Золотые слитки

Португальская сказка

Три брата-угольщика жгли уголь на склоне холма, и каждый из них по очереди следил за угольной ямой, пока двое других спали. Наступил черед самого младшего, а он то ли задремал, то ли задумался о чем — огонь-то и погас. Испугался младший брат, что достанется ему от старших за нерадивость, и решил, пока братья не проснулись, пойти раздобыть где-нибудь огня. И тут видит он: вдали будто что-то светится; вот, думает, славно, пойду попрошу головешку. Идти ему пришлось долго, пока добрел он до другой угольной ямы, вокруг которой сидели какие-то угрюмые люди и жгли уголь. Мальчик, поглядев на их злобные лица, еле отважился попросить огонька, на что угольщики проворчали:
— Тащи головешку и убирайся… Мальчик выхватил из ямы головешку и кинулся бегом обратно. Однако по пути головешка погасла, и мальчик, сунув ее за пояс, вернулся к мрачным угольщикам и попросил другую. И угольщики с тем же хмурым видом пробурчали:
— Тащи головешку и убирайся!
Но и эта головешка погасла, а мальчик, набравшись храбрости, снова вернулся к угольщикам, и те в третий раз позволили ему вытащить головешку, которая погасла, как и прежние. Тем временем рассвело, и братья мальчика проснулись. Пришлось ему рассказать им все как было, но когда он вытащил из-за пояса головешки, братья увидели, что это вовсе не головешки, а слитки чистого золота. От радости они пустились в пляс, и старший сказал среднему:
— Ну, таким счастьем грех не попользоваться! Нынче ночью один из нас тоже отправится к угольщикам за головешками!
Так они и сделали, и средний брат принес еще три головешки, при свете дня превратившиеся в золотые слитки. А на третью ночь к угольщикам пошел старший брат, и стало у них еще тремя слитками больше. Разбогатели братья, и захотелось им жить в городе. Тогда старший из них и говорит:
— Давайте построим дворец и будем жить в нем все вместе.
Построили они дворец, богато его украсили и стали в нем жить-поживать. Но однажды к воротам дворца подошел, прося подаяния, нищий. Братья велели привести его во дворец и угостили на славу. Насытившись, старик перекрестился и начал было возносить господу благодарственную молитву, как вдруг весь дворец рассыпался в прах, словно его и не бывало, а братья и все, кто сидел с ними за столом, очутились посреди улицы. И от всего их богатства осталась лишь куча золы.

Любопытная женщина

Португальская сказка

В одном селении жила ужасно любопытная женщина: что бы где ни случилось, до всего ей было дело. И днем и ночью, спрятавшись за оконной занавеской, она высматривала и прислушивалась ко всему, что делалось на улице. Как-то раз, ночью, когда она уже легла, ей послышались на улице шаги. Любопытство заставило женщину соскочить с постели и, как была, в одной сорочке, высунуться в окно. И тут увидела она, что по улице идет процессия — и какая! Она сроду такой не видывала! Ей не было конца-краю, и что всего диковинней: нескончаемая процессия двигалась бесшумно, словно плыла по воздуху, и ни единого звука не исходило от нее. Жутко сделалось женщине, да и как не прийти в ужас, когда в одном из проходивших она признала своего кума, который давно умер! И все же, не в силах сдержать любопытства и дабы удостовериться, точно ли это он, женщина пустилась на хитрость.
— Куманек! — окликнула она, едва тот поравнялся с ее окном. — Не одолжите ли вы мне свечу, а то моя погасла…
Призрак протянул женщине свечу и прошел дальше. Наконец процессия удалилась, и женщина снова улеглась в постель, но так и не уснула, а на рассвете, встав с постели, увидела, что свеча, выпрошенная ею у кума, все еще горит. Женщина хотела погасить ее, но, подойдя поближе, вдруг разглядела, что это вовсе не свеча, а рука покойника. Чуть живая от страха, женщина кинулась к священнику и рассказала ему обо всем.
— Это тебе наказание за любопытство. Теперь дождись, пока через неделю процессия пойдет назад, и верни куму мертвую руку.
На восьмой день любопытная женщина не отходила от окна, пока на рассвете между двумя и тремя часами процессия снова не прошла мимо нее, такая же нескончаемая и безмолвная.
Чуть только женщина завидела среди проходивших своего кума, она, высунувшись из окошка, потянулась к нему с мертвой рукой… Процессия исчезла за углом, а когда рассвело, соседи нашли любопытную женщину мертвой. Она лежала, свесившись из окна, и все, кто ее знал, сказали в один голос:
— Это ей наказание за любопытство.

Мертвец

Португальская сказка

Один юноша весьма веселого нрава надумал отпраздновать день своего рождения с превеликой пышностью. Обошел он всех своих друзей и пригласил их к себе на праздничный ужин. По пути домой, проходя мимо кладбища, встретил он еще одного приятеля. И его тоже пригласил и, довольный, пустился с ним в разговор. Беседуя с приятелем, юноша вдруг увидел стоявшего у кладбищенской стены почти истлевшего мертвеца. Подумав, что ему это почудилось, юноша, дурачась, обратился к мертвецу:
— Приходи и ты, если пожелаешь, ко мне на праздничный ужин…
— Приду, — отвечал мертвец.
Юноша, задрожав от страха, спросил у приятеля, не послышался ли ему чей-то голос. Но тот ничего не слыхал, и сказать про мертвеца юноша не осмелился. Расставшись с приятелем, он, преисполненный ужаса, поспешил к священнику и все ему поведал.
— Ах, что ты наделал! Разве ты не знаешь, что с мертвецами шутки плохи?
— Что же теперь со мной будет?
— Теперь уж остается только покориться судьбе. Вели поставить на праздничный стол еще один прибор, хоть и праздник тебе будет не в праздник.
Собравшиеся гости танцевали до полуночи, а потом их позвали к столу. Но едва часы стали бить полночь, в дверь постучали. Юноша, весь дрожа, пошел посмотреть, кто там, и, отворив, попятился: в дверях стоял мертвец. Войдя, он неторопливо направился к столу и, сев на незанятое место, с жадностью принялся поглощать одно блюдо за другим. Потом встал из-за стола и сказал юноше:
— Ты оказал мне честь, пригласив меня отпраздновать твой день рождения, и я тоже хочу пригласить тебя завтра в тот же час отужинать со мною.
И, сказав это, мертвец покинул дом юноши.
А тот, не помня себя от ужаса, всю ночь не сомкнул глаз и, едва настало утро, поспешил к своему духовнику за советом и помощью.
— Ничего не поделаешь, надо идти: не пойдешь — будет еще хуже. Помочь же я тебе могу только одним: дам тебе свою ризу, в которой я мессу служу, — она тебя защитит.
Незадолго до полуночи, дрожа как осиновый лист, юноша вступил на церковный двор, а ровно в полночь постучал в дверь церкви: мертвец, появившись, увлек его за собой внутрь.
— Видишь две могилы?
— Вижу.
— Одна моя, а вторая стала бы твоей, когда б не хватило у тебя догадки прийти сюда в христовом одеянии. Но запомни наперед: никогда не шути с мертвецами.
Юноша, сам не ведая как, очнулся на церковном дворе и, еле добравшись до дома, слег, сраженный тяжким недугом. А поправившись, больше уж никогда в своей жизни не позволял себе шуток с мертвецами.

Оборотень

Португальская сказка

Однажды в дом, расположенный в пустынной и дикой местности, где хозяин жил одиноко с женой и незамужней дочерью, постучался какой-то человек в поисках работы. Был он молод и приятной наружности и с первого взгляда понравился хозяйской дочери:
— Найми его, отец, прошу тебя.
— Этого-то бродягу? Так ведь мы о нем ничего не знаем, дочка. Один бог ведает, откуда он.
— Он выглядит честным и работящим. И девушка принялась так горячо умолять отца, что тот в конце концов сдался, и на маленьком хуторе появился батрак. Всем домом, день за днем, работали на земле, сеяли пшеницу, снимали урожай, обирали оливки, подрезали деревья, ухаживали за скотом, приготовляли домашние сыры… А в сумерках, сидя вкруг очага и держа на коленях свои миски, они мирно и с удовольствием съедали простой обед, заработанный их усердным трудом.
Через несколько месяцев хозяйская дочь и батрак поженились.
— Есть в моей жизни одна тайна, — сказал молодой муж своей подруге в ночь свадьбы. — Каждую полночь я должен уходить из дому. Но ты ни о чем не беспокойся. Это совсем ненадолго. Прошу тебя об одном во имя нашей любви: никогда не пытайся разгадать мой секрет. Клянешься?
Молодая поклялась, и долгое время ничто не нарушало их счастья и согласия.
Каждую ночь, едва пробьет двенадцать, батрак вскакивал с постели, открывал дверь наружу и исчезал в ночной темноте… Молодая жена каждый раз думала дождаться возвращенья мужа, чтоб узнать, сколько же времени он отсутствует, но почему-то сразу же веки ее невольно смыкались, и она погружалась в сон, тяжелый, как сама смерть. Лишь на рассвете она просыпалась — и всегда в объятьях мужа, глядящего на нее со счастливой улыбкой.
Она дала клятву, да… И все же эта странная тайна любимого не давала ей покоя, наполняя душу тревогой.
Так проходили дни и недели…
И однажды она не смогла победить свое любопытство. Когда в полночь муж, как обычно, вскочил с кровати и вышел из дома, она поспешно натянула свою красную холщовую юбку, накинула на голову шаль и устремилась за ним. Долго бежала и бежала она в темноте, никого пред собой не видя. Только вдруг, когда петляла она по пустынным уличкам какого-то поселка, из-за ближайшего угла выскочила и набросилась на нее огромная собачища, черная, как деготь. И все лаяла, лаяла, нападала и, пытаясь укусить, рвала на ней красную холщовую юбку.
Молодая, обезумев от страха, опрометью кинулась назад и остановилась, падая с ног, лишь у двери своего дома. Крадучись, забралась она в постель, вся сжавшись и натянув на голову одеяло. Тот же тяжелый сон, похожий на смерть, что овладевал ею каждую ночь, пришел и теперь. Она забылась. Даже страх — а он был велик! — не прогнал этого сна.
Утречком, когда уже пели наперебой петухи и солнце просачивало свои лучи меж черепиц кровли, хозяйская дочь проснулась, как всегда, в объятьях мужа, но на этот раз бедняжка вся дрожала, боясь, как бы муж не угадал, что она нарушила клятву, и терзаясь угрызеньями совести.
Но муж улыбался…
И тут она увидела застрявший у него в зубах крошечный клочок материи от своей красной холщовой юбки, которую порвала на ней ночью огромная страшная собака…

Речные ведьмы

Португальская сказка

Однажды пришлось молодому крестьянину переходить вброд глубокую и коварную речку, да еще в поздний час, и слышит он — будто в воде смеется кто-то и вроде как рыбы плещутся и друг об друга эдак шлеп-шлеп. Удивился парень и в сильном испуге проворно залез на склонившуюся над речкой иву. И укрылся в ее ветвях.
Немного погодя видит он — в воде речные ведьмы плещутся, а одна, видать, замешкалась где-то и торопится их догнать.
— Ты что сегодня так поздно? — спрашивают ее подруги.
— Да вот все напускала порчу на самую богатую и завидную невесту в соседнем селенье. — И она назвала девушку по имени.
— Не иначе как булавками орудовала?
— Угадали, подружки. Поймала жабу, понатыкала ей в голову и грудь булавок и для пущей верности спрятала ее в изголовье девичьей постели. Жабьи мученья на девушку перейдут, она и занеможет.
Не успела ведьма договорить, как вдалеке пропел петух. И ведьмы вмиг исчезли, а крестьянин слез с дерева и поспешил к родителям девушки — предупредить о грозящей беде. Они тут же обшарили изголовье дочкиной постели и нашли жабу, из которой торчали булавки. Но по законам чародейства тому, кто взялся бы избавить жабу от булавок, пришлось бы самому испытать ее мученья, и потому все они сообща исхитрились и изловили ведьму, на которую указал им крестьянин. Изловили и заставили вытаскивать из жабы булавки. Вытащила ведьма все булавки, а сама, не вынеся мучений, лопнула.

Горбуны

Португальская сказка

В одном краю жили два горбуна: они были знакомы и водили дружбу. Как-то раз один из них заблудился и забрел в лесную чащу, где ведьмы плясали на своем шабаше, приговаривая:
— Пятница за четвергом, торопясь, бежит бегом, а за пятницей — суббота, день, когда плясать охота…
Горбун, подойдя поближе, увидал множество всяких яств и, надеясь на угощение, принялся подпевать ведьмам:
— Пятница за четвергом, торопясь, бежит бегом, а за пятницей — суббота, день, когда плясать охота…
Ведьмы встретили горбуна как дорогого гостя, попотчевали его на славу и пригласили плясать вместе с ними, а когда время подошло к полуночи, стали говорить между собой:
— Что бы нам такое для него сделать до того, как мы улетим отсюда?
— Давайте дадим ему побольше денег. А одна ведьма сказала:
— Давайте избавим его от горба. Горбун взял деньги, оставил ведьмам свой горб и отправился домой; там он повстречал своего приятеля, другого горбуна, и тот стал его спрашивать, как это ему удалось избавиться от горба. Исцелившийся горбун рассказал приятелю обо всем, что с ним приключилось, и растолковал ему, как добраться до лесной чащи, где водятся ведьмы. В тот же день второй горбун отправился в лес и увидел, как ведьмы водят хоровод и поют:
— Пятница за четвергом, торопясь, бежит бегом, а за пятницей — суббота, день, когда плясать охота… — Он стал им подпевать и добавил, чтобы явить свое усердие:
— За субботой — воскресенье, вот когда пойдет веселье!
А ведь известно, что при ведьмах лучше про воскресенье и не заикаться, и потому едва услышали они эти слова, как сразу набросились на горбуна и, отколотив его изрядно, стали говорить между собой:
— Ну, что нам с ним сделать?
— Давайте приставим ему еще второй горб, который нам прежний горбун оставил.
И поплелся несчастный горбун домой с одним горбом сзади, а другим — спереди.

Жаба и лиса

Португальская сказка

Договорились жаба с лисой пшеницу посеять, а урожай пополам поделить.
Посеяли, собрали урожай, обмолотили, зерно в кучу ссыпали, а рядом стог соломы сложили. Закончили работу, разошлись по домам, спать легли. Рано поутру лиса прибежала к жабе, та ей кумой доводилась и по соседству жила, и говорит:
— Кума, подруга, хочу я тебе выгодное дельце предложить.
— Выкладывай, какое.
— Побежим наперегонки к гумну, кто первый прибежит — тот все зерно и заберет.
— Вот что, кума, — отвечает ей жаба, — я зарок дала никогда ничего не делать, не посоветовавшись со своей приятельницей. Зайди-ка еще раз через часок.
Ушла лиса, а жаба отправилась к другой жабе и обо всем ей рассказала.
— Не волнуйся, все будет в порядке, мы лису проведем, хоть она и хитрая, — отвечала жабе приятельница.
— А как?
— Мы с тобой похожи как две капли воды, лисе нас не различить. Я сейчас попрыгаю на гумно и начну зерно в мешки ссыпать. А ты ступай к лисе и подольше не соглашайся на ее предложение, надо время оттянуть. Да смотри, не вздумай бежать, пока я до гумна не доберусь. Конечно, солому можно было бы отдать лисе, но, пожалуй, проучить ее не мешает. Спрячу-ка я в стог собаку, вот уж она встретит рыжую, когда та соломки захочет взять.
Жаба, радуясь совету своей товарки, направилась домой и стала поджидать лису. Вскоре кумушка явилась.
Поторговались они, поспорили немного, наконец жаба сделала вид, что уступает. В назначенный час лиса помчалась к гумну. Прибежала, смотрит, а жаба уже зерно в мешки насыпала.
— Как же это ты, кума, так скоро управиться сумела? — недовольно промолвила лиса.
— Было бы желание, милая, — ответила жаба. — И вот что, раз уж мы с тобой подруги, забирай себе всю солому, хоть об том уговору и не было.
Лиса нос повесила, да делать нечего, бери, что дают.
Пошла попробовать, мягкая ли солома. А из стога собака как выскочит — да на лису, та бежать. Бежала, бежала, из сил выбилась и околела.

Съел сову!

Португальская сказка

Волк шел по лесу и увидал сову, сидящую на высокой сосне. Волк подошел и крепко обхватил сосну хвостом, словно собираясь перепилить. Сова, высунувшись из гнезда, сказала ему:
— Ах, кум, не пили, пожалуйста, сосну; мои детки свалятся вниз и умрут.
Волк отвечал:
— Коль не желаешь, чтоб я спилил сосну, спустись ко мне сама.
Сову это не очень-то устраивало, но — что ж поделаешь? — она стала потихоньку перелетать с ветки на ветку и, спустившись уже довольно низко, спросила волка:
— А тебе, волк, чего надобно? А он в ответ:
— Спустись еще немножко, дело есть. Сова возразила:
— Да ты говори, я и отсюда слышу. Волк настаивает:
— Спустись — поняла? Я тебе ничего дурного не сделаю.
Сова оплошала и спустилась к волку, а тот как щелкнет зубами, — да и схватил беднягу.
Сова говорит из пасти волка:
— Слушай, кум, погоди меня есть, я еще завещанье не составила.
А волк отзывается:
— Нет уж! Теперь ты попалась, голубушка.
Молит сова:
— Да ты хоть с детками-то дай проститься, вон они на дереве одни сидят.
Волк говорит:
— Не дам, кума, а то ты небось убежишь.
Сова покорилась:
— Ладно уж, только ты сам им тогда скажи, что меня съел, а то ведь ждать будут. Три раза повтори, чтоб услыхали: «Съел сову!»
Волк тихонечко так сказал, чтоб рот не больно-то открывать:
— Съел сову! Сова попрекает:
— Да что ж ты, кум, так тихо, они ж не слышат!
Волк повторил «Съел сову!» немного погромче.
А она недовольна:
— Ну вот, они не услышали! Погромче давай!
Волк тут разинул пасть, чтоб громко крикнуть «Съел сову!» — а она как вырвется, да сразу же и взлетела на самую верхушку сосны. Взглянула вниз на волка и говорит:
— Другую дуру ищи!

Волк и лиса

Португальская сказка

Нашла как-то лисица на мусорной свалке сапоги. Сунула в них лапы и решила не снимать: уж больно грязно кругом! Повертелась она, повертелась вокруг мусорной свалки и, не найдя больше ничего стоящего, скрылась в лесу. Идет она по лесу, а навстречу ей волк.
— О, кума лиса, где это ты такие сапоги себе купила?
— Где купила? — переспросила хитрющая. — Да я вовсе не купила, я их сама сшила.
Удивился волк и спросил, дорого ли они ей стали. На что лисица не сморгнув ответила, что ушло на них три барана, две овцы и четыре ягненка. Ну, а для кума, должно быть, достаточно будет одного быка, четырех баранов, трех овец и пятерых, а то и шестерых ягнят. Услышав, сколько нужно товару, чтобы сделать себе сапоги, волк сказал:
— А, бог с ними. Больно дорого!
— Дорого?! Конечно, дорого! Так ведь дешевле-то не получится. Лапы-то, посмотри, какие у тебя большие. Ясно, и товару нужно больше.
Не мог не согласиться волк с доводами лисы.
— Права ты, — сказал он. — Вот соберусь с духом и доставлю тебе все необходимое, а то ведь разутым того и гляди лапу наколешь. А наколешь лапу — сиди голодный несколько дней. Это уж точно.
И принялся волк за дело и очень скоро приволок лисе все, что требовалось. Довольна осталась лиса: теперь еды надолго хватит и шкуркой своей можно не рисковать.
А волк, отдавая лисе товар, поинтересовался, скоро ли будут готовы сапоги. На что лисица ответила:
— Да дней через пятнадцать приходи. Спустя пятнадцать дней пришел волк за сапогами, но лисы дома не застал. Пришел на следующий день — и опять не застал. Потом еще два-три раза приходил, и все без толку — к закрытой двери. Тут понял волк, что провела его рыжая, и поклялся отомстить:
— Убью, только попадись!
И вот однажды столкнулся он с ней нос к носу на лесной дороге. Испугалась хитрая, а волк ей и говорит:
— Ну, треклятая, где мои сапоги? Приободрилась лиса и отвечает, да так нежно, как ни в чем не бывало:
— Не сердись, куманек, бычья кожа-то плохо поддается обработке, ее дубить нужно больше, чем какую другую.
Услышав это, волк еще больше уверился, что обманут, и сказал:
— Известно мне твоё лисье дубление. Вот что: пришел день расплаты — готовься!
Бросилась тут лиса бежать и как только увидела первую попавшуюся нору, юркнула в нее. А нора маленькая оказалась, хвост-то лисы снаружи остался.
Оторвал волк хвост у лисы и пообещал хитрюге:
— Теперь везде тебя найду. Не уйдешь. Меченая ты!
Сообразила тут лиса, что не миновать ей смерти, — без хвоста-то ее среди рыжих просто узнать. Побежала на холм, тявкнула громко два раза, как было принято, собрала своих товарок и говорит:
— Решила я вас обучить одному красивому танцу, что видела в той стране, откуда только что вернулась. Но, чтобы обучиться ему, вы должны связать все свои хвосты в один узел.
И вот, когда поставленное условие было выполнено, крикнула:
— Ой, подруги милые, спасайтесь кто как может. Охотники со сворой гончих идут! Как-нибудь в другой раз потанцуем.
Ну что тут говорить: бросились лисицы врассыпную и пооторвали себе хвосты. А хитрюге только того и нужно было.
Спустя какое-то время опять столкнулся волк с лисой на лесной дороге.
— А-а-а! Теперь не уйдешь!..
— Это ты мне, кум волк? — спросила лисица. — И что это я сделала такого, что ты так зол на меня? Я всего-то шесть месяцев как из дальних странствий вернулась!
— Э-э-э! Не проведешь. Запамятовала, рыжая, как я тебе хвост оторвал?
— Хвост оторвал? Да будет тебе, куманек, теперь мода такая бесхвостая. Хочешь, пойдем на холм, где собираются лисы, сам увидишь.
Поднялся волк на холм, и лисица с ним. Тявкнула она громко два раза. Собрались ее товарки. Все как одна бесхвостые! Тут понял волк, что ошибся: нашел виноватую без вины.

Муравей и снег

Португальская сказка

Увязла у муравья в снегу нога.
— Ой, снег! До чего же ты сильный! Вон как уцепил меня за ногу — не отцепишь!
А снег ему отвечает:
— Куда как сильный! Вон как солнце меня истончает.
— Ой, солнце! До чего же ты сильное! Ты истончаешь снег, который вон как уцепил меня за ногу — не отцепишь.
А солнце ему отвечает:
— Куда как сильное! Вон как стена мне путь застит.
— Ой, стена! До чего же ты сильная! Ты застишь путь солнцу, которое истончает снег, который вон как уцепил меня за ногу — не отцепишь.
А стена ему отвечает:
— Куда как сильная! Вон как мышь меня прогрызает.
— Ой, мышь! До чего же ты сильная! Ты прогрызаешь стену, которая застит путь солнцу, которое истончает снег, который вон как уцепил меня за ногу — не отцепишь.
А мышь ему отвечает:
— Куда как сильная! Вон как кошка меня сжирает.
— Ой, кошка! До чего же ты сильная! Ты сжираешь мышь, которая прогрызает стену, которая застит путь солнцу, которое истончает снег, который вон как уцепил меня за ногу — не отцепишь.
А кошка ему отвечает:
— Куда как сильная! Вон как пес меня кусает.
— Ой, пес! До чего же ты сильный! Ты кусаешь кошку, которая сжирает мышь, которая прогрызает стену, которая застит путь солнцу, которое истончает снег, который вон как уцепил меня за ногу — не отцепишь.
А пес ей отвечает:
— Куда как сильный! Вон как палка с меня шкуру спускает.
— Ой, палка! До чего же ты сильная! Ты спускаешь шкуру с пса, который кусает кошку, которая сжирает мышь, которая прогрызает стену, которая застит путь солнцу, которое истончает снег, который вон как уцепил меня за ногу — не отцепишь.
А палка ему отвечает:
— Куда как сильная! Вон как огонь меня сжигает!
— Ой, огонь! До чего же ты сильный! Ты сжигаешь палку, которая спускает шкуру с пса, который кусает кошку, которая сжирает мышь, которая прогрызает стену, которая застит путь солнцу, которое истончает снег, который вон как уцепил меня за ногу — не отцепишь.
А огонь ему отвечает:
— Куда как сильный! Вон как вода меня гасит.
— Ой, вода! До чего же ты сильная! Ты гасишь огонь, который сжигает палку, которая спускает шкуру с пса, который кусает кошку, которая сжирает мышь, которая прогрызает стену, которая застит путь солнцу, которое истончает снег, который вон как уцепил меня за ногу — не отцепишь.
А вода ему отвечает:
— Куда как сильная! Вон как бык меня выпивает.
— Ой, бык! До чего же ты сильный! Ты выпиваешь воду, которая гасит огонь, который сжигает палку, которая спускает шкуру с пса, который кусает кошку, которая сжирает мышь, которая прогрызает стену, которая застит путь солнцу, которое истончает снег, который вон как уцепил меня за ногу — не отцепишь.
А бык ему отвечает:
— Куда как сильный! Вон как мясник меня забивает.
— Ой, мясник! До чего же ты сильный! Ты забиваешь быка, который выпивает воду, которая гасит огонь, который сжигает палку, которая спускает шкуру с пса, который кусает кошку, которая сжирает мышь, которая прогрызает стену, которая застит путь солнцу, которое истончает снег, который вон как уцепил меня за ногу — не отцепишь.
А мясник ему отвечает:
— Куда как сильный! Вон как смерть меня уносит!