Хитрый лентяй

Бирманская сказка

Когда-то в одной деревушке жили мать и сын. Они были бедны, а кормились тем, что торговали молоком. Мать трудилась от зари до зари, а сын был очень ленив. Он ничего не хотел делать, и за это жители деревни прозвали его Бездельником.
Мать послала Бездельника пасти буйволицу, но ему было лень выходить из дому. Бездельник раздобыл длинную веревку, привязал буйволицу и так пас ее, сидя дома.
О проделке Бездельника узнали мальчишки из деревни и решили проучить лентяя. Они убили буйволицу и съели мясо, а шкуру привязали к веревке. Сначала Бездельник ничего не заметил. Но когда пришло время загонять буйволицу, он дернул за веревку и обнаружил, что она стала очень легкой. Когда же он подтащил веревку к самому дому, то увидел, что буйволицы-то и нет, а вместо нее на веревке болтается только шкура.
Мать Бездельника очень огорчилась. Она выругала сына и отправила его продать шкуру. Бездельник ходил из деревни в деревню, но никто не хотел покупать шкуру. Вскоре парень устал и решал отдохнуть в ветвях большого баньяна.
В его время к дереву подошли три грабителя. Они не видели Бездельника и, думая, что поблизости никого нет, принялись делить свою добычу. Увидел Бездельник грабителей, затрясся всем телом и не мог произнести ни звука. Со страха он выпустил из рук ветку дерева, за которую держался, и вместе с буйволиной шкурой упал вниз, прямо на грабителей. Те в ужасе бросились бежать.
Тогда Бездельник поднялся с земли, собрал все золото и серебро, что побросали грабители, и вернулся в деревню к матери. А своим соседям он рассказал, что это за буйволиную шкуру он получил столько денег.
Крестьяне поверили Бездельнику. Тут же убили своих буйволов и отправились продавать шкуры. Но получили за них не больше двух монет. Поняв, что Бездельник обманул их, односельчане решили расправиться с ним. Они поймали Бездельника, привязали его веревкой на небольшом помосте и оставили его там — сказали, что через три дня вернутся и убьют Бездельника.
Случилось так, что мимо того места, где сидел Бездельник, проезжал на лошади его старый приятель.
— Эй, Бездельник, что ты здесь делаешь? — закричал он.
— И не говори, — отозвался тот, — крестьяне моей деревни хотят, чтобы я стал старостой. А я не хочу, вот они и наказали меня. Но я все равно не хочу быть старостой.
— Послушай, — закричал приятель Бездельника, — я с удовольствием стану старостой!
— Вот видишь, а у меня душа не лежит к этому делу!
— Давай поменяемся, — предложил приятель Бездельника, — я сяду на твоё место, и ты привяжешь меня веревкой, а сам отправишься домой.
Сделав вид, что ему не больно-то хочется это делать, Бездельник привязал приятеля к доскам, а сам ускакал на его лошади.

Спор глухих

Бирманская сказка

Когда-то жили в одной деревне четверо глухих. Один из них был сборщиком пальмового сока, второй пастухом — пас коз, третий торговал солью, а четвертый был старостой.
Однажды пастух потерял свое стадо. Он искал его всюду, ходил по окрестностям и забрел в пальмовую рощу. Огляделся вокруг — у кого бы спросить — и тут увидел на вершине пальмы человека, собиравшего пальмовый сок. Пастух крикнул ему:
— Эй, друг, не поглядишь ли ты с пальмы, куда забрели мои козы?
— Если ты ищешь мою тещу, — ответил на это сборщик пальмового сока, — иди на восток.
И человек помахал рукой, указывая направление.
— Спасибо, друг. Если найду свое стадо, то подарю тебе козленочка, — сказал пастух и пошел на восток.
К счастью, там он нашел своих коз. Пастух был очень доволен. Взял маленького козленка и отнес его к подножию пальмы, на которой сидел сборщик сока. Тогда человек с вершины дерева закричал:
— Эй, я не крал твоего козленка! Не впутывай меня в это дело.
— Уж, пожалуйста, не отказывайся от козленка. Я тебе очень обязан и хочу отблагодарить.
— Да как ты смеешь обвинять меня в краже?
— Раз уж я тебе обещал, то должен сдержать слово. Бери же своего козленка.
Сборщик сока слез с пальмы, и они, не понимая друг друга, принялись яростно спорить. Навстречу им шел торговец солью. Надеясь, что он разрешит их спор, глухие рассказали ему, в чем дело.
— Этот человек плетет, будто я украл его козленка, вот он и пришел с ним к моей пальме.
— Я обещал подарить этому человеку маленького козленка, а он требует с меня большого козла.
— Эх, друзья, — вздохнул в ответ торговец солью, — вся моя соль пропала. Могу вам дать только по горсточке, а больше и не просите.
Торговец подошел к двум глухим и насыпал каждому в ладонь по горсти соли. Это уж совсем сбило с толку спорщиков.
Теперь они стали кричать втроем и, ничего не понимая, решили отправиться к старосте. Как раз в это время староста поссорился с женой и был печален.
Каждый из спорщиков обратился к старосте:
— Староста, я не крал козленка у этого человека, а он пришел к моей пальме и хочет тащить меня в суд.
— Неправда, это не так! Я обещал ему маленького козленка, а не взрослого козла.
— Вся моя соль пропала, где же я могу ее взять? Вот и пришлось дать им всего лишь по горсточке.
Выслушал все это староста, покачал головой и сказал:
— Эх, друзья, не уговаривайте меня. Все равно я с этой женщиной разведусь.

Как пьяницы поспорили

Бирманская сказка

В одной деревне жили два друга — Тей Наун и Пхоу Аун. Они занимались тем, что делали вино из плодов пальмы тхан. Сами они пили это вино столько, что иной раз на людей переставали походить. В деревне они прослыли заядлыми пьяницами. Однажды Тей Наун возвращался в деревню, неся на плече горшок с вином. Навстречу ему попался Пхоу Аун.
— Э, приятель, — приветствовал друга Пхоу Аун, — что, сегодня уже с утра ноги не держат?
Тей Наун обиделся:
— Вот те на! Это когда же я от вина пьян бывал? Может, это за такими молодцами, как ты, водится?
Тут рассердился Пхоу Аун:
— И это ты мне такое говоришь? Ну-ка, давай на спор — кто больше выпьет!
Тей Наун не стал долго раздумывать, а сразу согласился. Они пошли туда, где росли пальмы тхан и стояли чаны с бродящим соком и вином, уселись и стали состязаться. Пустели чашка за чашкой, горшок за горшком, а приятели все не хмелели. Наконец стало все же у них немного мутиться в голове. Потом пасхоу у них развязались и сползли, языки стали заплетаться, и оба понесли уже что-то невнятное. Наконец сознание и вовсе их оставило, и приятели заснули.
Когда Пхоу Аун и Тей Наун проснулись, стоял туман. Пхоу Аун посмотрел на небо и сказал:
— Эй, погляди-ка! Видишь, какая луна яркая?
— Да ты пьян совсем! — ответил приятель. — Какая же это луна? Ведь мы заснули вчера вечером, а сейчас уже другой день, взошло солнце. Это солнце, а не луна!
— Сам ты пьян! — огрызнулся Пхоу Аун. — Никакое это не солнце! Самая настоящая луна!
— Да откуда ей взяться? — не уступал Тей Наун. — Солнце это! Солнце, тебе говорю!
— Беда с тобой! — стоял на своем Пхоу Аун. — А я тебе говорю, что это луна!
Долго они так пререкались и вдруг увидели невдалеке какого-то человека.
— Что мы зря спорим! — сказал тогда Тей Наун. — Лучше давай спросим этого человека.
— Хорошо! — согласился Пхоу Аун. — Вот и узнаем, кто пьян — ты или я!
Тей Наун подошел к человеку и спросил, показывая пальцем:
— Вот эта штука, что сейчас на небе, — это луна или солнце?
А человек, которого спрашивал Тей Наун, и сам был навеселе. Он взглянул не на небо, а на пальму тхан, и пробормотал в ответ:
— Я, приятель, нездешний. Откуда мне знать, сколько эта пальма вина дает.
Он пошел прочь пошатываясь, а приятели так и остались ни с чем.

Не сержусь — только хвосты у буйволов короткими стали

Бирманская сказка

В одной деревне жили дед и внучка. Пришло время выдавать внучку замуж. Дед объявил, что отдаст ее только за того человека, который никогда не будет сердиться.
Однажды посватался к девушке молодой человек. Дед ему и говорит:
— Муж моей внучки не должен никогда сердиться. Если ты хоть однажды рассердишься, будешь работать на меня всю жизнь как батрак и ничего за это не получишь.
— Ну, мне это не страшно, — ответил юноша, — я сам не люблю сердитых! У меня такой мягкий характер, что даже если вы, дедушка, ударите меня сейчас, и то не рассержусь.
Старик согласился отдать свою внучку за этого парня. Но после свадьбы все же решил проверить, правда ли юноша не умеет сердиться.
Однажды молодой супруг работал в поле. Солнце уже давно перевалило за полдень, а никто не нес ему еды. Вот уж и зашло солнце, стемнело совсем, а обеда все нет как нет.
Развел парень костер, отрезал у буйволов хвосты, испек их на угольях и съел.
Вскоре появился старик. Присел у костра и спрашивает:
— Не гневаешься ли ты, что я немного запоздал с едой?
— Ну что вы, дедушка, — ответил с улыбкой его зять, — нисколько не гневаюсь… Только нот хвосты у буйволов короткими стали.
Поглядел старик на своих буйволов, увидел, что у них вместо хвостов обрубки торчат, и сам огорчился.
Отсюда и пошла поговорка: «Сердиться не сержусь, только хвосты у буйволов короткими стали».

Знал бы, что тещи нет в живых, — на лошади бы ехал

Бирманская сказка

Однажды зять был в пути вместе со своей престарелой тещей. Пришлось им идти через сухую, раскаленную от жары землю. Путники очень устали. Старуха теща утомилась и измучилась от жажды.
— Зятек! — попросила она. — Добудь мне где-нибудь воды, иначе помру я.
Зять отправился за водой и, пройдя долгий путь, все же нашел источник. Когда с горшком воды в руках он возвращался обратно, ему повстречался человек, ехавший верхом на лошади. Он, видимо, тоже страдал от жажды и едва держался в седле.
— Послушай, приятель! — обратился он к зятю. — Меня мучит жажда. Дай мне немного воды! Я заплачу тебе за эту воду — возьми за нее мою лошадь.
Зятю очень хотелось получить лошадь, но он вспомнил о своей теще, которая ждала воду, и ответил:
— Нет, друг. Моя теща тоже мучается от жажды — того и гляди умрет, если я не принесу ей эту воду. Это все равно что живая вода, как я могу ее тебе продать?
И зять пошел дальше, скоро он вернулся к тому месту, где оставил тещу. Но едва взглянул — увидел, что теща не дождалась воды: лежит на земле запрокинувшись и не дышит.
— Эх! — вскричал зять. — Знал бы, что тещи нет в живых, — на лошади бы сейчас ехал.
Вот с тех пор и стали так говорить, когда человек упускает случай из-за того, что заранее всего знать не может.

«До чего верно гадалки гадают!»

Бирманская сказка

В одной деревне жила женщина. Она очень боялась мужа. Однажды, когда муж был в поле, жена принялась шить. Да нечаянно выронила из рук иголку, а иголка провалилась под пол. Женщина очень испугалась, что муж поколотит ее, когда узнает о пропаже. Стала она думать, как бы ей найти иголку. Придумать ничего не придумала и в конце концов взяла одно пьи риса, одно ма денег и пошла к гадалке. Рассказала гадалке о том, что случилось, и стала спрашивать, как бы ей отыскать свою иголку. Гадалка и говорит:
— Не горюй! Ступай себе спокойно домой, возьми сито и просей землю в том месте, где упала иголка, и получишь ее обратно. Но твой муж все равно тебя поколотит.
Женщина вернулась домой и сразу же, как наказывала гадалка, стала просеивать через сито землю в том месте, где упала иголка. Скоро она и в самом деле нашла свою иголку.
«До чего же верно сказала гадалка!» — подумала женщина и улыбнулась.
Вечером вернулся домой муж, и жена принялась кормить его. Пока они ужинали, жена все вспоминала про гадалку и улыбалась. Муж увидел, что жена как-то странно себя ведет, и спросил:
— Чем это ты так довольна, жена, что все время улыбаешься?
— Не скажу, муженек, — ответила та.
— Это еще что за новости! — рассердился муж. — Ну-ка, рассказывай, что случилось.
Тогда жена и стала рассказывать, как сегодня днем потеряла иголку, как пошла к гадалке с одним пьи риса и одним ма денег, как после гадания просеяла землю через сито и нашла иголку. Но не успела она договорить, как муж вскочил и набросился на нее с кулаками, стал колотить и кричать:
— Горе мне! Из-за какой-то иголки отдать целое пьи риса и целое ма денег! Вот глупая женщина!
А жена плачет и приговаривает:
— Ой, до чего же все верно гадалка сказала! Даже и тут угадала!

Кто не боится своей жены?

Бирманская сказка

Когда-то жил на свете человек, который очень боялся своей жены.
— Почему ты так боишься матери? — спросил его однажды сын.
Отец задумался, а потом ответил так:
— Сынок, возьми с собой стадо буйволиц и табун лошадей да отправляйся с ними по деревням. Каждый раз, когда ты встретишь мужчину, который боится своей жены, отдавай ему буйволицу из своего стада. Если же ты встретишь мужчину, который не боится жены, отдай ему лошадь. И вот когда ты походишь по деревням и сделаешь так, как я велю, ты все поймешь.
Юноша отправился бродить по деревням. И в каждом доме, куда он заходил, оказывалось, что мужчина боится своей жены. Поэтому вскоре в стаде юноши не осталось ни одной буйволицы. Наконец юноша вошел в последний дом на краю деревни.
— Жена, подай гостю бетель, — приказал хозяин, как только увидел юношу.
«Наконец-то, — подумал юноша, — я встретил мужчину, который может справиться со своей женой».
И юноша предложил хозяину дома выбрать любую лошадь из его табуна. Мужчина выбрал самого красивого гнедого коня. А юноша с табуном лошадей отправился в обратный путь. Но не успел он еще выехать из деревни, как его догнал запыхавшийся мужчина, которому он отдал лошадь.
— В чем дело? — спросил юноша.
— Моей жене не нравится эта лошадь, — отвечал мужчина, — она велела поменять ее на белую кобылу из твоего табуна.

Так я и знала!

Бирманская сказка

Когда-то в одной деревне жили муж с женой. Мужа звали Коу Toy, а жену — Me Тхин. Они были крестьянами и работали на своем поле.
У Me Тхин была такая привычка: кто бы ни начинал что-нибудь говорить, она делала вид, что уже давно все знает, и всегда заявляла: «Ну конечно! Так я и знала!» Бывало, Коу Toy возвращается домой с поля или из деревни и по дороге узнает что-нибудь интересное. Но лишь только откроет рот, чтобы рассказать, как Me Тхин тут же перебивает: «Ну конечно! Так я и знала!»
Коу Toy поначалу решил: «Ну и умная у меня жена! Наперед все знает!» Но вот как-то раз замыслил он проверить свою жену. Дай-ка, думает, посмотрю, действительно ли моя Me Тхин все знает, когда говорит «так я и знала!». С этой мыслью он оставил в поле свою соху и пару волов, а сам пошел домой.
Когда Me Тхин увидела, что муж возвращается с поля как никогда рано, она выбежала ему навстречу, крича по своему обыкновению:
— Так я и знала, что Коу Toy сегодня рано домой придет! А где же волы и соха?
Вот тут-то и решил Коу Toy проверить жену.
— Несчастье, Me Тхин! — повел он хитрую речь. — Даже говорить не хочется! Ты знаешь — ведь только что волы вместе с сохой улетели на небо.
Me Тхин и тут не удержалась:
— Ну, так я и знала! Я уж давно примечаю: соха у нас будто из какого-то особенного дерева, а шкура у волов как бы красноватая с золотом. Рога у них торчком, копыта широко расставлены.
Вот тут Коу Toy и понял, какова на самом деле его жена. Рассердился он и крикнул ей:
— Эй, Me Тхин! Ты хоть бы подумала сперва! Неужто волы и соха могут вот этак просто на небо улететь?! — И ну колотить жену. Колотит, a Me Тхин все равно свое кричит:
— Вот так я и знала, что ты меня за это поколотишь! Так я и знала!

Находчивый муж

Бирманская сказка

Жили когда-то в одной деревне муж с женой. Жена всячески помыкала мужем, делала что хотела. И была у них единственная дочка. Когда дочь вышла замуж, она тоже стала покрикивать на мужа. Однако муж дочери не пожелал выносить ее брани да окриков и решил проучить молодую жену. Он сказал жене, что пора навестить родителей. В дорогу не взял с собой ничего, кроме петуха, козла да топора.
Вскоре они вошли в красивую рощу. Повсюду пели птицы и ворковали голуби. Муж положил петуха на землю и сказал ему:
— Смотри, не смей кукарекать. Я не из тех людей, что повторяют два раза. Станешь кричать — я тебя прирежу.
И муж с женой уселись отдохнуть в тени дерева. Вскоре петух, который не понимал человеческого языка, стал хлопать крыльями и кукарекать.
Тогда муж поднялся и сказал:
— Ах так! Ты меня не послушался! Получай за это!
И он тут же зарезал петуха.
Жена, видя это, подумала: «Видно, мой муж из тех, что даром слов на ветер не бросают!» Она со страхом посмотрела на него, но ничего сказать не осмелилась.
Муж и жена пошли дальше, на веревке они вели козла. Вскоре вышли на большой луг. Невдалеке паслось стадо коз. Муж остановился, вытащил топор и провел им на земле черту.
— За эту черту не выходи, — сказал он козлу. — Если выйдешь, то уж берегись!
Муж с женой уселись под деревом и стали закусывать. Козел, который не понял, что ему сказали, поскакал к стаду коз и перепрыгнул через черту.
Тогда муж схватил топор и, подскочив к козлу, закричал:
— Ах, ты не послушался меня! — И тут же зарубил козла.
Жена, которая еще недавно покрикивала на мужа, совсем перепугалась.
Вскоре они пришли в деревню, где жили родители мужа. Через несколько дней муж, желая испытать жену, сказал ей:
— Я должен пойти в соседнюю деревню, а ты посиди дома да никуда не отлучайся.
А сам спрятался за домом.
Прибежала его младшая сестра и позвала невестку гулять
— Я не могу уйти, — ответила та, — муж запретил мне выходить из дому.
Так муж несколько раз испытывал жену и наконец, довольный, вернулся с ней в деревню, где они жили.
Как-то в ним наведался тесть и очень удавился, заметив в дочери такую перемену. Она была ласковой, скромной и послушной. Когда он спросил у зятя, что произошло, тот рассказал тестю, как он выучил свою жену. Тогда тесть спросил:
— Посоветуй, что мне делать со своей женой?
Тогда зять, взяв старую бамбуковую палку и молодой побег бамбука, протянул их тестю:
— А ну-ка, отец, сплети мне из них циновку!
Тесть быстро сплел из молодого побега циновку, а со старой палкой ничего не получалось: она не гнулась, а ломалась. Тогда зять и сказал:
— Твою жену уже не переделаешь, она как эта старая бамбуковая палка. А вот дочь можно сравнить с молодым податливым побегом — с ним еще можно справиться.

Соломенная кукла

Бирманская сказка

Давным-давно в одной глухой деревушке жила девушка-сирота. Родители ее умерли, когда она была еще совсем маленькой, Девушка эта была очень простодушна и добра. В деревне все любили ее и звали Мепхью, что значит «чистая душой».
Когда девушка достигла совершеннолетия, она вышла замуж за молодого торговца из своей деревин.
Маун Ту тоже был сиротой. Сначала его кормила старая бабка. Потом старуха отдала мальчика в монастырь, и настоятель кормил его, пока Маун Ту не вырос. Тогда юноша стал бродячим торговцем и своим трудом добывал себе пропитание.
У Maya Ту и Мепхью была тяжелая жизнь, но ведь недаром говорят, что если судьба одинаковая, то и сойтись легче
— Маун Ту, — сказала Мепхью однажды мужу, — с тех пор как мы помним себя, мы ни разу не говорили слов «отец» и «мать». Как бы мне хотелось почитать кого-нибудь вместо родной матери!
— Если тебе этого хочется, — отвечал Маун Ту, — найди кого-нибудь себе по нраву, кто заменил бы тебе родную мать, — вот и все.
Вскоре муж отправился торговать в ближние деревни. Оставшись дома одна, Мепхью долго ломала себе голову, кого же ей взять в матери.
Наступил день упоу [День упоу — день, в который обычно делаются подношения пагоде или монастырю. Таких дней в месяце четыре: новолуние, 8-й день после новолуния, полнолуние и 8-й день после полнолуния]. В монастырь с подношениями потянулась вереница людей. Все шли семьями, матери впереди, дети позади, с корзинами, полными вареного риса. Все соперничали друг с другом в вежливости и почтительности. Выходя из пагоды, люди складывали руки и кланялись. Когда Мепхью шла из пагоды, она вдруг заметила на земляном валу, окружавшем рисовое поле, большую соломенную куклу. Видно, дети заигрались и забыли о ней. Мепхью очень обрадовалась кукле. «Эта кукла будет мне вместо матери», — подумала она, схватила куклу обеими руками и побежала домой.
Дома Мепхью нарядила куклу в красивую новую одежду и посадила ее на постель. Когда пришло время обеда, Мепхью наставила перед куклой разной еды и стала угощать названую мать:
— Кушай, дорогая матушка, вот сласти, а вот острые приправы.
Наступил вечер. Мепхью почтительно поклонилась соломенной кукле и уложила ее спать.
На следующий день пришел домой муж Мепхью. Оба были рады встрече и, довольные, вошли в дом. Мепхью сказала мужу:
— Я должна обрадовать тебя, дорогой Маун Ту. У нас в доме появилась матушка. Она очень добра. Сидит в комнате и тебя дожидается, пойдем к ней скорее.
Муж был очень доволен и торопливо вошел в дом. Тут Мепхью и показала ему соломенную куклу на кровати. Маун Ту возмутился.
— Да ты что, с ума сошла? — закричал он жене, — чтоб называть матерью соломенную куклу? Выбрось ее сейчас же, этой кукле здесь не место.
Мепхью жаль было расставаться с «матушкой», и она стала умолять мужа оставить куклу. Но муж еще больше рассердился.
— Или выбрасывай куклу, или уходи из дома, — закричал он.
Однако Мепхью ни за что не хотела бросить свою куклу. С плачем вышла она из дома, старая соломенная кукла лежала у нее на руках. Долго Мепхью бродила с куклой по окрестностям, не зная, куда податься. Вскоре пошел дождь, и она вымокла до нитки. Уже стемнело, когда Мепхью забралась в старую пещеру у берега реки, чтобы переночевать там. Она сняла с себя и с куклы мокрую одежду и развесила ее, чтобы просушить.
— Дорогая матушка, — обратилась Мепхью к кукле, — мы с тобой остались совсем одни. Завтра снова пойдет дождь, куда же нам идти? В какую сторону податься? Укажи путь, матушка, я пойду за тобой куда угодно.
В это время к пещере подошла шайка разбойников. Они только что награбили много золота и драгоценных камней и собрались залезть в пещеру, чтобы поделить сокровища. Неожиданно они услышали человеческий голос. Разбойники страшно перепугались, они решили, что их настигла погоня, побросали золото, серебро, драгоценности и убежали.
На следующее утро Мепхью вместе с куклой вышла из пещеры. Лил сильный дождь, и женщина была в растерянности. Она не знала, куда идти. Вдруг она увидела сокровища, разбросанные перед входом в пещеру. Мепхью тут же подумала: «Видно, это матушка решила меня утешить и одарила драгоценностями. Пойду-ка домой и расскажу мужу, какое богатство принесла мне матушка».
И Мепхью отправилась домой. Рано утром Маун Ту увидел жену с большим тюком на голове, он обрадовался и бросился ей навстречу.
— Видишь, эти сокровища подарила мне матушка, — с торжествующим видом сказала ему жена. — Хоть ты и посчитал ее недостойной, ругал по-всякому, она не обиделась, а, наоборот, позвала меня в пещеру, одарила драгоценностями. Теперь их хватит нам до конца жизни.
Маун Ту во всем согласился с женой. С тех пор соломенная кукла всегда сидела па почетном месте, а муж и жена кланялись ей и почитали ее, как родную мать.