Нильс Вонге нанимает батрачку

Шведская баллада

Нильс Вонге сказал своей жене,
Когда у них рожь поспела:
«Найти бы служанку честную мне,
Вот это было бы дело.
Кто-нибудь должен жать мое поле».

Нильс Вонге серого вывел конька
— Кобылка-то пестровата —
И в город поехал, держась большака,
— Тропинка-то кривовата.

Нильс Вонге весь город проехал верхом,
Спешился он на рынке,
Видит — девчонка, кровь с молоком,
Хлеб принесла в корзинке.

«Хочешь работать в усадьбе моей,
Девушка в белой рубашке?
Дам тебе денег, добрых харчей
И пива — в день по баклажке.
Кто-нибудь должен жать моё поле».

«Жать я могу весь день-деньской,
Коли нужна тебе жница.
Но запрошу и платы такой —
Тебе во сне не приснится.
Тогда я буду жать твоё поле.

Ты должен двадцать колец золотых
На новый серп навесить,
Свяжу я двадцать снопов тугих,
Покуда другие — десять.

Новую юбку ты мне сошьешь
С золотыми шнурками.
Портного в Сёдра Мере возьмешь,
Материю — в Амстердаме.

Быка откормишь лучшей травой,
Бык нужен краено-пестрый.
Один его рог пусть будет кривой,
Другой же — прямой и острый.

В пятницу, в пост, мне рыбки неси,
Три селедки всего и потратишь.
В субботу бочонок ржи припаси,
По субботам ты рожь лопатишь.

На ночь готовь мне кувшин вина
Каждый вечер недели,
А спать меж двух батраков я должна
На шелковой постели.
Тогда я буду жать твоё поле».

Нильс Вонге, крестясь, пустился прочь.
«Ну и денек проклятый!
Чтоб ты пропала, чертова дочь,
С твоей сатанинской платой!
Сам я буду жать моё поле».

Вампир Харпп

Норвежская легенда

Один человек, по имени Харпп, приказал жене похоронить его после смерти у кухонной двери, дабы видел он все, что творится в доме. Жена послушно исполнила приказание; и после смерти Харппа часто видели в окрестностях — он убивал батраков и так досаждал соседям, что никто не отваживался селиться поблизости.
Некий Олав Па нашел в себе смелость сразиться с призраком; он нанес ему сильнейший удар копьем и оставил оружие в ране. Призрак исчез; на следующий день Олав раскопал могилу мертвеца и нашел свое копье в теле Харппа, точно в том же месте, куда поразил привидение. Труп не разложился; его вытащили из гроба, сожгли, пепел выбросили в море и тем избавились от его появлений.

Отец и дочь

Норвежская баллада

Король спросил однажды дочь:
— Молфрид, моя госпожа
«Кто к тебе ходит каждую ночь?»
Туреллиле лежит и слушает, слушает.

«Бывает, что ночью, а то спозаранку
Приходит Кристи, моя служанка».

«Прежде у Кристи, служанки твоей,
Не было светлых коротких кудрей».

«Это не кудри светлых волос,
А венец из завитых кос».

«Можно ли волю служанке давать —
Выше колена рубашку срезать?»

«Утром, когда роса выпадает,
Длинный подол она задирает».

«А чей это конь копытами бьет,
Каждую ночь под окнами ржет?»

«Это не конь разбудил тебя ночью,
Гуси мои под окошком гогочут».

«Слышал ли кто про такие дела,
Чтоб гусь золотые носил удила?»

«Не было золотых удил,
Желтые перья мой гусь обронил».

«Видел я блеск стального меча,
Или ошибся я сгоряча?»

«Ты принял за блеск стального меча
Сиянье солнечного луча».

«Что там за пара новых сапог,
Кто бы забыть у постели их мог?»

«То не пара новых сапог,
Это туфли с девичьих ног».

«Слышал я утром плач за стеной,
Это, должно быть, ребенок твой?»

«Какой там ребенок, воля твоя,
Это Брагья, собака моя».

«Если собака, а не ребенок,
Зачем свивальник и куча пеленок?»

«Должно быть, собака вильнула хвостом,
И хвост у нее закрутился кольцом».

«Море скорее от суши отступит,
Чем женщина в споре кому-то уступит!

Знаешь ли ты, молодая вдова,
Чья у седла висит голова?

Видишь, рука висит на луке?
Знаешь, чья кровь на этой руке?»

«Мне не забыть эту руку, нет!
На ней спала я восемь лет.

Чтоб ты пропал, чтоб ты сгорел,
Чтоб твой труп в могиле истлел!»

«Эти слова да простит тебе бог,
Худших придумать никто бы не смог».

«Ты виноват в моей горькой судьбе,
И за нее отомщу я тебе!»

Вспыхнул дом в эту же ночь —
Сожгла отца непокорная дочь.

Долго усадьба еще полыхала,
— Молфрид, моя госпожа —
Дочь короля в лес убежала,
Туреллиле лежит и слушает, слушает.

Инга рожает

Шведская баллада

Инга за Ростига замуж пошла,
Но девушкой Инга уже не была.
А травы прекрасны.

Он обручился с Ингой, домой ее повез.
Они проезжали через рощу роз.

Въехали в рощу, утомил их путь,
Захотела Инга прилечь отдохнуть.

Черный плащ широкий стелет он ей,
Инга рожает двоих сыновей.

Огонь мечом он высек на хворост сухой,
В башмаках принес он воды речной.

«Скажи мне, Инга, раньше всего:
Эти младенцы от кого?»

«Гость богатый приехал по реке,
Мы в игры играли на золотой доске.

Играли так сладко, словно во сне,
И эту память оставил он мне».

«Не бойся, Инга, вины твоей нет.
Этот гость богатый как был одет?»

«Коричневое платье, мех белый сплошь,
Лицом и осанкой на тебя похож».

«Милая Инга, скажи, не томи,
Что ты сделаешь с этими детьми?»

«Давно я решила, — как только рожу,
Меж землей и камнем сына положу,

Меж землей и дерном другого положу,
Век буду плакать, — о чем, не скажу».

«Оставь эти речи, Инга моя.
Мои это дети, гость — это я.

Пусть моя тетка вырастит детей,
Дом ее близко, отвезем их ей.

Ты ее одаришь шкатулкой золотой,
От меня в подарок — конь любимый мой»
А травы прекрасны.

Жених умирает

Шведская баллада

Педер домой вернулся с тинга,
— В гору смело —
Встретила Педера дочь его Инга.
А на дворе стемнело.

«Здравствуй, отец мой дорогой,
Что нового ты привез домой?»

«Лагман болен и, видно, умрет.
Невесту он проститься зовет».

Инга как громом поражена,
На землю без чувств упала она.

«Опомнись, дочка, что с тобой?
Лагману плохо, но он живой».

«Скажи, отец, как на духу,
Не стыд ли мне ехать к жениху?»

«Ехать к нему тебе не стыд:
Он болен и при смерти лежит».

Педер дочке коня: дает,
Седло позолоченное достает.

Едет Инга на горе свое,
Распущены волосы у нее.

Золотая звенит узда,
На сердце тяжелая беда.

Ехала Инга во весь опор,
Служанка вышла встречать во двор.

Служанка снова в дом вошла:
«Красивая девушка к нам прибыла».

Сияют уздечка и стремена,
Сама, как солнце, блистает она.

Седло золотое как жар горит,
Спадают волосы до копыт».

«Мать, торопись принять, угостить,
Невеста решила меня навестить».

«Твою невесту я не приму,
Сам принимай в своем дому».

Инга, войдя, оперлась о косяк,
Лагман глазами ей сделал знак.

Черной подушки коснулся рукой:
«Сядь, отдохни, побудь со мной».

«Нет, не устала я в пути —
Сердце не может отойти».

Лагман слуге сказал тогда:
«Ларец золотой неси сюда.

Инга, ближе ко мне подойди,
Носи это золото на груди».

Щедрый подарок увидела мать,
Стала она на сына ворчать:

«Сын мой, золото не отдавай,
О младших братьях не забывай».

«Будет у братьев, на что им жить,
А Инге в постели со мной не быть.

Братья получат землю и дом,
— В гору смело —
А ей не сидеть за моим столом».
А на дворе стемнело.

Жена умирает

Шведская баллада

Педер за Торда дочь выдает,
Землю и золото Торд дает.
А лето все ближе и ближе.

Две ночи Инга с мужем спала,
На третью от боли дышать не могла.

«Темно в глазах и ломит грудь,
Пусть поп проводит в последний путь».

«Оставь эту речь, дорогая жена,
Еще не конец, если ты больна».

«Поторопись, мне тесно в груди,
Скорее попа веди.

Как будет мой гроб землей покрыт,
Бери девицу, что ближе стоит.

Бери, какая будет мила,
Бери такую, как я была,

Да слез не лей в день похорон,
С глаз долой — из сердца вон,

Дверь на засов, и все тебе тут.
Не плачут по тем, кого не ждут».
А лето все ближе и ближе.

Безвинная гибель Эббе Тюкессона.

Шведская баллада

Эббе снился тревожный сон,
Ночь была на дворе.
Он матери этот сон рассказал,
Проснувшись на заре.
Безвинно и не по чести его зарубили.

«Мне снилось, наш дом горит светло
И пламени не унять.
Мне снилось, погибла невеста моя
И ты погибла, мать».

«Не езди на охоту, сын,
Вели расседлать коней.
Ты лучше с невестой день проведи
И побеседуй с ней»,

«Усни спокойно, милая мать,
Нам беды не страшны.
Воистину не мужчина тот,
Кто верит в пустые сны».

Эббе ехал по зарослям роз,
Шипы ему платье кололи.
И вот он встретил своих убийц
По скрытой божьей воле.

«Послушай, Эббе Тюкессон,
Куда один ты скачешь?
Где сокол твой, где верный пес
И где своих слуг ты прячешь?»

«Мой пес шныряет в зарослях роз,
Он дичь найдет любую.
А слуги по морю плывут
И режут волну голубую».

Убийцы взяли Эббе в мечи,
Накинулись как черти.
Ничем ты, Эббе Тюкессон,
Такой не заслуживал смерти.

Взвалили тело на коня,
Чтоб мертвого конь увез,
И грустно бежал его серый конь
Домой по зарослям роз.

Бежал в конюшню серый конь,
Туда добежал он вскоре.
Там перед домом стояла мать,
Ждала в глубоком горе,

«Господь помилуй, серый конь,
Того, кто тобой владел.
Господь помилуй тебя, мой сын,
Ты был могуч и смел».

Мать Эббе накинула рыжий мех
На плечи и на грудь.
К невесте сына в каменный дом
Она направила путь.

«Девицы, жены и все, кто есть,
Спешите мне помочь.
Мертвое тело мне привезли,
Бессонной будет ночь».

Невеста Эббе сказала за всех:
«Я что-то не пойму,
Зачем чужого мертвеца
Держать тебе в дому».

Мать Эббе ответила в слезах:
«Он мой племянник милый.
Погублен Эрик Тюкессон
И будет взят могилой.

Мы в черный плащ его завернем,
Положим в дальнем покое,
И будут бодрствовать над ним
Все время кто-нибудь двое».

Кто восковые свечи нес,
А кто могилу копал.
Невеста гадала о женихе,
Куда же он пропал.

Мать Эббе приподняла покров,
Печальна и тиха:
«Невеста, подойти сюда,
Признай своего жениха».

Женщины плакали навзрыд,
Катились слезы из глаз.
Невеста падала без чувств,
Наверно, тысячу раз.

В слезах и в горе ночь прошла
До раннего света зари.
Где ночью лежал один мертвец,
Наутро были три.

Был мертвым Эббе Тюкессон,
Невеста мертвой была,
А вслед за ними перед зарей
От горя мать умерла.
Безвинно и не по чести его зарубили.

Палле Буссон похищает невесту

Шведская баллада

Ранним летним утром,
Чуть жаворонок запел,
Юный Палле Буссон
Уже одеться успел.
Пора в седло!

Заморскими шелками
Одел свою он плоть.
«Где нынче заночую,
Ведает господь».

Он путь направил в Сконе,
Где жил в минувшие дни.
Там был у Палле дядя родной,
Ближайший из всей родни.

Стоял на крыльце его дядя,
Закутанный в меха.
«Куда так весело скачешь ты?
Не было бы греха».

«Я еду в замок короля,
Там девушка есть одна.
Воистину не рыцарь тот,
Кому погибель страшна».

Читать дальше

Дочь Торбена

Датская баллада

Мы малые дети, нас бог не спас,
— Запела птица —
Отец так рано ушел от нас.
Уже рассвело, и роса на траву ложится.

Они в воскресенье собрались решить,
— Запела птица —
Как в понедельник отомстить.
Уже рассвело, и роса на траву ложится.

Едут они вдоль опушки лесной,
А Торбен пашет в самый зной.

«Торбен, теперь покорись судьбе,
Кровь нашего родича на тебе».

«Оставьте меня, уезжайте прочь,
Берите землю, берите дочь».

«Нам нужно только одного,
Крови из сердца твоего».

Мечи опускались не раз, не два,
Валялись куски, как в роще листва.

Поехали к Торбену на двор,
Затеяли с дочерью разговор.

Как лилия, девушка стройна,
Две чаши из золота держит она.

С улыбкой чаши она подает,
Сперва здоровье убийцы пьет.

«Знать бы, как ты влечешь сердца,
Не пролил бы кровь твоего отца».

«Если отца моего ты убил,
Всю мою радость ты погубил».

«Если я зло тебе причинил,
Буду с тобою нежен и мил»

Он посадил ее на коня,
Под черным плащом ее хороня.

По черному вереску шел их путь,
— Запела птица —
Вовек не упасть ей отцу на грудь.
Уже рассвело, и роса на траву ложится.

Юный Энгель

Датская баллада

Пригож был юный Энгель,
Отважен был и смел.
Девицу знатную он полюбил
И увезти сумел.
Неужто все не брезжит день?

Девицу звали Мальфред,
Но хоть богат ее дом,
Не в нем она брачную ночь провела,
А в ельнике густом.

Однажды юный Энгель
Проснулся ночью от сна.
Заговорил он с Мальфред,
И вмиг проснулась она.

«Мне серый волк приснился,
Он в темном лесу лежал.
Мое обнаженное сердце
Он в пасти своей держал».

«Недобрый сон ты увидел.
Должно быть, вещим он был,
Ведь ты меня похитил
И никого не спросил».

Далее