Юн Ремарссон

Норвежская баллада

Лежит на земле ладья,
Под ней растет трава.
О храбром Юне Ремарссоне
Идет далеко молва.
Море сгубило немало душ.

Отважен был Юн Ремарссон,
И славен был его род,
Однажды спросил он у матери,
Какой он смертью умрет.

«Не от недуга злого,
Не стиснув меча рукоять,
Средь синих волн океана
Будешь ты погибать.

Не от недуга злого
И не от вражеских стрел
Средь синих волн океана
Погибнуть— твой удел».

Спиной повернулся Ремарссон,
Разгневанный ответом.
«Долго теперь тебе ждать,
Когда приду за советом».

«Сегодня мы пируем,
Пьем брагу и сладкий мед,
А завтра с попутным ветром
Корабль помчится вперед».

Старый шкипер Хокен
Угрюмо глядит на закат:
«Кто завтра парус поднимет,
Тот не вернется назад».

Сказал бесстрашный Юн,
Не выпустив кубка из рук:
«Кто в море со мной не выйдет,
Тот мне больше не друг!»

Рукой опершись о меч,
Сказал бесстрашный Юн:
«Кто в море со мной не выйдет,
Тот предатель и лгун!»

По волнам мчится корабль,
Гонимый бурей и роком,
Но путь к земле проложить
Не может старый Хокен.

«А ну, выходи, смельчак,
Ты нас за трусость ругал.
Поломаны брашпиль и мачта,
И ветер парус сорвал».

Старый шкипер Хокен
Отдает матросам приказ:
«Несите игральную доску,
Кости рассудят нас!»

Вон они бросили кости,
И вышел дурной расклад —
Юну выпала гибель,
Он не вернется назад.

«Священника нет у нас, Хокен,
Ты мне грехи отпусти.
Исповедь возле мачты
Грешника может спасти.

Лишал я чести девиц,
Позорил вдов и жен,
Не думал я, что буду
В пучине морской погребен.

Я грабил монастыри
И церкви палил огнем,
Не думал я, что буду
Лежать на дне морском.

Дома ждет меня мать.
Если вернетесь домой,
Скажите, что Юн при дворе
И парень, как прежде, лихой.

Дома невеста ждет.
Если вернетесь домой,
Скажите ей все, как есть,
Пусть будет другому женой».

Их было семью двадцать,
Тех, кто отправился с Юном,
Лишь пятеро вернулись,
Меж ними — слуга его юный.
Море сгубило немало душ.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.