Как найти Азраила

Курдская сказка

В одной деревне жил злобный человек. Однажды, когда все собрались на праздник, Кербелай-фараш обругал этого злобного человека. Тот воскликнул:
— Ах, Азраил, ах, Азраил!
— Что, очень тебе нужен Азраил? — спросил Кербелай-фараш.
— Да, очень!
— Во-он, видишь ту высокую скалу,— сказал Кербелай-фараш,— поднимись на самую вершину и прыгай вниз! Когда останется несколько метров от земли, Азраил сам к тебе придет — тут ты и поговори с ним, о чем тебе надо!

Чудесное лекарство

Курдская сказка

Однажды Кербелай-фарашу туго с деньгами пришлось. Сколько ни искал, что бы снести на базар и продать, — во всем доме ничего не нашлось. Тогда наполнил он торбу сухим овечьим пометом и пошел на базар. Как раз бродил по базару один знатный бек. Подошел он к Кербелай-фарашу, заглянул в торбу. А помет уже так высох и почернел, что нельзя было разобрать, что это такое.
— Что продаешь, Кербелай-фараш? — спросил бек.
— Это очень дорогая штука, тебе не по карману! — отвечал Кербелай-фараш.
— Ты сначала скажи, как называется твоя штука!
— Это такое чудесное лекарство: кто съест его — к тому потерянный рассудок возвращается.
Очень удивился бек:
— А можно мне одну штучку попробовать?
— Отчего же нет, пробуй!
Бек взял один шарик помета, положил на зуб, раскусил и скривился:
— Не пойму, что это такое! И вкуса-то никакого в нем нет!
— А ты еще одну попробуй!
Бек и второй шарик раскусил:
— Ей-богу, не разберу, что за вкус! Дай-ка и третью попробую!
— Пробуй, пожалуйста!
Разжевал бек третий шарик и говорит:
— Да это — овечий помет!
— Верно, верно, ты здорово распознал, это — овечий помет! — сказал Кербелай-фараш и, увидев, что бек вот-вот лопнет от злости, добавил: — Не сердись, видишь, ведь я правду сказал: сначала у тебя рассудка не было — ты дважды пробовал, не мог узнать, что это за штука, а как разжевал третью, так сразу рассудок твой к тебе вернулся, и ты узнал, что это — овечий помет!

Плохая упряжка

Курдская сказка

Однажды сосед Кербелай-фараша запряг быка, позвал Кербелай-фараша и сказал:
— Поезжай, привези себе травы!
Кербелай-фараш отправился за травой рано утром, а вернулся только поздно вечером.
— Почему так задержался? — спросил его сосед.
— До чего ж ты неумело запряг быка, — отвечал Кербелай-фараш, — ведь мне пришлось его семь раз после тебя перепрягать!

Балул-Зана и халифе

Курдская сказка

Один человек собрался в путешествие. Было у него сто золотых монет. Взял он эти монеты и отдал их халифе на хранение.
— Положи вместе со своими деньгами, пусть лежат, пока я вернусь, — попросил он.
Халифе согласился и взял деньги. Через год хозяин денег вернулся из путешествия, пришел к халифе и говорит:
— Вот я вернулся, халифе, отдай мне мои деньги!
— Эх, дорогой мой, деньги твои мыши съели, — отвечал халифе.
— Как так? Почему это твои деньги не съели, а только мои?
Рассердился халифе и выгнал беднягу:
— Убирайся вон, никаких твоих денег нет у меня!
«Иди к Балулу — он поможет тебе», — посоветовали ему люди.
Ало (так звали беднягу) пришел к Балулу и рассказал ему все.
— Иди спокойно к себе домой и сиди там. Не беспокойся ни о чем — я сам принесу тебе твоё золото!
Пошел Балул к халифе и говорит:
— Халифе, сегодня я возьму с собой гулять всех городских детей. Отпусти и своих детей со мной.
— Пожалуйста, бери всех троих, — разрешил халифе.
На следующий день вечером, вернувшись с прогулки, Балул развел всех детей по домам, а детей халифе запер у себя в комнате. Вечером халифе пришел к Балулу.
— Где мои дети? — спрашивает.
— Детей твоих зайцы съели.
— Как же других не съели, а только моих? — удивился халифе.
— Так же, как и мыши съели только монеты Ало, а твоих не тронули! Вот пойди, сейчас же верни ему деньги, а потом я отдам тебе твоих детей!
Так Ало получил назад свои деньги.

Как Балул перехитрил жадного хаджи

Курдская сказка

Было не было — никого, кроме бога, не было. Жил бедный человек, звали его Сальман. Очень беден был Сальман. Собирал он хворост, продавал его вязанками и с трудом накопил немного денег, чтобы купить осла и на нем возить хворост.
Однако, накопив денег на осла, он передумал: «Дай-ка подкоплю я еще денег и куплю сразу лошадь». Накопленные деньги, чтобы не растратить их, Сальмаи решил отдать на хранение одному хаджи. Так он и сделал.
А Балул-Зана увидел издали, как Сальман отдавал свои деньги хаджи. Знал Балул, что хаджи — человек нечестный и жадный. Когда Сальман возвращался от хаджи, Балул подошел к нему:
— Зачем ты отдал свои деньги этому скряге? Вернись скорей, потребуй у него свои деньги. Денег он тебе, конечно, не отдаст, а начнет бить тебя. Но может быть, ты сумеешь от него вырваться, тогда приходи ко мне, я буду ждать тебя!
Сальман вернулся к хаджи и говорит:
— Хаджи, отдай мне мои деньги. Я решил не покупать лошадь, а тех денег, что я тебе только что дал, на осла хватит, с меня и довольно.
Тут хаджи схватил палку:
— Какие деньги? Спятил ты, что ли? Я впервые вижу тебя!
Замахнулся хаджи, чтобы ударить Сальмана, но тот увернулся и прибежал к Балулу.
— Ну, не говорил ли я тебе, что он не вернет тебе денег и прибьет тебя? — сказал Балул. — Ну ничего, пойду-ка я к хаджи, авось как-нибудь да вызволю твои деньги. Ты стой здесь и смотри на нас. Когда я подниму руку, подойди к хаджи и скажи: «Хаджи, отдай мне мои деньги, на осла мне хватит, а лошади мне не надо!» Если он опять ударит тебя — стерпи, опять иди, стань в отдалении, так, чтобы ты нас видел, а мы тебя — нет. Как только подниму я руку, снова подойди к хаджи и скажи ему: «Хаджи, верни мне мои деньги, на осла мне
хватит, а лошади мне не надо!»
Пошел Балул к хаджи и говорит ему:
— Хаджи, я нашел кувшин с золотом, ты ведь сам знаешь, мне золото не нужно. А кувшин в-о-от такой высокий, — Балул поднял руку.
Увидел это издали Сальман, подошел к хаджи и говорит:
— Хаджи, верни мне мои деньги, на осла мне хватит, а уж лошадь не нужна мне!
Разозлился хаджи, набросился на Сальмана, кричит:
— Вон отсюда, чтоб глаза мои тебя не видели! Убирайся, мы делом заняты!
Сальман пошел, опять встал на свое место, стоит и ждет, когда Балул опять руку поднимет.
А Балул дальше рассказывает:
— Отнес я тот кувшин в пещеру спрятать, гляжу, а в пещере еще кувшины стоят, и все — полны золота. В-о-от какие кувшины высокие. — И Балул опять поднял руку. — Хаджи, — продолжал Балул, — я знаю, ты человек честный, благочестивый, богобоязненный…
В это время Сальман опять подошел к хаджи и говорит:
— Хаджи, верни же мне мои деньги, на осла мне хватит, обойдусь и без лошади!
«Если я не верну Сальману деньги, это золото еще, чего доброго, и ускользнет от меня», — подумал про себя хаджи и отдал Сальману его деньги. Сальман ушел. А Балул продолжает:
— Я знаю, ты много видал на своем веку. Вот послушай: среди золота нашел я кольцо, сунул в него палец — кольцо расширилось, надел его на руку — оно еще расширилось, тогда я просунул в него шею, и вдруг кольцо стало суживаться. Я почувствовал, что задыхаюсь. Стал я трясти головой, вижу: утро настало, проснулся я. Хаджи, ты ведь все знаешь, растолкуй мне, что бы мог означать этот сон.
Вот как Балул сумел перехитрить жадного хаджи!

Балул-Зана и купец

Курдская сказка

Жил купец. Однажды проходил он с караваном мимо Багдада. Остановился у ворот города и говорит своему слуге:
— Ну-ка, отправляйся в город, купи сорок вареных яиц, принеси, мы съедим их.
Слуга пошел на базар, увидел старуху с корзинкой яиц:
— Свари мне сорок штук!
Старуха сейчас же сварила сорок яиц и отдала слуге.
— Сейчас я принесу тебе деньги, — пообещал слуга и отнес яйца купцу. Съели они яйца и поехали дальше, а про деньги совсем забыли. По дороге купец вспомнил.
— Послушай, а деньги ты старухе отдал? — спросил он слугу.
— Ох, забыл, совсем забыл! — воскликнул слуга.
Тогда купец позвал своего казначея и говорит:
— Ту сумму, которая предназначается старухе, пусти в оборот. Пусть она тоже принесет проценты. Потом отдадим старухе.
Так и сделали.
Прошло семь лет. Купец с караваном снова приехал в Багдад. Купец говорит слуге:
— Пойди разыщи старуху, приведи ее сюда!
Слуга разыскал старуху, привел ее к купцу.
— Сколько стоили твои сорок яиц? — спросил купец.
— Сорок курушей.
— Вот тебе сорок манатов! За семь лет твои сорок курушей обратились в сорок манатов, — сказал купец и дал старухе деньги.
Обрадовалась старуха, побежала домой. По пути встретила соседа.
— Ты что такая веселая? — спросил он старуху.
— Да вот получила от купца сорок манатов за сорок яиц! — отвечала та.
— Эх, обманул тебя купец! Вот посчитай сама: из сорока яиц у тебя бы вылупились сорок цыплят, цыплята превратились бы в кур. За каждую ты получила бы пять-шесть манатов. Вот и считай, на сколько обманул тебя купец.
Поверила старуха соседу, побежала к кази и пожаловалась ему на купца.
Казн велел позвать купца.
— Зачем обманул старуху? — спрашивает.
— Как обманул?! Я ей за каждое яйцо по целому манату дал, а ведь оно стоит не больше куруша!
— Нет, ты обманул, — твердит кази.— Из сорока яиц она вывела бы сорок цыплят, цыплята превратились бы в кур. Вот и считай сам. А теперь отдавай ей весь свой караван!
Делать нечего, пришлось купцу отдать старухе все свои товары. Остался он ни с чем. Грустный побрел он по городу.
Навстречу ему — Балул-Заиа.
— Что ты приуныл? — спрашивает он купца.
Купец рассказал ему все.
— Не горюй, я научу тебя, что делать, — сказал Балул-Зана.— Возьми пуд вареной пшеницы, иди во двор кази и разбрасывай пшеницу пригоршнями на землю. Кази выйдет и начнет на тебя кричать: «Дурак, что делаешь, кто сеет вареную пшеницу? Ведь она не прорастет!» Тогда ты спроси: «А разве из вареных яиц вылупились бы цыплята?» Кази скажет: «Нет, конечно!» Тут ты и потребуй, чтобы тебе вернули твои товары.
Купец послушался совета Балул-Зана и получил назад все свое добро.

Мамед-падишах и его везир

Курдская сказка

Однажды Мамед-падишах и его везир, переодевшись, отправились бродить по свету. К вечеру пришли на окраину города. Там жил пастух. Падишах и везир остановились у него. Вечером жена пастуха рожать собралась. Видит падишах: пастух взад-вперед ходит.
— Ты что это все взад-вперед ходишь? — спрашивает падишах.
— Да вот жена моя рожает.
— Ну, давай выйдем, а ты позови соседку, пусть придет поможет.
Пастух позвал соседку. Жена пастуха родила.
— Ну, кого родила твоя жена? — спрашивает пастуха падишах.
— Да сына родила.
Везир усмехнулся.
— Чего усмехаешься.» — спросил падишах.
— Да ничего, просто мне смешно стало, я и усмехнулся.
— Ну нет, говори правду!
— Если сказать правду, то этот мальчик — суженый твоей дочки.
— Я не допущу этого! — сказал падишах.
Пошел падишах к пастуху и говорит:
— Продай мне своего сына!
— Пойду посоветуюсь с женой, — отвечал пастух.
Жена говорит ему:
— Давай потребуем с него столько, что он не сможет дать!
Пришел пастух к падишаху и говорит:
— Дай нам золота столько, сколько весит мой сын!
Падишах раскрыл свой хурджин, отмерил золота весом с мальчика и увез мальчика с собой.
Проезжали по мосту. Падишах говорит:
— Везир, ты сказал, что этот мальчик — суженый моей дочки, так?
— Так, — отвечает везир.
Падишах тут же мальчика бросил в воду. Поплыл мальчик по течению. Мельник заметил, что по воде сверток какой-то плывет. Взял он длинную палку, вытащил сверток, видит: мальчик. Взял мельник мальчика, стал его растить.

Читать дальше

Ахмад-падишах

Курдская сказка

Однажды, да будет милость божья над родителями слушающих, дочь Ахмад-падишаха отправилась гулять. Когда она возвращалась назад, увидела на земле маленького ребенка.
— Подбери его, — сказала она служанке, — у него, наверное, никого нет, мы его вырастим!
Принесли ребенка домой, оказалось, это мальчик. А у падишаха был один сын, этот мальчик стал ему вторым сыном.
Выросли оба мальчика. Однажды падишах отправился в хадж. Жену и сына с собой взял, а дочку и найденыша — а звали его Таптыг — оставил дома. Пошел однажды Таптыг бродить по городу. Встретилась ему старуха и говорит:
— Таптыг, женись на дочери падишаха, она ведь тебе вовсе не сестра, а падишах тебе не отец. А сам ты — найденыш. Женись на дочери падишаха, все ее богатство будет твоим.
Вернулся Таптыг домой, стал шутить, разговаривать с дочерью падишаха, заигрывать с ней.
— Ты ведь мне брат! — сказала девушка.
— Какой я тебе брат! Я — найденыш!
Видит дочь падишаха — не отстает от нее Таптыг, схватила она железную палку, ударила его по голове и выгнала. По голове у Таптыга кровь течет, пошел он к лекарю. Перевязал Таптыгу лекарь голову, на рану лекарство положил.
Разнеслась весть — падишах из хаджа возвращается.
Выехал Таптыг ему навстречу, подошел к нему и говорит:
— Дочь твоя тут дурными делами занималась. Я говорил ей: «Не делай этого», а она мне голову разбила.
— Поезжай вперед, — приказал падишах своему родному сыну,— и убей свою сестру.
Сын падишаха поехал вперед, пришел домой, взял сестру за руку и повел ее в лес, чтобы убить. Вырвалась девушка у него из рук и убежала. Всю ночь бежала она. Настало утро.
«На свете много дурных людей, — подумала девушка.—Обидеть могут меня! Что же мне делать?» В лесу был родник, а рядом росло дерево. Напилась девушка воды и забралась на дерево, спряталась в ветвях.
Сын эмира арабов охотился в лесу. Подъехал он к роднику и увидел в воде отражение девушки. Посмотрел он вверх, увидел девушку на дереве. Снял он ее с дерева, посадил на коня и увез к себе домой. Женился сын эмира арабов на девушке.
Несколько лет прожила она в доме эмира арабов и ни разу слова не сказала. Сын эмира арабов думал, что она немая.
Два сына родились у нее.
Однажды шел сын эмира арабов по городу, встретил старуху, разговорился с ней:
— Вот попалась мне жена — всем хороша, никакого изъяна нет, да только — немая.
— Нет, она у тебя не немая, — сказала старуха.— Купи два яблока, одно красное, другое белое, и дай своим сыновьям. А сам спрячься за дверь: услышишь, как жена твоя с мальчиками разговаривать будет.
Сын эмира арабов так и сделал. Мальчики подрались из-за яблок.
— Не видать бы добра вашему отцу, — сказала мать, — не мог он вам одинаковые яблоки дать, что ли? Одному белое дал, другому — красное!
Тут подошел к ней муж
— Почему ты до сих пор не разговаривала? — спросил он.
— Потому я не разговаривала, что ты бы меня спросил, чья я дочь, и отправил бы меня гостить к родителям. А теперь я могу сказать тебе: я дочь Ахмад-падишаха,— отвечала жена.
— Вот хорошо, что ты дочь падишаха, — обрадовался сын эмира арабов.— Завтра снаряжу тебя в путь, поезжай проведать своих родителей.
Наутро снарядил он жену в путь. А в провожатые дал ей сорок всадников и везира. Обоих сыновей мать с собой взяла.
Проехали часть пути, остановились на ночлег. Везир сказал всадникам:
— Я буду караулить.
Ночью распахнул он шатер жены сына эмира арабов и вошел в него. Женщина проснулась, вскочила.
— Ложись со мной, — сказал везир.
— Что ты, везир, — испугалась жена сына эмира арабов, — ведь ты мне — как отец, как ты можешь такое говорить!
— Не ляжешь со мной — убью тебя, — сказал везир.
— Делай что хочешь, а этому не бывать.
Тогда везир схватил одного ее сына и зарезал.
— Видишь, — сказал он, — как его зарезал, так и тебя зарежу.
— Делай что хочешь, я все равно с тобой не лягу! — опять отвечает женщина.
Тогда везир и второго сына зарезал.
— А теперь я тебя зарежу, — сказал везир.
— Позволь мне выйти на минутку, а потом — режь меня! — сказала жена сына эмира арабов. Вышла она из шатра и убежала в лес.
Видит везир — убежала она. Вернулся везир к сыну эмира арабов, принес ему трупы сыновей и говорит:
— Твоя жена с ума сошла — сыновей своих зарезала, а сама убежала.
Сын эмира арабов стал разыскивать жену. А жена его между тем встретила пастуха.
— Бог в помощь! — приветствовала она пастуха.
— Добро пожаловать, сестра, — отвечал ей пастух.
— Дай мне какую-нибудь тощую овцу, я тебе одежду свою отдам, — попросила она пастуха.
— Ты мне — сестра, одежды твоей мне не надо, а овцу я сам для тебя зарежу,— сказал пастух.
Повел он женщину к себе домой, зарезал для нее овцу.
Наутро пастух ушел со стадом, а жена сына эмира арабов надела платье пастуха, натянула на голову бараний желудок и ушла. Теперь она была похожа на плешивца.
Много ли мало ли она шла — пришла в страну своего отца. И сын эмира арабов в поисках своей жены туда же пришел.
Жена сына эмира арабов нанялась к своему отцу подпаском — гусей пасти. Однажды вечером пришел сын эмира арабов в гости к Ахмад-падишаху. Стали они разговаривать.
— Расскажи мне что-нибудь, — попросил Ахмад-падишах.
— Я ничего не знаю, — сказал сын эмира арабов.
В это время вошла переодетая жена сына эмира арабов.
— Падишах, позволь мне рассказать, — сказала она.
— Рассказывай, — позволил падишах, и она рассказала все, что с ней случилось.
— Ну, чем же кончилась ее история? — спросил Ахмад-падишах.
Тут она стянула со своей головы шапку и бараний желудок и сказала:
— Я — твоя дочь, и все, что я рассказала, случилось со мной!
Ахмад-падишах и сын эмира арабов обрадовались. Везира и Таптыга тут же казнили. А сын эмира арабов увез к себе жену и зажил с ней счастливо.

Умный слуга

Курдская сказка

У одного человека была дочка. Достигла она совершеннолетия. Стали приходить сваты. А девушка им говорит:
— Сначала ответьте на мой вопрос, потом сватайтесь.
Никто не сумел на ее вопрос ответить. Наконец отец и мать рассердились на дочку.
— Ты не нужна нам, — сказали они ей, — уходи из дому, ступай куда хочешь.
— Выстройте мне отдельный дом, — попросила девушка.
Отец потратил много денег, выстроил ей дом, поселил в нем дочку и ее служанок, двор обнес стеной, принес туда еды на сорок лет и сказал девушке:
— Дорогая дочка, живи теперь, как тебе захочется!
Стала девушка сватов принимать. Но ни один из них так и не смог на ее вопрос ответить.
А теперь расскажем о чем-то другом.
Жили три друга. Один был очень умный и ученый, он был эмиром, второй был богат, а третий был их слугой. Однажды поехали они на охоту. Остановились у ручья, выпрягли коней, пустили их на траву. Когда отдохнули, старший сказал:
— Давайте охотиться отдельно.
Они разъехались в разные стороны. Эмир долго ездил, охотился, никакой дичи не поймал. Остановился он на горе; голодный, усталый, присел он под миндальное дерево отдохнуть. Стал смотреть кругом. А с вершины горы все видно.
Увидел он ту девушку, окруженную служанками, и влюбился в нее. Обезумел от любви к ней, лишился чувств и упал на землю.
Второй тоже долго охотился. И он ничего не поймал, приехал на ту же гору, видит: товарищ его без чувств лежит.
«Наверное, он что-то такое увидел», — решил второй и стал оглядываться вокруг. Увидел с горы девушку, влюбился — и упал без сознания.
А слуга тоже долго охотился, и он тоже ничего не поймал. Приехал на гору, видит: оба товарища его без чувств лежат. Огляделся он кругом, увидел девушку — и тоже влюбился в нее без памяти. «Ты будешь моей!» — сказал он себе. Потом он привел в чувство своих товарищей. Встали они, видят: уже закат близко, а дичи никакой они не настреляли.
— Давайте пойдем домой! — сказал эмир. А про себя подумал: «Сегодня ночью, когда все улягутся спать, я пойду посватаюсь к девушке». Поздно ночью потихоньку встал он и пришел к воротам дома девушки. Постучал. Служанка открыла ему.
— Что тебе надо? — спрашивает.
— Хочу хозяйку твою видеть, — отвечал эмир.
— Подожди здесь, я пойду скажу хозяйке. Если она разрешит, проведу тебя к ней.
Пришла служанка к девушке:
— Там к тебе человек пришел!
— Пойди задай ему наш вопрос, пусть сначала ответит на него.
Служанка вернулась и говорит:
— Ответь на такой вопрос: есть у нас корова — ни большая, ни маленькая, ни тощая, ни тучная. Сколько батманов масла даст она?
Долго думал эмир, ничего не придумал.
— Семь батманов, — говорит.
Служанка пошла, сказала девушке.
— Пойди передай ему, — ответила девушка, — что он не подходит мне. Мало каши ел еще! Пусть поучится! Он еще ребенок, он и в любви-то еще ничего не понимает, где ему меня понять!
Выслушал эмир этот ответ, повернулся, чтобы идти, видит: второй его товарищ к воротам подходит. Эмир спрятался под мост: «Пусть он ответит на вопрос, получит девушку, а я отниму у него!»
Второй подошел, постучался в ворота. Служанка пошла, сказала девушке:
— Ханум-джан, еще один пришел, что сказать ему?
— Пойди задай ему наш вопрос. Если он ответит правильно — впусти его, если нет — пошли его вслед за первым.
Служанка вернулась ко второму и говорит:
— Есть у нас корова — ни большая, ни маленькая, ни тощая, ни тучная. Сколько батманов масла можно получить от нее?
Думал, думал второй.
— Шесть батманов! — ответил он служанке.
— Ты еще мал, — велела передать ему девушка. — Подрастешь, тогда приходи!
Повернулся было тот, чтобы уйти, видит: кто-то к воротам подходит. Спрятался под мост, смотрит: а там уже старший прячется.
— А-а-а, и ты здесь? — спросил он эмира.
В это время человек подошел к воротам, оба узнали в нем своего слугу. Постучался он в ворота, открыла ему служанка.
— Что тебе надо? — спрашивает.
— Пришел к девушке свататься, —отвечал слуга.
Служанка задала ему тот же вопрос:
— Есть у нас корова — ни большая, ни маленькая, ни тощая, ни тучная. Сколько батманов масла даст она?
А двое под мостом стоят, слушают. «Если мы — ученые и умные — не сумели ответить на этот вопрос, то интересно, как же он ответит», — думают.
А слуга выслушал вопрос и отвечает:
— Сколько бы ни получилось, я с радостью готов взять ее и, пока жив, буду служить ей.
Служанка передала его ответ девушке.
— Впусти его! — приказала девушка.
Слугу ввели в дом. Вошел слуга, видит: комната пустая, посредине стул стоит.
— Садись! — сказали ему.
Он сел. Служанка внесла поднос, а на подносе лежали арбуз и нож.
— На один вопрос ты ответил, вот тебе второй — ответь на него, — сказала служанка.
Посмотрим же пока, что делают те двое под мостом.
— Давай проберемся во двор, посмотрим, что дальше будет,— сказал эмир.
Проникли они во двор, подобрались к окошку, смотрят: слуга взял нож, разрезал арбуз пополам, положил нож рядом с арбузом и отослал девушке.
Девушка прислала ему яблоко и коробочку с иголками.
— Ответь теперь на этот вопрос, — сказала служанка.
Слуга взял яблоко, утыкал его иголками и вернул девушке. Тогда девушка прислала ему лист бумаги и ножницы. Слуга взял лист, изрезал его на мелкие кусочки и отослал девушке.
Тут девушка вышла к нему и говорит:
— Ну, теперь я — твоя, а ты — мой! Приходи завтра.
Слуга ушел. Эмир и его приятель тоже домой ушли. Утром эмир велел позвать слугу:
— Где ты был вчера ночью?
— Спал у себя дома.
— Не ври, отвечай, где был вчера ночью?
Слуга не признается.
— Повесить его, — приказал эмир.
Когда собрались его вешать и уж накидывали веревку на шею, вдруг все увидели всадника. Подскакал всадник, вынул из кармана гранат, швырнул его в дерево, гранат раскололся, зерна по земле рассыпались.
Увидел это слуга, закричал:
— Отпустите меня, я сейчас все расскажу вам!
Эмир велел отпустить его и спрашивает:
— Ну, теперь скажи, что означала загадка с коровой?
— Девушка спросила меня этой загадкой: «Ты ведь меня не знаешь, плохая я или хорошая, как же ты сватаешься ко мне?» А я ответил: «Какая бы ты ни была, ты мне нравишься».
— А что означал арбуз?
— Девушка сказала: «Ведь если эмир узнает, что ты на мне женился, он отнимет меня у тебя». А я ответил: «Если меня даже разрубят пополам, как этот арбуз, я никому об этом не скажу».
— А яблоко что означало?
— А это значило, что, если бы все тело мое было пронзено мечами так же, как яблоко — иголками, я бы все равно ничего не сказал!
—- Ну, а бумага? — спросил эмир.
— Бумага означала, что, если бы меня изрубили на куски так же, как я изрезал бумагу, я опять бы ничего не сказал.
— Так почему же ты теперь все рассказал? — спросил эмир.
— Потому что девушка сказала мне: «Расскажи!»
— Она ведь и не появлялась здесь, когда же она тебе сказала это? — спросил эмир.
— Этот всадник, что бросил гранат, и есть девушка. Она хотела сказать: «Наша тайна уже всем известна, не бойся, говори!» Ну, а теперь, — сказал слуга, — если ты хороший эмир и добрый человек, то ты устроишь нам свадьбу.
Эмир отпраздновал им свадьбу. Они достигли своего желания, а вы, надеюсь, достигнете своего.

Три Ахмада

Курдская сказка

Жил падишах. В год один раз ходил он на женскую половину к своей жене. Два сына родились у него. И первого звали Ахмад и второго звали Ахмад. Как-то раз везир — а он был очень хитрый — узнал о том, когда падишах ходит на женскую половину к своей жене. И вот однажды он пробирается на женскую половину прежде падишаха. Спит с женой падишаха и уходит.
После этого на женскую половину идет падишах, стучит в дверь, жена открывает ему.
— Что это ты, падишах! — удивленно восклицает она. — Ведь ты же только что был здесь!
Падишах сразу догадался, в чем дело, говорит:
— Я забыл здесь свой кисет с табаком.
Падишах уходит и после этого ни разу не переступает порога женской половины. Через девять месяцев у жены рождается еще один сын. И этого сына тоже называют Ахмад.
Все три сына вырастают. Вскоре падишах умирает. А в завещании, которое падишах после себя оставил, было написано: «Ахмад — мой сын, Ахмад — мой сын, Ахмад — не мой сын — лишен наследства».
Прочли это завещание три Ахмада и заспорили: «Кто-то из нас не сын падишаха!» Спорили, спорили, чуть не подрались, а потом решили: «Зачем нам ссориться, пойдем-ка к падишаху соседней страны. Он славится своей мудростью — пусть он нас рассудит».
Все трое собрались в путь. Долго шли они.
Остановились на привал. Старший брат, поглядев кругом, сказал:
— Здесь только что прошел верблюд — хромой, слепой на один глаз и без двух передних зубов.
Средний сказал:
— А нагружен он был маслом и медом.
А младший добавил:
— На нем ехала верхом беременная женщина.
В это время к ним подошел какой-то человек:
— Не видели ли вы тут верблюда? Пропал куда-то, никак не могу найти.
— Верблюд твой хромой, слепой на один глаз и без двух передних зубов? — спросил старший.
— А нагружен он медом и маслом? — спросил второй.
— И еще на нем сидела верхом беременная женщина? — спросил третий.
— Да, да, этот самый!—обрадовался владелец верблюда.— Стало быть, это вы нашли его, ну так верните же мне его!
— Ей-богу, не видели мы твоего верблюда! — в один голос воскликнули братья.
— Как не видели! Вы издеваетесь надо мной? Пошли к кази!
Пришли к кази. Владелец верблюда рассказал казн все как было.
— Пусть отдают мне моего верблюда, они, наверное, его спрятали где-то, — сказал он.
— Да, ей-богу, не видели мы никакого верблюда, — поклялись братья.
— Как же вы узнали все признаки верблюда, если даже не видели его? — спросил кази. — Вот ты, — обратился он к старшему. — Откуда ты узнал, что верблюд был хромой, слепой и что у него не хватало двух передних зубов?

Читать далее