Бочка, петушок и стрела

Бочка, петушок и стрела

Японская сказка

Давно-давно жил в одной деревне бедный крестьянин, и было у него три сына. Всем сыновья взяли: и красотой, и умом, но вот беда — не любили работать в поле. С утра до вечера упражнялись они в стрельбе из лука. Не раз отец бранил их за это:
— На что крестьянину лук и стрелы? Всё равно что летом очаг, а зимой веер. Нет от них пользы.
Однажды во время жатвы отец пришёл с поля усталый и говорит своим сыновьям:
— Хватит, хватит стрелы пускать, попусту воздух рассекать. Возьмите в руки серпы и ступайте в поле.
Послушались было сыновья. Идут они с серпами в руках, но тут вдруг, на беду, где-то в роще птица засвистела. Вспомнили они, как свистит стрела в полёте, и воротились назад. Смотрит отец, а сыновья опять луки натягивают. Тут уж пришёл конец его терпению.
— Вон из моего дома, непослушные! Знать вас больше не хочу! — и прогнал всех троих из дому.
Что тут будешь делать? Взяли с собой братья каждый по одной лепёшке и пошли, сами не зная куда. С горы на гору идут они, через реки и потоки переходят. Вдруг видят братья: перед ними перекрёсток. На три стороны дорога разбегается. Тут сказал старший брат:
— Всем вместе идти — толку не будет. Пусть каждый выберет себе дорогу.
— Что ж, здесь и простимся,— решил средний брат. А младший добавил:
— Но только уговор: не забывать друг друга.
Разлучились братья. Каждый пошёл своим путём. Не прошло и часа, как старший брат увидел возле самой дороги домик бочара. Бочар молотком бамбуковые ободья на бочку набивает, да так ловко. Спрашивает он юношу:
— Куда путь держишь?
— Иду какому-нибудь мастерству учиться.
— Тогда поступай ко мне в ученики. Я первый бочар в Японии. Никогда ещё на бочках моей работы ни один обруч не лопнул.
Понравились эти слова старшему брату. Поступил он к бочару в ученики.
А средний брат шёл по дороге и час, и другой, и третий. Вдруг увидел он возле самой дороги домик резчика по дереву. Сидит резчик во дворе, работает. Остановился средний брат, любуется, какого красивого петуха резчик сделал. Так и кажется, что петух вот-вот крыльями взмахнёт. Спрашивает резчик:
— Куда ты путь держишь, юноша?
— Иду какому-нибудь мастерству учиться.
— Так поступай ко мне в ученики. Я первый в Японии резчик по дереву. Звери и птицы у меня как живые.
Понравились среднему брату эти слова, остался он у резчика в учениках.
Долго шёл младший брат по дороге. В открытом поле и заночевать пришлось. Утром заглянул он в дорожный узелок с едой и видит: не осталось там ни одного куска лепёшки. А есть хочется до того, что в глазах темнеет. Стал младший брат глядеть по сторонам и увидел грушевое дерево. Висят на самой его верхушке груши сочные, спелые. Снял он лук со спины, вынул стрелу из колчана и прицелился. Вдруг ветви дерева начали быстро-быстро подниматься и опускаться. Груши то вверх птицей взлетят, то книзу рыбкой нырнут. Но юноша не раз сбивал птиц на лету. Спустил он стрелу и сбил одну грушу. Но только впился в нее зубами, как, откуда ни возьмись, прибежал хозяин грушевого дерева.
— Ого! До сих пор никто не мог сбить стрелой ни одной моей груши. Как же тебе это удалось? А ну-ка сбей ещё одну, я посмотрю.
Смутился юноша. Но делать нечего, прицелился и сбил ещё одну грушу.
— О-о, я вижу, у тебя меткий глаз и быстрая рука. Ну, а я первый стрелок в Японии. Поступай ко мне в ученики.
С радостью согласился юноша.
Прошло три года. Усердно учились братья мастерству. Старший стал таким искусным бочаром, что прочней его ободьев на свете не было. А уж если обод лопнет, то недаром. Это верный знак: быть беде! Второй брат научился вырезать из дерева всевозможных зверей и птиц. Но лучше всего умел он делать петушков. Если грозит беда, встрепенётся петушок, забьёт крыльями и закричит громким голосом: «Кэкэро-о!»
Вот как-то раз подумал бочар: «Давно я не видел моих братьев. Каково-то живётся им на свете?»
Пошёл он сначала к среднему брату, а потом они оба вместе навестили младшего своего брата — стрелка. Стали братья толковать обо всём, что случилось с ними за время разлуки.
— У меня дом просторный,— говорит бочар.— Пойдёмте ко мне, будем жить вместе ещё дружнее прежнего.
Средний брат охотно согласился, а младший не захотел оставлять своего учителя.
— Мне,— говорит,— ещё до настоящего мастерства далеко. Вчера за сто шагов мухе в правый глаз стрелой не попал. Нет, ещё рано меня мастером называть.
Подарили старшие братья младшему на прощанье бочку и петушка своей работы.
— Если на бочке лопнут ободья, знай: с нами беда случилась,— сказал старший брат — бочар.
— А если деревянный петушок встрепенётся, как живой, забьёт крыльями и закричит, скорей спеши к нам на выручку,— добавил средний брат.
Прошёл ещё год. И вот однажды услышал младший брат громкий треск. Это лопнули обручи на бочке. Рассыпалась бочка, и вся вода из неё вылилась. А деревянный петушок ожил, забил крыльями и закричал: «Кэкэро-о!»
«Дурной знак! — подумал младший брат.— Случилось большое несчастье». Взял он лук со стрелами и поспешил на выручку. Вот пришёл он к дому братьев. Видит, двери растворены, всё в комнатах переломано, перебито, а братья лежат мёртвые. Поглядел младший брат вокруг и увидел на полу следы больших лап с когтями.
— О-о, так вот кто здесь разбойничал! Горные черти! Но не уйдут они от меня. Отомщу я за своих братьев.
Пошёл молодой стрелок в самую глубь гор искать чёртово логово. Спустилась ночь. И вдруг зажглись в густой чаще яркие огни. Это черти костры разожгли. Сидят они вокруг костров, пируют, песни горланят. Сколько их там — и красные с кривыми рогами, и синие с прямыми рогами! А посреди восседает с важным видом главный чёрт и пьёт вино из золотой чарки. Брюхо у него как барабан, глаза красным огнём сверкают. Прицелился младший брат получше и пронзил главного чёрта стрелой. Что тут поднялось! Зашумели все, загалдели. Красные черти от страха стали синими, а синие так завопили, что покраснели от натуги. Увидели черти юношу и стали умолять его:
— Не убивай нас своими страшными стрелами, могучий стрелок. Мы тебе подарим два бесценных сокровища.
— Несите их сюда, да скорее, не то перестреляю вас всех, как куропаток.
Принесли черти две палицы: золотую и железную.
— Вот возьми эти палицы, человек. Не простые они, а волшебные. Если стукнуть золотой палицей мёртвого по голове, он сразу оживёт. А вот этой, железной, стоит замахнуться — и целое войско победишь. А нам эти палицы ни к чему. Сильны они только в руках доброго человека.
— Хорошо,— говорит младший брат,— на этот раз я вас прощаю, но не смейте больше людям вредить. Живите тихо в своих горах.
Побежал он так быстро, как только ноги его несли к убитым братьям. Одного по голове хлоп! Другого по голове хлоп! Вскочили братья и спрашивают:
— Как это мы посреди дня так крепко уснули?
С той поры братья не расставались. Поселились все вместе и старика отца к себе взяли, на покое век доживать. Не раз говорили братья:
— Одну стрелу легко сломаешь, а пучок стрел сломать трудно.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.