Людоеды

«Заметки из хижины «Великое в малом»» Цзи Юня

К западу от Цзинчэна находилось несколько заброшенных могил, которые почти сровнялись с землей. В юности я проезжал там, и старый слуга Ши Сян показал их мне и сказал, что это могилы трех поколений потомков некоего Чжоу, которые сохранились благодаря его доброму поступку.
Оказалось, что в конце правления под девизом Чун-чжэнь в провинциях Хэнань и Шаиьдун была такая засуха, что жители этих мест, съев дочиста все травы, корни растений и кору деревьев, начали есть людей, и власти ничего не могли поделать. Женщин и малых детей со связанными заспиной руками продавали на рынке, мясники покупали их и закалывали, как свиней и баранов.
Некто из рода Чжоу, вернувшись из Дунчана, куда он ездил по торговым делам, зашел в лавку, чтобы купить говядины.
— Мясо кончилось, прошу вас немного обождать, — сказал ему мясник и, увидев, что в кухню втащили в это время двух женщин, закричал:
— Покупатель давно уже ждет, несите скорее ногу!
Послышалась какая-то возня, а затем громкие крики. Вбежав на кухню, Чжоу увидел, что одна женщина с отрубленной по самое плечо правой рукой извивается от боли на полу, а другая вся дрожит от ужаса. Заметив Чжоу, обе разразились жалобными воплями: одна умоляла скорее прикончить ее, вторая — спасти ей жизнь. Охваченный жалостью, Чжоу уплатил выкуп за обеих. Спасти первую было уже невозможно, поэтому он уплатил за то, чтобы ее немедленно умертвили, вторую же он взял к себе домой, а так как детей у него не было, то сделал ее своей наложницей.
У нее родился сын. У мальчика на правом плече был красный узор, тонкий, словно нитка, заходивший под мышку и под лопатку, в точности повторяя линию отрубленной руки у той женщины. И это передавалось трем поколениям потомков Чжоу. Сына у того Чжоу не было, но могилы сохранялись в целости благодаря его доброму поступку.

Об одной христианке и её муже, отдавшем деньги в рост богу

Византийская легенда

В бытность нашу на острове Самос боголюбивая и нищелюбивая Мария, мать кир Павла кандидата, рассказала нам, что в городе Нисибисе жила одна христианка, муж ее был язычником. У них было пятьдесят милиарисий. Однажды муж говорит жене своей так: «Отдадим наши милиарисий в рост, чтобы получить с этого хотя бы малую прибыль — ведь, изводя один за одним, мы скоро растратим все». Жена говорит ему в ответ: «Если хочешь отдать их в рост, отдай христианскому богу». Муж говорит ей: «А где этот христианский бог, чтобы нам дать ему взаймы?». Она говорит мужу: «Я тебе его покажу, и ты не только не потеряешь деньги, но он заплатит тебе лихву и удвоит сумму, которую получил». Муж говорит ей: «Пойдем, покажи мне его и дадим ему взаймы». Она, взяв своего мужа об руку, ведет его в святую церковь. В нисибисской церкви пять больших дверей. И вот когда женщина привела его на паперть, где расположены эти большие двери, она показала ему на нищих, сказав: «Если ты отдашь им, то это христианский бог возьмет деньги. Ведь все они — его люди». Тогда муж этой женщины с радостью отдает нищим свои пятьдесят милиарисий и возвращается домой.
Через три месяца, когда у них вышли деньги, муж говорит жене: «Сестра, христианский бог не считает нужным отдать нам хоть часть своего долга, а мы в крайности». Жена говорит ему в ответ: «Ступай туда, где ты давал деньги, и бог с превеликой готовностью вернет их тебе». Муж бегом бросился в святую церковь. Оказавшись в том месте, где отдал нищим свои милиарисий, и обойдя всю церковь, он не увидел, как рассчитывал, никого, кто бы вернул ему долг, кроме нищих, опять сидевших там. И когда он раздумывал, к кому обратиться и с кого спросить, замечает, что на мраморных плитах под ногами у него лежит один большой милиарисий из числа тех, которыми он оделил нищих; человек этот наклоняется и, подняв монету, идет в дом свой. И говорит своей жене: «Вот я сходил в вашу церковь и, поверь мне, жена, не увидел христианского бога, которого, по твоим словам, должен был увидеть, и он мне ничего не вернул — только там, где я роздал пятьдесят милиарисий, я нашел на полу вот этот». Тогда достойная удивления женщина говорит ему: «Бог незримо вернул его тебе. Ведь незрим бог и незримой силой своей и дланью правит миром. Но ступай, господин мой, купи чего-нибудь, чтобы мы сегодня поели, а бог снова позаботится о тебе». Муж пошел и купил им хлеба, вина и рыбы. И, вернувшись, дает жене. Она же, взяв рыбу, начинает ее чистить и, разрезав, находит во внутренностях предивный камень, так что женщина поразилась его красоте. Она не знала, что это за камень, но все же не бросила его.
Когда возвратился муж ее и они стали есть, она показала ему камень, который нашла, говоря: «Вот какой камень я нашла в рыбе». Он же, взглянув, и сам был удивлен красотой камня, но тоже не знал его природы. После того как они поели, муж говорит: «Дай мне этот камень — я пойду и продам его, если удастся что-нибудь выручить». Ведь и муж ее, будучи, как я сказал, человеком простым, не знал, что это за камень.
И вот он берет камень и отправляется к меняле. А тот был еще и серебряных дел мастером. Уже пришло время закрывать лавку (дело было вечером), и пришедший говорит среброделу: «Хочешь купить этот камушек?». Серебряных дел мастер, взглянув на него, говорит: «Сколько ты просишь?». Продающий камень говорит ему: «Дай сколько-нибудь». Тот говорит: «Хочешь пять милиарисий?». А продающий камень, решив, что меняла смеется, говорит: «Столько ты даешь за это?». Сребродел, думая, что пришедший ответил ему насмешливо, говорит: «Хочешь десять милиарисий?». Тот молчал в уверенности, что над ним опять подшучивают. Сребродел говорит ему: «Хочешь за него двадцать милиарисий?». Продающий молчал, ничего не отвечая. Когда серебряных дел мастер дошел до тридцати, а потом до пятидесяти милиарисий, клянясь, что заплатит такие деньги, пришедший, подумав, сообразил, что если бы его камень не был очень дорогим, сребродел не предлагал бы за него пятидесяти милиарисий. Меняла же, понемногу набавляя, посулил наконец триста больших милиарисий. Владелец камня согласился на это, и отдал камень, и в веселии возвращается к жене своей. Она, увидя его, спрашивает: «За сколько ты продал?». Она была уверена, что муж отдал камень за пять или десять фолиев. Тогда муж вынул триста милиарисий, подал ей и сказал, что продал камень за эти деньги. Она же, подивившись доброте человеколюбца бога, говорит: «Вот, муж, сколь благ, великодушен и богат христианский бог: видишь, он не только вернул тебе, ссудившему его деньгами, пятьдесят милиарисий, но и лихву, спустя немного дней ушестерив то, что взял взаймы. Знай теперь — нет другого бога, кроме него, ни на земле, ни на небесах». Убежденный свершившимся чудом и на собственном опыте постигнув истину, человек этот тотчас принял христианство, восславил господа и спасителя нашего Христа с отцом и снятым духом и исполнился величайшей благодарности к своей разумной жене, через которую ему было дано познать истинного бога.

Семеро братьев

Сказка чукчей

Говорят, жил старик с женой. Было у них семеро детей. Сыновья очень любили на всяких зверей охотиться. Убивали зверя и в тундре, и в море.
Но вот вдруг совсем не стало зверей. Возвращаются братья изо дня в день с пустыми руками.
Вот однажды не вернулись братья — ни с морской охоты, ни из тундры.
Остался один только брат, самый младший. Никуда его не пускали. А ему очень хотелось братьев найти.
Стал юноша по ночам, втайне от родителей, байдару мастерить. Закончил байдару, надел дождевик и поехал. Все необходимое с собой взял, даже иглы из обломков костей выточил.
Отправился он ночью. Едет вдоль берега. Вдруг видит большущего человека. Стал его великан звать. Юноша как будто не слышит. Начал тогда великан воду в рот втягивать. Как только нос байдары его рта коснулся, Мимлытину (так звали великана) выплюнул воду, и байдара далеко в море оказалась. Мимлытину снова воду втянул. А юноша тем временем костяные иглы приготовил. Когда байдару к самым губам поднесло, бросил юноша иглы в пасть великана, вышла вода из пасти, Мимлытину и сдох.
Юноша дальше поплыл. Плывет, плывет, видит: на скале Таннелён сидит. Стал его Таннелён звать. Юноша как будто не слышит Таннелён сказал:
— Если не слышишь, я тебя опрокину. — И лягнул воду пяткой.
Огромная волна со стороны берега пошла.
— Ох, как это я тебя не заметил, — только тогда сказал юноша.
Вышел на берег. Увидел нерпу, лежащую под скалой, и убил. Вытащил внутренности и спрятал себе под дождевик.
— Давай в прятки играть, — говорит Таннелён юноше. — Сначала я буду прятаться.
Спрятался Таннелён. Юноша сразу увидел Таннелёна, но притворился, что никак не может найти. Раззадоривает его.
— Какой ты ненаблюдательный — ведь я совсем близко спрятался, а ты никак не мог найти. Вот я сразу тебя найду, — говорит Таннелён юноше.
Спрятался юноша в капюшон Таннелёна. Ну и долго искал юношу Таннелён! Так и не нашел. Выскочил юноша из капюшона, встал перед Таннелёном.
— Да-а, и я не мог тебя найти. Давай теперь друг у друга печенку есть, — снова говорит Таннелён.
— Но моя печенка стала совсем худой, потому что я давно не ел, — отвечает юноша.
— Ничего! Я буду первый есть!
Лег юноша на спину. Разрезал Таннелён дождевик, вытащил нерпичью печень и съел. Встал юноша как ни в чем не бывало и говорит:
— Теперь я твою печенку съем. Очень я голоден. Ты ведь не станешь отказываться — съел же ты мою печенку.
Лег Таннелён на спину. Распорол его юноша, отрезал сердце по главной жиле. Таннелён и умер.
Юноша тотчас домой отправился, потому что узнал, кто его старших братьев убил, и расправился с ними. Теперь в море можно без страха охотиться.
— С теми, кто в море убивал, я расправился, — сказал он родителям, — только в тундре враги остались.
— Да уж успокойся, а то еще убьют тебя. Не ходи в тундру, — просит его отец.
— Эти враги и нашим детям будут вредить, поэтому я найду их и убью.
Собрался юноша в путь и двинулся в тундру. Вот идет он по тундре. И стало ему много ягод попадаться. А он очень любил ягоды. Стал их собирать и есть. Вдруг земля накренилась. Глянул он вниз. А там паучья сеть натянута. Стало ему любопытно, что же дальше будет.
Видит: идет паук сети свои проверять. Еще издала паук добычу увидел, обрадовался. Взвалил юношу на плечи и понес к себе. А юноша схватится за ветви дерева и сразу же отпустит их — паук от этого чуть с ног не падает.
Принес паук юношу домой уже вечером, поэтому оставили его на завтрак. Сами сели ужинать. Сторожами двух воронов поставили. Как только юноша пошевелится, вороны тут же начинают кричать.
«Что же мне делать?» — думает юноша. Наконец придумал: взял стоявшие рядом ведра с водой и накрыл ими сторожей. Они и перестали кричать.
Вышел юноша, запер снаружи дверь покрепче и поджег дом паука. Запылал дом. Притащил юноша большущий камень, положил на крышу. Дом и повалился. Так он еще одного врага уничтожил.
Отомстил всем убийцам своих братьев. Стало с тех пор безопасно ходить и по морю, и по тундре.

Духи, поднимающие бурю

Польская легенда

Князь Радзивилл рассказывает в своем «Путешествии в Иерусалим» о весьма необычном явлении, свидетелем которого он был.
Он приобрел в Египте две мумии, одну мужскую, а другую женскую, и спрятал их в ящики; те ящики он погрузил на корабль, отплывая из Александрии в Европу. Об этом знали только он и двое его слуг, поскольку турки едва ли позволили бы вывезти мумии, считая, что христиане используют их для магических ритуалов. Стоило им выйти в море, как поднялась буря, налетавшая порывами с такой силой, что капитан отчаялся спасти судно. Все ждали скорого и неизбежного конца. Добрый польский священник, сопровождавший князя Радзивилла, читал подходящие к случаю молитвы; князь и его свита вторили. Но затем священник признался, что его терзают два призрака (мужской и женский), каковые преследуют его и грозятся убить. Сперва решили, что страх и опасность крушения расстроили его воображение. На море воцарилось спокойствие, успокоился и святой отец; и однако, буря вскоре возобновилась. Призраки мучили священника все сильнее, и он не знал покоя, пока обе мумии не были выброшены в море, что в то же время остановило и бурю.

Путники

Басня Эзопа

Шли два путника по дороге. Один из них нашел топор, а другой воскликнул: «Вот нам и находка!» Первый ответил: «Неверно говоришь: не нам находка, а мне находка». Немного спустя столкнулись они с хозяевами, потерявшими топор, и те погнались за ними. Тот, у кого был топор, крикнул другому: «Вот нам и погибель!» Другой ответил: «Неверно говоришь: не нам погибель, а тебе погибель, — ведь когда ты нашел топор, то не взял меня в долю!»
Басня показывает; кто в счастье не делится с друзьями, тот в несчастье будет ими покинут.

Батыр — сын медведя

Кабардинская сказка

Было это давно. В то время росли на горах Кавказа леса густые и дикие. Никто не рубил их. Когда поднимался ветер, могучие деревья шумели так, словно все горные реки вышли из берегов.
Жили тогда в одном ауле муж с женой. До старости дожили, а детей у них не было. И вдруг родился у них мальчик!
Что прежде всего нужно маленькому человеку? Колыбель. Задумали старики сделать колыбель из бука. Взяли они сына и пошли в лес. Положили его на опушке, а сами забрались в чащу — искать самое лучшее дерево.
Пока бродили они по чаще, вышел на опушку Медведь, схватил мальчика и унёс.
Вернулись старики, ищут, не могут найти своего сыночка. Горько заплакали старики.
Правду говорят, что беда не предупреждает о своём приходе. Приговаривая так, в слезах вернулись старики домой.
А мальчик рос в медвежьей берлоге. Медведь кормил его оленьим жиром да мёдом и назвал его Батыр — «богатырь» значит.
Стал мальчик быстро расти. За день он вырастал на столько, на сколько другие дети за год, и через семнадцать дней сделался он словно семнадцатилетний джигит. Видит Медведь, что его воспитанник растёт богатырём, и решил испытать его. Вывел он Батыра из берлоги, подвёл к огромной чинаре и говорит:
— Вырви её с корнем!
Взялся Батыр за дерево, сильно рванул. Дерево затрещало, но не поддалось.
— Ты ещё не богатырь, — сказал Медведь.
Опять стал он кормить Батыра мёдом и оленьим жиром и скоро снова вывел из берлоги. Подвёл Медведь Батыра к огромной чинаре и говорит:
— Вырви её с корнем!
Взялся Батыр за дерево, но и на этот раз оно не поддалось.
Снова отвёл Медведь в берлогу своего воспитанника. Через год Медведь опять подвёл Батыра к огромной чинаре и велел вырвать её с корнем, а потом воткнуть верхушкой в землю.
В одно мгновение, словно щепку, вырвал Батыр столетнюю чинару и воткнул её верхушкой в землю.
— Вот теперь я вижу, что ты стал настоящим батыром, — сказал Медведь.
Вынес Медведь из берлоги тряпицу, в которую был завёрнут когда-то похищенный им младенец, и сказал:
— Послушай меня, Батыр. Я вырастил тебя, но я не отец тебе. У тебя есть и отец, и мать. Они живут в ауле. Пойдёшь по тропинке и придёшь прямо в аул. Заходи в каждый дом, показывай тряпицу и спрашивай: «Чьё это?» Тот, кто признает тряпицу, и есть твой отец.
Отправился Батыр в аул. Идёт он по улице — с удивлением смотрят все на незнакомого юношу. Вошёл он в дом — не признали хозяева в нём своего сына. Постучался в другой — тоже оказалось, что это не его дом. Обошёл Батыр почти все дома — никто не признавал его своим. «Видно, ошибся Медведь, послал меня не в тот аул», — подумал Батыр. Подошёл он к последней сакле, что стояла на самом краю аула, и постучал в дверь. Вышли ему навстречу дряхлые старичок и старушка. Показал Батыр тряпицу, которую ему дал Медведь.
Рассказал, как он в лесу рос, как Медведь его похитил и выкормил.
Ох и радости было у стариков, признали они своего сына! Устроили старики пир на весь аул да ещё созвали гостей из ближних аулов.
Вскоре пошла по аулу молва о богатырской силе Батыра.
Дошла та молва до князя. Известно ведь, что князья трусливы и завистливы.
И задумал князь извести Батыра. А тут и случай подходящий нашёлся.
В верховьях реки, из которой аульчане брали воду, поселился свирепый иныж. Лёг иныж своим огромным телом в реку и оставил аул без воды. Стон и плач пошёл по аулу. Приказал князь Батыру убить иныжа.
Отправился Батыр к верховью реки. Видит иныж, приближается не простой джигит — так смело шёл Батыр. Открыл иныж свою пасть, хотел одним разом проглотить Батыра, да не так просто было справиться с ним!
В одно мгновение бросился Батыр в камыши, стал срезать их и огромными охапками кидать в раскрытую пасть чудовища. До тех пор кидал камыши, пока не наполнил брюхо чудовища, а потом вскочил на иныжа верхом, схватил за уши и поехал на нём в аул.
Как увидели жители аула страшного иныжа, разбежались кто куда. А впереди всех бежал трусливый князь.
Батыр проехал по аулу на иныже, а потом убил чудовище. И все жители вернулись в аул.
Ещё пуще возненавидел князь Батыра. И снова стал он думать, как извести героя. Думал-думал и придумал! Приказал он Батыру привезти из лесу дров. А в том лесу жили два злых-презлых кабана. Они держали в страхе все окрестные аулы.
Велел князь дать Батыру самый тупой топор, гнилую верёвку, самую старую арбу, что будет разваливаться на ходу, и двух быков, которые убегут домой, едва только их распрягут.
Что было делать Батыру — нельзя ведь ослушаться князя!
Взял он всё это и поехал в лес.
Только распряг быков, убежали они домой. Взял топор, стал дерево рубить — отскакивает от дерева тупой топор. Бросил его Батыр, начал вырывать деревья руками, как учил Медведь. Вырвал он несколько огромных деревьев, на арбу положил, а она тут же развалилась. Хотел связать деревья верёвкой — верёвка порвалась.
Пришлось Батыру тащить деревья на себе. Только тронулся он в путь, как выскочил из чащи дикий кабан. Обрадовался Батыр.
— А я думал, ты в аул сбежал! — сказал он, схватил кабана и навалил на него деревья.
Проехали немного — выскочил из чащи и другой кабан.
Схватил Батыр и его, навалил деревьев, сам сел поверх и поехал в аул.
Так и въехал Батыр на кабанах прямо на княжеский двор.
Как увидели кабанов князь и его приближённые — со страху полезли кто на крышу, кто на дерево, кто на плетень и взмолились:
— Ради аллаха, уведи отсюда этих ужасных кабанов!
— Не бойтесь их, они добрее вас! — ответил Батыр и отпустил кабанов.
Убежали они в лес, а Батыр свалил деревья и пошёл к себе домой.
Снова стал князь думать, как бы извести богатыря.
Думал-думал и придумал: послал Батыра вспахать поле возле кургана, где жили семь братьев-иныжей.
Приказал князь дать Батыру шесть самых худых быков и старую соху — пусть помучается, а потом его съедят иныжи!
Приехал Батыр на поле, запряг быков, начал пахать. Разве были у тех быков силы тащить соху? Они не могли даже сдвинуть её с места.
Крикнул на них Батыр изо всей силы, и в тот же миг прибежали иныжи. Сначала один, потом второй, третий, — собрались все семеро. Батыр недолго думая связал иныжей, запряг в соху и стал пахать.
Князь подумал, что иныжи съели Батыра. На радостях послал он своего унаута на поле взглянуть, жив ли Батыр или его уже нет.
Вернулся посланец князя и рассказал, что Батыр жив- здоров и пашет на иныжах да ещё покрикивает на них.
Загоревал князь, что не удаётся ему погубить Батыра. Решил он устроить пир, опоить богатыря, а когда он захмелеет — убить.
Устроили княжьи слуги большой пир. Приготовили семь кадок хмельной махсымы, зарезали семь белых быков с красными рогами и семь красных быков с белыми рогами да ещё много жирных баранов.
Позвали на пир Батыра, поднесли ему огромную чашу хмельной махсымы.
Понял Батыр, что задумал князь недоброе. Вылил Батыр махсыму на землю, опрокинул все семь кадок — ручьями потекла по улице пенистая махсыма — и ушёл.

Ягненочек и рыбка

Немецкая сказка из «Детских и домашних сказок» братьев Гримм

Жили-были братец с сестрою, которые очень любили друг друга. Их родная матушка умерла; а была у них мачеха, которая не была к ним добра и тайно делала им все дурное.
Случилось однажды, что братец с сестрицею играли с другими детьми на лужайке перед домом, а около той лужайки был пруд, который подходил с одной стороны к самому дому.
Дети бегали кругом, ловили друг друга и играли в догонялки. Один из них пел:

Энеке-бенеке, здесь и там,
Я тебе птичку свою отдам,
Птичка отыщет соломки мне;
Соломку козочке дам на гумне.
Козочка мне молочка принесет.
Пекарь на нем мне булку спечет,
Булочку кошечке я передам —
Пусть она мышку изловит нам…

При этом детки становились в кружок, держась за руки, и на которого из них выпадало последнее слово песни, тот бросался бежать, а другие его ловили.
Злая мачеха увидела из окна, как они весело играют, и ей это стало досадно.
Но так как она умела колдовать, то она и оборотила братца рыбкою, а сестрицу ягненочком.
Вот и стала рыбка плавать в пруду туда и сюда, и была печальная-препечальная; стал и ягненочек бродить по лугу туда и сюда, печальный-препечальный, и не ел ничего, и ни одного стебелька не касался.
Так прошло немного времени, и вот однажды приехали в дом к мачехе гости.
Коварная мачеха подумала: «Вот хороший случай», — позвала повара и сказала ему: «Ступай, возьми ягненка с луга, да и зарежь его; а то нечем гостей угощать будет».
Пошел повар на луг, принес ягненка, связал ему в кухне ноги; и ягненок все это выносил терпеливо.
Когда же повар вынул нож и стал его точить на пороге, то увидел, как рыбка какая-то в пруду, подплыв к самому сточному желобу, стала из воды высовываться и на него смотреть.
А это и был братец!
Как он из своего пруда увидел, что повар увел ягненочка, то и подплыл к дому.
И вот ягненочек крикнул рыбке:

Братец мой, слышал ли ты в глубине,
Как стало на сердце тяжко мне?
Недаром повар тот нож вострит —
Он моё сердце ножом пронзит…

А рыбка сестрице отвечала:

Сестричка милая, бедняжка!
И у меня на сердце тяжко —
С тобой в разлуке, по тебе
Грущу я в водной глубине.

Когда повар услышал, что ягненочек говорить умеет да еще так уныло взывает к рыбке, то он испугался; ему тотчас пришло в голову, что это не обыкновенная овечка, а кто-нибудь иной, заколдованный злою мачехой.
Тогда он сказал: «Успокойся, я тебя не зарежу», — взял другую овечку и приготовил все для гостей, а сестрицу-овечку отвел к одной доброй поселянке, которой и рассказал все, что сам видел и слышал.
А поселянка была кормилицей сестрички: она тотчас догадалась, кто превращен в овечку, и пошла к одной ведунье.
Та прочла над овечкой и рыбкой какой-то мудреный заговор, и они от того заговора ведуньи опять вернулись в свой прежний человеческий образ.
Тогда она отвела их в большой лес, где они поселились в маленькой избушке и жили одни-одинешеньки и всем довольнешеньки.

«Сон убежал, вот я и ищу его»

Турецкий анекдот

Вышел Ходжа Насреддин в полночь на улицу и прогуливается. Повстречал его градоправитель, обходивший город дозором, и говорит: «Что это ты ищешь ночью по улицам?» — «Сон убежал, вот я и ищу его», — отвечал Ходжа.

Не сержусь — только хвосты у буйволов короткими стали

Бирманская сказка

В одной деревне жили дед и внучка. Пришло время выдавать внучку замуж. Дед объявил, что отдаст ее только за того человека, который никогда не будет сердиться.
Однажды посватался к девушке молодой человек. Дед ему и говорит:
— Муж моей внучки не должен никогда сердиться. Если ты хоть однажды рассердишься, будешь работать на меня всю жизнь как батрак и ничего за это не получишь.
— Ну, мне это не страшно, — ответил юноша, — я сам не люблю сердитых! У меня такой мягкий характер, что даже если вы, дедушка, ударите меня сейчас, и то не рассержусь.
Старик согласился отдать свою внучку за этого парня. Но после свадьбы все же решил проверить, правда ли юноша не умеет сердиться.
Однажды молодой супруг работал в поле. Солнце уже давно перевалило за полдень, а никто не нес ему еды. Вот уж и зашло солнце, стемнело совсем, а обеда все нет как нет.
Развел парень костер, отрезал у буйволов хвосты, испек их на угольях и съел.
Вскоре появился старик. Присел у костра и спрашивает:
— Не гневаешься ли ты, что я немного запоздал с едой?
— Ну что вы, дедушка, — ответил с улыбкой его зять, — нисколько не гневаюсь… Только нот хвосты у буйволов короткими стали.
Поглядел старик на своих буйволов, увидел, что у них вместо хвостов обрубки торчат, и сам огорчился.
Отсюда и пошла поговорка: «Сердиться не сержусь, только хвосты у буйволов короткими стали».

Морозко

Русская сказка

Жили-были старик да старуха. У старика со старухою было три дочери. Старшую дочь старуха не любила (она была ей падчерица), почасту ее журила, рано будила и всю работу на нее свалила. Девушка скотину поила-кормила, дрова и водицу в избу носила, печку топила, обряды творила, избу мела и все убирала еще до свету; но старуха и тут была недовольна и на Марфушу ворчала: «Экая ленивица, экая неряха! И голик-то не у места, и не так-то стоит, и сорно-то в избе». Девушка молчала и плакала; она всячески старалась мачехе уноровить и дочерям ее услужить; но сестры, глядя на мать, Марфушу во всем обижали, с нею вздорили и плакать заставляли: то им и любо было! Сами они поздно вставали, приготовленной водицей умывались, чистым полотенцем утирались и за работу садились, когда пообедают. Вот наши девицы росли да росли, стали большими и сделались невестами. Скоро сказка сказывается, не скоро дело делается. Старику жалко было старшей дочери; он любил ее за то, что была послушляная да работящая, никогда не упрямилась, что заставят, то и делала, и ни в чем слова не перекорила; да не знал старик, чем пособить горю. Сам был хил, старуха ворчунья, а дочки ее ленивицы и упрямицы.
Вот наши старики стали думу думать: старик — как бы дочерей пристроить, а старуха — как бы старшую с рук сбыть. Однажды старуха и говорит старику: «Ну, старик, отдадим Марфушу замуж». — «Ладно», — сказал старик и побрел себе на печь; а старуха вслед ему: «Завтра встань, старик, ты пораньше, запряги кобылу в дровни и поезжай с Марфуткой; а ты, Марфутка, собери свое добро в коробейку да накинь белую исподку: завтра поедешь в гости!» Добрая Марфуша рада была такому счастью, что увезут ее в гости, и сладко спала всю ночку; поутру рано встала, умылась, богу помолилась, все собрала, чередом уложила, сама нарядилась, и была девка — хоть куды невеста! А дело-то было зимою, и на дворе стоял трескучий мороз.
Старик наутро, ни свет ни заря, запряг кобылу в дровни, подвел ко крыльцу; сам пришел в избу, сел на коник и сказал: «Ну, я все изладил!» — «Садитесь за стол да жрите!» — сказала старуха. Старик сел за стол и дочь с собой посадил; хлебница была на столе, он вынул челпан и нарушал хлеба и себе и дочери. А старуха меж тем подала в блюде старых щей и сказала: «Ну, голубка, ешь да убирайся, я вдоволь на тебя нагляделась! Старик, увези Марфутку к жениху; да мотри, старый хрыч, поезжай прямой дорогой, а там сверни с дороги-то направо, на бор, — знаешь, прямо к той большой сосне, что на пригорке стоит, и тут отдай Марфутку за Морозка». Старик вытаращил глаза, разинул рот и перестал хлебать, а девка завыла. «Ну, что тут нюни-то распустила! Ведь жених-то красавец и богач! Мотри-ка, сколько у него добра: все елки, мянды и березы в пуху; житье-то завидное, да и сам он богатырь!»
Старик молча уклал пожитки, велел дочери накинуть шубняк и пустился в дорогу. Долго ли ехал, скоро ли приехал — не ведаю: скоро сказка сказывается, не скоро дело делается. Наконец доехал до бору, своротил с дороги и пустился прямо снегом по насту; забравшись в глушь, остановился и велел дочери слезать, сам поставил под огромной сосной коробейку и сказал: «Сиди и жди жениха, да мотри — принимай ласковее». А после заворотил лошадь — и домой.
Девушка сидит да дрожит; озноб ее пробрал. Хотела она выть, да сил на было: одни зубы только постукивают. Вдруг слышит: невдалеке Морозко на елке потрескивает, с елки на елку поскакивает да пощелкивает. Очутился он и на той сосне, под коёй девица сидит, и сверху ей говорит: «Тепло ли те, девица?» — «Тепло, тепло, батюшко-Морозушко!» Морозко стал ниже спускаться, больше потрескивать и пощелкивать. Мороз спросил девицу: «Тепло ли те, девица? Тепло ли те, красная?» Девица чуть дух переводит, но еще говорит: «Тепло, Морозушко! Тепло, батюшко!» Мороз пуще затрещал и сильнее защелка́л и де́вице сказал: «Тепло ли те, девица? Тепло ли те, красная? Тепло ли те, лапушка?» Девица окостеневала и чуть слышно сказала: «Ой, тепло, голубчик Морозушко!» Тут Морозко сжалился, окутал девицу шубами и отогрел одеялами.
Старуха наутро мужу говорит: «Поезжай, старый хрыч, да буди молодых!» Старик запряг лошадь и поехал. Подъехавши к дочери, он нашел ее живую, на ней шубу хорошую, фату дорогую и короб с богатыми подарками. Не говоря ни слова, старик сложил все на воз, сел с дочерью и поехал домой. Приехали домой, и девица бух в ноги мачехе. Старуха изумилась, как увидела девку живую, новую шубу и короб белья. «Э, сука, не обманешь меня».
Вот спустя немного старуха говорит старику: «Увези-ка и моих-то дочерей к жениху; он их еще не так одарит!» Не скоро дело делается, скоро сказка сказывается. Вот поутру рано старуха деток своих накормила и как следует под венец нарядила и в путь отпустила. Старик тем же путем оставил девок под сосною. Наши девицы сидят да посмеиваются: «Что это у матушки выдумано — вдруг обеих замуж отдавать? Разве в нашей деревне нет и ребят! Неровен черт приедет, и не знаешь какой!»
Девушки были в шубняках, а тут им стало зябко. «Что, Параха? Меня мороз по коже подирает. Ну, как суженый-ряженый не приедет, так мы здесь околеем». — «Полно, Машка, врать! Коли рано женихи собираются; а теперь есть ли и обед на дворе». — «А что, Параха, коли приедет один, кого он возьмет?» — «Не тебя ли, дурище?» — «Да, мотри, тебя!» — «Конечно, меня». — «Тебя! Полное тебе цыганить да врать!» Морозко у девушек руки ознобил, и наши девицы сунули руки в пазухи да опять за то же. «Ой ты, заспанная рожа, нехорошая тресся, поганое рыло! Прясть ты не умеешь, а перебирать и вовсе не смыслишь». — «Ох ты, хвастунья! А ты что знаешь? Только по беседкам ходить да облизываться. Посмотрим, кого скорее возьмет!» Так девицы растабаривали и не в шутку озябли; вдруг они в один голос сказали: «Да кой хранци! Что долго нейдет? Вишь ты, посинела!»
Вот вдалеке Морозко начал потрескивать и с елки на елку поскакивать да пощелкивать. Девицам послышалось, что кто-то едет. «Чу, Параха, уж едет, да и с колокольцом». — «Поди прочь, сука! Я не слышу, меня мороз обдирает». — «А еще замуж нарохтишься!» И начали пальцы отдувать. Морозко все ближе да ближе; наконец очутился на сосне, над девицами. Он девицам говорит: «Тепло ли вам, девицы? Тепло ли вам, красные? Тепло ли, мои голубушки?» — «Ой, Морозко, больно студёно! Мы замерзли, ждем суженого, а он, окаянный, сгинул». Морозко стал ниже спускаться, пуще потрескивать и чаще пощелкивать. «Тепло ли вам, девицы? Тепло ли вам, красные?» — «Поди ты к черту! Разве слеп, вишь, у нас руки и ноги отмерзли». Морозко еще ниже спустился, сильно приударил и сказал: «Тепло ли вам, девицы?» — «Убирайся ко всем чертям в омут, сгинь, окаянный!» — и девушки окостенели.
Наутро старуха мужу говорит: «Запряги-ка ты, старик, пошевёнки; положи охабочку сенца да возьми шубное опахало. Чай девки-то приозябли; на дворе-то страшный мороз! Да мотри, воровей, старый хрыч!» Старик не успел и перекусить, как был уж на дворе и на дороге. Приезжает за дочками и находит их мертвыми. Он в пошевёнки деток свалил, опахалом закутал и рогожкой закрыл. Старуха, увидя старика издалека, навстречу выбегала и так его вопрошала: «Что детки?» — «В пошевнях». Старуха рогожку отвернула, опахало сняла и деток мертвыми нашла.
Тут старуха как гроза разразилась и старика разбранила: «Что ты наделал, старый пес? Уходил ты моих дочек, моих кровных деточек, моих ненаглядных семечек, моих красных ягодок! Я тебя ухватом прибью, кочергой зашибу!» — «Полно, старая дрянь! Вишь, ты на богатство польстилась, а детки твои упрямицы! Коли я виноват? Ты сама захотела». Старуха посердилась, побранилась, да после с падчерицею помирилась, и стали они жить да быть да добра наживать, а лиха не поминать. Присватался сусед, свадебку сыграли, и Марфуша счастливо живет. Старик внучат Морозком стращал и упрямиться не давал. Я на свадьбе был, мед-пиво пил, по усу текло, да в рот не попало.