Семеро братьев

Сказка чукчей

Говорят, жил старик с женой. Было у них семеро детей. Сыновья очень любили на всяких зверей охотиться. Убивали зверя и в тундре, и в море.
Но вот вдруг совсем не стало зверей. Возвращаются братья изо дня в день с пустыми руками.
Вот однажды не вернулись братья — ни с морской охоты, ни из тундры.
Остался один только брат, самый младший. Никуда его не пускали. А ему очень хотелось братьев найти.
Стал юноша по ночам, втайне от родителей, байдару мастерить. Закончил байдару, надел дождевик и поехал. Все необходимое с собой взял, даже иглы из обломков костей выточил.
Отправился он ночью. Едет вдоль берега. Вдруг видит большущего человека. Стал его великан звать. Юноша как будто не слышит. Начал тогда великан воду в рот втягивать. Как только нос байдары его рта коснулся, Мимлытину (так звали великана) выплюнул воду, и байдара далеко в море оказалась. Мимлытину снова воду втянул. А юноша тем временем костяные иглы приготовил. Когда байдару к самым губам поднесло, бросил юноша иглы в пасть великана, вышла вода из пасти, Мимлытину и сдох.
Юноша дальше поплыл. Плывет, плывет, видит: на скале Таннелён сидит. Стал его Таннелён звать. Юноша как будто не слышит Таннелён сказал:
— Если не слышишь, я тебя опрокину. — И лягнул воду пяткой.
Огромная волна со стороны берега пошла.
— Ох, как это я тебя не заметил, — только тогда сказал юноша.
Вышел на берег. Увидел нерпу, лежащую под скалой, и убил. Вытащил внутренности и спрятал себе под дождевик.
— Давай в прятки играть, — говорит Таннелён юноше. — Сначала я буду прятаться.
Спрятался Таннелён. Юноша сразу увидел Таннелёна, но притворился, что никак не может найти. Раззадоривает его.
— Какой ты ненаблюдательный — ведь я совсем близко спрятался, а ты никак не мог найти. Вот я сразу тебя найду, — говорит Таннелён юноше.
Спрятался юноша в капюшон Таннелёна. Ну и долго искал юношу Таннелён! Так и не нашел. Выскочил юноша из капюшона, встал перед Таннелёном.
— Да-а, и я не мог тебя найти. Давай теперь друг у друга печенку есть, — снова говорит Таннелён.
— Но моя печенка стала совсем худой, потому что я давно не ел, — отвечает юноша.
— Ничего! Я буду первый есть!
Лег юноша на спину. Разрезал Таннелён дождевик, вытащил нерпичью печень и съел. Встал юноша как ни в чем не бывало и говорит:
— Теперь я твою печенку съем. Очень я голоден. Ты ведь не станешь отказываться — съел же ты мою печенку.
Лег Таннелён на спину. Распорол его юноша, отрезал сердце по главной жиле. Таннелён и умер.
Юноша тотчас домой отправился, потому что узнал, кто его старших братьев убил, и расправился с ними. Теперь в море можно без страха охотиться.
— С теми, кто в море убивал, я расправился, — сказал он родителям, — только в тундре враги остались.
— Да уж успокойся, а то еще убьют тебя. Не ходи в тундру, — просит его отец.
— Эти враги и нашим детям будут вредить, поэтому я найду их и убью.
Собрался юноша в путь и двинулся в тундру. Вот идет он по тундре. И стало ему много ягод попадаться. А он очень любил ягоды. Стал их собирать и есть. Вдруг земля накренилась. Глянул он вниз. А там паучья сеть натянута. Стало ему любопытно, что же дальше будет.
Видит: идет паук сети свои проверять. Еще издала паук добычу увидел, обрадовался. Взвалил юношу на плечи и понес к себе. А юноша схватится за ветви дерева и сразу же отпустит их — паук от этого чуть с ног не падает.
Принес паук юношу домой уже вечером, поэтому оставили его на завтрак. Сами сели ужинать. Сторожами двух воронов поставили. Как только юноша пошевелится, вороны тут же начинают кричать.
«Что же мне делать?» — думает юноша. Наконец придумал: взял стоявшие рядом ведра с водой и накрыл ими сторожей. Они и перестали кричать.
Вышел юноша, запер снаружи дверь покрепче и поджег дом паука. Запылал дом. Притащил юноша большущий камень, положил на крышу. Дом и повалился. Так он еще одного врага уничтожил.
Отомстил всем убийцам своих братьев. Стало с тех пор безопасно ходить и по морю, и по тундре.

Качап

Чукотская сказка

Говорят, давным-давно унесло наших юношей в море во время охоты. И прибило к берегу другой страны. Побоялись они идти в селение. Но потом все же пошли. Пусть убивают — а может, все-таки не убьют!
Жители той страны хорошо юношей встретили, разобрали по домам как гостей. Не измывались над ними, не мучили.
Однажды стал один юноша к девушке приставать. Решил хозяин наказать того юношу, ему темя просверлить. Когда сверло мозга достигло, стал юноша смеяться.
Догадались другие юноши, что случилось, и решили убежать.
— Готовьтесь к побегу тайно, дорожные припасы тоже тайно готовьте. В один из вечеров убежим, — сказал самый старший.
И вот однажды, когда все уснули, убежали наши юноши, унесенные морем, домой.
Пришли домой. Рассказали, что с ними случилось. Собрались все силачи, все ловкие юноши из этого селения и отправились мстить.
Плывут мстители. Один туман наколдовал. Плывут в сплошном тумане. Даже вытянутой руки не видно. Приплыли к селению обидчиков, убили всех взрослых. Нашли и главного обидчика. Ему тоже голову просверлили. Когда до мозга дошли, он тоже засмеялся и умер.
Забрали с собой всех детей. Когда вернулись, по домам раздали. Девушку по имени Качап забрал себе оленевод. Скоро откочевал оленевод неизвестно куда. А Качап у него и прислугой была, и пастушкой. Даже по ночам стадо стерегла.
Заболел вдруг у оленевода сын, муж и говорит жене:
— Давай убьем Качап, тогда наш сын выздоровеет. Сшей девушке одежду из белых шкур!
Не хотела жена, чтобы девушку убили. Но муж настаивал: должен же их сын выздороветь!
Сшила жена девушке белую одежду. Муж ей говорит:
— На следующей стоянке и убьем девушку. Пусть она, как мы кочевать соберемся, новую одежду наденет. И в ночь перед кочевкой пусть не сторожит стадо. Накорми ее хорошенько!
Последнюю ночь мужчина сам пошел стадо сторожить. Не хотела девушка ночевать дома, да они уговорили ее. Как только муж ушел, жена говорит Качап:
— Тебя убить хотят. Надень вот эту белую одежду! Когда поедем, я нарочно выроню горшок из кибитки и велю тебе вернуться за ним. Ты и убеги! Только не показывай печали, будь, как всегда, веселой, а то догадаются.
Назавтра снялись они со стоянки. Едут, вдруг хозяйка выглянула из кибитки и говорит:
— Ой, я горшок уронила! Качап, вернись за ним! Он, наверное, недалеко выпал.
— Давай я вернусь, — сказал муж.
— Пусть Качап вернется, она привыкла много ходить!
Пошла Качап за горшком да и убежала.
Ждал ее хозяин, ждал, не дождался и сказал, что на оленях ее догонит.
Хотя и быстро Качап бежала, а мужчина на оленях еще быстрее ехал. Вот-вот догонит. Добежала Качап до прежней стоянки, легла у пепелища и говорит:
— Пепелище, спрячь меня, ведь я столько здесь работала. Слышишь, за мной гонятся!
Доехал мужчина до пепелища. Стал искать следы Качап, ничего не нашел. Назад к жене вернулся.
А Качап дальше пошла. Быстро идет девушка. Видит: впереди мужчина идет. Догнала его Качап. Мужчина ей говорит:
— Пойдем к нам! Вот только наш ребенок болеет, мы уже несколько дней не спим.
Согласилась Качап. Пришли домой. А там плачет ребенок не умолкая. Вот мужчина и говорит Качап:
— Понянчи, пожалуйста, ребенка. А мы хоть немного поспим. Потом разбуди нас.
Согласилась Качап. Уснули муж с женой, а Качап стала ребенка нянчить. Кричит ребеночек, надрывается. Особенно сильно плачет, когда она до ягодичек дотронется. Осмотрела Качап ягодички ребенка. А у него, оказалось, все ягодички засохшей глиной измазаны. Соскребла она глину осторожно. Стал ребенок потише плакать, успокоился и уснул. И Качап с ним уснула.
Проснулся мужчина, а ребенок не плачет. Испугался мужчина, думает: «Наверное, умер». Приложил ухо к груди ребенка. А он дышит.
Разбудил тихонечко жену.
— Ребеночек-то спит, да и гостья спит. Пусть пока спят, мы тоже еще поспим, — сказал жене.
Встали только тогда, когда совсем выспались. Гостья с ребенком все еще спят.
— Чем же нам одарить Качап? — говорит муж жене. — Шкурами и какими-нибудь гостинцами?
— Ничего мне не надо, — сказала Качап. — Я ведь ничего не делала, только убаюкала его.
Все же дали ей гостинцев, а хозяин даже немного нести помог.
Проводил Качап и пошел обратно. Прошла немного Качап, обернулась, а вместо мужчины бурый медведь идет. Оказывается, это бурый медведь был.
Подошла Качап к большой реке. Долго шла перед тем, устала. Села на самом берегу и уснула, потому что страшно ей было через реку переходить.
— Если это Качап, переправим ее через реку, — слышит Качап.
Открыла глаза. Около нее юноши стоят.
— Куда идешь? — спросили ее юноши.
— К братьям, — отвечает Качап.
— Мы тебя сейчас переправим! А те, к кому ты идешь, вон за той горой живут, — сказали ей.
Переправили они Качап. Посмотрела Качап им вслед, а это, оказывается, журавли ее переправили. Скоро Качап пришла в селение. Там ей стало хорошо жить.

Маленький старичок

Чукотская сказка

Говорят, жил старик с двумя сыновьями. Сыновья еще маленькие были. Сиротами росли, так как матери у них не было. Отец каждый день заставлял сыновей бегать, на копьях состязаться. В конце концов научились сыновья быстро ходить и бегать, ловкими стали и быстрыми.
Выросли сыновья. Оба женились. Но все продолжали бегать, в силе и ловкости упражняться. Очень хорошо бегали, ловко на копьях состязались.
Вот однажды пошли сыновья по тундре побродить. Собираются дети, а отец говорит им:
— Только смотрите, не ходите за большую гору, обходите ее стороной!
Наутро отправились сыновья. Всю тундру обошли. Подошли к большой горе. И обратно пошли, везде ходят. Надоело наконец. Старший брат и говорит младшему:
— Почему это старик запретил нам за большую гору ходить?
— Не знаю.
Старший опять говорит:
— Давай-ка вон за ту гору пойдем!
— Не надо! Отец ведь не зря предупреждал, — отвечает младший.
— Пойдем! Если кто и встретится, убежим. Мы ведь ловкие!
— Ну, как знаешь!
Долго отказывался младший брат. И все же пошли братья за гору. Очень быстро шли.
Подошли к горе. Младший брат говорит старшему:
— Ну хватит, давай вернемся! Боюсь я, да и отец будет ругать нас.
— Как не стыдно! Да ты, оказывается, трус и, наверное, к тому же плохо бегаешь. Пойдем. Отец ведь не узнает — мы не скажем ему.
— Давай лучше не пойдем! Хотя вообще-то я от тебя не отстану. Не обгонишь меня.
А старший и не слушает. Огляделся по сторонам. Далеко большую гору увидел. Синеет гора, потому что далеко. Старший брат говорит младшему:
— Давай теперь во-о-он к той горе пойдем — просто так посмотрим.
Младший отказывается. Наконец старший говорит:
— Я ведь старше тебя — слушайся меня и верь мне!
Согласился младший. Пошли. Шли они, шли. Быстро шли.
Пришли к горе. Огляделись. Вдруг увидели большущую реку, заросшую по берегам большим лесом.
— Идем на реку, посмотрим, — приглашает старший брат.
Пошли по лесу. Остановились, снова огляделись. Вдруг на том берегу реки старичка увидели. Совершенно седой старик. Рыбу ловит сетью. Сидит все время с опушенной головой. Очень много рыбы наловил. Как забросит сеть, она тут же рыбой наполняется. А наловил он рыбы видимо-невидимо.
Вот поставил сеть. Взял два здоровенных надколенника и наполнил их рыбой. Чуть не с дом стали надколенники!
Старик хоть и не смотрит на юношей, но, наверное, чувствует их присутствие, беспокоиться начал.
Немного погодя старший брат говорит младшему:
— Давай убьем старичка, положим еще в надколенники рыбу и принесем домой. Вот будут рады домашние!
— Нет, не надо! Вдруг мы не сможем убить его. Ведь отец запретил нам сюда ходить — а он-то все лучше нас знает. Давай убежим отсюда, — говорит младший, — пока он нас не заметил.
— Давай убьем! Как только пустим стрелы, сразу убежим — мы ведь очень быстро бегаем.
Натянули луки. А старик все рыбу ловит. Не смотрит на них, но знает, что братья здесь.
Пустили братья стрелы. Легли стрелы как раз около старика. Посмотрел старичок на них — и ведь не куда-нибудь, а прямо на них. И исчез. Да и братья исчезли: побросали луки и убежали.
Подбегают братья к горе — впереди них вдруг старичок появился. Спрашивает:
— Ага, так, значит, это вы? Ну и напугали вы меня! Кто вам позволил приходить сюда?
— Да я сам и позволил, старикашка ты эдакий! — отвечает старший.
— У вас, наверное, дома жены остались? Ну что ж, умри!
Схватил старик старшего юношу и тут же убил.
— А ты домой отправляйся! Если еще раз сюда придешь, я и тебя убью.
Пошел юноша домой. Очень рассердился отец. Ругает сына, который теперь один у него остался.
— Я же говорил вам: «Не ходите за большую гору». Так вам и надо: одного убили, а у другого жену отняли. Что ты теперь будешь делать?
Молчит сын.
Всех женщин увел старичок за гору. Думает юноша: «Все равно побываю у старичка. Отберу у него жену».
И снова начал юноша каждый день упражняться, чтобы еще сильнее стать и быстрее. Очень высоко прыгать научился.
Прошел год. Вот раз и говорит юноша:
— Пойду-ка я снова к этому старичку. Он, конечно, не старик, только на вид старый — уж очень ловкий он и сильный. Наверное, шаман он. Ну что ж, я его колдовство своей ловкостью одолею.
С тем и отправился. Идет он, идет. А дорогу он уже знает. Пришел юноша к реке, прямо к старику направился. А тот все на старом месте рыбу ловит сетью. Надколенники уже рыбой наполнены.
— Пришел? Здравствуй! Пойдем-ка поедим. Бери один надколенник, а я другой возьму, — приглашает старичок.
Взвалил ношу на плечи и пошли. Очень быстро идут. Старик первый идет, юноша — за ним. Не отстает юноша: верно, очень сильный и быстрый стал.
Наконец к большущему дому подошли. Около дома очень много женщин работает.
Подошли. Сняли ношу. В дом вошли. Сели. Как только сели, подносят им два большущих блюда, полных рыбы. Старик в один миг свое блюдо опорожнил. Юноша, хотя только резаную рыбу ел, отстал все же от старика.
— Так-так! Что же ты, даже есть не умеешь? — сказал старик — Наверное, свою жену пришел навестить? Я бы твою жену сам сварил. Ну, а теперь давай посостязаемся. Пойдем вон к тем двум горам!
А горы так далеко, что только синевой отливают. Камней на тех горах нет, один лишь лед.
Долго они шли. Юноша опять сзади идет. Идут они, идут, старичок иной раз острым посохом юношу в воздух поднимет. А с юношей ничего не случается — острый посох не может крепкие мускулы юноши пронзить.
Пришли к горам. Поднялись на гору. Ну и посостязались же эти двое! Юноша старичку ногу сломал. А старичок все продолжает состязаться. Долго они состязались на копьях. Сколько дней — неизвестно.
Наконец старик говорит юноше:
— Сходи под гору и посмотри!
Юноша пошел. А там очень много убитых людей лежит. Некоторые еще не испортились — наверное, совсем недавно убиты. Видно, захотел старичок перед юношей похвастаться: смотри, мол, сколько я людей убил.
— И все же ты меня победил! — сказал наконец старик. — Зачем я тогда не убил тебя, домой отпустил! Неси уж меня домой, там убей!
Когда шли домой, юноша старичка острым посохом вверх подбрасывал — мстил за себя самого и за убитых людей. Так и приковылял домой старичок на одной ноге. Женщины им котел поднесли, всякой вкусной едой наполненный. Стали они есть. Юноша на этот раз не отстает в еде.
Поели. Приготовился старичок к смерти. Потом говорит:
— Только как следует убей! Идем!
Убил юноша старика, всего копьем исколол. Даже руки и ноги отрезал. Ну и крови натекло! Всю большую реку красным окрасило! Камни, рыбы — все покраснело.
Женщины, которых старичок у людей отобрал, все по своим домам отправились. Только жена юноши и жена его старшего брата остались. Они и смеялись от радости, и плакали.
— Как там мой отец? Пойдемте его проведаем. Может, он уже умер?
Пошли. Действительно, отец умер — старичок его с собой прихватил. Похоронили они отца. И вернулись за большую гору, в то место, где старичок жил. Большая река, оказывается, всю кровь уже смыла. Красными только кое-какие камни остались да у некоторых рыб бока, пупки и хвосты.
Стал юноша с двумя женами хорошо жить. Рыбу ловил, диких оленей промышлял. И соседям своим помогал.
Стал хорошо жить народ. Все.

Тынэськын в медвежьей берлоге

Чукотская сказка

Однажды осенью искал Тынэськын отбившихся от стада оленей. Пурга поднялась, а он совсем плохо был одет, мерзнуть стал. Увидел медвежью берлогу и забрался в нее.
Вскоре медведь пришел. Начал обнюхивать берлогу, кругом осматривать. Затем залез в нее.
Увидел Тынэськына, избил его, всюду одежду изорвал.
Сказал Тынэськын медведю:
— Ой, ты мне больно делаешь!
Медведь закричал:
— Ой-ой-ой! Я ведь не знал, что это ты. Почему сразу не сказал?
Потом медведь спрашивает:
— Откуда ты пришел?
Тынэськын отвечает:
— Искал оленей, очень сильно замерз и забрался сюда.
Медведь ему говорит:
— Ага, тогда давай уж зимуй со мной. Но только я ведь всю зиму сплю.
Тынэськын согласился:
— Ладно, давай. Я тоже буду много спать.
Медведь его предупредил:
— Только уж если захочешь меня разбудить, не дотрагивайся рукой, а возьми камень или палку и бей по голове.
Легли спать. Тынэськын начал спящего медведя тихонько за шерсть трогать. Медведь сразу вскочил:
— Ой-ой-ой! Кто это пришел? Верно, злой дух?!
Тынэськын ему говорит:
— Эй, это я тебя дергал за шерсть.
Медведь рассердился:
— Ах ты дрянь такая, зачем же ты меня, чтобы разбудить, за шерсть дергаешь!
Опять спать легли. На другой день Тынэськын снова начал медведя будить. Взял камень и стукнул по голове. Что ж, медведь услышал. Спросил:
— Ну, чего ты хочешь?
Тынэськын отвечает:
— Домой вернуться хочу.
Медведь говорит:
— Ну ладно, ступай домой. Вон за той горой твоя семья живет.
Пошел Тынэськын. Пришел домой. Встретили его криками и объятиями, спросили у него:
— Где это ты был?
— У медведя был, зимовал с ним.

Старуха и ее внук

Чукотская сказка

Говорят, жила одна старуха с внуком. Внук уже вырос, но был весь волдырями покрыт. А бабушка уже старая была.
Соседями у них были пять семей, и в каждой семье были сыновья.
И хотя было у юноши имя, все его Волдырем — Вапырканом звали.
Вапыркан всегда стадо один караулил. Очень был старательный. Но только всегда чесался, поэтому даже на лице волдыри были.
Вот раз дремлет он ночью на старом месте, где олени кормятся. Только стал засыпать, мышка к нему в рукав полезла. Стал юноша ворчать:
— Щекотно мне, а эта мышка все равно в рукав лезет. Ведь я могу и раздавить ее.
— Я ведь из жалости к тебе лезу, — отвечает ему мышь.
— Я и так весь чешусь, а еще ты тут!
— Будь терпеливым, — говорит мышка, — а я буду тебя тихонечко лечить. Ты только не двигайся.
Сказала и принялась за работу. Снимет корку с волдыря и полижет ранку. Снимет и полижет. Очень скоро все волдыри Вапыркана подсохли. А через два дня ни одного волдыря не осталось.
Вернулся он с пастбища домой, сказал бабушке:
— Ты уж старая стала, не сможешь скоро дом стеречь! Когда плохо тебе будет, никто воды не подаст. Пошла бы ты к соседям, посватала для меня невесту. Может, какая-нибудь девушка и согласится. У соседей ведь, кажется, много дочерей.
Пошла бабушка в первую ярангу. Там жило много девушек. И все, как одна, говорят:
— Фу, он у всех отвращение вызывает! Кому хочется за него замуж идти!
В других ярангах девушки то же самое сказали. Только в последней яранге одна девушке сказала отцу:
— Видно, придется мне выйти за него замуж. Где же мне хорошего мужа найти?
— Правильно, дочка, — ответил отец. — Не брезгуй таким человеком! Вапыркан работящий человек.
Пришел день забирать жену, говорит Вапыркан бабушке:
— Достань-ка мне и себе чистую одежду! Пора за женой идти!
Повез он бабушку на нарте к невесте. А без волдырей и в хорошей одежде Вапыркан настоящим красавцем стал. Повез невесту домой.
А девушки из соседних домов стали на невесту Вапыркана злиться. Говорят: «Ведь к первым он к нам сватался». Но уж ничего не сделаешь.
Женился Вапыркан. Стали они хорошо жить, да и детей нарожали.

Шаманящий во сне

Чукотская сказка

Говорят, умер у старика последний сын. Очень жалко старику сына. Не хоронит он его, в пологе держит. Очень уж скучает по умершему сыну.
Многих шаманов звал старик, не могли они оживить умершего. Наконец нашел старик шаманящего во сне и попросил оживить сына.
Ищет шаманящий во сне умершего, всюду ищет, никак не может найти. Проснулся, говорит старику:
— Нет, никак не могу найти вашего мужчину! Дайте-ка мне бусы, буду искать его на дальней звезде.
Дал ему старик бусы. Снова лег шаман возле умершего, сказал перед тем старику:
— Я буду спать три дня, смотрите, не трогайте меня и не будите!
Отправился шаманящий во сне на дальнюю звезду. Прибыл туда, увидел: возле дверей два волка сидят. Дал он волкам бусы и спрашивает:
— Нет ли тут у вас нашего мужчины?
— Здесь он. Гвоздями к задней стенке полога прибит.
Зашел шаманящий во сне в дом, увидел пригвожденного мужчину.
Хозяин спрашивает шамана:
— Ого! Что ты у нас делаешь?
— Да вот, нашего мужчину ищу, который у вас находится.
— Да, есть у нас ваш мужчина, но мы его не отдадим.
— Нет, отдайте! Если не отдадите, я вас всех с жилищами на землю спущу!
— Не отдадим! Не сможешь ты нас на землю спустить!
Начали спорить. Не хочет старик мужчину отдавать. Вышел тогда шаманящий во сне на улицу. Дал каждому волку бусы и сказал:
— Волоките это жилище вниз!
Обрадовались волки, что им бусы дали, и потащили жилище вниз. Прибыли на землю, шаманящий во сне и говорит старику:
— Ну, иди посмотри на землю!
Вышел старик. Оказывается, и правда на земле стоит.
Очень растерялся старик, говорит шаману.
— Подними нас обратно на дальнюю звезду. Отдадим тебе мужчину!
— Сначала отдайте, тогда и подниму!
Согласился старик и отдал шаману тело юноши. Принес шаман юношу домой.
Ровно через трое суток поднялись вместе шаман и покойник. Шаманящий во сне говорит юноше:
— Летом, даже когда солнце будет греть, не ходи за околицу! Слышишь?
Однажды летом солнце очень сильно грело. Не послушался юноша шамана, пошел за околицу. Напал на него сверху орел, и погиб юноша. Теперь уж навсегда погиб, потому что шамана не послушался.

Пес, ищущий жену

Чукотская сказка

Говорят, пошел однажды пес в другое селение жену искать. Пришел к людям, сел около дверей. Пригласили его в дом.
— Откуда ты? Наверное, пришел за чем-нибудь? — спрашивает старик.
— Да вот пришел жену искать, — отвечает ему пес.
— Слышали, девушки? — спрашивает старик девушек.
— Я выйду замуж, — сказала молодая девушка.
Наутро мать им приготовила в дорогу гостинцы. Сделала домашнюю колбасу.
— Когда дохлых собак в дороге увидишь, бросай им гостинцы, — напутствовала уезжающую дочь.
Отправились. Муж по дороге говорит ей:
— Вон там мои предки лежат.
А жена едет, молчит, хоть бы слово сказала. Подъехали к дому. Встречают их щенки, шерсть у них грязная, свалялась. Жена ворчит:
— Почему это нас такие грязные щенки встречают?
Заплакали щенки, побежали домой, говорят матери, что очень плохую жену старший братец привез.
Вышла старая собака навстречу невестке, во рту лучину держит. Стала жена старую собаку прочь отгонять.
— Уходи, — говорит, — только свою шерсть и усы сожжешь.
Сказали женщине:
— Входи в дом с закрытыми глазами.
А она с открытыми вошла.
Велели и в кладовую за пологом, и за водой с закрытыми глазами идти. Она опять не послушалась. И ни мяса не нашла, ни проруби. Пришла домой и говорит:
— Никакой проруби нет, я только коготь собаки нашла.
— Ну что ж, давай спать ложиться! Ночью только тогда выходи, когда во второй раз шум услышишь, — сказал муж жене.
А женщина опять не послушалась, на каждый шум выходила.
Наконец отступился от нее муж и повез обратно к родителям.
Вернулся пес домой и сразу же в другое селение отправился жену искать. Пришел в селение и сел около дверей.
— Откуда ты? Наверное, пришел за чем-нибудь? — спросил старик.
— Да вот, хочу жену найти, — отвечает пес.
— Слышите, девушки? Кто из вас замуж пойдет? — спрашивает старик дочерей.
— Ну что ж, давайте я, — говорит самая младшая.
Проснувшись наутро, мать гостинцы приготовила: домашнюю колбасу. После этого отправился пес с новой женой в путь.
— Погоди, не торопись, сначала твоих предков угостим, — говорит жена мужу, который ехал нигде не останавливаясь.
Обрадовался муж, что жена это говорит.
Когда к дому подъехали, щенки им навстречу выбежали. Новая жена всем по куску мяса с ребрышком дала. Побежали щенки домой, говорят матери, что очень хорошую жену старший брат привез.
Вышла старая собака навстречу невестке. Во рту лучину держит. Подбежала к ней девушка и говорит:
— Ведь ты уже старая, можешь шкуру свою опалить. Давай я лучше понесу лучину!
Велели ей войти в дом с закрытыми глазами, вошла она так, как ей сказали. Велели, зажмурившись, пойти в кладовую за полог, она так и сделала. Открыла глаза — а в доме полным-полно всякой бронзовой посуды. Пошла за водой с закрытыми глазами, сразу же прекрасную прорубь нашла.
— Выйдешь только тогда, когда шум в четвертый раз услышишь, — сказал муж жене, перед тем как спать лечь.
Вышла она, как четвертый шум услышала, видит: возле дома огромное стадо, а около стада ее муж стоит — распрекрасный юноша. Рядом с ним детишки бегают, все в красивых кухлянках и штанах. И мать тут же в красивом женском одеянии. Олени от жиру на свои ноги мочатся, кал их на скрученную проволоку похож.
А первая жена стала подругам жаловаться, говорит, что она первая жена у пса. Но сделанного не воротишь. Зачем так плохо с собаками обошлась?

Шаман Кыкват

Чукотская сказка

Жил-был в селении Нэтэн шаман Кыкват. С севера тогда страшная болезнь шла. Везде люди умирали. Но в Нэтэн болезнь еще не дошла.
Сказал Кыкват жителям Нэтэна:
— Сегодня ночью не надо спать, сегодня ночью дойдет до этого селения болезнь. Я буду следить. Как услышите мой голос, скорее ко мне бегите.
А сам оделся в шаманские одежды и поздно ночью вышел из яранги. Выкопал неподалеку от яранги яму в снегу и сел там на корточки. Как только настала полночь, показался огромный кэле. Вместо нарты байдара в одну собаку запряжена. Подъехал, увидел сидящего Кыквата и спрашивает:
— Ты что здесь делаешь?
Кыкват отвечает:
— Не пускают меня к себе эти люди, негде мне ночевать!
Кэле сказал:
— Если негде тебе приютиться, будь моим помощником! Я тебя кормить буду. Есть будешь, что хочешь. У меня разное мясо есть.
Кыкват говорит ему:
— Что ж, согласен, а то я голодный!
Выстроил кэле из шкур ярангу, и вошли они туда.
Кэле сказал Кыквату:
— Там в байдаре мясо есть, иди поешь какого хочешь мяса.
Пошел Кыкват к байдаре. Видит: на носу мертвецы, и еще живые люди есть, ремнями связанные, а на корме несколько диких оленей. Поел Кыкват оленины и вошел в ярангу. Тут кэле стал его спрашивать:
— Я давно слышал, что Кыкват — большой шаман. Ты, наверное, знаешь, где он. Может быть, он здесь и живет?
Кыкват ему отвечает:
— Не знаю! Наверно, умер, что-то не слыхать о нем.
Сидит в яранге Кыкват и думает: как бы лучше расправиться с кэле.
Думал, думал и говорит кэле:
— Очень мне приспичило по малой нужде выйти.
— Чего там выходить! — говорит Кыквату кэле. — Не стесняйся меня. Тут все и делай!
— Ох нет, не привык я!
Вышел Кыкват. Как только вышел, бросился на собаку и убил. Потом развязал пойманных кэле людей. Стал по одному на ноги ставить. Поставит, ударит по заднице и говорит:
— Беги скорее домой, туда, где поймали!
Те, у кого еще душа цела, сломя голову домой бросились. А у кого кэле уже душу съел, не могли стоять, падали.
Вот наконец все до одного разбежались. А в яранге кэле стал беспокоиться: «Где же мой помощник? Не пошел ли за Кыкватом? Ох, если Кыквата позовет, плохо мне будет!»
Послал тогда кэле свою жену посмотреть, где Кыкват. Вышла женщина-кэле. Поймал ее Кыкват и убил. Потом в ярангу вошел, бросился на кэле и во весь свой голос закричал:
— Скорее, скорее ко мне бегите!
Прибежали тотчас жители Нэтэна, все копьями вооружены. Связали кэле крепко-накрепко и в рот ему палку засунули, чтобы рот был открыт все время.
И целое лето с самой весны все нэтэнцы лили ему в рот помои. Только к осени стало изо рта течь, только тогда наполнилось его брюхо.
Спросил тогда Кыкват у кэле:
— Будешь еще издеваться над людьми?
— О нет, больше не буду. Даже близко к этому селению не подойду, — отвечает кэле.
Кыкват говорит ему:
— Ну смотри, пока я жив, не будет тебе пощады!
Сказал и отпустил кэле на волю.
С тех пор кэле перестал в Нэтэн ходить. Конец.

Шаман

Чукотская сказка

Говорят, жил давно шаман.
Вот однажды пришли за шаманом издалека, просят помочь.
А жена ему говорит:
— Очень я беспокоюсь: ты единственное дитя оставляешь.
Шаман говорит:
— Ничего! Если умрет, я его оживлю!
И отправился шаман в дальний путь.
Как только шаман ушел, сын его умер. Долго шаман не возвращался. А мать все сына не хоронила.
Вернулся шаман через три года. Поздно ночью пришел. Положила мать сына поперек у входа в полог. И говорит шаману:
— Ну, лезь в полог!
Полез шаман и уперся рукой в покойника. Только и сказал:
— Что же это с вами случилось?
В пологе у шамана было пять бубнов: два около входа, два у задней стенки, а один посредине, с украшениями.
И вот стал шаман в бубен бить. Сначала один бубен опустил. Стал шаманить. В землю отправился. Потом вернулся и прямо у стены яранги изломал бубен. Не смог сына найти. Другой бубен взял. Стал шаманить. Теперь уже в море погрузился. Снова ни с чем вернулся, у другой стены бубен изломал.
Так он изломал четыре бубна. Только один остался, тот, что посредине полога висел. Взял шаман этот бубен и полетел. Прилетел к полярной звезде. А у полярной звезды толстый пыжик. Оказалось, что у шамана полярная звезда — это кэле.
Отправился шаман дальше. Прибыл к Яляуту. Яляут говорит ему:
— Твоего сына отнес к себе тот, что на улице. Через две ночи начнут кэле блюда готовить. Тогда они его убьют.
— Ты возьми-ка моих оленей с нартой. Один из оленей — Бубенчик, другой— Ботало.
Вернулся шаман домой. Говорит жене:
— Завтра я уезжаю. А ты через две ночи убей мою самую лучшую собаку. Вокруг дома обнеси, с восточной стороны на живот положи.
Назавтра шаман отправился еще затемно. Прибыл к Яляуту.
Говорит он шаману:
— Учти, будут тебя звать, ты не откликайся!
И поехал шаман на оленях Яляута. Вот уже третью вселенную проехал, совсем темную.
Наконец к пятой вселенной подъехал. Посмотрел в дырочку: шестерых кэле увидел. Подумал шаман: «Что же мне с ними сделать?»
Наконец придумал. Сказал:
— Дай-ка я нагоню на них сон!
И нагнал на них сон. Сидят кэле, и вдруг все зевать стали, спать захотели.
Старик кэле говорит товарищам:
— Почему это нам всем спать захотелось? Наверное, сын большого шамана что-то придумал. Следите-ка за ним хорошенько!
И вдруг как сидели, так и уснули.
Посмотрел шаман и сына своего увидел, по ногам и рукам связанного. Втянул в себя воздух. Притянул к себе сына и проглотил. И скорехонько домой отправился.
Назавтра проснулись кэле Ничего не могут понять, испугались. Спрашивает у них старик кэле:
— А где же человек?
Бросились двое быстроногих вдогонку за шаманом. Проехал шаман пятую вселенную, погоню заметил.
Как только стали его кэле настигать, появилась вдруг перед ними собака шамана. Бросилась на кэле, но в конце концов устала. Кэле снова за шаманом погнались.
Проехал шаман четвертую вселенную, снова за ним погоня. Опять стали настигать. А у шамана сзади нарты бубенчик и ботало подвешены. А еще бубен с украшениями привязан. Отрубил он бубенчик, упал бубенчик на дорогу.
Первый кэле увидел, поднял. Только к уху поднес, второй кэле подбежал, стал вырывать. Вцепились кэле друг в друга, подрались из-за бубенчика. Наконец разбили его. Опять за шаманом помчались. Скоро догонять стали.
В конце концов обрезал шаман ботало. Упало на дорогу ботало. Схватил его первый кэле. К уху поднес, а тут второй подбежал. Снова стали драться-бороться. Сломали ботало.
Проехал шаман третью вселенную, опять кэле появились. Вот-вот шамана схватят. Подумал, подумал шаман и говорит:
— Где же мои спасители кэле?
Появились вдруг с обеих сторон важенки. Остановился первый кэле. Говорит товарищу:
— Ой, что это со мной? Почему меня укачивает?
Бросился бегом назад, только сказал:
— Ой, что это за диковина?
Побежали кэле, а важенки за ними. Прибежали кэле домой, кричат:
— Скорее дверь откройте!
Открыли им дверь. Передний так и влетел внутрь. И другой следом за ним. Передний одного из сидящих дома схватил.
А шаман с сыном домой вернулся. Стал камлать. И оживил сына. Вся сказка.

Равклявол и сирота

Чукотская сказка

Говорят, жил давным-давно Равклявол. Трое их было: жена, сын и он.
Сын вырос. Стал один охотиться на байдаре. Вот однажды ушел в одиночку на байдаре. И застало его ненастье. Потерялся неизвестно где.
Ждет его Равклявол. Не возвращается сын. Вот уж несколько месяцев прошло.
Подумал тогда Равклявол: «Наверное, погиб где-нибудь!»
И вот решил однажды устроить камлание. Всех шаманов пригласил, а также сиротку. Говорит им:
— Один месяц я буду камлать. — И еще сказал: — Если не сможете найти сына, то и меня убейте!
И вот собрались все шаманы, начали камлать. Только сиротки нет. Он решил на второй день прийти. И вот отправился открыто к камлающим по подскалью.
Когда до середины дошел, слышит, кто-то его зовет:
— Эй, иди сюда!
Отвечает сиротка:
— Да я вот иду к камлающим, поесть иду!
Голос говорит:
— Идем со мной! Тебе хорошо будет!
Пошел с ним сиротка. Вошли в полог. Говорит мужчина жене:
— Дай-ка мне бубен!
Дала жена.
Оказывается, этот мужчина — касатка. Стал он камлать, совсем разошелся.
Вдруг две птицы-кэле в полог влетели. А в пологе были две дырочки.
Пока он камлал, из дырочек морская вода лилась. Он еще камлает. Наконец нос байдары показался. А птицы-кэле вокруг него ныряют.
Затем мужчина говорит сиротке:
— А теперь ты камлай! Только пой мою песню!
И вот стал сиротка камлать. Делает то же самое, что и мужчина. Затем говорит мужчина сиротке:
— Ну, теперь можешь идти. Будешь делать все, как я тебя научил!
Говорит ему сирота:
— Ладно, буду!
И вот отправился сиротка к камлающим. Равклявол говорит своим товарищам:
— Хорошенько смотрите! Скоро сиротка может подойти!
Камлают шаманы, обманывают Равклявола. Одни говорят: «Нет его нигде», другие говорят: «Умер он», а третьи говорят: «Не знаем».
Вдруг видят — кто-то идет. Говорят:
— Вон там идет кто-то. Одежда у него из собачьей шкуры.
Равклявол говорит:
— Наверное, это он, позовите его сюда!
Позвали. Пришел он к камлающим. Рявклявол говорит ему:
— А ну, попробуй теперь ты покамлать!
Говорит сирота:
— Не смогу я, пожалуй. Не умею камлать!
Говорит ему Равклявол:
— Ну хоть немного!
Начал сиротка около костра камлать. Спел все песни касатки. Наконец совсем разошелся. И вот птицы-кэле влетели.
Сидят шаманы, друг на друга смотрят. Потом встали, все до одного вышли, даже свои одежды пооставляли.
Наконец из дырок шатра вода полилась, затем нос байдары появился.
Сирота говорит Равкляволу:
— Ну так вот, я еще покамлаю, а вы возьмитесь за лодку и тащите.
Опять начал камлать.
Узнал Равклявол байдару, им самим сделанную, схватились все за нее. Вытащили охотника.
За то Равклявол на нарте волоком отвез сиротку домой. Да еще мяса ему дал! Конец.