Лиса и собака

Кабардинская сказка

Однажды во время охоты увидела Собака Лису и погналась за ней. Быстро бежала Лиса, а Собака — ещё быстрее. Вот уж совсем близко Лиса, сейчас схватит её Собака за пушистый хвост. Вильнула Лиса хвостом и припустила из последних сил.
Добежала Лиса до своей норы, забилась в неё. А Собака села у норы, ждёт, когда Лиса выйдет.
Лежит Лиса в норе и спрашивает:
— Уши мои, что вы сделали, чтобы спасти меня?
— Мы прислушивались к каждому шороху и первыми услышали собачий лай.
— Правду говорите. Глаза мои, что вы сделали, чтобы спасти меня?
— Зорко глядели и первыми увидели Собаку, которая бежала к тебе.
— Правду говорите. Ноги мои, что вы сделали, чтобы спасти меня?
— Мы унесли тебя от Собаки.
— Тоже правда. А что сделал ты, мой пушистый хвост, чтобы спасти меня?
— Я метался то в одну, то в другую сторону, чтобы отвлечь Собаку.
— Лжёшь, проклятый хвост! Ты цеплялся за каждый колючий куст, чтобы Собака могла схватить меня. Ты мне больше не нужен!
И Лиса высунула хвост из норы. Ухватилась Собака за хвост и вытащила Лису из норы.

Куйцук и иныжи

Кабардинская сказка

В давние времена поселились рядом с одним кабардинским аулом разбойники — великаны иныжи.
Были иныжи совсем глупые, но такие сильные, что одним ударом убивали и всадника, и коня.
Не стало житья людям: нападали иныжи на аул, забирали скот и лошадей, уводили прекрасных девушек.
Решили люди сразиться с иныжами. Созвал князь своих джигитов и выступил в поход.
Стали аульчане ожидать своих воинов. Вышли на дорогу, глядят — никто не едет. К вечеру примчался в аул княжеский конь без седока. А когда совсем стемнело, приплёлся израненный князь.
Он сказал:
— Мы честно бились с врагами, но не могли одолеть их. Все мои воины погибли в битве. Видно, не справиться нам с иныжами.
Пали духом жители аула — поняли, что. нет им спасения.
Вдруг в середину круга вышел Куйцук, сын бедной вдовы. Был он одет в лохмотья, из его дырявых чувяков торчала сухая трава (Куйцук клал сено в чувяки, чтобы теплее было ногам). Куйцук весело оглядел народ.
— Что ж, если князь не может победить врагов, придётся мне взяться за них. Не пройдёт и недели, как я прогоню их! — сказал он.
— Эй, несчастный оборванец, сыромятный чувяк, убирайся отсюда со своими глупыми шутками! Разве справишься ты с иныжами, которых не смог одолеть наш князь! — закричали княжеские слуги.
Ни слова не сказал больше Куйцук. Он пошёл к себе домой.
Долго смеялись ему вслед слуги князя.
Пришёл Куйцук домой и говорит своей матери:
— Задумал я, нана, пойти в поход. Нужен мне к утру мешок муки и круг сыра.
Проснулся он утром, а у матери уж всё готово.
Взял Куйцук муку и сыр и отправился в путь.
Шёл он, шёл и пришёл к реке. Видит — разлилась река. Ходит Куйцук по берегу, думает, как бы перейти реку. Глядь — а по другому берегу расхаживает один из иныжей.
— Эй, иныж! — крикнул Куйцук. — Перенеси меня через реку.
— Перенесу, но с уговором, — отвечает великан-разбойник. — Если ты сильнее меня, я перенесу тебя. Коли я сильнее тебя, то ты перенесёшь меня через реку. А теперь погляди-ка!
Поднял иныж огромный камень, сжал его в кулаке. А когда разжал пальцы, мука посыпалась с его ладони. Взял иныж другой камень, сжал его в кулаке — потекла вода.

Читать дальше

Кто больше?

Кабардинская сказка

Жили-были три брата. Старшего звали Кургоко, среднего — Кандоко, а младшего — Кайцукоко. Было у них огромное стадо.
И вырос в том стаде бычок. Не скажу, что был он велик, но и не мал. Реку он выпивал за один раз, так что неоткуда было напиться остальному скоту, и приходилось гонять его на водопой к морю.
Погнали однажды братья бычка на водопой. Старший брат сел бычку на шею, средний — на спину, а младший — у хвоста. Едут себе, едут, и вдруг навстречу им скачет их сосед — Дохшуко.
— Здравствуй, Кургоко! — говорит всадник.
— Здравствуй, — отвечает Кургоко. — Как доедешь до моего среднего брата, скажи, чтобы он лучше погонял бычка.
Поскакал всадник во весь дух и к полудню доехал до среднего брата.
— Здравствуй, Кандоко!
— Здравствуй, — отвечает Кандоко. — Как доедешь до моего младшего брата, скажи, чтобы он лучше погонял бычка.
Ещё шибче погнал коня Дохшуко. Когда наступил вечер, доехал он до младшего брата и передал ему слова Кандоко.
Вдруг потемнело небо и раздался страшный шум. Это налетел на быка орёл — не велик, не мал. Схватил он быка и давай терзать. Всего бычка съел, осталась одна лопатка. С нею полетел орёл дальше.
Паслось в степи стадо, и был в том стаде козёл, не велик, не мал — всё стадо вместе с пастухом у него под бородой от дождя спряталось. Где орлу присесть? Присел он на рог козла и стал доедать лопатку.
В это время выглянул чабан из-под бороды козла. Испугался орёл, выронил лопатку и улетел.
Попала та лопатка в глаз пастуху. Тёр-тёр пастух глаз — не выходит соринка из глаза.
Созвал чабан весь аул — искать ту соринку. Целый день люди ходили по глазу, перекликались, искали соринку. Наконец нашли её, привязали к ней канаты, впрягли тысячу быков и вытащили.
Валялась та лопатка в степи, валялась. Нанесло на неё ветром земли, вырос на той земле лес, а в лесу поселились люди, выстроили большой аул.
Однажды, откуда ни возьмись, прибежала лиса — учуяла она кость. Землю разрыла, аул разрушила, а кость проглотила. И надо же так случиться: застряла кость в горле у лисы. Подавилась лиса и издохла.
Собрались люди, стали говорить, что хорошо бы нашить шуб из лисьей шкуры, да никто не знал как снять шкуру.
В это время шла мимо женщина с маленьким мальчиком. Услышала она разговор и говорит:
— Я сдеру с лисы шкуру, но с условием. Когда все вы сошьёте себе по шубе, отдайте мне ту часть, что останется.
Так и договорились.
Из одного лисьего уха сшили по большой шубе всем, кто собрался. А остальное отдали той женщине, что сдирала шкуру. Хотела она сшить хотя бы шапочку своему мальчику, да не хватило даже на полшапки.
Теперь скажите, кто больше — бык, орёл, козёл, пастух, лиса, женщина или её маленький сын?

Как был наказан хитрый иныж

Кабардинская сказка

Жили-были в одном ауле три брата. От зари до зари трудились они: старший был пастухом, средний — кузнецом, а младший — пахарем. Да только не покидала их бедность: всего и было у них добра, что по одному козлу.
Решил старший брат, пастух, попытать счастья. Взял он своего козла и пошёл куда глаза глядят. Долго шёл он, и встретился ему иныж. Великан пахал землю на двух чёрных быках.
— Пусть будет обильным урожай на твоём поле! — сказал старший брат.
— Будь здоров, — отвечал иныж.
— Не найдётся ли у тебя какой-нибудь работы для меня?
— Найдётся работа, но с условием: будешь работать до тех пор, пока закукует кукушка, и выполнять все мои приказания не гневаясь. За это получишь пару быков. А если ты рассердишься, я вырежу из твоей спины три ремня и прогоню ни с чем. Если же я рассержусь, то я дам тебе одного быка.
На том и порешили. Иныж велел своему работнику пахать до вечера, а как стемнеет, выпрячь быков и идти за ними следом — они дорогу знают.
Сам иныж взял старого козла, которого привёл пастух, и пошёл к себе домой.
Весь день без отдыха пахал старший брат. А когда совсем стемнело, он выпряг быков и пошёл следом за ними к дому иныжа.
Когда старший брат вошёл в дом великана, тот уже снял с очага котёл с дымящейся козлятиной.
Догадался пастух, что иныж зарезал его козла, но виду не подал — помнил об уговоре.
— Возьми поскорее скамью — да чтоб она была не деревянная, не каменная и не глиняная — и садись за стол, а не то я всё сам съем!
Стал пастух искать скамью. Да где найти такую, чтоб была она и не деревянная, и не каменная, и не глиняная? Пока искал, сожрал иныж козла — даже косточки не осталось.
— Хороший был козёл! — сказал иныж, облизываясь. — Жалко только, что мало: хорошо бы каждый день съедать парочку таких козлов!
— Сожрал моего козла, да ещё и смеёшься! — рассердился пастух.
А иныжу только это и было нужно: вырезал он из спины пастуха три ремня и прогнал со двора.
Согнулся пастух и поплёлся домой. Увидала его жена среднего брата, кузнеца, и говорит своему мужу:
— Ты всё дома сидишь, а вон твой старший брат сколько заработал — еле несёт!
Решил кузнец попытать счастья.
Взял он своего козла и отправился к иныжу. Нанялся он к иныжу, как и старший брат. И его тоже обманул великан.
На другой день вернулся кузнец согнувшись: и у него вырезал иныж со спины три ремня.
Теперь младший брат решил попытать счастья и наказать злого иныжа. Взял он своего козла и отправился в путь.
Встретил младший иныжа и попросился к нему в работники.
Иныж принял его с уговором:
— Если будешь работать до тех пор, пока закукует кукушка, и выполнишь все мои приказания не гневаясь, получишь пару быков. А если рассердишься, я вырежу из твоей спины три ремня и прогоню ни с чем. А коли я рассержусь, то я дам тебе одного быка.
Согласился младший брат.
Дотемна пахал он, а как солнце спряталось за горы, выпряг быков и пошёл следом за ними к дому иныжа.
Вовремя пришёл младший брат: козёл был уже сварен и дымился на столе.
Иныж и говорит:
— Возьми поскорее скамью — да чтоб она была не деревянная, не каменная и не глиняная — и садись за стол, а не то я всё сам съем!
Недолго думая скинул младший брат с головы шапку, уселся на неё и принялся за козлятину. Иныж кусок не съест — он уж три проглотит. Мигом съели козла.
— Хороший был козёл! — сказал иныж, облизываясь. — Жалко только, что мало: хорошо бы каждый день съедать парочку таких козлов да без твоей помощи!
— Был у меня один козёл, и я привёл его к тебе, — спокойно отвечал младший брат.
На другое утро иныж приказал своему работнику засеять поле. А сам подошёл к волам и сказал:
— Когда дойдёте до середины реки, станьте как вкопанные и не трогайтесь с места.
Взвалил работник на арбу два полных мешка проса, поехал на поле.
Подъехали к реке. Вошли быки в воду, а когда добрались до середины реки, остановились — и ни с места!
«Видно, перегрузил я передок арбы и ярмо натёрло быкам шею. Переложу-ка я мешки с просом назад!» — подумал младший брат.
Передвинул он мешки назад и сам на них сверху уселся.
Ярмо сдавило быкам шеи так, что быки едва не задохнулись! Нечего было делать — перешли они реку.
Весь день сеял работник просо. Когда солнце село, поехал он домой. Распряг быков и лёг спать.
Пришёл иныж к быкам, стал их бить: почему не выполнили они его наказ. Быки рассказали иныжу, что сделал с ними работник.
Понял иныж, что нелегко будет рассердить нового работника.
На другой день иныж послал его в лес за дровами и приказал быкам:
— Когда подниметесь на гору, станьте и не двигайтесь. Разозлится работник и прибежит ко мне.
Приехал младший брат в лес, нарубил дров, нагрузил полную арбу. Когда поднялись быки на гору, остановились они — и ни с места. Устал работник за день, лёг он на траву и отдыхает. Уж солнце зашло, вечер наступил. Быки заморились в упряжке, не выдержали и тронулись с места.
Опять не удалось иныжу рассердить своего работника.
Приказал иныж погнать быков на речку и хорошенько их вымыть и вычистить.
Пригнал работник быков к реке, прирезал их, освежевал, мясо вымыл и завернул его в шкуры. Потом вернулся к иныжу и говорит:
— Пойдём, привезём быков!
— Разве ты не мог пригнать их? — удивился иныж.
— Ты велел мне хорошенько вымыть и вычистить их. Вот я и вычистил — и снаружи, и изнутри. Или, может быть, ты недоволен, хозяин, и сердишься?
— Что ты, что ты! — сказал иныж и пошёл за тушами быков.
Вечером приехал в гости к иныжу его старший брат.
Для дорогого гостя решил иныж зарезать барашка. Вот и говорит он работнику:
— Ступай в овчарню и зарежь того барана, который поднимет голову.
Вошёл работник в овчарню — все бараны подняли головы. Прирезал он всех баранов, а одного освежевал и приволок к иныжу.
— Пока этот баран будет вариться, давай сходим за остальными, — сказал работник.
— Как, — закричал иныж, — ты зарезал всех баранов? Зачем ты это сделал?
— Я выполнил то, что ты велел. Когда я вошёл в овчарню, бараны подняли голову, и мне пришлось прирезать их всех до одного.
— По твоей милости я остался и без стада, и без быков! — завопил иныж и затопал ногами.
— И такая малость может тебя разгневать? — спокойно спросил работник.
— Что ты, я нисколько не сержусь, — опомнился иныж.
Тихо во дворе у иныжа: быки не мычат, овцы не блеют.
Сидит иныж у очага, копается в золе, горюет о своём богатстве. А сказать ничего нельзя — таков уговор. И как отделаться от работника, не знает.
Попала зола иныжу в нос, и он чихнул — да так сильно, что работник залетел на чердак.
Не понял иныж, почему его работник очутился на чердаке.
— Что это ты там делаешь? — спросил иныж.
Не растерялся работник, отвечает:
— Закрою я сейчас окна-двери и расквитаюсь с тобою и за моих братьев, и за моего козла!
Испугался иныж — бросился бежать. А младший брат спустился с чердака — и за ним!
Бежит, а сам изо всех сил кричит:
— Держите разбойника!
Вдруг, откуда ни возьмись, лисица выскочила.
— Помоги мне, рыжая, задержи иныжа, он от меня не уйдёт живым! — кричит младший брат.
Как услышал иныж такие слова, ещё быстрее побежал. И куда он делся, никто до сих пор не знает.
А младший забрал все богатства иныжа и разделил их поровну между своими братьями.

Три совета

Кабардинская сказка

Жил-был искусный охотник. Никогда не возвращался он домой без добычи.
Однажды пошёл он на охоту, целый день бродил, но ничего не подстрелил. Бредёт он домой, как вдруг видит в кустах жаворонка. Поймал охотник жаворонка и продолжал свой путь.
Вдруг жаворонок заговорил.
— Что хочешь ты сделать со мною? — спросил он.
— Как приду домой, велю жене изжарить тебя и съем.
— Разве ты насытишься мною? На мне ведь и мяса-то нет. Отпусти меня! Я дам тебе три совета. Они пригодятся не только тебе, но и детям твоим, и внукам. Первый совет я скажу, сидя в твоей руке, второй — взлетев на верхушку дерева, а третий — поднявшись на гору.
Согласился охотник.
— Помни, — сказал жаворонок, — никогда не жалей о том, что уже миновало.
Сказал маленький жаворонок и взлетел с ладони охотника.
— Не верь никогда тому, что противно здравому смыслу, — продолжал жаворонок, сидя на верхушке дерева. — У меня в зобу есть слиток золота величиною с куриное яйцо. Если бы ты достал его, то был бы богатым до самой смерти.
— Ах, проклятый день! — воскликнул с досадой охотник, ударяя себя по голове. — Лучше бы я умер! Зачем отпустил птицу? Как мог я поверить ей!
Уж очень ему было обидно.
— Каким счастливым стал бы я, будь у меня такой кусок золота! — сокрушался охотник.
Вспорхнув с дерева, жаворонок хотел было улететь, но охотник закричал:
— Уговор дороже денег! Ты обещал мне дать три совета. Два ты уже сказал, и я их запомнил, а третьего ещё не слышал. Прошу, дай мне третий совет!
— К чему тебе третий совет? Я дал тебе два, но ты забыл их прежде, чем я договорил. Если дать третий, будет то же самое! Я сказал — никогда не жалей о том, что уже миновало. А ты уже сейчас горюешь, зачем отпустил меня. Я сказал — не верь тому, что противно здравому смыслу. А ты поверил, что у меня в зобу слиток золота величиной с куриное яйцо, и не подумал, что весь я немного больше куриного яйца. Это и есть — поверить в невозможное.
Сказал так жаворонок и поднялся высоко в небо.

Запасливый муравей

Кабардинская сказка

Шёл Муравей по дороге. Навстречу ему — мужик. Знал тот мужик язык всех птиц и зверей.
— Почему у тебя такая большая голова? — спрашивает мужик.
— Потому что в ней много ума.
— А почему у тебя такая тонкая талия?
— Потому что я мало ем.
— А сколько ты съедаешь?
— Одного пшеничного зерна мне хватает на год, — отвечает Муравей.
— Посмотрим, хватит ли тебе на целый год одного зерна!
Посадил мужик Муравья в один из газырей своей черкески, бросил туда пшеничное зерно и заткнул газырь.
Прошёл год. Мужик думать забыл о Муравье.
Минул второй год. И тут только вспомнил мужик, что надобно отпустить Муравья.
Заглянул он в газырь и видит: сидит себе Муравей, а рядом половинка пшеничного зерна лежит.
— Ты говорил, что одного зерна хватает тебе на год. Уже прошло два года, а у тебя в запасе ещё ползерна. Как же так? — спрашивает мужик.
— Глупец, который посадил меня в газырь, может забыть обо мне, подумал я и, чтобы не помереть с голоду, разделил зерно на четыре части.

Три совета

Кабардинская сказка

Жил-был искусный охотник. Никогда не возвращался он домой без добычи.
Однажды пошёл он на охоту, целый день бродил, но ничего не подстрелил. Бредёт он домой, как вдруг видит в кустах жаворонка. Поймал охотник жаворонка и продолжал свой путь.
Вдруг жаворонок заговорил.
— Что хочешь ты сделать со мною? — спросил он.
— Как приду домой, велю жене изжарить тебя и съем.
— Разве ты насытишься мною? На мне ведь и мяса-то нет. Отпусти меня! Я дам тебе три совета. Они пригодятся не только тебе, но и детям твоим, и внукам. Первый совет я скажу, сидя в твоей руке, второй — взлетев на верхушку дерева, а третий — поднявшись на гору.
Согласился охотник.
— Помни, — сказал жаворонок, — никогда не жалей о том, что уже миновало.
Сказал маленький жаворонок и взлетел с ладони охотника.
— Не верь никогда тому, что противно здравому смыслу, — продолжал жаворонок, сидя на верхушке дерева. — У меня в зобу есть слиток золота величиною с куриное яйцо. Если бы ты достал его, то был бы богатым до самой смерти.
— Ах, проклятый день! — воскликнул с досадой охотник, ударяя себя по голове. — Лучше бы я умер! Зачем отпустил птицу? Как мог я поверить ей!
Уж очень ему было обидно.
— Каким счастливым стал бы я, будь у меня такой кусок золота! — сокрушался охотник.
Вспорхнув с дерева, жаворонок хотел было улететь, но охотник закричал:
— Уговор дороже денег! Ты обещал мне дать три совета. Два ты уже сказал, и я их запомнил, а третьего ещё не слышал. Прошу, дай мне третий совет!
— К чему тебе третий совет? Я дал тебе два, но ты забыл их прежде, чем я договорил. Если дать третий, будет то же самое! Я сказал — никогда не жалей о том, что уже миновало. А ты уже сейчас горюешь, зачем отпустил меня. Я сказал — не верь тому, что противно здравому смыслу. А ты поверил, что у меня в зобу слиток золота величиной с куриное яйцо, и не подумал, что весь я немного больше куриного яйца. Это и есть — поверить в невозможное.
Сказал так жаворонок и поднялся высоко в небо.

Как был наказан хитрый иныж

Кабардинская сказка

Жили-были в одном ауле три брата. От зари до зари трудились они: старший был пастухом, средний — кузнецом, а младший — пахарем. Да только не покидала их бедность: всего и было у них добра, что по одному козлу.
Решил старший брат, пастух, попытать счастья. Взял он своего козла и пошёл куда глаза глядят. Долго шёл он, и встретился ему иныж. Великан пахал землю на двух чёрных быках.
— Пусть будет обильным урожай на твоём поле! — сказал старший брат.
— Будь здоров, — отвечал иныж.
— Не найдётся ли у тебя какой-нибудь работы для меня?
— Найдётся работа, но с условием: будешь работать до тех пор, пока закукует кукушка, и выполнять все мои приказания не гневаясь. За это получишь пару быков. А если ты рассердишься, я вырежу из твоей спины три ремня и прогоню ни с чем. Если же я рассержусь, то я дам тебе одного быка.
На том и порешили. Иныж велел своему работнику пахать до вечера, а как стемнеет, выпрячь быков и идти за ними следом — они дорогу знают.
Сам иныж взял старого козла, которого привёл пастух, и пошёл к себе домой.
Весь день без отдыха пахал старший брат. А когда совсем стемнело, он выпряг быков и пошёл следом за ними к дому иныжа.
Когда старший брат вошёл в дом великана, тот уже снял с очага котёл с дымящейся козлятиной.
Догадался пастух, что иныж зарезал его козла, но виду не подал — помнил об уговоре.
— Возьми поскорее скамью — да чтоб она была не деревянная, не каменная и не глиняная — и садись за стол, а не то я всё сам съем!
Стал пастух искать скамью. Да где найти такую, чтоб была она и не деревянная, и не каменная, и не глиняная? Пока искал, сожрал иныж козла — даже косточки не осталось.
— Хороший был козёл! — сказал иныж, облизываясь. — Жалко только, что мало: хорошо бы каждый день съедать парочку таких козлов!
— Сожрал моего козла, да ещё и смеёшься! — рассердился пастух.
А иныжу только это и было нужно: вырезал он из спины пастуха три ремня и прогнал со двора.
Согнулся пастух и поплёлся домой. Увидала его жена среднего брата, кузнеца, и говорит своему мужу:
— Ты всё дома сидишь, а вон твой старший брат сколько заработал — еле несёт!
Решил кузнец попытать счастья.
Взял он своего козла и отправился к иныжу. Нанялся он к иныжу, как и старший брат. И его тоже обманул великан.
На другой день вернулся кузнец согнувшись: и у него вырезал иныж со спины три ремня.
Теперь младший брат решил попытать счастья и наказать злого иныжа. Взял он своего козла и отправился в путь.
Встретил младший иныжа и попросился к нему в работники.
Иныж принял его с уговором:
— Если будешь работать до тех пор, пока закукует кукушка, и выполнишь все мои приказания не гневаясь, получишь пару быков. А если рассердишься, я вырежу из твоей спины три ремня и прогоню ни с чем. А коли я рассержусь, то я дам тебе одного быка.
Согласился младший брат.
Дотемна пахал он, а как солнце спряталось за горы, выпряг быков и пошёл следом за ними к дому иныжа.
Вовремя пришёл младший брат: козёл был уже сварен и дымился на столе.
Иныж и говорит:
— Возьми поскорее скамью — да чтоб она была не деревянная, не каменная и не глиняная — и садись за стол, а не то я всё сам съем!
Недолго думая скинул младший брат с головы шапку, уселся на неё и принялся за козлятину. Иныж кусок не съест — он уж три проглотит. Мигом съели козла.
— Хороший был козёл! — сказал иныж, облизываясь. — Жалко только, что мало: хорошо бы каждый день съедать парочку таких козлов да без твоей помощи!
— Был у меня один козёл, и я привёл его к тебе, — спокойно отвечал младший брат.
На другое утро иныж приказал своему работнику засеять поле. А сам подошёл к волам и сказал:
— Когда дойдёте до середины реки, станьте как вкопанные и не трогайтесь с места.
Взвалил работник на арбу два полных мешка проса, поехал на поле.
Подъехали к реке. Вошли быки в воду, а когда добрались до середины реки, остановились — и ни с места!
«Видно, перегрузил я передок арбы и ярмо натёрло быкам шею. Переложу-ка я мешки с просом назад!» — подумал младший брат.
Передвинул он мешки назад и сам на них сверху уселся.
Ярмо сдавило быкам шеи так, что быки едва не задохнулись! Нечего было делать — перешли они реку.
Весь день сеял работник просо. Когда солнце село, поехал он домой. Распряг быков и лёг спать.
Пришёл иныж к быкам, стал их бить: почему не выполнили они его наказ. Быки рассказали иныжу, что сделал с ними работник.
Понял иныж, что нелегко будет рассердить нового работника.
На другой день иныж послал его в лес за дровами и приказал быкам:
— Когда подниметесь на гору, станьте и не двигайтесь. Разозлится работник и прибежит ко мне.
Приехал младший брат в лес, нарубил дров, нагрузил полную арбу. Когда поднялись быки на гору, остановились они — и ни с места. Устал работник за день, лёг он на траву и отдыхает. Уж солнце зашло, вечер наступил. Быки заморились в упряжке, не выдержали и тронулись с места.
Опять не удалось иныжу рассердить своего работника.
Приказал иныж погнать быков на речку и хорошенько их вымыть и вычистить.
Пригнал работник быков к реке, прирезал их, освежевал, мясо вымыл и завернул его в шкуры. Потом вернулся к иныжу и говорит:
— Пойдём, привезём быков!
— Разве ты не мог пригнать их? — удивился иныж.
— Ты велел мне хорошенько вымыть и вычистить их. Вот я и вычистил — и снаружи, и изнутри. Или, может быть, ты недоволен, хозяин, и сердишься?
— Что ты, что ты! — сказал иныж и пошёл за тушами быков.
Вечером приехал в гости к иныжу его старший брат.
Для дорогого гостя решил иныж зарезать барашка. Вот и говорит он работнику:
— Ступай в овчарню и зарежь того барана, который поднимет голову.
Вошёл работник в овчарню — все бараны подняли головы. Прирезал он всех баранов, а одного освежевал и приволок к иныжу.
— Пока этот баран будет вариться, давай сходим за остальными, — сказал работник.
— Как, — закричал иныж, — ты зарезал всех баранов? Зачем ты это сделал?
— Я выполнил то, что ты велел. Когда я вошёл в овчарню, бараны подняли голову, и мне пришлось прирезать их всех до одного.
— По твоей милости я остался и без стада, и без быков! — завопил иныж и затопал ногами.
— И такая малость может тебя разгневать? — спокойно спросил работник.
— Что ты, я нисколько не сержусь, — опомнился иныж.
Тихо во дворе у иныжа: быки не мычат, овцы не блеют.
Сидит иныж у очага, копается в золе, горюет о своём богатстве. А сказать ничего нельзя — таков уговор. И как отделаться от работника, не знает.
Попала зола иныжу в нос, и он чихнул — да так сильно, что работник залетел на чердак.
Не понял иныж, почему его работник очутился на чердаке.
— Что это ты там делаешь? — спросил иныж.
Не растерялся работник, отвечает:
— Закрою я сейчас окна-двери и расквитаюсь с тобою и за моих братьев, и за моего козла!
Испугался иныж — бросился бежать. А младший брат спустился с чердака — и за ним!
Бежит, а сам изо всех сил кричит:
— Держите разбойника!
Вдруг, откуда ни возьмись, лисица выскочила.
— Помоги мне, рыжая, задержи иныжа, он от меня не уйдёт живым! — кричит младший брат.
Как услышал иныж такие слова, ещё быстрее побежал. И куда он делся, никто до сих пор не знает.
А младший забрал все богатства иныжа и разделил их поровну между своими братьями.

Старый кот и мыши

Кабардинская сказка

Жил-был старый-престарый Кот. Выпали у него все зубы, глаза стали совсем плохо видеть. Не мог он больше ловить Мышей.
А Мыши совсем осмелели: бегали прямо перед его носом, иногда даже задевали его своими хвостами, хозяйничали в доме, грызли всё подряд.
Крепко задумался старый Кот. Думал он, думал и решил хитростью разделаться разом со всеми Мышами.
Несколько дней караулил старый Кот и наконец поймал маленького Мышонка.
— Спасите, спасите, съест меня старый Кот! — пищал Мышонок.
Услышали Мыши его крик и в страхе разбежались.
— Не пищи, не съем я тебя, — сказал старый Кот. — Если б и хотел, то не смог бы: зубы у меня выпали, глаза ослепли. Видно, смерть близка. Честью хочу я ваше мышиное племя просить, чтоб простили мне всё зло, которое я вам причинил. Хочу помереть с чистой совестью!
С этими словами Кот отпустил Мышонка.
Не помня себя от радости, Мышонок кинулся в норку.
— Каким чудом ты вырвался целым и невредимым? — удивились Мыши.
— Старый Кот сам меня отпустил, — ответил Мышонок. — Он хочет, чтобы мы простили его за всё зло, что он нам причинил. Стар он стал, зубы у него выпали, глаза ослепли. Видно, смерть его близка.
— Не верьте Коту, не верьте! Он хочет нас съесть! — закричали одни.
— А может, и правда старого совесть замучила: отпустил же он невредимым маленького Мышонка! — закричали другие.
— Пойдём, простим Коту всё и скажем, чтоб больше нас не трогал.
Вылезли Мыши из подполья, а старый Кот уже поджидает их.
— Знаете ли вы, что из мешка можно сверху достать всё, что в нём есть? — спрашивает Кот.
— Как не знать, знаем, знаем! — ответили Мыши.
— Так зачем же вы снизу в мешке дыру прогрызаете? — снова спросил старый Кот и, не дожидаясь ответа, бросился на глупых Мышей и передавил всех до одной.

Судья

Абхазская сказка

Однажды к судье с каким-то делом пришли бедняк и два богача, но судья сказал им:
— Сегодня я вашего дела решать пе стану. Я назначу вам срок и, когда вы придете, решу дело в пользу того, кто отгадает такие загадки: «Что быстрее всего? Что жирнее всего? Что слаще всего?» — и принесет мне это.
Все трое в раздумье пошли домой.
Пришел к себе бедняк и стал думать, что ему делать, как,
He имея ни гроша, добыть судье самое быстрое, самое жирное и самое сладкое.
— Дело это легкое, — сказала ему дочь. — Тебе не надо тратить ни гроша.
И вот, когда пришло время идти к судье, она сказала:
— Самое быстрое — это мысль, самое жирное — это земля, самое сладкое — это сон.
Богачи привезли судье скакунов, пригнали жирных овец и принесли мед.
Увидел все это судья и сказал бедняку:
— Они пришли с богатством. Что же ты принес?
— Я принес слово, — ответил бедняк. Я отгадал: быстрее всего — мысль, жирнее всего — земля, слаще всего — сон.
— Хай! Откуда ты это узнал? — спросил судья. — Ведь первый раз ты ушел молча и ничего не сказал!
— Откуда узнал? Дочь научила! — ответил бедняк.
Тогда судья вырвал стебелек льна, отдал бедняку и сказал:
— Если так, пусть твоя дочь из этого стебелька соткет полотно, сошьет мне рубашку и штаны, выгладит их и пришлет.
Бедняк взял стебелек и в раздумье вернулся домой,
— Ай, дад! Мы погибли! — сказал он дочери. — Судья хочет, чтобы из этого стебелька льна ты соткала полотно, сшила рубашку и штаны и принесла к нему. Что теперь делать? Ведь этого стебелька не хватит! — говорил несчастный бедняк.
— Это легкое дело! — ничему не удивляясь, ответила дочь. — стебелька хватит, еще и тебе останется! — Она взяла стебелек старика и бросила в огонь. Стебелек сгорел.
Потом дочь отломила щепку от горящих в очаге Дров, положила ее в руку отца и сказала:
— Вот это передай судье. Я умею только прясть, ткать, шить и гладить, поэтому скажи судье, что я прошу, чтобы из этой щепки он сделал ткацкий станок. Только тогда я смогу сделать ему рубаху и штаны.
Когда бедняк, взяв то, что получил от дочери, пришел к судье и передал ему слова девушки, судья удивился. Он долго думал и наконец сказал старику:
— Пойди к своей дочери и приведи ее сюда. Скажи, что судья зовет!
Бедняк вернулся домой и привел свою дочь к судье.
Посмотрел на нее судья — хороша, красива. Понравилась девушка судье, он взял ее в жены, но предупредил:
— Если ты в моё отсутствие станешь решать дела, между нами ничего хорошего не будет — ты мне больше не жена!
И вот однажды судья отправился в путь.
А в это время какой-то крестьянин ехал на арбе, но его в дороге застала ночь. Тогда он остановился, развел костер и сел у огня. Это заметил проезжавший мимо верховой. Он тоже остановился у костра и решил там переночевать.
Ночью лошадь всадника ожеребилась. Наутро аробщик увидел жеребенка, взял его от лошади и пустил к своей буйволице.
Владелец лошади это заметил. Он сказал, что жеребенок принадлежит ему, и они поспорили.
Когда дело стало спорным, пришлось идти к судье, но судьи не было.
— Куда он пошел? — спросили спорщики.
— Его нет, — ответила жена судьи. — А зачем он вам нужен? Спорщики рассказали ей о своем с.поре.
Тогда Жена судьи сказала:
— В горах загорелся лед. Вот мой муж взял вату и вместе с народом пошел его тушить.
— Да ну?! — удивились пришедшие — Это чудо! Если вата загорится, то ее тушат льдом, но чтобы ватой тушили лед — кто это слышал? Мы услышали о чуде!
— Это не чудо! — ответила жена судьи. — Вы сами рассказали мне о чуде. Кто же слышал, чтобы буйволица родила жеребенка? От буйвола родится буйвол, от лошади — лошадь, но видел ли кто-нибудь, чтобы от буйвола родился жеребенок?
— Хай, как это верно! — согласились спорщики.
Так жена судьи разрешила их спор, и они ушли.
Когда же судья вернулся в свое село и услышал эту повесть — о ней говорили всюду, — он рассердился на жену, пришел домой и сказал ей:
— Я говорил тебе: «Не решай моих дел!» — но ты не послушалась и рассудила спорщиков. Теперь по нашему уговору мы должны разойтись. Здесь много вложено твоего труда, поэтому выбери что-нибудь одно, что тебе больше нравится, и уезжай.
— Хорошо‚ — ответила женщина, — только перед моим отъездом собери людей, чтобы это все видели.
— Хорошо, — сказал судья. Он устроил пир. Ночью, на пиру, женщина подослала к мужу тех, кто умел много пить, посадила их рядом с ним, и они напоили судью допьяна. Затем она вывела из конюшни хороших лошадей, запрягла в повозку, положила на нее мужа и поехала. Она ехала до тех пор, пока он не протрезвился.
Когда же судья проснулся трезвым и спросил жену: «Куда мы едем?» — она ответила:
— А вот куда мы едем. Когда ты сказал, что мы должны разойтись и предложил мне взять что-нибудь одно, что я больше всего ценю, я взяла тебя, потому что ты мне дороже всего‚ а другие пусть берут все что им угодно!
— Нет! Лучше давай вернемся домой. Ты победила меня! — сказал судья и вернулся обратно вместе со своей женой.