Отец и дети

Хорватская сказка

Жил-был старый купец. Как-то говорит он жене:
— Состарились мы с тобою, матушка, долго не протянем, а мы ведь богаты, и добра у нас много. Разделим-ка его между нашими двумя дочерьми. Ведь все равно наследство к ним перейдет, а мы по крайней мере доживем свой век без забот. Сегодня будем обедать и ужинать у одного зятя, завтра — у другого, так в мире и согласии доживем свой век. А умрем — не будет у детей причины ссориться да судиться. Что ты на это скажешь, мать?
— Если б знать, как зятья примут наше решение, то я согласна. Боюсь только, не вышло бы по пословице: «С деньгами мил, без денег постыл». Может, зятья сначала и будут о нас заботиться, но потом это им надоест. Куда мы тогда денемся? А вдруг я переживу тебя, что тогда будет? Недаром говорится: «Трудно теще на зятьевых харчах жить!» Делай, как бог велит, но только, прошу тебя, не все деньги-то отдавай, чтобы не пришлось нам на старости лет горе мыкать и получать свое же добро из чужих рук. Мы ведь не знаем, когда пробьет смертный час. Худой мир лучше доброй ссоры.
Старик купец велел приготовить хороший обед, позвал зятьев, дочерей с детьми и, когда все как следует угостились, объявил о своем решении. Зятья с женами охотно на все согласились. Богом клялись ухаживать за старыми родителями до конца жизни и заботиться о них.
Отец поделил свое имущество и деньги между детьми, словно перед смертью. Жены, однако, послушался и оставил у себя толику денег про черный день. Так юнак на случай беды тайком припасает оружье.
Стали теперь зятья по очереди звать тестя и тещу и на обед, и на полдник, и на ужин.
У дочерей было много детей. Дед каждый день приносил внукам подарки. Но скоро вспомнил, что кошелек его тощает, и перестал их одаривать.
Вот-то удивились зятья и дочки! Смотрят исподлобья, словно сердятся. Старика это огорчило и обидело.
Сидит он раз печальный и понурый перед своим опустевшим домом — горюет, что обманулся в собственных детях.
А соседом у него был его бывший компаньон, старый друг и побратим, такой же старик, как и он. Смотрел он из окна через дорогу и догадался, почему побратим грустит. Взял свою широкополую шляпу, палку и пошел к соседу.
— Бог в помощь, побратим, — поздоровался он с другом. — Чего это ты закручинился? Какая беда с тобой стряслась, какие заботы тебя грызут? Я знаю, что накопил ты и имущества и денег, — приготовился к зимовке, как старый хомяк. Ты здоров и для своих лет сильный и крепкий. Ни в чем недостатка не знаешь, все у тебя есть.
— Эх, побратим, — отвечал купец со вздохом, — и не спрашивай, помочь все равно не можешь, сам виноват. Был ум, да сплыл, оттого теперь и плачу. Ведь все, что я нажил, все моё добро и деньги, все пошло прахом, все в воду кануло.
— Как так? — спрашивает компаньон.
— Да отдал я все своим неблагодарным детям, вот теперь и каюсь.
— Неправильно ты поступил, побратим, — сказал ему друг, — зачем при жизни все отдал детям? Зятья — чужая косточка, а жены всегда слушаются мужей. На зятьев, тесть, не надейся! Вот что, я тебя из беды выручу, только ты не дури и слушайся меня. О будущем не беспокойся. Ожегся на молоке, станешь дуть и на воду.
Вот что мы сделаем, — сказал он еще. — Ты приготовь угощение, да получше, — все на мой счет. Позови своих зятьев и дочерей с детьми. Пригласи соседей, кумовьев и друзей.
Я приду последним и кое-что принесу. Ты же смотри не удивляйся, а только скажи: «Неужели это надо было делать сейчас, как будто у меня уже нет больше денег?» Мы им всем отведем глаза, да еще покажем, как старики помнят пословицу: «Долг платежом красен».
Старый купец приготовил угощение, позвал зятьев и дочек с детьми, кумовьев и соседей. Все пришли, но одно место за столом оставалось свободным. Хозяин ждал к себе своего побратима. Гости сели обедать, а того все нет. Несколько раз хозяин отворял двери, выглядывал и сожалел, что друга все нет: «Прийти-то он наверняка придет, раз обещал, я его хорошо знаю, у него слово твердое. Бьюсь об заклад, что он потому опаздывает, что хочет рассчитаться еще за то время, когда мы вместе торговали. Думает, что иначе ему неудобно прийти ко мне на угощение».
Не успел хозяин сказать эти слова, как вошел его побратим. Он тяжело дышал, так как на спине нес какой-то мешок. Вошел, поздоровался со всеми и сказал хозяину:
— Друг Ерко! Прости, что не вовремя тебя беспокою. Но я бы сгорел со стыда, побратим, если б пришел к тебе в гости, не выплатив старый долг. Сколько раз я тебе говорил, чтобы ты взял деньги и отчет от меня принял, а ты все мешкаешь. Я принес твои деньги, сосчитал их как полагается. А вот и отчет, ты его потом проверь и деньги пересчитай. Теперь у меня как гора с плеч свалилась!
— Побратим! — говорит хозяин. — Я пригласил тебя не для того, чтобы ты принес деньги и отчет. Я хотел, чтобы ты угостился и повеселился вместе с нами. Но раз уж ты принес деньги, — чтоб тебе пусто было! — кинь мешок вон туда за шкаф и садись за стол. Придет время — приберу деньги и проверю отчет. Если б и другие мои должники были такие же честные да вовремя деньги отдавали, мне не пришлось бы корить себя, что я чересчур уступчив да щедр. Зятья, дочки и все гости смотрели и слушали, о чем они говорят. Потом один зять и шепчет другому:
— Посмотри на тестя! Притворялся, что остался без гроша за душой, а видишь, сколько у него еще денег! Да сколько ему еще должны! — Дочки друг другу то же самое нашептывали.
Одна из дочерей сказала мужу:
— Слушай-ка, станем опять приглашать отца с матерью на обед, полдник и ужин.
— Конечно, — ответил муж, — надо угождать родителям.
Вторая дочь сказала мужу:
— Слышишь, что сестра говорит своему мужу? Они снова будут звать отца с матерью и постараются им угождать. Сделаем и мы так же, чтобы родители не позабыли нас на смертном одре. Погляди — у отца-то целый мешок денег, и какое он нам поставил угощенье. Да и шкафы тут не пустые.
— Верно, жена, — отвечает муж, — надо опять ухаживать за родителями и беречь их как зеницу ока. Все нам воздается сторицей, когда они закроют глаза.
И дочки сговорились с мужьями о том, как они будут ухаживать за родителями и заботиться о них. Они думали получить еще большие деньги.
Хорошо зажили старики родители — дети словно об заклад побились, кто родителям будет лучше угождать, служить, кормить и поить их и так беречь, чтобы, как говорится, и муха на них не села.
Старик Ерко часто вспоминал своего побратима, который избавил его от тяжких бед и забот. А дети надеялись, что после смерти отца им достанется невесть какое богатство.
Схоронил старик свою старуху, а вскоре и сам умер. В завещании его было написано: «Дорогие детушки, как схороните меня с честью, отоприте большой сундук, и там найдете наследство».
Дети схоронили отца с честью. Вытащили из-под его кровати большой кованый сундук, запертый на три замка. Взяли ключи, отперли. А сундук-то оказался пустой. Нашли только письмо:
«Дорогие детушки! Еще при моей жизни вы получили от меня изрядное имущество и большие деньги. Теперь, как видите, сундук пустой, а был он полон золота и серебра, да только все уже к вам перешло. Не надейтесь на новое наследство, а, помолившись богу, работайте, сберегайте и будете богаты. Ваш отец Ерко».

Не взято ли серебро на прокат?

Еврейский анекдот

Шадхен привел жениха в семью молодой девушки и шепчет ему:
— Посмотрите, сколько у них в доме полновесного серебра!
Жених, с подозрением:
— А не окажется потом, что все это взято напрокат?
Шадхен, с негодованием:
— Да кто же этим людям хоть что-нибудь одолжит!

Об испытании истинной дружбы

Из «Римских деяний»

У некоего царя был единственный сын, которого он весьма любил. Сын этот испросил себе согласие отца отправиться посмотреть белый свет и сыскать себе друзей. Семь лет он странствовал, а потом воротился к отцу. Тот радостно встретил сына и спросил, сколько он нашел себе друзей. Сын: «Троих, отец. Одного я люблю более самого себя, второго так же, как самого себя, а третьего если и люблю, то немного». Отец ему: «Следует испытать и проверить верность твоих друзей прежде, чем тебе понадобится их помощь. Заколи свинью, сложи мясо ее в мешок и ступай ночью в дом друга, который люб тебе более самого себя, и скажи ему, что нечаянно убил человека, и если тело-де будет обнаружено у меня, мне не миновать позорнейшей смерти. Поэтому я к тебе с просьбой, так как всегда любил тебя более самого себя, помоги мне в этой страшной беде!». Так царевич и сделал. Друг же его ответил: «Раз ты убил человека, должен по справедливости понести наказание. Если же вдруг труп найдут у меня, я не миную виселицы. Но все же, так как ты был моим другом, я провожу тебя до места казни, а когда умрешь, дам три или четыре меры ткани, чтобы обернуть твоё тело».
Слыша это, царевич пошел ко второму своему другу и так же испытал и его. Как и первый, он отказался, говоря: «Ты что же, почитаешь меня за дурака, если думаешь, я соглашусь подвергнуть себя такой опасности? Но поскольку ты был моим другом, я провожу тебя до самой виселицы, а по дороге по мере сил буду утешать».
Тогда царевич пошел к третьему своему другу и стал испытывать его, говоря: «Мне совестно тебя просить, ибо никогда я не оказал тебе никакой услуги, и вот теперь случилось, что нечаянно я убил человека, и т. д.». А тот в ответ: «Охотно все сделаю, возьму вину на себя и, если понадобится, пойду за тебя на виселицу». Так царский сын получил доказательство, что это его лучший друг.

Охотник и его ноги

Сказка индейцев исанти-сиу

Совсем давно, когда первые бледнолицые еще только появились в нашей стране, несколько индейцев из племени исанти-сиу поселились у Кипарисовой горы. В те времена единственным оружием индейца были лук и стрелы и требовалось большое искусство, чтобы бесшумно приблизиться к добыче. Один из индейцев, по имени Острие Стрелы, был хорошим охотником и всегда приносил пищу жене и детям. Правда, в поисках добычи ему частенько приходилось забредать на чужие охотничьи территории, а владельцы территорий таких нарушителей не любят. Однажды, когда Острие Стрелы охотился вот так на чужой территории, его обнаружили индейцы из племени черноногих. Острие Стрелы бросился бежать. И хотя бежал он достаточно быстро, черноногие неумолимо нагоняли. Стало ясно: еще немного, и он погибнет. Когда надежды уже никакой не оставалось, Острие Стрелы обратился с мольбами к своим ногам: «Ноги, мои ноги, бегите быстрее, если не хотите, чтоб ваш хозяин попал в беду!» Ноги ему ответили: «Обратись лучше к своей голове. Ты все время кормишь ее, а не нас». Тогда Острие Стрелы снова взмолился: «Нашли время вспоминать обиды! Да я теперь о вас всегда буду помнить!» Однако ноги по-прежнему упрямились. Тогда Острие Стрелы рассердился и сказал: «Что ж, не помогайте, не помогайте! Но когда враги убьют меня, они убьют и вас». Услышав такую угрозу, ноги сразу переполошились и пустились вскачь. Скоро Острие Стрелы оставил своих преследователей далеко позади. Когда он наконец добрался до дома, прежде всего выполнил данное ногам обещание: два дня и две ночи продержал их в бизоньем жиру. И с тех пор всегда во время трапезы бросал им кусочки еды. Ну, а после той знаменитой пробежки стал самым быстроногим бегуном в своем племени.

Вторая история рассказывает о том, как крестьяне и крестьянки жаловались на Уленшпигеля и твердили, что он негодяй и плут, а он ехал на лошади, сидя верхом позади отца, и втихомолку показывал людям свой зад

«Тиль Уленшпигель»

Когда Уленшпигель подрос так, что мог стоять и ходить, он много играл с маленькими детьми, так как был очень непоседлив, резвился, как обезьянка, на подушках или траве, пока ему не минуло три года, Тогда он принялся за всякое озорство, так что соседи в один голос жаловались Клаусу Уленшпигелю, что его сын негодник. Тогда отец пришел к сыну и сказал ему: «Как это так получается, что наши соседи говорят будто ты негодник?». Уленшпигель отвечал: «Милый батюшка, я же никого не трогаю и это могу тебе доказать, хоть сейчас. Иди, сядь на свою лошадь, а я позади тебя сяду, поеду с тобой по улице и буду всю дорогу молчать, а они все равно будут на меня клепать, что им вздумается, вот увидишь!». Отец так и сделал и посадил его себе за спину на лошадь.
Тогда Уленшпигель приподнялся, выставил людям напоказ свою задницу вместе с дырочкой и снова уселся на место. Соседи и соседки стали на него указывать пальцами, приговаривая: «Фу, какой подлец!». Тогда Уленшпигель сказал: «Слышь, батюшка, ты хорошо видишь, что я никого не замаю и молчу, а они все-таки твердят, что я подлец». Тогда отец остановил лошадь и посадил Уленшпигеля, своего милого сына, впереди себя. Уленшпигель сидел тихо, только разевал рот, скалил на крестьян зубы и высовывал им язык. А встречные люди сбегались и говорили: «Гляньте, вот так маленький подлец!». Отец тут сказал: «Воистину в несчастный час ты родился: ты сидишь тихо, молчишь, никого не трогаешь, а люди все-таки говорят, что ты подлец».

Чудесное лекарство

Курдская сказка

Однажды Кербелай-фарашу туго с деньгами пришлось. Сколько ни искал, что бы снести на базар и продать, — во всем доме ничего не нашлось. Тогда наполнил он торбу сухим овечьим пометом и пошел на базар. Как раз бродил по базару один знатный бек. Подошел он к Кербелай-фарашу, заглянул в торбу. А помет уже так высох и почернел, что нельзя было разобрать, что это такое.
— Что продаешь, Кербелай-фараш? — спросил бек.
— Это очень дорогая штука, тебе не по карману! — отвечал Кербелай-фараш.
— Ты сначала скажи, как называется твоя штука!
— Это такое чудесное лекарство: кто съест его — к тому потерянный рассудок возвращается.
Очень удивился бек:
— А можно мне одну штучку попробовать?
— Отчего же нет, пробуй!
Бек взял один шарик помета, положил на зуб, раскусил и скривился:
— Не пойму, что это такое! И вкуса-то никакого в нем нет!
— А ты еще одну попробуй!
Бек и второй шарик раскусил:
— Ей-богу, не разберу, что за вкус! Дай-ка и третью попробую!
— Пробуй, пожалуйста!
Разжевал бек третий шарик и говорит:
— Да это — овечий помет!
— Верно, верно, ты здорово распознал, это — овечий помет! — сказал Кербелай-фараш и, увидев, что бек вот-вот лопнет от злости, добавил: — Не сердись, видишь, ведь я правду сказал: сначала у тебя рассудка не было — ты дважды пробовал, не мог узнать, что это за штука, а как разжевал третью, так сразу рассудок твой к тебе вернулся, и ты узнал, что это — овечий помет!

Ходжа Насреддин потерял осла

Турецкий анекдот

Ходжа Насреддин потерял осла; он и ищет его, и возносит благодарение богу. Когда у него спросили, за что он благодарит, Ходжа отвечает: «Я благодарю бога, что я не сидел на осле, а то ведь и я бы пропал».

Либушка

Чешская сказка

Жил-был бедный портной. Детей у него было много, даже слишком, а есть нечего. Брат его был богатый крестьянин, всегда крестил ему детей.
А в последний раз, когда у портного опять родилась девочка, наотрез отказался.
— Не буду, — говорит, — крестить, и всё. Что ты никак не уймёшься? И так уж самому тебе кушать нечего.
Вот приходит портной домой и говорит жене:
— Как же нам быть? Знаешь что, пойду-ка я, и кого по дороге встречу — дедушку либо бабушку какую, — того и попрошу в кумовья.
— Ладно, — мол, — иди. Делай как знаешь.
Вот он и пошёл, дитя на руках несёт. Видит при дороге куст шиповника, а под ним бабка сидит, вся сгорбилась.
— Куда это вы разбежались? — спрашивает. — Да ещё с такой крошкой?
— Иду, — мол, — крестить, да не знаю, кто крёстным будет.
— Ну что ж, я пошла бы, только у меня денег нет, нечего на зубок-то подарить.
Портной и тому рад, что всё же нашёл человека. Окрестили дитя, а после бабушка и говорит:
— Когда девочке стукнет двенадцать лет, приведёшь её сюда к этому кусту и оставишь мне.
Он согласился. Время бежало. Либушка росла. Как сравнялось ей двенадцать лет, портной вывел её на дорогу. Глядь, а бабушка уж тут как тут, Либушку поджидает. Под шиповником-то была дверь, они обе — под куст и из глаз пропали. Стоит отец, смотрит, но всё напрасно. Исчезла девочка, словно сквозь землю провалилась.
Стала жить Либушка у старухи. Та сразу отдала ей ключи от всех комнат, велела везде убирать, но в седьмую комнату (от той был золотой ключик) не заглядывать.
Раз в неделю запиралась бабушка в этой комнате, а что там делала — неизвестно.
Всё шло хорошо. Но вот однажды подметала Либушка шесть комнат, и захотелось ей в седьмую, запретную, заглянуть. «Что ж, думает, в этом плохого?» Засело ей в голову, работа из рук валится. Приоткрыла дверь — и что ж она видит: стоит гроб, в нём старуха, а голова у неё лошадиная. Сидит она в гробу и себя по коленкам постукивает. Закивала девочке, а та захлопнула дверь и стрелой убежала.
Вот приходит бабушка и говорит:
— Либушка, ты там была!
— Нет, бабушка, не была!
— Ты там была!
— Не была!
— Расскажи, что там видела!
— Бабушка, я там не была!
— Расскажи, девочка. Не расскажешь — онемеешь!
А Либушка молчит, как зарезанная. Бабка и лишила её речи — немой сделала — и выгнала в лес. А лес кругом глухой, дремучий. Пошла девочка этим лесом, блуждала там, блуждала, как отбившаяся овца, пока не нашёл её под деревом королевич. Он как раз в этом лесу охотился. Разговаривать с ним Либушка не могла, а писать — умела. Королевич посадил её на своего коня и увёз к себе. Видно, красавица была.
Сейчас же сыграли они свадьбу, и стала Либушка его женой. Вот уехал королевич на войну. А Либушка уже тяжёлая была. Без него родила она мальчонку. Красивый был, как картиночка, прямо сердце на него радовалось. Вдруг появляется перед ней бабушка и тотчас спрашивает:
— Расскажи, что ты там видела?
— Бабушка, я там не была!
— Расскажи!
— Я там не была!
(На это время бабка вернула ей речь.)
Раз не сознаётся, схватила бабка ребёнка и на её глазах разорвала.
Тут поднялся по всему замку крик, что приходила ведьма и сожрала королевича. Сейчас написали королю, он уже на войне победил и домой возвращался. Поднял шум, что стража не караулит, что это, дескать, за стража. А Либушка солдат защищает: они, мол, не виноваты.
Вот король снова собрался на войну. А Либушка скоро родить должна. Поставили везде двойную стражу, чтобы надёжней было. Король уехал, без него родилась дочурка. И тоже красивая — как ангелочек. Опять, откуда ни возьмись, появляется бабка.
— Скажи, что ты там видела?
— Я там и не бывала.
— Скажи, не то плохо будет!
— Я там не была.
Так и не созналась. Схватила бабка дитя и в один миг на куски разорвала. Стража опять ничего не видела, словно и не стояла там. Король приехал, грозится, уже прямо на Либушку стал указывать, что, дескать, неспроста это. Но пока ничего ей не сделал, оставил всё как есть.
Она опять забеременела. Король хотел и на этот раз в поход собираться. Поставил он вокруг своего замка стражу, каждый уголочек велел охранять и уехал. Либушка благополучно родила, и сейчас же, откуда ни возьмись, бабка.
— Что ты там видела? — спрашивает.
— Ничего я не видела, я там и не бывала.
Всё одно и одно твердит. Схватила бабка ребёнка и в один миг разорвала, только кровавые брызги на стенах остались. Сейчас же пишут королю, что и третье дитя съедено. Он всё бросил, войско оставил, примчался домой чернее тучи. Велит ставить большой костёр и сжечь на нём молодую мать.
Вот разожгли большой костёр и только хотели Либушку в пламя бросить, как вдруг мчится из лесу чёрная карета. Кто-то машет из неё белым флажком — дескать, пардон, пардон!
Карета подъехала, бабушка встала у костра.
— Что ты видела? В последний раз тебя спрашиваю!
— Ничего я не видела! Не была я там. Не была! Вдруг костёр погас, будто на него кто дунул, и стоят рядком трое прекрасных королевских детей; на них — золотые ожерелья, а бабушка говорит:
— Твоя стойкость спасла меня от заклятия. Живи всем на счастье!
Либушке сейчас же вернулась речь, язык у неё развязался. Радости-то сколько тут было! Король благополучно закончил все войны, и с тех пор жили они с Либушкой счастливо до самой смерти.

Бунгало с привидением

Англо-индийская легенда

Чарльз Дандас, отправившийся этим утром в Эдвардстоун, чтобы поохотиться с Генри Кори, рассказал мне перед отъездом следующую историю.

В 1871 году мой друг, с которым я познакомился в Индии, по фамилии Тровард, получил назначение в Хошиарпур, Пенджаб. Они с женой прибыли туда поздно вечером. Бунгало, в котором обычно останавливались приезжие, было занято, и им пришлось переночевать в другом, наскоро для них приготовленном. Они развернули свои спальные мешки, постелили их в одной из комнат, что-то перекусили и уже собирались отправиться спать, когда слуги, путешествовавшие с ними, сказали, что им не нравится это бунгало, и они не хотят там ночевать. Они посоветовали мистеру Троварду и мемсаиб тоже не спать в бунгало, потому что место это нехорошее. Мистер и миссис Тровард очень устали и ответили слугам, что не будут искать другого ночлега и останутся там.
Они отправились спать, и в середине ночи мистера Троварда разбудил чей-то громкий голос и испуганные крики жены. Когда он спросил ее, что случилось, она ответила, что к ее кровати подошел мужчина в сером костюме и, нагнувшись над ней, сказал: «Лежи тихо, я ничего тебе не сделаю». Затем он выстрелил из ружья или пистолета прямо над ней.
Утром Троварды выяснили, что мистер де Курси, прежний комиссионер в Хошиарпуре, застрелился в этом самом бунгало как-то ночью. Перед этим он склонился над кроватью и сказал жене: «Я ничего тебе не сделаю».

Только сейчас держала его!

Сказка амхара (Эфиопия)

Одна женщина вышла замуж и, чтобы казаться хорошей хозяйкой, всякий раз, когда муж приходил домой, начинала прясть. Когда же муж уходил, она откладывала веретено в сторону и бездельничала.
Однажды муж задумался: «У меня жена — пряха, а дома нет одежды. Почему она не шьет одежду?»
Тогда он взял веретено и надежно спрятал его, а сам ушел работать.
А его жена по привычке провела день, ничего не делая, а когда муж пришел домой, хотела было достать веретено, а его на месте не оказалось. Она очень расстроилась.
— Куда ты задевала веретено? — спросил ее муж.
А она отвечает:
— Вот только сейчас я держала его в руках, когда пряла.
Тогда мужу все стало ясно, и он выгнал ее из дома.
Так рассказывают.