Здесь я! Только вот, наверное, ногу себе сломал.
Дочь говорит:
— Что же мне с тобой делать?
Отец отвечает:
— Убей-ка меня, а то я буду мучиться. Да и хлопот от меня будет много. Когда убьешь меня, тут же захоронишь. Потом иди в керекские селения. Пусть там тебя прячут. Выроют перед пологом ямку, там и будешь прятаться. Пусть не говорят о тебе Кунлелю. Если кто из кереков захочет тебя в жены взять, не отказывайся.
Убила она отца, похоронила, пошла к керекам. Пришла к ним. Говорит:
— Я к вам прибежала. Когда мы убегали от врагов, отец сломал ногу и научил меня, что делать. Сказал: «Убей меня здесь». И еще сказал: «Придешь к ним, пусть выроют тебе перед пологом яму, где ты сможешь прятаться». Еще сказал: «Пусть о тебе не говорят Кунлелю». И прибавил: «Если там будут свататься, не отказывайся».
Поверили кереки. Вырыли ей возле полога яму, приготовили место, где прятаться.
Так она и жила. Женился на ней один керек. Она там и родила в яме. Родила девочку. А когда стали враги приближаться, убежала. Куда ни придет, везде ее прячут. Опять на ней кто-нибудь женится. И опять она родит. Как только родит, говорит тамошним:
— Никогда вам не победить Кунлелю. Давайте-ка лучше перестанем воевать! Хватит! Пусть все люди живут в мире! Ведь Кунлелю и его товарищи ловкие, ничего вы с ними не сделаете. Пусть люди дружат!
Когда обошла она всю землю, только тогда наступил мир. Куда бы она ни приходила, женились на ней, а она рожала.
Обошла всю землю. И прекратилась война. Прославилась Кытгы, сестра Кунлелю. Стали ее называть «Кытгы — создающая». Кыгты не любила войны. Все.

Лявтылевал

Сказка чукчей

Говорят, жил когда-то Лявтылевал, нетелинский оленевод. Очень хороший человек был, очень сильный и ловкий. Давно уже он воевал. Враги его с противоположного берега Колымы пришли. А пришельцы те с Колымы были русские.
Однажды опять пришло много оленей и нарт караваном. Снова была большая война. Пришли ночью. Стадо Лявтылевала тогда другой мужчина сторожил. Близко подошли враги. Услышал мужчина, что враги идут. Прибежал в дом Лявтылевала. Говорит:
— Где Лявтылевал?
Высунулся из полога Лявтылевал, спросил:
— Что случилось?
Ночной пастух говорит:
— Кажется, опять вражеские воины пришли.
Лявтылевал поспешно оделся, обулся. Вышел на улицу. Спрашивает:
— Как стадо? Олени на старом месте? Все было в порядке, когда уходил?
Мужчина отвечает:
— Да, все.
Лявтылевал говорит:
— Ну что ж, пойдем проверим, как стадо!
Ветра совсем не было. Луна взошла. Как раз полнолуние было, светло кругом. Отправились.
Гора. Ущелье. В этом ущелье прятали стадо.
И все же враги обнаружили стадо. Пришли Лявтылевалины в ущелье, а стада нет. Угнали его враги. Отняли.
Ну и дрался с врагами Лявтылевал! Из лука стрелял, на копьях сражался. Много врагов убил. Испугались враги, убежали.
У врагов тоже было двое ловких. Продолжают с Лявтылевалом сражаться. В конце концов начал Лявтылевал уставать.
А дом Лявтылевала находился у реки, что у Нетелина.
Всю ночь сражался Лявтылевал. Наконец немного отступил. Боевой крик Лявтылевала стал еще слышнее. В русле реки уже оказался Лявтылевал — устал он.
Был у него нетелинский товарищ по имени Айван. Проснулась жена Айвана и вышла на улицу. Было очень тихо. Вдруг услышала жена крик Лявтылевала: «Ыгыыч!»
Бросилась она в дом, закричала. Айван говорит жене:
— Ты чего кричишь?
— Страшно мне. Там наш мужчина кричит. Наверное, война пришла!
— Пойду послушаю, — говорит Айван.
Вышел. Послушал. Действительно, Лявтылевал кричит. Взял Айван копье. Пошел на крик. Видит: наседают на Лявтылевала враги с двух сторон, к реке прижали. Айван сказал:
— Ыыч, я пришел!
Лявтылевал на высокий берег прыгнул. Стали сражаться двое на двое: Лявтылевал с одним врагом, Айван — с другим. Лявтылевал не убивал врага. Нотайван же убил своего противника. Лявтылевал увидел, что Нотайван перестал биться, говорит:
— Где твой мужчина?
Говорит Нотайван:
— Уснул!
Лявтылевал говорит ему:
— Зачем же ты его усыпил?
А Нотайван на самом деде убил его.
Перестал и Лявтылевал сражаться. Отдыхают все трое; Лявтылевал, Нотайван и вражеский воин. Лявтылевал говорит врагу, с которым сражался:
— Ладно, уходи, не буду тебя убивать. Отправляйся к своим. Только стадо верните.
Говорит этот мужчина:
— Хорошо, пойдем за твоим стадом!
Отправились, к стаду подошли. Вдруг бросился вражеский воин бежать. Опять пришлось Лявтылевалу сражаться. Отнял он свое стадо, да еще и у врагов оленей захватил.
Убежали враги. Все мужчины убежали. Двух мужчин он копьем заколол, головы отсек, через мозжечок вздел на копье. Машет ими и говорит:
— Не убегайте, еще повоюем!
На следующий год снова пришли караваном. Яранга Лявтылевала все там же стояла, на прежнем месте, у Нетелинской реки.
Пришли враги. Говорят:
— Ой! Яранга Лявтылевала на прежнем месте стоит. Давайте-ка обойдем ее подальше! Да к тому же у него теперь четыре яранги стало. Пусть живет Лявтылевал спокойно, нам с ним не совладать. А то опять недосчитаемся многих мужчин.
С этих пор перестал воевать Лявтылевал. Говорит:
— Хватит нам воевать! Со всеми этими мужчинами будем дружно жить. Если долго воевать, то оставшимся в живых и детям нашим плохо будет после войны: ни друзей, ни земли, ни мужчин у них не будет. Послушайтесь меня, перестаньте воевать! Пусть будет с этих пор всем хорошо!
Вот с тех пор войны прекратились. Все.

Вельвынэлевыт

Сказка чукчей

Говорят, у Вельвынэлевыта был брат Тымкынэлевыт. И еще другой брат — Эрыквын.
Говорят, Вельвынэлевыт очень ловок был, храбрый мужчина. Тымкынэлевыт тоже хороший, ловкий. А брат Эрыквын быстроногий, очень быстрый. Промышлял все: диких оленей, горных баранов и другую живность.
Была у оленеводов война у Рыркайпия. Земли Вельвынэлевыта находились поблизости от Рыркайпия. Вельвынэлевыт был очень богатый оленевод. Дом его издали казался не домом, а напоминал олений рог. Было у них три дома. Братья жили все вместе.
И вот была в старину война. Потому что эти три брата на всех страх наводили. Всех мужчин убивал Вельвынэлевыт. Но бедного, безоленного, не имеющего одежды он не трогал. Наоборот, давал ему шкур, мяса, оленины и говорил:
— Это ведь товарищ! Когда придут враги, будет нам помогать.
А Тымкынэлевыт говорит Вельвынэлевыту:
— Пусть будет товарищем, а мяса ему не давай! Нас трое и с любым врагом справимся.
Вельвынэлевыт отвечал:
— Да, нас трое, но, когда придет много врагов, этого мало будет.
И действительно, пришли враги. И действительно, помогали Вельвынэлевыту товарищи. Очень ловок Вельвынэлевыт. И братья его очень ловки. Победил Вельвынэлевыт, всех врагов убил.
Спать легли, Тымкынэлевыт говорит Эрыквыну:
— Плохой Вельвынэлевыт! Ты уж стадо около дома держи, а то враги еще близко от нас. Будешь стадо далеко пасти, враги перебьют нас. Наши враги еще совсем близко.
Пригнал Эрыквын вечером стадо, расположил вокруг дома. Вельвынэлевыт сказал:
— Все вместе спать будем! А то придут враги, мы их прозеваем. Женщины пусть не ложатся спать. Чтобы мы хорошо выспались, ни о чем не тревожась. Пусть караулят врага, пока мы спим.
Собрались все в доме у Вельвынэлевыта. Он сказал:
— Наверное, плохо будет, если мы так просто спать ляжем! Пусть яранга будет открыта — иначе придут враги, а мы не услышим. Всю ночь мясо варите! Пусть в светильнике большой огонь всю ночь горит! И большой костер разведите!
Действительно, подошли ночью враги. А у Вельвынэлевыта было очень много оленей — широкой полосой дом окружили. Действительно, подошли враги. Стали олени кричать — испугали их враги. Одна женщина говорит:
— Почему это олени кричат? Наверное, враги пришли!
Разбудили женщины Вельвынэлевыта:
— Проснись!
— Почему?
— Да вот олени кричат.
Вельвынэлевыт сказал:
— Да-а, действительно!
Затем закричал:
— Где товарищи?
Женщина говорит:
— Вот они!
— Эрыквын, Тымкынэлевыт, одевайтесь, враги пришли!
Вельвынэлевыт стал ругаться на братьев, говорит:
— Вставайте! Сражаться надо идти! Ну-ка, отогните покрышку яранги! Женщины, смотрите за детьми, пусть огонь в светильнике будет большим, и костер горит жарко!
Все ближе кричат олени. Вельвынэлевыт сказал:
— Ты, Тымкынэлевыт, выходи спереди, да побыстрее! А ты, Эрыквын, выходи сзади дома!
Продолжает Вельвынэлевыт:
— Вот вы говорили, что втроем будем сражаться. А как? Что, если очень много врагов пришло? Ну ладно, выходите! Погоним стадо во все стороны, будем кричать оленям: «Гыыч, гыыч, гоов-гов!»
И правда, вышли. Погнали стадо во все стороны.
Очень много врагов пришло. Окружили они дом Вельвынэлевыта вместе со стадом. Побежали олени во все стороны, потоптали врагов, поубивали. Детей, женщин, которые у костра сидели, не топтали, не убивали — боятся олени огня.
Когда рассвело, увидели братья — множество врагов перебито. Посмотрели на стадо. Очень много оленей стало. Своих много да и чужие примкнули. Еще больше оленей стало у Вельвынэлевыта.
С наступлением заморозков снова воевать пришлось. Опять много врагов к дому Вельвынэлевыта подступило.
Много оленей убил и освежевал Вельвынэлевыт. Опять большущий костер развели. Стал Вельвынэлевыт есть. Много ест. Говорит:
— Плох я стал, состарился! Не могу я сражаться. Бегите все!
Тымкынэлевыт говорит ему:
— Нет, ты еще не стар! Поживи еще, не умирай! Лучше уж через год умирай! А сейчас посмотри, как мы будем сражаться. А тебе не надо! Ты уже не работник. Ну, пойдем, Эрыквын, враги пришли!
И вот начали они сражаться. Ох, какие ловкие были Тымкынэлевыт и Эрыквын! Всех врагов вдвоем истребили!
И опять очень много оленей забрали. Опять забили оленей. Целый холм из рогов сложили.
Вблизи Рыркайпия находилась земля Вельвынэлевыта.
Вот с этих пор и не стало войн. Вельвынэлевыт говорит:
— Если будем еще воевать, совсем не станет мужчин. Хватит, перестаньте воевать! В войне ничего хорошего нет. Одно только плохое. Пусть с этих пор все мужчины будут друзьями! А то жены, дети, девочки, мальчики от голода умирают, когда воюют отцы.
Так прекратились войны. И сейчас поблизости от Рыркайпия все еще лежат рога от оленей Вельвынэлевыта, Тымкынэлевыта, Эрыквына. Все.

Ловкая женщина

Сказка чукчей

Жил старичок оленевод с дочерью. А на побережье жил старичок, у которого было пятеро сыновей.
Дочь оленевода круглый год в силе и ловкости упражняется. Вот однажды отправилась женщина к берегу моря. Пришла к старику, у которого пятеро сыновей было. И пригласила она с собой самого ловкого мужчину. Вот пошли они вместе в тундру. Два дня шли. Под конец очень высокую гору увидели, пошли к ней и у подножия заснули. Назавтра, проснувшись, пошли разведать, какие места за горой. Вдруг увидели несколько врагов — коряков. Приготовились биться с ними. И враги тоже напасть собираются. Женщина и говорит мужчине:
— Сначала я выйду, а уж если меня убьют, тогда и ты выходи!
И вот собралась женщина.
Самый ловкий коряк в ожидании вприпрыжку ходит — уж очень сильный.
И вот вышла женщина. Увидел ее коряк, закричал:
— Гок, гок, гок! Маленькие птицы!
Потому что этот коряк всех жителей земли уничтожил.
А женщина тоже вприпрыжку с горы спускается. Идет коряк ей навстречу, подпрыгивает.
Стали они сражаться на копьях. Женщина держала копье наконечником к себе. Долго на копьях сражались. Наступил полдень, надоело женщине сражаться на копьях. Повернула она копье острием к врагу. И срезала копье коряка у самого острия.
Ничего не мог коряк сделать. Сел на землю и говорит:
— Ну что ж, убей меня!
Женщина говорит:
— Не буду я тебя убивать, живи!
Отвечает ей коряк:
— Ну и ловкая ты! Первый раз вижу такую. Я ведь всех ловких на всей земле уничтожил. Только тебя вот не смог убить. Пойдем к нам, — пригласил коряк женщину.
— Ладно, пойдем!
И вот пошли они к коряку.
Стыдно корякскому силачу. Приходят они к нему домой. Начал коряка старик отец ругать:
— Эх, сынок, что тебе говорил! Так тебе и надо! Ведь разные ж люди бывают. Теперь ты сам себя должен убить!
Когда перестали его ругать, ловкий коряк говорит женщине:
— Ну, пойдем в стадо!
И вот пришли они в стадо.
Женщина своего товарища позвала:
— Эй, иди сюда! Я победила этого ловкого коряка.
И вот пришел мужчина. Разделил стадо на две равные части, а также грузовые нарты разделил. И отдал все это женщине. Говорит тогда ловкий коряк:
— А я в тундру пошел, умирать!
И отправился ловкий коряк в тундру. Пришел в тундру. Сам себя убил, потому что очень ему было стыдно.
А женщина с оленьим стадом домой отправилась. Мужчина ей стадо погнал. Почти десять дней шли они домой. Когда пришли, женщина позвала его домой. Он стал любить женщину за ее ловкость. Вся сказка.

Кунлелю

Сказка чукчей

У отца Кунлелю умерла жена, когда Кунлелю еще не было, а была только одна дочь по имени Кытгы, которую звали то Ляйвыт кокытгы, что означает: «Кытгы, обошедшая землю, когда от врагов убегала», а то еще Томгавкытгы, что значит: «Кытгы создающая». Так вот эта Кытгы была сестрой Кунлелю.
Вот раз говорит Кытгы отцу:
— Иди к корякам свататься!
— Не могу. Старик я уже, куда мне свататься!
Но она говорит:
— Можешь! Вот сейчас и иди! Там живет сирота, девушка. Ее и возьми замуж!
Отец отвечает:
— Да не могу я. Совсем старик стал!
А дочь опять свое:
— Иди! Возьми себе жену, вот тогда увидишь. Она тебе маленького Кунлелю родит!
В конце концов согласился отец. Отправился свататься. Пока шел, много дров набрал и понес на спине. Очень много дров набрал, кое-как несет.
Подошел к тому дому, где жила сиротка. А у хозяина было много дочерей. Когда пришелец опускал дрова на землю, вышел хозяин дома, тоже старик, и говорит:
— Oго-го! Зачем пожаловал?

Читать дальше

Семеро братьев

Сказка чукчей

Говорят, жил старик с женой. Было у них семеро детей. Сыновья очень любили на всяких зверей охотиться. Убивали зверя и в тундре, и в море.
Но вот вдруг совсем не стало зверей. Возвращаются братья изо дня в день с пустыми руками.
Вот однажды не вернулись братья — ни с морской охоты, ни из тундры.
Остался один только брат, самый младший. Никуда его не пускали. А ему очень хотелось братьев найти.
Стал юноша по ночам, втайне от родителей, байдару мастерить. Закончил байдару, надел дождевик и поехал. Все необходимое с собой взял, даже иглы из обломков костей выточил.
Отправился он ночью. Едет вдоль берега. Вдруг видит большущего человека. Стал его великан звать. Юноша как будто не слышит. Начал тогда великан воду в рот втягивать. Как только нос байдары его рта коснулся, Мимлытину (так звали великана) выплюнул воду, и байдара далеко в море оказалась. Мимлытину снова воду втянул. А юноша тем временем костяные иглы приготовил. Когда байдару к самым губам поднесло, бросил юноша иглы в пасть великана, вышла вода из пасти, Мимлытину и сдох.
Юноша дальше поплыл. Плывет, плывет, видит: на скале Таннелён сидит. Стал его Таннелён звать. Юноша как будто не слышит Таннелён сказал:
— Если не слышишь, я тебя опрокину. — И лягнул воду пяткой.
Огромная волна со стороны берега пошла.
— Ох, как это я тебя не заметил, — только тогда сказал юноша.
Вышел на берег. Увидел нерпу, лежащую под скалой, и убил. Вытащил внутренности и спрятал себе под дождевик.
— Давай в прятки играть, — говорит Таннелён юноше. — Сначала я буду прятаться.
Спрятался Таннелён. Юноша сразу увидел Таннелёна, но притворился, что никак не может найти. Раззадоривает его.
— Какой ты ненаблюдательный — ведь я совсем близко спрятался, а ты никак не мог найти. Вот я сразу тебя найду, — говорит Таннелён юноше.
Спрятался юноша в капюшон Таннелёна. Ну и долго искал юношу Таннелён! Так и не нашел. Выскочил юноша из капюшона, встал перед Таннелёном.
— Да-а, и я не мог тебя найти. Давай теперь друг у друга печенку есть, — снова говорит Таннелён.
— Но моя печенка стала совсем худой, потому что я давно не ел, — отвечает юноша.
— Ничего! Я буду первый есть!
Лег юноша на спину. Разрезал Таннелён дождевик, вытащил нерпичью печень и съел. Встал юноша как ни в чем не бывало и говорит:
— Теперь я твою печенку съем. Очень я голоден. Ты ведь не станешь отказываться — съел же ты мою печенку.
Лег Таннелён на спину. Распорол его юноша, отрезал сердце по главной жиле. Таннелён и умер.
Юноша тотчас домой отправился, потому что узнал, кто его старших братьев убил, и расправился с ними. Теперь в море можно без страха охотиться.
— С теми, кто в море убивал, я расправился, — сказал он родителям, — только в тундре враги остались.
— Да уж успокойся, а то еще убьют тебя. Не ходи в тундру, — просит его отец.
— Эти враги и нашим детям будут вредить, поэтому я найду их и убью.
Собрался юноша в путь и двинулся в тундру. Вот идет он по тундре. И стало ему много ягод попадаться. А он очень любил ягоды. Стал их собирать и есть. Вдруг земля накренилась. Глянул он вниз. А там паучья сеть натянута. Стало ему любопытно, что же дальше будет.
Видит: идет паук сети свои проверять. Еще издала паук добычу увидел, обрадовался. Взвалил юношу на плечи и понес к себе. А юноша схватится за ветви дерева и сразу же отпустит их — паук от этого чуть с ног не падает.
Принес паук юношу домой уже вечером, поэтому оставили его на завтрак. Сами сели ужинать. Сторожами двух воронов поставили. Как только юноша пошевелится, вороны тут же начинают кричать.
«Что же мне делать?» — думает юноша. Наконец придумал: взял стоявшие рядом ведра с водой и накрыл ими сторожей. Они и перестали кричать.
Вышел юноша, запер снаружи дверь покрепче и поджег дом паука. Запылал дом. Притащил юноша большущий камень, положил на крышу. Дом и повалился. Так он еще одного врага уничтожил.
Отомстил всем убийцам своих братьев. Стало с тех пор безопасно ходить и по морю, и по тундре.

Качап

Чукотская сказка

Говорят, давным-давно унесло наших юношей в море во время охоты. И прибило к берегу другой страны. Побоялись они идти в селение. Но потом все же пошли. Пусть убивают — а может, все-таки не убьют!
Жители той страны хорошо юношей встретили, разобрали по домам как гостей. Не измывались над ними, не мучили.
Однажды стал один юноша к девушке приставать. Решил хозяин наказать того юношу, ему темя просверлить. Когда сверло мозга достигло, стал юноша смеяться.
Догадались другие юноши, что случилось, и решили убежать.
— Готовьтесь к побегу тайно, дорожные припасы тоже тайно готовьте. В один из вечеров убежим, — сказал самый старший.
И вот однажды, когда все уснули, убежали наши юноши, унесенные морем, домой.
Пришли домой. Рассказали, что с ними случилось. Собрались все силачи, все ловкие юноши из этого селения и отправились мстить.
Плывут мстители. Один туман наколдовал. Плывут в сплошном тумане. Даже вытянутой руки не видно. Приплыли к селению обидчиков, убили всех взрослых. Нашли и главного обидчика. Ему тоже голову просверлили. Когда до мозга дошли, он тоже засмеялся и умер.
Забрали с собой всех детей. Когда вернулись, по домам раздали. Девушку по имени Качап забрал себе оленевод. Скоро откочевал оленевод неизвестно куда. А Качап у него и прислугой была, и пастушкой. Даже по ночам стадо стерегла.
Заболел вдруг у оленевода сын, муж и говорит жене:
— Давай убьем Качап, тогда наш сын выздоровеет. Сшей девушке одежду из белых шкур!
Не хотела жена, чтобы девушку убили. Но муж настаивал: должен же их сын выздороветь!
Сшила жена девушке белую одежду. Муж ей говорит:
— На следующей стоянке и убьем девушку. Пусть она, как мы кочевать соберемся, новую одежду наденет. И в ночь перед кочевкой пусть не сторожит стадо. Накорми ее хорошенько!
Последнюю ночь мужчина сам пошел стадо сторожить. Не хотела девушка ночевать дома, да они уговорили ее. Как только муж ушел, жена говорит Качап:
— Тебя убить хотят. Надень вот эту белую одежду! Когда поедем, я нарочно выроню горшок из кибитки и велю тебе вернуться за ним. Ты и убеги! Только не показывай печали, будь, как всегда, веселой, а то догадаются.
Назавтра снялись они со стоянки. Едут, вдруг хозяйка выглянула из кибитки и говорит:
— Ой, я горшок уронила! Качап, вернись за ним! Он, наверное, недалеко выпал.
— Давай я вернусь, — сказал муж.
— Пусть Качап вернется, она привыкла много ходить!
Пошла Качап за горшком да и убежала.
Ждал ее хозяин, ждал, не дождался и сказал, что на оленях ее догонит.
Хотя и быстро Качап бежала, а мужчина на оленях еще быстрее ехал. Вот-вот догонит. Добежала Качап до прежней стоянки, легла у пепелища и говорит:
— Пепелище, спрячь меня, ведь я столько здесь работала. Слышишь, за мной гонятся!
Доехал мужчина до пепелища. Стал искать следы Качап, ничего не нашел. Назад к жене вернулся.
А Качап дальше пошла. Быстро идет девушка. Видит: впереди мужчина идет. Догнала его Качап. Мужчина ей говорит:
— Пойдем к нам! Вот только наш ребенок болеет, мы уже несколько дней не спим.
Согласилась Качап. Пришли домой. А там плачет ребенок не умолкая. Вот мужчина и говорит Качап:
— Понянчи, пожалуйста, ребенка. А мы хоть немного поспим. Потом разбуди нас.
Согласилась Качап. Уснули муж с женой, а Качап стала ребенка нянчить. Кричит ребеночек, надрывается. Особенно сильно плачет, когда она до ягодичек дотронется. Осмотрела Качап ягодички ребенка. А у него, оказалось, все ягодички засохшей глиной измазаны. Соскребла она глину осторожно. Стал ребенок потише плакать, успокоился и уснул. И Качап с ним уснула.
Проснулся мужчина, а ребенок не плачет. Испугался мужчина, думает: «Наверное, умер». Приложил ухо к груди ребенка. А он дышит.
Разбудил тихонечко жену.
— Ребеночек-то спит, да и гостья спит. Пусть пока спят, мы тоже еще поспим, — сказал жене.
Встали только тогда, когда совсем выспались. Гостья с ребенком все еще спят.
— Чем же нам одарить Качап? — говорит муж жене. — Шкурами и какими-нибудь гостинцами?
— Ничего мне не надо, — сказала Качап. — Я ведь ничего не делала, только убаюкала его.
Все же дали ей гостинцев, а хозяин даже немного нести помог.
Проводил Качап и пошел обратно. Прошла немного Качап, обернулась, а вместо мужчины бурый медведь идет. Оказывается, это бурый медведь был.
Подошла Качап к большой реке. Долго шла перед тем, устала. Села на самом берегу и уснула, потому что страшно ей было через реку переходить.
— Если это Качап, переправим ее через реку, — слышит Качап.
Открыла глаза. Около нее юноши стоят.
— Куда идешь? — спросили ее юноши.
— К братьям, — отвечает Качап.
— Мы тебя сейчас переправим! А те, к кому ты идешь, вон за той горой живут, — сказали ей.
Переправили они Качап. Посмотрела Качап им вслед, а это, оказывается, журавли ее переправили. Скоро Качап пришла в селение. Там ей стало хорошо жить.

Маленький старичок

Чукотская сказка

Говорят, жил старик с двумя сыновьями. Сыновья еще маленькие были. Сиротами росли, так как матери у них не было. Отец каждый день заставлял сыновей бегать, на копьях состязаться. В конце концов научились сыновья быстро ходить и бегать, ловкими стали и быстрыми.
Выросли сыновья. Оба женились. Но все продолжали бегать, в силе и ловкости упражняться. Очень хорошо бегали, ловко на копьях состязались.
Вот однажды пошли сыновья по тундре побродить. Собираются дети, а отец говорит им:
— Только смотрите, не ходите за большую гору, обходите ее стороной!
Наутро отправились сыновья. Всю тундру обошли. Подошли к большой горе. И обратно пошли, везде ходят. Надоело наконец. Старший брат и говорит младшему:
— Почему это старик запретил нам за большую гору ходить?
— Не знаю.
Старший опять говорит:
— Давай-ка вон за ту гору пойдем!
— Не надо! Отец ведь не зря предупреждал, — отвечает младший.
— Пойдем! Если кто и встретится, убежим. Мы ведь ловкие!
— Ну, как знаешь!
Долго отказывался младший брат. И все же пошли братья за гору. Очень быстро шли.
Подошли к горе. Младший брат говорит старшему:
— Ну хватит, давай вернемся! Боюсь я, да и отец будет ругать нас.
— Как не стыдно! Да ты, оказывается, трус и, наверное, к тому же плохо бегаешь. Пойдем. Отец ведь не узнает — мы не скажем ему.
— Давай лучше не пойдем! Хотя вообще-то я от тебя не отстану. Не обгонишь меня.
А старший и не слушает. Огляделся по сторонам. Далеко большую гору увидел. Синеет гора, потому что далеко. Старший брат говорит младшему:
— Давай теперь во-о-он к той горе пойдем — просто так посмотрим.
Младший отказывается. Наконец старший говорит:
— Я ведь старше тебя — слушайся меня и верь мне!
Согласился младший. Пошли. Шли они, шли. Быстро шли.
Пришли к горе. Огляделись. Вдруг увидели большущую реку, заросшую по берегам большим лесом.
— Идем на реку, посмотрим, — приглашает старший брат.
Пошли по лесу. Остановились, снова огляделись. Вдруг на том берегу реки старичка увидели. Совершенно седой старик. Рыбу ловит сетью. Сидит все время с опушенной головой. Очень много рыбы наловил. Как забросит сеть, она тут же рыбой наполняется. А наловил он рыбы видимо-невидимо.
Вот поставил сеть. Взял два здоровенных надколенника и наполнил их рыбой. Чуть не с дом стали надколенники!
Старик хоть и не смотрит на юношей, но, наверное, чувствует их присутствие, беспокоиться начал.
Немного погодя старший брат говорит младшему:
— Давай убьем старичка, положим еще в надколенники рыбу и принесем домой. Вот будут рады домашние!
— Нет, не надо! Вдруг мы не сможем убить его. Ведь отец запретил нам сюда ходить — а он-то все лучше нас знает. Давай убежим отсюда, — говорит младший, — пока он нас не заметил.
— Давай убьем! Как только пустим стрелы, сразу убежим — мы ведь очень быстро бегаем.
Натянули луки. А старик все рыбу ловит. Не смотрит на них, но знает, что братья здесь.
Пустили братья стрелы. Легли стрелы как раз около старика. Посмотрел старичок на них — и ведь не куда-нибудь, а прямо на них. И исчез. Да и братья исчезли: побросали луки и убежали.
Подбегают братья к горе — впереди них вдруг старичок появился. Спрашивает:
— Ага, так, значит, это вы? Ну и напугали вы меня! Кто вам позволил приходить сюда?
— Да я сам и позволил, старикашка ты эдакий! — отвечает старший.
— У вас, наверное, дома жены остались? Ну что ж, умри!
Схватил старик старшего юношу и тут же убил.
— А ты домой отправляйся! Если еще раз сюда придешь, я и тебя убью.
Пошел юноша домой. Очень рассердился отец. Ругает сына, который теперь один у него остался.
— Я же говорил вам: «Не ходите за большую гору». Так вам и надо: одного убили, а у другого жену отняли. Что ты теперь будешь делать?
Молчит сын.
Всех женщин увел старичок за гору. Думает юноша: «Все равно побываю у старичка. Отберу у него жену».
И снова начал юноша каждый день упражняться, чтобы еще сильнее стать и быстрее. Очень высоко прыгать научился.
Прошел год. Вот раз и говорит юноша:
— Пойду-ка я снова к этому старичку. Он, конечно, не старик, только на вид старый — уж очень ловкий он и сильный. Наверное, шаман он. Ну что ж, я его колдовство своей ловкостью одолею.
С тем и отправился. Идет он, идет. А дорогу он уже знает. Пришел юноша к реке, прямо к старику направился. А тот все на старом месте рыбу ловит сетью. Надколенники уже рыбой наполнены.
— Пришел? Здравствуй! Пойдем-ка поедим. Бери один надколенник, а я другой возьму, — приглашает старичок.
Взвалил ношу на плечи и пошли. Очень быстро идут. Старик первый идет, юноша — за ним. Не отстает юноша: верно, очень сильный и быстрый стал.
Наконец к большущему дому подошли. Около дома очень много женщин работает.
Подошли. Сняли ношу. В дом вошли. Сели. Как только сели, подносят им два большущих блюда, полных рыбы. Старик в один миг свое блюдо опорожнил. Юноша, хотя только резаную рыбу ел, отстал все же от старика.
— Так-так! Что же ты, даже есть не умеешь? — сказал старик — Наверное, свою жену пришел навестить? Я бы твою жену сам сварил. Ну, а теперь давай посостязаемся. Пойдем вон к тем двум горам!
А горы так далеко, что только синевой отливают. Камней на тех горах нет, один лишь лед.
Долго они шли. Юноша опять сзади идет. Идут они, идут, старичок иной раз острым посохом юношу в воздух поднимет. А с юношей ничего не случается — острый посох не может крепкие мускулы юноши пронзить.
Пришли к горам. Поднялись на гору. Ну и посостязались же эти двое! Юноша старичку ногу сломал. А старичок все продолжает состязаться. Долго они состязались на копьях. Сколько дней — неизвестно.
Наконец старик говорит юноше:
— Сходи под гору и посмотри!
Юноша пошел. А там очень много убитых людей лежит. Некоторые еще не испортились — наверное, совсем недавно убиты. Видно, захотел старичок перед юношей похвастаться: смотри, мол, сколько я людей убил.
— И все же ты меня победил! — сказал наконец старик. — Зачем я тогда не убил тебя, домой отпустил! Неси уж меня домой, там убей!
Когда шли домой, юноша старичка острым посохом вверх подбрасывал — мстил за себя самого и за убитых людей. Так и приковылял домой старичок на одной ноге. Женщины им котел поднесли, всякой вкусной едой наполненный. Стали они есть. Юноша на этот раз не отстает в еде.
Поели. Приготовился старичок к смерти. Потом говорит:
— Только как следует убей! Идем!
Убил юноша старика, всего копьем исколол. Даже руки и ноги отрезал. Ну и крови натекло! Всю большую реку красным окрасило! Камни, рыбы — все покраснело.
Женщины, которых старичок у людей отобрал, все по своим домам отправились. Только жена юноши и жена его старшего брата остались. Они и смеялись от радости, и плакали.
— Как там мой отец? Пойдемте его проведаем. Может, он уже умер?
Пошли. Действительно, отец умер — старичок его с собой прихватил. Похоронили они отца. И вернулись за большую гору, в то место, где старичок жил. Большая река, оказывается, всю кровь уже смыла. Красными только кое-какие камни остались да у некоторых рыб бока, пупки и хвосты.
Стал юноша с двумя женами хорошо жить. Рыбу ловил, диких оленей промышлял. И соседям своим помогал.
Стал хорошо жить народ. Все.

Тынэськын в медвежьей берлоге

Чукотская сказка

Однажды осенью искал Тынэськын отбившихся от стада оленей. Пурга поднялась, а он совсем плохо был одет, мерзнуть стал. Увидел медвежью берлогу и забрался в нее.
Вскоре медведь пришел. Начал обнюхивать берлогу, кругом осматривать. Затем залез в нее.
Увидел Тынэськына, избил его, всюду одежду изорвал.
Сказал Тынэськын медведю:
— Ой, ты мне больно делаешь!
Медведь закричал:
— Ой-ой-ой! Я ведь не знал, что это ты. Почему сразу не сказал?
Потом медведь спрашивает:
— Откуда ты пришел?
Тынэськын отвечает:
— Искал оленей, очень сильно замерз и забрался сюда.
Медведь ему говорит:
— Ага, тогда давай уж зимуй со мной. Но только я ведь всю зиму сплю.
Тынэськын согласился:
— Ладно, давай. Я тоже буду много спать.
Медведь его предупредил:
— Только уж если захочешь меня разбудить, не дотрагивайся рукой, а возьми камень или палку и бей по голове.
Легли спать. Тынэськын начал спящего медведя тихонько за шерсть трогать. Медведь сразу вскочил:
— Ой-ой-ой! Кто это пришел? Верно, злой дух?!
Тынэськын ему говорит:
— Эй, это я тебя дергал за шерсть.
Медведь рассердился:
— Ах ты дрянь такая, зачем же ты меня, чтобы разбудить, за шерсть дергаешь!
Опять спать легли. На другой день Тынэськын снова начал медведя будить. Взял камень и стукнул по голове. Что ж, медведь услышал. Спросил:
— Ну, чего ты хочешь?
Тынэськын отвечает:
— Домой вернуться хочу.
Медведь говорит:
— Ну ладно, ступай домой. Вон за той горой твоя семья живет.
Пошел Тынэськын. Пришел домой. Встретили его криками и объятиями, спросили у него:
— Где это ты был?
— У медведя был, зимовал с ним.

Старуха и ее внук

Чукотская сказка

Говорят, жила одна старуха с внуком. Внук уже вырос, но был весь волдырями покрыт. А бабушка уже старая была.
Соседями у них были пять семей, и в каждой семье были сыновья.
И хотя было у юноши имя, все его Волдырем — Вапырканом звали.
Вапыркан всегда стадо один караулил. Очень был старательный. Но только всегда чесался, поэтому даже на лице волдыри были.
Вот раз дремлет он ночью на старом месте, где олени кормятся. Только стал засыпать, мышка к нему в рукав полезла. Стал юноша ворчать:
— Щекотно мне, а эта мышка все равно в рукав лезет. Ведь я могу и раздавить ее.
— Я ведь из жалости к тебе лезу, — отвечает ему мышь.
— Я и так весь чешусь, а еще ты тут!
— Будь терпеливым, — говорит мышка, — а я буду тебя тихонечко лечить. Ты только не двигайся.
Сказала и принялась за работу. Снимет корку с волдыря и полижет ранку. Снимет и полижет. Очень скоро все волдыри Вапыркана подсохли. А через два дня ни одного волдыря не осталось.
Вернулся он с пастбища домой, сказал бабушке:
— Ты уж старая стала, не сможешь скоро дом стеречь! Когда плохо тебе будет, никто воды не подаст. Пошла бы ты к соседям, посватала для меня невесту. Может, какая-нибудь девушка и согласится. У соседей ведь, кажется, много дочерей.
Пошла бабушка в первую ярангу. Там жило много девушек. И все, как одна, говорят:
— Фу, он у всех отвращение вызывает! Кому хочется за него замуж идти!
В других ярангах девушки то же самое сказали. Только в последней яранге одна девушке сказала отцу:
— Видно, придется мне выйти за него замуж. Где же мне хорошего мужа найти?
— Правильно, дочка, — ответил отец. — Не брезгуй таким человеком! Вапыркан работящий человек.
Пришел день забирать жену, говорит Вапыркан бабушке:
— Достань-ка мне и себе чистую одежду! Пора за женой идти!
Повез он бабушку на нарте к невесте. А без волдырей и в хорошей одежде Вапыркан настоящим красавцем стал. Повез невесту домой.
А девушки из соседних домов стали на невесту Вапыркана злиться. Говорят: «Ведь к первым он к нам сватался». Но уж ничего не сделаешь.
Женился Вапыркан. Стали они хорошо жить, да и детей нарожали.