Святой Симеон и разбойник

Византийская легенда

Появился в Сирии разбойник из разбойников по имени Антиох, по прозвищу Гонат; и целый свет только и говорил, что про его дела. Отовсюду были посланы воины, чтобы поймать его и привести в Антиохию, но никто не мог поймать из-за великой мощи его силы. В Антиохию привезли медведей и других диких зверей — разбойнику было предназначено сразиться с ними — и весь город из-за него пришел в движение. Воины выходят, чтобы схватить его, и застают разбойника бражничающим в одной деревенской гостинице и окружают гостиницу. А он, заметив это, начал разыгрывать представление: вблизи этой деревни текла река, и у этого архиразбойника была кобылица, и он приказал ей, точно человеку, и, встав со своего места, бросил свою одежду на кобылицу и говорит ей: «Иди к реке и там дожидайся меня». Кобылица идет из гостиницы, кусая всех и лягая копытами, добегает до реки и ждет разбойника там. А он выходит из гостиницы с обнаженным мечом, громким голосом крича воинам: «Бегите, чтобы остаться живу». И ни один из воинов не одолел его. И вот незаметно для всех стороживших его разбойник на своей кобылице переправился через реку и пришел к ограде святого Симеона. Войдя внутрь, он пал наземь перед его столпом. Когда же и воины были введены в ограду, святой говорит им: «Вместе с господом нашим Иисусом Христом распяты были двое разбойников, один получил воздаяние по делам своим, второй же унаследовал царствие небесное. Если кто может противустать пославшему сюда этого разбойника, пусть придет и сам отторгнет его отсюда, а я не приводил этого человека и не могу его прогнать. Пославший его, сам и воздает ему, не порицайте меня, смиренного и много труждающегося по грехам своим». С этими словами он отпустил воинов, а когда они удалились, разбойник говорит: «Господин мой, я уйду». Симеон ему
говорит: «Таким злодеем уйдешь, как пришел?». Разбойник говорит: «Нет, владыка, меня призывает господь». И воздев руки к небу, ничего больше не сказал, как только: «Сын божий, прими дух мой
в мире».
Он рыдал чуть не два часа, так что заставил плакать и самого праведника, и всех окружающих, наконец простерся перед столпом и тотчас испустил дух. Тут разбойника обрядили и погребли вблизи ограды святого. На следующий день из Антиохии приходит более ста мужей с мечами, чтобы схватить разбойника, и начинают кричать на святого: «Отдай нам человека, которого ты здесь держишь». Святой отвечает им: «Братья, пославший его сюда сильнее нас и, возымев нужду в нем как в человеке ему пригодном, призвал его через двух устрашающих своим оружием воинов, которые могли бы поразить молнией весь наш город вместе с живущими там, и взял его; я же грешный, увидев этих ужасных воинов, устрашился и не смел перечить им, чтобы и меня, смиренного, они не убили за то, что я противлюсь богу». Когда мужи услышали это от святого и узнали, с какой славой этот разбойник предал дух свой, они, славя бога и трепеща, вернулись обратно в Антиохию.

Святой Симеон и змий

Византийская легенда

На горе, где стоял столп [святого Симеона], к восточной стороне обитал огромный змий, почему в месте том не всходила даже трава. Когда тот змий выходил охладиться, случилось, что в глаз ему вонзился терн, и долгое время никто не мог выносить того, как змей шипел от приключившейся боли. И вот однажды выползает он из своего логова и у всех на виду ложится в преддверии ограды святого Симеона. Тотчас глаз у змия открылся, и терн вышел из его глаза. Змий оставался в преддверии ограды три дня, пока не исцелел. И тогда у всех на виду ушел обратно на свое место, никого не тронув, но, пролежав вблизи святого, как смиренная овца, и все невредимыми входили и выходили из ограды.

Король при смерти

Словенская сказка

В одном государстве разболелся король. Никакие лекарства ему не помогали, и лекари совсем уже потеряли надежду на его выздоровление. Тогда явились в королевский замок мудрецы и дали такой совет:
— Нужно найти человека, которому нечего больше желать. Стоит королю надеть рубашку того человека — и болезнь как рукой снимет.
Тотчас во все концы страны разослали гонцов — искать человека, довольного всем на свете. Объехали гонцы все земли, горы и долины и нигде не могли найти такого человека, — одному недоставало в жизни того, другому — другого, словом, каждому чего-нибудь не хватало для полного счастья.
И вот напоследок в далекой чудесной стране гонцы наткнулись на одного весельчака — пил он вино, песни распевал и никогда не печалился. Спрашивают гонцы весельчака, чему он радуется. А тот присвистнул в ответ, хватил кулаком по столу и говорит:
— А чего мне не радоваться, я всем на божьем свете доволен и ничего другого для себя не желаю!
Обрадовались гонцы, что повстречали счастливца, и воскликнули:
— Пойдем с нами к нашему королю, будешь богат!
А весельчак им в ответ:
— Богат? Зачем мне богатство? С меня и моего богатства хватит! Никуда не пойду!
С превеликим трудом гонцы втолкнули счастливца в карету и привезли к королю. А уж король при последнем издыхании.
Окружили счастливого человека придворные:
— Скорей снимай рубашку!
А он вытаращил на них глаза и замотал головой.
— Рубашку снимай! Скорей снимай рубашку! — кричат придворные хором.
Каково же было их изумление, когда оказалось, что у счастливчика не было на теле рубашки. Так и умер бедный король. А все потому, что на всем белом свете не нашлось человека, которому нечего было бы желать.

Чудеса Симеона-Столпника: Симеон, сарацинский царь и черви

Византийская легенда

Святому снова переменили столп и сделали высотой в сорок локтей, и слава о нем разнеслась по всей вселенной. Потому великое множество сарацин пришло к нему с пылкой верой, и он заставил их сокрушаться в страхе божием. Но человеконенавистник диавол, обычно искушающий святых и ими попираемый, навел на бедро Симеона, как и на блаженного Иова, болезнь, которая зовется панукла, и бедро его исполнилось гноя, и два года он стоял на одной ноге. Несчетное число червей падало с бедра его на землю, почему у окружающих его только и было дела, что подбирать их и возвращать туда, откуда они упали. Святой же говорил: «Кормитесь от того, что послал вам господь».
По изволению божию случилось царю сарацинскому прийти на молитву к святому Симеону. Когда он приблизился к столпу за благословением, божий святой, увидев его, стал поучать. Во время беседы его с бедра святого падает червь. Царь это заметил, однако не понял, что упало, и бросился поднимать, и приложил к глазам и к сердцу, и, зажав в руке, пошел. А святой говорит ему: «Вернись и положи, что поднял, ибо приносишь тягость мне, грешному. Это червь смердящий из плоти смердящей. Зачем, будучи сам славным, сквернишь свои руки?».
Стоило святому сказать это, царь сарацинский возвращается и говорит ему: «Это будет мне в благословение и в отпущение грехов». Когда он разжал руку, там лежал драгоценный перл. Увидев его, царь начал славить бога и говорит святому: «Вот, ты сказал, что это червь, а то перл бесценный, через который просветил меня господь». Услышав это, святой говорит ему: «По вере твоей, да будет он тебе в благословение во все дни жизни твоей и не только твоей, но и детей твоих». И, получив благословение, царь сарацинский в мире и радости ушел восвояси.

Как девушка царя перехитрила

Черногорская сказка

Жил-был бедняк. Никого родных у него не было, кроме дочери. Жили они подаянием. Дочь умела говорить умные речи и отца учила, как надо просить и умно говорить. Раз пришел бедняк к царю за милостыней. Царь спросил, откуда он и кто научил его так умно говорить. Бедняк ответил, что дочь научила.
— А она у кого научилась? — спросил царь.
— Ее умудрил господь и наша бедность.
Тогда царь дал ему три десятка яиц и сказал:
— Снеси их дочери и скажи, чтобы она вывела мне из них цыплят. Выведет — я ее награжу, а нет — буду тебя пытать.
Бедняк, плача, вернулся домой и сказал обо всем дочери. Та догадалась, что яйца вареные, послала отца спать, сказав ему, что обо всем позаботится сама. Отец послушался, лег спать, а дочь взяла котел, наполнила его водой, положила туда бобы и сварила их.
На другое утро позвала она отца и велела ему взять плуг, запрячь волов и пахать у дороги, по которой поедет царь.
— Как увидишь царя, — сказала она отцу, — сей бобы и кричи: «Эй, волы, пошевеливайтесь! Да поможет бог уродиться вареным бобам!» Царь спросит: «Как же могут уродиться вареные бобы?» — «Так же, как из вареных яиц могут вывестись цыплята», — ответишь ты.
Выслушал дочь бедняк, пошел пахать у дороги, а завидев царя, принялся кричать:
— Эй, волы, пошевеливайтесь! Да поможет бог уродиться вареным бобам!
Царь остановился.
— Бедняк, как же могут уродиться вареные бобы? — спросил царь.
— Так же, преславный царь, как из вареных яиц могут вывестись цыплята, — ответил тот.
Царь сразу понял, что так его дочь научила отвечать. Он велел слугам схватить бедняка и привести к себе. Дал ему царь пучок льна и сказал:
— Возьми и сделай из этого канат, паруса и всю остальную снасть, какая нужна для корабля, а не сделаешь — пропала твоя головушка!
Бедняк в страхе взял пучок льна, заплакал и пошел домой рассказать обо всем дочери. Та послала его спать, сказав, что обо всем сама позаботится. Наутро она взяла кусочек дерева, разбудила отца и говорит:
— Возьми этот кусочек дерева и отнеси царю: пусть он мне из него сделает кудель, веретено, станок и все прочее, тогда и я сделаю, что он велит.
Бедняк послушался дочери и сказал царю, как она научила. Услыхав ответ, царь подивился и стал думать, что ж теперь делать. Потом он взял чашечку и дал ее бедняку:
— Возьми чашечку и снеси своей дочери: пусть она ею вычерпает море, чтоб на его месте стало сухое поле.
Бедняк заплакал, отнес чашечку домой и рассказал обо всем дочери. Та велела ему подождать до утра и обещала обо всем сама позаботиться. Утром она позвала отца и дала ему пучок пакли:
— Снеси царю, пусть он этой паклей запрудит все озера, реки и ручьи, тогда я ему вычерпаю море.
Бедняк пошел и передал все царю. Царь, видя, что девушка умнее его, велел привести ее и, когда вместе с отцом она предстала перед ним, сказал:
— Угадай, девушка, что слышно дальше всего?
— Преславный царь, дальше всего слышны гром и ложь, — ответила девушка.
Тогда царь взялся за бороду, повернулся к своим приближенным и спросил:
— Угадайте, сколько стоит моя борода?
Одни отвечали так, другие этак, а девушка сказала:
— Царева борода стоит трех летних дождей.
— Девушка ближе всех к правде, — сказал царь и спросил у нее, хочет ли она выйти за него замуж, потому что он решил взять ее в жены. Девушка поклонилась и сказала:
— Преславный царь! Как ты хочешь, так и будет. Только прошу тебя, напиши своей рукой на бумаге, что, если ты на меня рассердишься и прогонишь со двора, я вправе взять с собою то, что мне больше всего по душе придется.
Царь согласился и написал. Прошло некоторое время, и царь разгневался на жену.
— Не хочу, — говорит, — чтобы ты была моей женой. Уходи из моего дворца куда глаза глядят!
— Хорошо, преславный царь! Я уйду, только позволь мне переночевать, утром меня здесь не будет.
Царь позволил, а царица за ужином подмешала в вино ракии и каких-то душистых трав и, потчуя царя, приговаривала:
— Пей, царь, веселей! Завтра утром мы расстанемся, и, поверь, я буду счастливее, чем в тот день, когда мы с тобою встретились.
Царь опьянел и заснул, а царица приготовила карету и увезла его в каменную пещеру. Царь проснулся, увидел, где он находится, и закричал:
— Кто меня сюда привез?
— Я тебя сюда привезла, — отвечала царица.
— Зачем ты это сделала? Я же сказал, что ты мне больше не жена.
Тогда она достала бумагу:
— Правильно, преславный царь, ты мне это говорил. Но посмотри-ка, что написано на этой бумаге: что мне больше всего по душе придется в твоем доме, то я и могу унести с собой, когда буду уходить от тебя.
Царь поцеловал жену и вернулся с ней во дворец.

Чудеса Симеона-Столпника: Симеон и оленья шкура

Византийская легенда

Какие-то люди издалека шли к святому на молитву, и им повстречалась пасущаяся олениха, имеющая во чреве. Один из них говорит ей: «Заклинаю тебя властью святого Симеона, остановись, чтобы мне поймать тебя». Тотчас олениха остановилась, и он, поймав ее, зарезал, и все поели мяса, а шкуру унесли с собой. Сразу они лишились речи, и начали блеять, как скоты, и, побежав к столпу святого Симеона, падают у его подножия, и молят исцелить их. Оленью шкуру они наполнили мякиной, и для сведения многих она долгое время лежала вблизи столпа, сами же, проведя там немалое время в покаянии, исцеленные вернулись домой.

Нужда и врать заставит

Боснийская сказка

Жил один человек по имени Мия, и был он неисправимый лгун, да такой искусный, что, если бы дня через два довелось ему услышать от кого-нибудь свое собственное вранье, он бы наверняка принял его за чистую правду.
Как-то утром встал Мия с постели и вспомнил, что в кармане у него ни гроша. Стал он размышлять, как бы день перебиться. Жена и дети есть просят — хоть иди воруй. Уж он и так и этак в уме вертел и наконец надумал наплести каких-нибудь небылиц да с помощью своих выдумок и добыть денег. Вскочил Мия, схватил свой чубук и кисет и полетел прямиком в кофейню. А там все соседи в сборе.
Вот входит Мия в кофейню, ни с кем не здоровается и «бог в помощь» не говорит, а сам такой печальный, унылый — ну, брат, не иначе как у него вся родня померла, и уже на кладбище ее свезли. Сел Мия, чубуком об пол постукивает и никому ни слова, понатужился и уронил на грудь несколько слезинок. Другие аги вокруг сидят и молча курят. Наконец один ага говорит:
— Слушай, Мия, что-то ты нам давненько ничего не врал. А ну-ка соври что-нибудь, ты ведь мастак по этой части!
Но Мия и глазом не повел. Уставился в одну точку и постукивает об пол пустым чубуком — где ему табака-то взять, если в кисете ни щепотки, а в кармане гроша ломаного нет. Тут другой ага окликнул Мию и просит соврать позанятнее, а Мия словно воды в рот набрал. Повскакали соседи с лавок:
— Что это ты в молчанку играешь, когда нам охота твое вранье послушать!
— Молю вас богом, добрые люди! Оставьте меня в покое! Великое горе свалилось на мою несчастную голову, такое горе, что я с трудом и языком-то ворочаю.
Всполошились соседи:
— Что с тобой стряслось? Скажи, Мия!
— Ах, лучше и не спрашивайте! Сегодня утром умерла у меня жена! Бедняжка должна была разрешиться от бремени, но во время родов скончалась. Осталось у меня шестеро ребят, мал мала меньше; дома визг стоит и плач. Куда мне податься, страдальцу, ума не приложу, вот и кинулся я сюда со всех ног! В кошельке у меня ни гроша, не на что покойницу похоронить, не на что детям хлеба купить!
Выслушали аги рассказ, и лица их омрачила печаль.
— Несчастный Мия! И надо же было такой беде обрушиться на его плечи!- жалели они своего соседа.
Стали аги деньги собирать — кто грош пожертвует, кто два, и вскоре набралась у Мии полная пригоршня монет.
— Эй, Мия! — воскликнули тогда аги. — Благодари бога, что у тебя кобыла жива, а жена умерла! Аллах рахметиле, упокой бог ее душу! Жену человеку найти проще простого. «У везучего жена умирает, а у невезучего — кобыла», — говорит старинная поговорка.
— Когда ты покойницу хоронить собираешься? — спросил вдруг один из соседей.
А Мия притворился, будто не слышал. Тот переспросил раз, второй, потом потряс Мию за плечо:
— Да отвечай же наконец, когда ты будешь покойницу хоронить?
— Хорошо бы в полдень снести ее в мечеть, — сквозь слезы пробормотал Мия, — а потом похоронить на кладбище Вакие, потому что такова была воля покойной.
— Не плачь, Мия, — утешает его сердобольный ага. — И у меня жена умерла, а я, видишь, жив-здоров. Знаю я, как больно потерять жену, но, благодарение богу, боль эта быстро проходит! Точно так же бывает, когда нечаянно ударишься локтем или коленкой — сначала очень больно, а потом все заживет, словно ничего и не было. Благодари бога, что твоя кобыла жива и ты можешь свезти на базар вязанку дров да купить детям хлеба.
— Слава аллаху, добрые люди! — закричал тут Мия и, не простившись, побежал на базар. На базаре купил мяса и отнес домой, чтобы к обеду поспел слоеный чурек с мясом. Взял плетеную сумку — и снова на базар; накупил всего, что ему требовалось, да еще не все деньги потратил! Бодро зашагал он домой. Время близилось к полудню, но развеселый Мия и думать позабыл про свое вранье. Вот подходит Мия к дому — и что же он видит! Собралось у его ворот человек сто народу, ждут полудня, чтобы нести покойницу в мечеть. Мия так и обомлел от страха: что теперь делать? Но тотчас сообразил, как ему вывернуться. Снова притворился печальным и пробирается сквозь толпу.
— Дай бог тебе доброго здоровья, Мия!
— Будьте здоровы, друзья! — а самого смех разбирает. Наконец протиснулся Мия к калитке, отворил ее и к людям повернулся.
— Вы что это перед моими воротами собрались? По какому такому поводу?
— Чтобы покойницу в мечеть снести, — отвечают ему хором соседи.
— Да в своем ли вы уме, люди? — воскликнул Мия. — Или, может, спятили? Не вы ли сами утром в кофейне просили меня соврать вам что-нибудь несусветное, — вот я и наврал. А больше никогда врать не стану, и если по воле аллаха у меня жена помрет, я вам так по совести и скажу, не буду больше лгать. Да и нынче-то нужда меня врать заставила!
Тут Мия калитку захлопнул — и в дом.
А толпа не расходится — люди кричат, ругают Мию на чем свет стоит. А Мие и дела до этого нет — сегодня у него по усам потечет масло из жирного чурека.

Чудеса Симеона-Столпника: Симеон и змея в чреве женщины

Византийская легенда

Некоей женщине ночью захотелось пить, и она решила напиться воды. Налив себе кружку, она вместе с водой проглотила маленькую змейку, а та в ее чреве выросла в большую змею. Лицо женщины цветом уподобилось зеленой траве, к ней ходило много врачей, чтобы исцелить ее, но напрасно. Домашние этой женщины, слышав о чудесных исцелениях, совершаемых божиим святым Симеоном, взяли ее и привели к нему и рассказали ему все. Он приказывает им так: «Плесните ей в рот воды из этого вот источника». Когда они исполнили, что он велел, змея у всех на глазах начала биться, опрокинула женщину на землю и вышла из ее чрева. Змее посреди ограды отрубили голову; она издала шипение, и все восславили бога.

Прилежный батрак

Словенская сказка

От одного барина, большого плута, ушел батрак. Где взять нового слугу? Всякий, кто нанимался в работники, договаривался с хозяином так: если работник рассердится, то он платит сто гульденов, да вдобавок хозяин вырежет у него из спины три ремня; а если барин рассердится, то работник поступит с ним точно так же, и не только получит обратно свои сто гульденов, но сверх того еще столько же. Жалованье хозяин замка назначал хорошее, вот и шли к нему, но попробуй не рассердиться на такую продувную бестию. Многие уже приходили в замок здоровые и с сотней гульденов в кармане, а через несколько дней убирались восвояси с изуродованной спиной и пустым кошельком.
Неподалеку от замка жил в ветхой лачуге бедняк с тремя сыновьями. От матери осталось им по сто гульденов. Выросли сыновья, со всякой работой справляются. Дома дел было немного, подходящей службы не подвертывалось, а тут дошел до них слух, что в замок требуется работник. Всем братьям захотелось наняться на службу; даже меньшой — хоть его и считали дурачком, потому что он день-деньской лежал на печи и забавлялся с кошкой, — и тот стал проситься в замок. Братья никак не могли прийти к согласию, и отец решил, что сначала пойдет старший работать на хозяина замка. Взял парень свои сто гульденов и заключил с хозяином уговор.
На другой день поутру будит хозяин работника и говорит ему:
— Ступай пахать, завтрака не жди. С тобой побежит собака, будешь работать, пока она не пойдет домой.

Читать дальше

Жизнь и деяния блаженного Симеона столпника. Симеон строит себе столп, а его мать наконец находит его

Византийская легенда

Святой Симеон приходит в пустынное место, неподалеку от которого расположились большие селения, а ближе всех селение, называемое Геласис, и там складывает себе из камней малое подножие и стоит на нем четыре года в снег, в дождь и в зной, и толпы народа стекались к нему. Едой его была моченая чечевица, а питьем — вода. Потом он воздвиг себе столп в четыре локтя и простоял на нем семь лет; и повсюду прошла молва о нем. После этого люди складывают святому Симеону две ограды из камней, с дверкой во внутренней ограде, и столп в тридцать локтей; он простоял на этом столпе пятнадцать лет, уврачевав многих — ведь немало бесноватых приходило туда и исцелялось.
Святой Симеон подражал своему учителю Христу и, призывая его, заставлял хромых ходить, очищал прокаженных, косноязычным возвращал речь, расслабленным — силу бегать, страдающим многолетними недугами возвращал здоровье, увещевая и наставляя каждого: «Если кто-нибудь спросит: «Кто тебя исцелил?», отвечай: «Бог меня исцелил». Не вздумай говорить: «Симеон исцелил», потому что тогда снова вернется к тебе та же болезнь. И вот что я говорю тебе: никогда не лги и не клянись богом. А если будет нужда поклясться, клянись мной, смиренным, все равно правдиво ли, ложно ли. Ведь великий и страшный грех клясться богом».
Послушайте о страшном и дивном чуде: мать святого Симеона через двадцать лет узнала, где он, и, поспешив прийти туда, захотела после стольких лет его увидеть. Она много плакала, чтобы он дал себя увидеть, но он ей не уступал. А так как она сильно желала освятиться его святыми руками, ей пришлось всходить по стене ограды, и она упала на землю, так и не поглядевши на него. Тогда святой Симеон говорит ей: «Ныне прости мне, мать; если удостоимся, увидим друг друга в том веке». Когда она услышала это, еще сильнее разожглось у нее желание увидеть его. Опять святой Симеон говорит ей: «Отдохни, почтенная мать моя, ты ведь пришла издалека из-за меня, смиренного, и устала из-за меня. Полежи малое время и набери сил, спустя немного я увижу тебя».
Она послушалась, легла в преддверии ограды и тотчас предала богу дух; просмонарии пришли разбудить ее и увидели, что женщина умерла, и сказали об этом святому. Он же велит внести ее и положить перед своим столпом. Взглянувши на мертвую, святой Симеон прослезился и начал говорить: «Господь, бог сил, вождь света, начальник Херувимов, путеводивший Иосифа, укрепивший своего пророка Давида против Голиафа, на четвертый день воскресивший из мертвых Лазаря, простри десницу свою и прими в мире душу рабы твоей». От его молитвы святые останки ее шевельнулись, а уста стали улыбаться; тут все стоящие вокруг изумились и восславили бога. Покойницу убрали и погребли перед столпом святого Симеона, чтобы поминал ее, когда молился.