Идол в Мултане

Арабская легенда из «Чудес мира»

В Мултане есть идол. Находится он в огромном помещении. У идола четыре лика. В капище, где помещен идол, — четыре двери. В какую бы дверь ты ни вошел, обязательно увидишь его лицо. Ежедневно идолу дают из Мултана десять тысяч серебряных драхм. Высота идола — двадцать локтей.
Говорят, четыре тысячи лет, как построено это капище и сделан этот идол. Индусы говорят, что идол сошел с неба.
Идолу прислуживают несколько человек. Большая часть богачей, умирая, завещает свое состояние идолу. На поклон к идолу идут с расстояний в один и два года пути. Когда они доходят до капища, сбривают волосы на голове и совершают обход вокруг капища, тем самым приближая себя к богу, да будет он велик и славен. Бывают и
такие, которые, когда их взор упадет на идола, вынимают свои глаза и кладут их на ладонь, говоря: «Этим я приблизил тебя!» Некоторые отрезают свою руку и кладут перед идолом. Иной с ношей сандала на плечах идет пешком в течение целого года и приносит сандал для идола и просит у идола разрешение на смерть. Затем он берет палку и заостряет оба ее конца. Один конец палки он втыкает в землю, на другой конец ложится животом таким образом, чтобы палка вышла через спину наружу, и он погибает, «потеряв настоящую и будущую жизнь!». Есть и такие, которые добровольно сжигают себя в огне перед идолом.
Такого рода диковин много. Большую часть идолов и капищ разрушил и уничтожил султан Махмуд Сабуктигин.
В настоящее время некоторые из них восстановлены.

Гора в Баглане

Арабская легенда из «Чудес мира»

В пределах Баглана есть гора, в горе — расселина. В ней можно привязать пять тысяч овец. Над расселиной — арки. Там бывает глина, мягкая, ею моют голову. Из глины в расселине делают изваяния. Когда их выносят из расселины наружу, налетает ветер, и они сразу затвердевают так, что даже железо действует на них с трудом.

Удивительные обезьяны

Арабская легенда из «Чудес мира»

В пределах Махур есть гора, на горе растут финиковые пальмы в большом количестве. В роще водятся необыкновенные обезьяны. У них есть вожак. Все обезьяны повинуются ему. Вожак садится на спину другой обезьяне и едет куда захочет. И обезьяна его везет. Когда
она устанет, они отдыхают. Обезьяна садится, а вожака сажают на возвышенное место. Остальные обезьяны становятся напротив него. Все хорошее, что где-нибудь найдут, несут вожаку. Его они считают своим «царем».

Народ Гога и Магога и птицы гарник

Арабская легенда из чудес мира

На востоке есть птицы, их называют гарник. Ежегодно они сражаются с народом Гога и Магога и ослепляют их.
Некий человек рассказал: «Приехав туда, я увидел небольшого роста людей. Большая часть их была слепыми и одноглазыми. Однажды раздался душераздирающий вопль.
Мне сказали: «Появился наш враг!» Я спросил: «Кто он?» Мне ответили: «Ежегодно сюда прилетают птицы гарник и выклевывают глаза у людей, сколько им удастся». Когда я взглянул, то увидел прилетевших птиц. Они били клювом в глаза людям и ослепляли их».
После того у меня появилось желание жениться там, и я избрал одну женщину. Когда я совокупился с ней, она сразу же умерла. Умирали и все другие женщины, с которыми я вступал в связь. Мне было стыдно, но меня успокаивали, говоря: «Мы не будем возражать, женись ты хотя бы тысячу раз!» Однако мне было неловко, и я уехал оттуда навсегда.

Чудеса Магриба

Арабская легенда из «Чудес мира»

В пределах Магриба есть город. В городе — торговый ряд, в нем тысяча дуканов. Все жители убивают, продают и едят собак. Население города придерживается мазхаба Малика. Есть собачье мясо им дозволено.
В Магрибе же есть местность, в которой, когда взойдет и засияет солнце, вода в море и в арыках вскипает. Из-за высокой температуры воды в нее нельзя сунуть руку.
Там есть животное, голова и шея которого похожи на осла, а спина и бок — на лошадь. Копыта тоже лошадиные. Основную массу земледельческих работ жители города выполняют на этом животном.
В городе есть камень. Тот, кто привяжет его на запястье, может совершать соитие сколько захочет.

Наснасы Катула

Арабская легенда из «Чудес мира»

Есть место, которое называют Катул. Там находится пещера. Вниз капает вода, земля превращается в глину, из глины появляется мышь. Абу-л-Му’аййад рассказывает: «Я видел человека, который сказал: «Я проходил там. Когда дошел до того места, увидел мышь, половина ее тела была из глины, другая половина из плоти. День спустя она вся стала плотью». Он же сказал: «Я рыл там щель, увидел змею. Она появилась. Половина ее тела имела мясо и кожу, половина была из глины и камня».
Сын Сарраджа рассказывает: «Когда я проходил через ту местность, я услышал голос, который говорил: Я — твой брат в мусульманской вере. Избавь меня от того, что я знаю!» Взглянув, я увидел человека, подвешенного за одну ногу к дереву. Я подошел, развязал его и отпустил. Он ушел. Случилось это в саду одного вельможи. Я был там гостем. Когда подошло время обеда, вельможа спросил у повара:
— Ты зажарил мою добычу?
— Нет, — ответил он. — Гость отвязал ее и отпустил на волю. Добыча ушла.
— То был человек, — возразил я.
— То не был человек, — сказал вельможа, — а был наснас, человекообразная обезьяна. Эти обезьяны разговаривают по-арабски. Всю жизнь мы охотимся на них и едим их мя-
со.
В том, что наснас — животное с человеческим обликом, сомнения нет! Я, раб, много раз его видел. Однако сомнительно, чтобы они разговаривали, ибо речь — отличительная черта людей. Попугаев, ворон и подобных им птиц словам обучают. Фазан, горлинка и прочие птицы, которые воспроизводят какие-то звуки, лишь подражают им, но не имеют понятия о том, что говорят. В ученых и мудрых книжках пишут так, как раб изложил. Однако рассказ об арабской речи наснасов я нашел в одной почтенной книге. Говорят, что везде, где бывают наснасы, они говорят на языке того народа, который живет в той местности. Их много в горах Карин. Когда я это рассказывал, один человек не поверил. Тогда вельможа взял этого человека и свел на гору Карин. С собой они взяли охотничьих собак и отправились в горы на охоту. Внезапно услыхали голос, который говорил по-арабски: «О горе, что утро уже занялось, а ночь прошла». Тогда спустили двух собак, и те тотчас нагнали двух наснасов, которые разговаривали между собой. Их схватили, убили, зажарили и съели. Нет мяса вкуснее их. Тот человек, увидев все это, изумился.

Чудеса Нила и Египта

Арабская легенда из «Чудес мира»

Говорят, есть рыба, которую ловят в Ниле. Называют ее ра’ад. У того, кто схватит рыбу руками, руки охватит дрожь. Пока он не выбросит рыбу из рук, руки будут дрожать. Когда выпустит ее из рук, дрожание рук прекратится.

Говорят, в Мисре есть водяная лошадь, или гиппопотам. Когда гиппопотам выходит из воды, на него нападает ядовитая змея, обвивает его тело, чтобы ужалить. Тогда гиппопотам обдает змею своим дыханием, и та сразу подыхает.

В Мисре есть змея, морда которой подобна человеческому лицу. Если взгляд человека упадет на змею, змея тотчас подохнет. Живет эта змея в колодцах и подземных каналах. В степи и горах таких змей нет. Олень извлекает змею из расщелины и съедает. Говорят, там, где сожгут рога оленя, змея покидает то место.

В Мисре из Нила выходит крокодил, ложится на сушу, разевает свою пасть. Подлетают птицы и садятся к нему в пасть. Если в пасти крокодила окажутся черви — они беспокоят его, — птицы соберут их и съедят, а крокодил обретет покой. Пищей тем птицам служат черви, извлеченные из пасти крокодила. Крокодил птиц тех не обижает. Если же крокодил останется на суше долгое время, он проголодается. В пасть к нему собираются мухи. Крокодил съедает их. На суше крокодил бывает беспомощным и не может напасть на людей. Люди же легко могут его убить. В воде крокодил всегда бывает дерзким и хищным.


В Мисре же есть камень. Если потрясти его, от него исходит звук. Если же разбить, то внутри окажется другой камень серого цвета. Если кусочек этого камня привязать к больному падучей, болезнь его совершенно пройдет.
Там же есть камень, который, если бросить в уксус, придет в движение.
Есть еще другой камень. Если бросить его в уксус, он убежит и устремится к выходу из сосуда. Камень этот называют…
Там же есть еще камень. Если бросить его в танур, все лепешки, которые будут в тануре, отстанут от стенок и вообще не будут держаться на месте.
Есть там другой камень. Тот, кто хочет, чтобы его вырвало, берет камень в руки. Его сразу вырвет. И сколько бы времени камень ни находился у него в руках, рвота не остановится. Когда он бросит камень, рвота прекратится.

В Мисре есть арка. На ней сделаны многочисленные рисунки. Над каждым рисунком что-то написано. Тот, у кого что-нибудь заболит, идет туда и пишет на заболевшей части своего тела то, что написано над этим органом на рисунке. Боль сразу же утихает.
На арке той вытесали из белого камня овцу, на спине ее что-то написали. Тот, кто перепишет написанное на ножны кинжала, а кинжал перекинет через плечо, все овцы, что будут в окрестности, последуют за тем человеком. И сколько бы ни шел тот человек, овцы будут идти следом.
Это удивительно.

Нефтяное дерево

Арабская легенда из «Чудес мира»

Говорят есть дерево, из которого добывают нефть. В начале года люди приходят и обмазывают глиной его ствол. Посередине дерева делают отверстие в один дирхем. Вокруг дерева разводят огонь. Из отверстия сразу же начинает литься нефть и течет до тех пор, пока им не будет достаточно. Тогда они снимают глину с дерева, а огонь тушат. Дерево то бывает постоянно зеленым, огонь не действует на него.

Колодец в области Дамаска

Арабская легенда из «Чудес мира»

В области Дамаска есть колодец. Называют его фаввара. Там берет начало река. В течение одного года она течет, четыре следующих года воды в ней не бывает. В той местности вырыты водоемы, в них собирается вода. В течение четырех лет, когда воды в реке нет, воду для питья и для других дел берут из водоемов. Когда четыре года пройдут, река снова течет. Причина того никому не известна вообще.

Чудесный камень

Арабская легенда из «Чудес мира»

В пределах Бухары есть селение. Посереди селения находится пруд, в пруду — круглый камень как мельничный жернов. Процветание той деревни зависит от этой воды. Однажды убрали тот камень, дабы воды стало больше, вода сразу иссякла, а пруд высох. Тогда камень положили на место. Вода потекла как первоначально, в том же количестве.