Жених умирает

Шведская баллада

Педер домой вернулся с тинга,
— В гору смело —
Встретила Педера дочь его Инга.
А на дворе стемнело.

«Здравствуй, отец мой дорогой,
Что нового ты привез домой?»

«Лагман болен и, видно, умрет.
Невесту он проститься зовет».

Инга как громом поражена,
На землю без чувств упала она.

«Опомнись, дочка, что с тобой?
Лагману плохо, но он живой».

«Скажи, отец, как на духу,
Не стыд ли мне ехать к жениху?»

«Ехать к нему тебе не стыд:
Он болен и при смерти лежит».

Педер дочке коня: дает,
Седло позолоченное достает.

Едет Инга на горе свое,
Распущены волосы у нее.

Золотая звенит узда,
На сердце тяжелая беда.

Ехала Инга во весь опор,
Служанка вышла встречать во двор.

Служанка снова в дом вошла:
«Красивая девушка к нам прибыла».

Сияют уздечка и стремена,
Сама, как солнце, блистает она.

Седло золотое как жар горит,
Спадают волосы до копыт».

«Мать, торопись принять, угостить,
Невеста решила меня навестить».

«Твою невесту я не приму,
Сам принимай в своем дому».

Инга, войдя, оперлась о косяк,
Лагман глазами ей сделал знак.

Черной подушки коснулся рукой:
«Сядь, отдохни, побудь со мной».

«Нет, не устала я в пути —
Сердце не может отойти».

Лагман слуге сказал тогда:
«Ларец золотой неси сюда.

Инга, ближе ко мне подойди,
Носи это золото на груди».

Щедрый подарок увидела мать,
Стала она на сына ворчать:

«Сын мой, золото не отдавай,
О младших братьях не забывай».

«Будет у братьев, на что им жить,
А Инге в постели со мной не быть.

Братья получат землю и дом,
— В гору смело —
А ей не сидеть за моим столом».
А на дворе стемнело.

Жена умирает

Шведская баллада

Педер за Торда дочь выдает,
Землю и золото Торд дает.
А лето все ближе и ближе.

Две ночи Инга с мужем спала,
На третью от боли дышать не могла.

«Темно в глазах и ломит грудь,
Пусть поп проводит в последний путь».

«Оставь эту речь, дорогая жена,
Еще не конец, если ты больна».

«Поторопись, мне тесно в груди,
Скорее попа веди.

Как будет мой гроб землей покрыт,
Бери девицу, что ближе стоит.

Бери, какая будет мила,
Бери такую, как я была,

Да слез не лей в день похорон,
С глаз долой — из сердца вон,

Дверь на засов, и все тебе тут.
Не плачут по тем, кого не ждут».
А лето все ближе и ближе.

Безвинная гибель Эббе Тюкессона.

Шведская баллада

Эббе снился тревожный сон,
Ночь была на дворе.
Он матери этот сон рассказал,
Проснувшись на заре.
Безвинно и не по чести его зарубили.

«Мне снилось, наш дом горит светло
И пламени не унять.
Мне снилось, погибла невеста моя
И ты погибла, мать».

«Не езди на охоту, сын,
Вели расседлать коней.
Ты лучше с невестой день проведи
И побеседуй с ней»,

«Усни спокойно, милая мать,
Нам беды не страшны.
Воистину не мужчина тот,
Кто верит в пустые сны».

Эббе ехал по зарослям роз,
Шипы ему платье кололи.
И вот он встретил своих убийц
По скрытой божьей воле.

«Послушай, Эббе Тюкессон,
Куда один ты скачешь?
Где сокол твой, где верный пес
И где своих слуг ты прячешь?»

«Мой пес шныряет в зарослях роз,
Он дичь найдет любую.
А слуги по морю плывут
И режут волну голубую».

Убийцы взяли Эббе в мечи,
Накинулись как черти.
Ничем ты, Эббе Тюкессон,
Такой не заслуживал смерти.

Взвалили тело на коня,
Чтоб мертвого конь увез,
И грустно бежал его серый конь
Домой по зарослям роз.

Бежал в конюшню серый конь,
Туда добежал он вскоре.
Там перед домом стояла мать,
Ждала в глубоком горе,

«Господь помилуй, серый конь,
Того, кто тобой владел.
Господь помилуй тебя, мой сын,
Ты был могуч и смел».

Мать Эббе накинула рыжий мех
На плечи и на грудь.
К невесте сына в каменный дом
Она направила путь.

«Девицы, жены и все, кто есть,
Спешите мне помочь.
Мертвое тело мне привезли,
Бессонной будет ночь».

Невеста Эббе сказала за всех:
«Я что-то не пойму,
Зачем чужого мертвеца
Держать тебе в дому».

Мать Эббе ответила в слезах:
«Он мой племянник милый.
Погублен Эрик Тюкессон
И будет взят могилой.

Мы в черный плащ его завернем,
Положим в дальнем покое,
И будут бодрствовать над ним
Все время кто-нибудь двое».

Кто восковые свечи нес,
А кто могилу копал.
Невеста гадала о женихе,
Куда же он пропал.

Мать Эббе приподняла покров,
Печальна и тиха:
«Невеста, подойти сюда,
Признай своего жениха».

Женщины плакали навзрыд,
Катились слезы из глаз.
Невеста падала без чувств,
Наверно, тысячу раз.

В слезах и в горе ночь прошла
До раннего света зари.
Где ночью лежал один мертвец,
Наутро были три.

Был мертвым Эббе Тюкессон,
Невеста мертвой была,
А вслед за ними перед зарей
От горя мать умерла.
Безвинно и не по чести его зарубили.

Палле Буссон похищает невесту

Шведская баллада

Ранним летним утром,
Чуть жаворонок запел,
Юный Палле Буссон
Уже одеться успел.
Пора в седло!

Заморскими шелками
Одел свою он плоть.
«Где нынче заночую,
Ведает господь».

Он путь направил в Сконе,
Где жил в минувшие дни.
Там был у Палле дядя родной,
Ближайший из всей родни.

Стоял на крыльце его дядя,
Закутанный в меха.
«Куда так весело скачешь ты?
Не было бы греха».

«Я еду в замок короля,
Там девушка есть одна.
Воистину не рыцарь тот,
Кому погибель страшна».

Читать дальше

Дочь Торбена

Датская баллада

Мы малые дети, нас бог не спас,
— Запела птица —
Отец так рано ушел от нас.
Уже рассвело, и роса на траву ложится.

Они в воскресенье собрались решить,
— Запела птица —
Как в понедельник отомстить.
Уже рассвело, и роса на траву ложится.

Едут они вдоль опушки лесной,
А Торбен пашет в самый зной.

«Торбен, теперь покорись судьбе,
Кровь нашего родича на тебе».

«Оставьте меня, уезжайте прочь,
Берите землю, берите дочь».

«Нам нужно только одного,
Крови из сердца твоего».

Мечи опускались не раз, не два,
Валялись куски, как в роще листва.

Поехали к Торбену на двор,
Затеяли с дочерью разговор.

Как лилия, девушка стройна,
Две чаши из золота держит она.

С улыбкой чаши она подает,
Сперва здоровье убийцы пьет.

«Знать бы, как ты влечешь сердца,
Не пролил бы кровь твоего отца».

«Если отца моего ты убил,
Всю мою радость ты погубил».

«Если я зло тебе причинил,
Буду с тобою нежен и мил»

Он посадил ее на коня,
Под черным плащом ее хороня.

По черному вереску шел их путь,
— Запела птица —
Вовек не упасть ей отцу на грудь.
Уже рассвело, и роса на траву ложится.

Юный Энгель

Датская баллада

Пригож был юный Энгель,
Отважен был и смел.
Девицу знатную он полюбил
И увезти сумел.
Неужто все не брезжит день?

Девицу звали Мальфред,
Но хоть богат ее дом,
Не в нем она брачную ночь провела,
А в ельнике густом.

Однажды юный Энгель
Проснулся ночью от сна.
Заговорил он с Мальфред,
И вмиг проснулась она.

«Мне серый волк приснился,
Он в темном лесу лежал.
Мое обнаженное сердце
Он в пасти своей держал».

«Недобрый сон ты увидел.
Должно быть, вещим он был,
Ведь ты меня похитил
И никого не спросил».

Далее

Дочери мстят за отца

Датская баллада

Сестре говорит родная сестра:
— В смелого можно влюбиться —
«Хочешь замуж — и прочь со двора?»
В зеленом лесу живет девица.

«Нет, я замужества не ищу,
Сперва за смерть отца отомщу».

«Чтобы с убийцей счеты свести,
Меч и кольчугу нужно найти».

«В городе, слышно, народ богат,
Меч и кольчугу нам одолжат».

Они опоясались мечом.
Они родной покинули дом.

Им этот день удачу принес,
Встретился Эрланд в роще роз.

«Скажите, вы обручены
Или ищете доброй жены?»

«Мы оба не обручены,
Мы оба ищем доброй жены».

«Я укажу вам славное место,
Где живут две богатых невесты».

«Спасибо, если поможешь нам,
А что не сватаешься сам?»

«Эти невесты богаты,
Но я убил их брата.

Я их отца мечом уложил,
А с матерью их, как с женою, жил».

«Отца ты нашего уложил,
Но ты солгал, что с матерью жил!»

По-женски достали они два меча,
Но по-мужски рубили сплеча,

Они рубили в две руки,
Как в роще листва, валялись куски.

Плачет одна и другая сестра:
Идти на исповедь пора.

Но поп обеих пожалел,
Три пятницы поститься велел.

Нилус и Хилле

Датская баллада

Пригож и молод Нилус,
Отважны его дела.
Просватал он гордую Хилле,
Она красивой была.
Они играли, но гневной была игра.

Веселая вышла свадьба,
Гуляли пять долгих дней.
Нилус жену увозит,
Домой он едет с ней.

Велел он подать карету,
Коней велел привести.
На вересковом поле
Их буря застала в пути.

«Становится холоднее,
И хлещет дождь по полям.
Скажи, дорогая Хилле,
Куда отправиться нам?

До Хедингсхольма загоним
Не одного коня,
А в Фредерлунде — твой дядя,
Но в гневе он на меня».

«Мы в Фредерлунд поедем,
Верно тебе говорю.
Если дома мой дядя,
Я мигом вас помирю».

К дяде во двор въезжают
Они на беду и грех.
А там встречает их Педер,
Закутанный в куний мех.

«Мой добрый дядя Педер,
Привет от нас прими
И дай пристанище мужу
Со всеми его людьми».

«Господь помилуй, Хилле,
Ты так похожа на мать.
Богаче и лучше мужа
Хотел я тебе подобрать».

«Богаче и лучше мужа
Ты мне не подберешь.
Я Нилуса полюбила,
Он мне и мил, и хорош»,

«Пристанище муж твой получит,
И он, и люди его.
Но сам он, конечно, помнит,
Что брата убил моего».

Хилле в опочивальню
Они проводили толпой,
А Нилусу показали
Отдаленный покой.

Медом его поили,
Чтоб было ему веселей,
А тем временем Педер
Вооружил людей.

В покой ворвался Педер
И бросил на стол свой меч:
«Помнишь ли ты, Нилус,
Как брата заставил лечь?»

«Я помню это все время
И в памяти храню.
Но, если жив я буду,
Я брата тебе заменю».

«Ты прочь уедешь с миром,
Останешься в живых.
В залог мы возьмем обоих
Племянников твоих».

Племянники стали рядом,
Воздух мечами рубя.
«Позволь, господин паш Нилус,
Мы постоим за себя».

Смотрел не дрогнув Нилус,
Как воины спор вели,
Как два племянника юных
Мертвыми полегли.

«Я на святой могиле
Поклялся однажды в беде,
Что выну меч в воскресенье
Лишь по крайней нужде».

Нилус шагнул к убийцам
И вынул меч из ножон.
Я вам скажу по чести,
Рубил, как мужчина, он.

Против его ударов
Никто не мог устоять,
Но тут его меч сломался,
Треснула рукоять.

Подушками он защищался,
Врагов чем попало бил,
Но у дверей покоя
Смертельно ранен был.

Сказал он, страдая от раны,
Себе не в силах помочь:
«Вставай с постели, Хилле,
Пора нам ехать прочь».

В седло он поднял Хилле,
Еле в седло он влез.
И в Хедингсхольм поехал
Полями наперерез.

Он ехал тихим шагом,
Не мчался во весь опор.
Одетая в мех куницы,
Сестра его вышла во двор.

«Мой брат, отчего ты невесел?
Сойди с коня поскорей
И расскажи, где оставил
Обоих моих сыновей».

«Во Фредерлунде гостил я,
Смертельно ранен я,
И там же, в бою неравном
Пали твои сыновья.

Стели мне постель пошире,
Крепко я буду спать.
А овдовеет Хилле —
Ты ей заменишь мать».

«Мне дочерью Хилле не станет,
Несчастье она несет:
Я двух сыновей потеряла,
И брата ничто не спасет».

Пришло большое горе,
Развеяло радость в прах.
К рассвету мертвый Нилус
Лежал у сестры на руках.

Вслед за его кончиной
Другая беда пришла:
Хилле легла возле мужа
И тоже умерла.
Они играли, но гневной была игра.

Меч-мститель

Датская баллада

Педер въехал на замковый двор.
Датский король с ним повел разговор.
Доброй поездки верхом!

«Спасибо, Педер, что нас навестил.
Ты за отца не отомстил?»

«На юге я был, в далеком краю,
Где солнце копит силу свою.

На западе был я, в далеком краю,
Где солнце теряет силу свою.

На севере был я, в дальних краях,
Где море застыло в холодных льдах.

Потом повернул я на восток,
Где новый день свой свет зажег.

Но я не нашел человека того,
Что знает убийцу отца моего».

«Чем наградишь человека того,
Что знает убийцу отца твоего?»

«Я дам ему золото и серебро,
Ему добром отплачу за добро.

Его наградить в моей будет власти,
Я дам корабль, паруса и снасти».

Король сказал, закутавшись в мех:
«Узнай же того, на ком этот грех.

Да будет мне в помощь воля творца,
Я убил твоего отца».

Педер себя ударил в грудь:
«Сердце моё, каменным будь!

Не дай, моё сердце, уйти врагу.
Я отомщу, как только смогу».

Педер стоит в углу двора,
Ему с мечом говорить пора.

«Меч мой, славу свою обнови.
Хочешь ли ты искупаться в крови?

Ты за меня, мой меч, постой,
Нет у меня родни другой».

«Как я могу тебе помочь?
Моя рукоять отлетела прочь».

Педер велел кузнецам ковать,
Сделать новую рукоять.

Втроем кузнецы рукоять ковали,
Пошло на нее полпуда стали.

«Ты за меня, мой меч, постой,
Нет у меня родни другой».

«Таким же твердым стань с этих пор,
Как буду я на расправу скор.

Таким же надежным ты должен стать,
Как новая моя рукоять».

Педер с мечом туда идет,
Где воины пьют вино и мед.

Педер свой меч на них испытал,
Он восьмерых на полу распластал.

Слева и справа он заходил,
Женщин и девушек не щадил.

Педер рубил все быстрей и быстрей,
Убил короля и его сыновей.

Из колыбели ребенок сказал:
«Много греха ты на душу взял.

Когда я вырасту большим,
Я ни за что не стану таким».

«Отцу твоему я мстил до конца,
Но ты не отомстишь за отца».

Страшен во гневе Педер был,
Ребенка он надвое разрубил.

«Теперь отдохни, успокойся, меч,
Пора тебе мирно в ножны лечь».

«Тяжко мне, твоему мечу,
Теперь я крови твоей хочу.

Если бы ты не сказал этих слов,
Тебя пронзить я был готов».

Педер отправился к кузнецам,
Себя заковать велел он сам.

Хотел он странствовать в цепях,
Словно преступник или монах.

На прах короля он ступил ногой,
Свалились цепи сами собой.
Доброй поездки верхом!

Юный Свейдаль

Датская баллада

Юный Свейдаль играет в мяч,
Кидает метко и смело.
В красивую девушку мяч попал,
И девушка побледнела.
Ты говори с умом!

В комнату к девушке мяч попал,
Свейдаль пошел за мячом.
Грустный вышел он назад,
Грустить ему было о чем.

«Юный Свейдаль, твой меткий мяч
Ты не бросай мне вслед.
В чужой стране тебя девушка ждет,
Без тебя ей счастья нет.

Не будешь ты ни пить, ни есть,
И будет твой сон нехорош,
Покуда ты от сонных чар
Девушку не спасешь».

Юный Свейдаль накинул мех,
Был его мех богат.
Свейдаль отправился туда,
Где воины сидят.

«Здесь вы сидите, люди мои,
Мед и вина — ваше питье.
К могиле матери я пойду,
Совета спрошу у нее».

К могиле матери Свейдаль пришел,
И стал он громко звать.
Треснули камни, и дрогнул холм,
Под которым лежала мать.

«Кто это? Кто меня зовет
И прах тревожит мой?
Кто не дает мне мирно спать
В моей могиле сырой?»

«Это Свейдаль, единственный сын,
Которого ты родила.
Он хочет, чтобы ты ему
Добрый совет дала.

Мачеха с дочкой сделали так,
Чтоб о девушке я страдал,
А девушку эту никогда
Я в глаза не видал».

«Я дам тебе резвого коня,
Ты ловко сидишь в седле.
Он побежит по соленым волнам,
Словно по твердой земле.

Я дам тебе волшебный меч,
С ним светел темный бор.
В крови дракона меч закален
И будет пылать, как костер».

Юный Свейдаль сел на коня
И задал работу шпорам.
То полем широким скачет он,
То темным дремучим бором.

По берегу моря скачет он,
У самой волны морской,
И видит — к берегу гонит пастух
Скотину на водопой.

«Скажи мне правду, добрый пастух,
Правду не надо таить,
Чей ты сам и чей это скот,
Что гонишь ты поить?»

«С нашей юной госпожой
Стряслась большая беда.
Каким-то Свейдалем бредит она,
Хоть не был он здесь никогда».

«Добрый пастух, скажи поскорей,
Как мне найти госпожу.
Если я стану твоим королем,
Щедро тебя награжу».

«Двор на горе, где липы стоят,
Не такая уж даль.
Из серого мрамора дома,
А дверь закована в сталь,

Из серого мрамора дома,
И сталью скована дверь.
Минуло восемнадцать зим
Моей госпоже теперь.

Слева у двери — лютый медведь,
А справа — грозный лев.
Но если истинный Свейдаль ты,
Не страшен тебе их гнев».

Свейдаль в гору погнал коня,
Поднялся дорогой крутой,
И все запоры на дверях
Упали сами собой.

Грозный лев и лютый медведь
К его ногам легли,
И липа золотую листву
Склонила до земли.

Липа склонила до земли
Золотую листву,
И девушка, открыв глаза,
Увидела все наяву.

Открыла девушка глаза
И слышит — звенят стремена.
«Хвала творцу, я от сонных чар
Свейдалем спасена».

Юный Свейдаль вошел в покой.
Немногие так хороши.
Взглянула девушка на него
И обняла от души.

«Добро пожаловать, мой жених,
К верной твоей невесте.
Хвала всевышнему в небесах,
Мы будем счастливы вместе».
Ты говори с умом!