Вынудить тигра покинуть гору

Китайская легенда из «Тридцати шести стратагем»

Дождись срока, когда противник устанет.
Используй кого-нибудь для того, чтобы заманить его в ловушку.
Когда тигр или леопард покидает свое логово и приближается к людям, он становится добычей людей. Пока же тигр или леопард остаются в своем логове, он сохраняет свою силу. («Гуань-цзы»).
Тигр побеждает собаку с помощью когтей и клыков. Если отнять у тигра его когти и клыки и отдать их собаке, то тигр должен будет подчиниться собаке. («Хань Фэй-цзы»).

Толкование:
В книге «Сунь-цзы» сказано: «Нападать на самые неприступные крепости — это плохая стратегия». Тот, кто бросается на штурм хорошо защищенных позиций, обрекает себя на неминуемое поражение. Если противник имеет лучшие позиции, нельзя ввязываться в сражение с ним в этом месте.
Когда противник организовал прочную оборону, только соблазн большого приобретения может побудить его покинуть свои позиции.
Если же противник имеет кроме того преимущество в силе, нужно ждать, пока силы его не истощатся, и тогда появится возможность победить его, лишь собрав воедино все ресурсы — природные и людские.

В древности, в конце правления династии Хань, восстали племена цян, обитавшие на западных границах империи. Местный правитель по имени Юй Сюй попытался усмирить цянов, но те раз за разом наносили поражения его войскам. Юй Сюй с тремя тысячами воинов был вынужден отойти в ущелье Чэньцан. Там он приказал устроить укрепленный лагерь. Тем временем десятитысячное войско цянов перекрыло все выходы из ущелья.
Оказавшись в безвыходном положении, Юй Сюй применил военную хитрость. Он приказал своим воинам кричать: «О, воины цян! Мы отправили к императору гонцов с просьбой о помощи. Как только подойдет подкрепление, мы будем с вами сражаться!»
Цяны поверили этим угрозам и решили, не дожидаясь прихода ханьских войск, заняться грабежом соседних долин. Когда Юй Сюй увидел, что цяны отходят, он тотчас бросился в погоню. При этом на привалах он каждый раз приказывал удваивать число кострищ. Цяны решили, что Юй Сюй постоянно получает подкрепления и решили спешно вернуться в свои исконные места обитания. Узнав от разведчиков, что цяны в беспорядке отступают, Юй Сюй напал на цянов и разгромил их наголову.
Так Юй Сюй сумел успешно выманить сильного неприятеля (т. е. «тигра») с «горы» (т. е. заставить цянов покинуть выгодные позиции).

О невинно убиенных младенцах

Из «Золотой легенды»

Невинно убиенные названы невинными по трем причинам — из-за невинной жизни, невинно принятой казни и невинности, которую они снискали мученичеством. Жизнь их была невинна, ибо на них не было никакой вины. Ведь они никому не причинили зла: ни Богу — неповиновением, ни ближнему — несправедливостью, ни себе каким-либо греховным проступком. Потому сказано в псалме: Непорочность и правота да охраняют меня (Пс 25 (24), 21). Непорочные в жизни и правые в вере. Они названы так из-за казни, которую приняли невинно и несправедливо. О том говорит Псалмопевец: Проливали кровь невинную (Пс 106 (105), 38). Младенцы были невинны из-за непорочности крещения, то есть чистоты от первородного греха, которую снискали мученичеством. О ней сказано в псалме: Наблюдай за непорочным и смотри на праведного (Пс 37 (36), 37), то есть храни непорочность крещения, и затем соблюдай праведность добрых дел.

Невинные младенцы были убиты Иродом Аскалонитом. Священное Писание упоминает трех Иродов, известных своей жестокостью. Первым назван Ирод Аскалонит, в правление которого родился Господь и которым были избиты младенцы. Вторым назван Ирод Антипа, обезглавивший Иоанна. Третьим назван Ирод Агриппа, казнивший Иакова и заключивший в оковы Петра. О том есть стих:
Аскалонит младенцев казнил, Иоанна — Антипа,
Иаков Агриппой убит, Петра заключившим в оковы.

Кратко изложим историю первого Ирода. Антипатр Идумейский, как рассказано в Схоластической истории, взял в жены внучку царя Аравии, которая родила ему сына, нареченного Иродом. Его затем прозвали Аскалонитом. Он получил Иудейское царство от кесаря Августа, и тогда жезл царствия впервые был отнят у Иудеи. У Ирода родились шестеро сыновей: Антипатр, Александр, Аристобул, Архелай, Ирод Антипа и Филипп.
Александра и Аристобула, рожденных от матери-иудейки, Ирод послал в Рим изучать свободные искусства. По возвращении Александр стал грамматиком, Аристобул же блестящим оратором. Оба брата начали все чаще спорить с отцом о наследовании престола. Оскорбленный этим, царь решил поставить над ними Антипатра. Когда же Александр и Аристобул стали помышлять об убийстве отца, тот изгнал их, и они явились к кесарю, жалуясь на отцовскую несправедливость.

Между тем в Иерусалим пришли волхвы и начали старательно расспрашивать всех о Рождестве нового Царя. Услышав об этом, Ирод смутился, испугавшись, как бы не родился некто из истинно царского рода, кто мог бы изгнать его как узурпатора. Он стал просить волхвов, чтобы те возвестили ему о том, что было им явлено, притворившись, что желает поклониться Младенцу, которого на самом деле хотел убить. Однако волхвы иным путем отошли в страну свою (Мф 2, 12).
Не дождавшись их возвращения, Ирод решил, что волхвы, обманутые ложным видением, постыдились сказать ему об этом. Ирод перестал разыскивать Младенца, но, узнав о рассказах пастухов и пророчествах Симеона и Анны, сильно убоялся и счел себя позорно обманутым волхвами. И вот Ирод замыслил избить в Вифлееме всех младенцев, чтобы среди них погиб Тот, чьего имени он не знал.
Тем временем по увещеванию ангела Иосиф с Младенцем и Матерью Его бежали в Египет в город Гермополь, где пребывали семь лет, пока не умер Ирод. Когда Господь входил в Египет, согласно пророчеству Исайи, пали все статуи богов (Ис 19, 1). Также рассказывают, что как при Исходе сынов Израилевых из Египта не было в стране дома, где по воле Божией смерть не поразила первенца, так и в то время не нашлось храма, где3не пали идолы. Кассиодор говорит в Трехчастной истории, что в Гермополе Фивейском растет дерево, которое называют персидским. Оно дает исцеление многим, стоит лишь повесить на шею страждущего его плод, листок или кусочек коры. То дерево согнулось до земли и смиренно поклонилось Христу, когда Блаженная Мария со Своим Сыном бежали в Египет. Так у Кассиодора.
В Книге о детстве Спасителя есть следующий рассказ. Когда они отдыхали под высокой пальмой, Дева сказала: «Как бы я хотела достать ее плоды!». Иосиф ответил: «Ты думаешь о плодах с этой пальмы, я же беспокоюсь о воде, которой нет в нашем кувшине». Тогда младенец Иисус сказал: «Склони, пальма, ветви свои, источи воду меж своих корней!». Так и произошло.

Когда Ирод распорядился избить младенцев, к нему пришло письмо от кесаря Августа, призвавшего Ирода ответить на обвинения, выдвинутые сыновьями. Проходя через Тарс, он узнал, что корабли тарсийцев переправили волхвов через море. Тогда Ирод велел сжечь все корабли Тарса, как и было предсказано: В ярости духа Ты сокрушил Фарсийские корабли (Пс 48 (47), 8). Когда кесарь рассудил тяжбу между отцом и сыновьями, было решено, чтобы те во всем повиновались Ироду, а отец оставил царство наследнику, которого изберет по своей воле.
Вернувшись, утвержденный в своей власти Ирод стал еще более дерзок и приказал избить в Вифлееме всех младенцев от двух лет и ниже, сообразно сроку, о котором стало известно от волхвов.
Приказание Ирода можно истолковать двояко. Во-первых, можно понять, что ниже относится к истекшему времени. Тогда смысл таков: от двух лет и ниже, то есть от детей двух лет от роду вплоть до младенцев, проживших одну ночь. Ведь Ирод узнал от волхвов, что Господь родился в тот день, когда появилась звезда. Поскольку с тех пор уже минул год, и царь поехал в Рим и вернулся обратно, он считал, что Господу исполнился год и немногим более. Поэтому Ирод жестоко истребил всех младенцев в возрасте от двух лет вплоть до тех, кто был не старше одной ночи. Ведь он опасался, что облик Младенца мог измениться, тревожась, как бы Дитя, Которому служили звезды, не приняло облик, превосходящий Его возраст. Такое мнение широко известно, кажется справедливым и пользуется доверием.
Другое рассуждение приводит Златоуст, отмечая, что ниже относится к возрасту. И смысл таков: от двух лет и ниже, то есть старше двухлетних младенцев. Златоуст считает, что звезда явилась волхвам за год до Рождества Спасителя. Ирод же, узнав об этом от волхвов, провел еще год в Риме. Царь полагал, что Господь родился именно тогда, когда явилась звезда и Младенцу уже исполнилось два года. Поэтому Ирод избил всех младенцев от двухлетнего возраста вплоть до пятилетних, но не тех, кто был младше двух лет. В пользу этого мнения говорит то, что кости невинно убиенных столь велики, что не могут принадлежать двухлетним детям. Но можно предположить, что люди в те времена были значительно выше, чем в наши дни.
Сам же Ирод немедля был наказан за это. Макробий, а также некая Хроника упоминают, что один из малых сыновей Ирода, отданный кормилице в Вифлеем, был убит вместе с другими младенцами. Тогда исполнилось предреченное пророком: Голос слышен в Раме, вопль и горькое рыдание (Иер 31, 15), — то есть голос благочестивых матерей, что услышан на небесах.

Бог, Справедливейший Судия, как сказано в той же Схоластической истории, не допустил, чтобы такое нечестие Ирода осталось безнаказанным.
По Божию суду тот, кто отнял сыновей у многих, сам лишился своих детей. Ведь царь снова стал подозревать Александра и Аристобула, когда один из приближенных признался, что Александр обещал ему щедрую награду, если он подмешает яд в чашу Ирода. Также цирюльник признался Ироду, что ему были обещаны богатые дары, если во время бритья он перережет царю горло. Суля цирюльнику награду, Александр прибавил, что не следует возлагать надежды на старца, который красит волосы, чтобы казаться юношей. Разгневанный отец приказал убить обоих сыновей и поставил будущим царем Антипатра. В преемники Антипатру он назначил Ирода Антипу. Кроме того, царь проявлял отеческую любовь к Ироду Агриппе и Иродиаде, дочери Филиппа, которые наследовали Аристобулу. По этим двум причинам Антипатр стал испытывать непреодолимую ненависть к отцу, так что стремлся отравить его. Ирод узнал о том и заключил его в темницу. Услышав, что Ирод убил своих сыновей, кесарь Август сказал: «Я скорее бы желал быть свиньей Ирода, чем его сыном. Ведь будучи правоверным иудеем, он щадит свиней, а сыновей убивает».
Когда Ироду исполнилось семьдесят лет, он тяжко заболел. Его мучила жестокая лихорадка, чесотка, ломота во всем теле и боль в ногах. Срамной уд его кишел червями и издавал зловоние. Кроме того, Ирод постоянно кашлял и задыхался. Врачи опускали его в елей, словно покойника.
Узнав, что иудеи с радостью ожидают его смерти, Ирод собрал благородных иудейских юношей и заключил их в темницу. При этом Ирод сказал Саломее, сестре своей: «Знаю, что иудеев порадует моя смерть. Однако у меня будет много плакальщиков и достойная похоронная процессия, если ты исполнишь мой приказ: после моей смерти казни всех, кого я держу под стражей, дабы вся Иудея рыдала, хотя и против своей воли».
Ирод имел обыкновение после обеда съедать яблоко, которое сам очищал для себя. Однажды, держа в руке нож, он стал задыхаться от кашля. Оглянувшись, не станет ли кто мешать ему, он занес руку, чтобы пронзить себя, но сотрапезник удержал его десницу. По всему дворцу немедленно разнесся скорбный вопль, как будто царь умер. Услышав крики, Антипатр обрадовался и пообещал вознаградить тюремщиков, если его отпустят. Ирод больше страдал от того, что узнал о радости сына, чем от ожидания скорой смерти. Он послал приближенных умертвить Антипатра и объявил Архелая наследником своего царства. Через пять дней царь Ирод умер, счастливый во всем, кроме семейных дел. Сестра его Саломея освободила всех, кого царь приказал казнить. Ремигий же в Толковании на Матфея, напротив, говорит, что Ирод заколол себя ножом, которым чистил яблоко, и Саломея, сестра его, следуя приказанию брата, казнила всех узников.

Тщеславие и благочестие

«Вести из потустороннего мира» Ван-Яня

Ли Хэн, по прозванию Юань-вэнь, был уроженцем Цяо-го. Когда он был еще совсем молод, его навестил некий шрамана и сказал:
— Вам уготовано благое воздаяние. Однако впоследствии оно обернется для Вас неудачей. Вы могли бы жить в бедности и предаваться религиозному совершенствованию, а не служить чиновником. Тогда Ваши блага возрастут, а неудачи уменьшатся. Поразмыслите же об этом!
Хэн был не в меру честолюбив да к тому же из бедной семьи. Он расспрашивал шрамана лишь о том, до каких чинов дослужится, а вовсе не о смысле религиозного совершенствования. Шрамана подал ему сутру в один свиток, а он не соглашался ее принять, допытывался только, какие почести и блага его ожидают. Шрамана на это сказал:
— Вы будете одеваться в золото и пурпур и управлять тремя округами. Но лучше бы Вам ограничиться одним округом.
— При таком почете и богатстве разве будешь опасаться грядущих бед?! — воскликнул Хэн.
Шрамана остался у Хэна на ночлег. Среди ночи Хэн поднялся и увидел, что шрамана заполнил собой все ложе. Хэн позвал домочадцев подсмотреть за ним, а тот тем временем превратился в большую птицу, взлетел и уселся на крыше дома. Наутро шрамана принял прежнее обличье и ушел. Хэн хотел было выйти за ворота и проводить шрамана, но того как и не бывало. Хэн понял, что перед ним было божество, и отныне принялся служить Будде. Однако он не сумел соблюсти себя в чистоте.
Впоследствии Хэн стал наместником в округах Сиян, Цзянся и Луцзян, а также военачальником с титулом Бросок Дракона. В годы под девизом правления Великое процветание (318—312) он был казнен за участие в бунте Цянь Фэна.

Три ягоды инжира в повозке

Албанская сказка

Взял однажды Насреддин три спелых ягоды инжира, положил их на дно высокой корзины, которую используют для сбора винограда, поставил корзину на повозку, запряг в повозку волов и поехал к визирю.
Когда визирю доложили, что приехал Насреддин с большой корзиной на повозке, тому стало очень интересно, что же такое Насреддин ему привез. Поэтому визирь быстро спустился во двор и подошел к его повозке. Насреддин с почтением приветствовал визиря и сказал:
— Благословенный господин, поскольку я человек очень бедный, мне до сих пор никогда не доводилось что-нибудь подарить тебе. Сегодня удача посетила меня, и я увидел на своем инжире три крупных и спелых плода. Я сорвал их и привез тебе в подарок.
Визирь, увидев, что на дне корзины действительно лежат всего-навсего три ягоды инжира и ради них-то Насреддин и запряг волов и приехал к визирю, спросил его как бы в шутку:
— Спасибо, Насреддин, но тогда уж ты расскажи мне, как их едят, эти ягоды?
— Какие ягоды, вот эти? Ах вот оно что, благословенный господин, ты, оказывается, не знаешь, как их едят? Да проще простого, я тебя мигом научу. Смотри!
Насреддин взял в горсть все три ягоды, одну за другой отправил их в рот и — хруп, хруп! — раскусил и проглотил.
А визирь так и остался стоять на месте с открытым от изумления ртом.

Далингавув

Новогебридская сказка

Жители одной деревни расчистили участок и посадили бананы. А когда поспели плоды, туда повадился ходить Дилингавув. Он влезал на ствол банана и поедал их.
И вот однажды Дилингавув сидел на банане, и его заметил кто-то из жителей деревни. Этот человек побежал и сказал остальным:
— Я только что видел того, кто ворует и ест наши бананы!
Мараухихи воскликнул:
— Берите луки, пойдем и убьем его!
Но люди сказали:
— Нет, никто не сможет его убить!
— А я смогу! — воскликнул Мараухихи.
— Нет, это невозможно, — стали спорить с ним другие.
Но все же они взяли луки и на стрелы надели наконечники.
— Пойдем по одному, — сказал Мараухихи.
Первый пошел вперед, увидел Дилингавува и начал подкрадываться к нему, чтобы пустить стрелу. Но Дилингавув взмахнул руками, как летучая мышь крыльями, Человек испугался, убежал и рассказал об этом остальным,
— Его невозможно застрелить, — сказали люди. Но Мараухихи велел идти второму. Тот двинулся вперед, но с ним случилось то же, что и с первым.
Так по одному все люди выходили вперед, возвращались и говорили:
— Его невозможно убить!
Тогда Мараухихи сказал:
— Я сам пойду, пущу в него стрелу и убью.
Мараухихи был умнее всех остальных.
Он пошел и увидел Дилингавува, сидящего на банане. Мараухихи осторожно приблизился, но тут Дилингавув заметил его и простер над ним свои руки. Мараухихи не испугался. Он взял стрелу для охоты на птиц, вырезанную из казуарины, и выстрелил. Стрела оторвала Дилингавуву одно ухо, и он свалился на землю вниз головой. Мараухихи побежал к своим людям и рассказал, что он подстрелил Дилингавува.
А тот поднялся и пошел домой, к матери. Дилингавув окликнул мать, и она спросила:
— Что тебе, сын?
— Дай мне топор.
— А зачем он тебе?
Но Дилингавув не стал рассказывать матери, что Мараухихи отстрелил ему ухо. Дилингавув пошел и вырубил себе ухо из корня дерева pay. Он рубил корень и приговаривал:
— Рубись на куски! Разрубайся!
Мараухихи подослал одного из своих людей, и тот подсмотрел, что делает Дилингавув, и подслушал, что он говорит.
Посланный вернулся к Мараухихи и рассказал, что Дилингавув из корня дерева pay сделал себе новое ухо взамен оторванного.
Потом Мараухихи и его люди устроили пир. Они ели и танцевали, они танцевали каждый день. Дилингавув услышал об этом и сказал:
— Теперь я пойду и отомщу им!
Он взял много каштанов, взял камни, взял огонь, взял плащ из листьев, который надевают на танцах, и пошел к деревне, где жил Мараухихи. В деревню Дилингавув не вошел, а остановился поблизости. Он разжег костер, изжарил каштаны и раскалил камни. Потом Дилингавув выкопал очень глубокую яму и прикрыл ее плащом. Он сел рядом с ямой, стал есть каштаны и смотреть на танцующих. Люди танцевали долго. Но вот один из них отошел в сторону отдышаться и видит: сидит Дилингавув и ест каштаны.
— Дай мне один каштан, — попросил этот человек.
— Возьми, — только подойди сюда, — ответил Дилингавув.
Человек подошел к нему, сел на плащ и провалился в яму.
То же самое Дилингавув проделал и со всеми остальными танцорами. Последним в яму свалился Мараухихи.
Тогда Дилингавув стал швырять в яму раскаленные камни. А Мараухихи сказал своим людям:
— Становитесь ближе вот к этому краю!
И все они остались живы.
А Дилингавув решил, что все они погибли, и ушел домой.
Мараухихи спросил своих товарищей:
— Как вы думаете, как нам спастись?
— Да ведь мы уже мертвые, — отвечали люди.
— Вовсе нет! — воскликнул Мараухихи. — Я очень хорошо знаю, что мы еще не мертвые!
Мараухихи посмотрел вверх и увидел, что над ямой нависает ветка смоковницы. Он сказал:
— Давайте сделаем так. Пустим стрелу в эту ветку. Потом выстрелим еще раз, так чтобы вторая стрела воткнулась в первую. Пустим еще стрелы, и получится цепочка. Она свесится сюда, и мы выберемся по ней из ямы.
Так они и сделали. Цепочка из стрел свесилась в яму.
— Полезайте наверх, — сказал Мараухихи.
— Давай ты первый, а мы за тобой, — ответили ему.
По цепочке из стрел они выбрались из ямы и спаслись.

Как белка замуж выходила

Словенская сказка

Случилось это в ту пору, когда белка была еще незамужней.
Ежу очень хотелось жениться на ней, а чтоб она за него пошла, он каждый день приносил ей подарки. Все яблоки, сколько их было в округе, перетаскал белке.
— Уж так и быть, — сказала однажды белка, — пойду за тебя, только смотри, будь хорошим мужем.
Еж на радостях обещал ей все.
Тотчас же позвал он волка в посаженые отцы, лисицу в посаженые матери, зайца в дружки, серну в подружки. Как-никак белка — невеста, а еж — жених.
Сыграли свадьбу. Пировали. А потом отправилась белка к себе на сосну, еж — за ней. Забрались в дупло и улеглись спать.
— Эй, ты, — говорит вдруг белка ежу, — отодвинься немножко, уж очень ты колюч!
Еж послушался и чуточку отодвинулся. А белка ему снова:
— Отодвинься-ка еще, колются твои противные иглы.
Еж спорить не стал, отодвинулся. Белка в третий раз говорит:
— Отодвинься-ка подальше, колюч ты, спасу нет!
Еж послушался, отодвинулся еще и — бух! — грохнулся наземь, да так зашибся, что у него навсегда пропала охота лазить по деревьям.
А белка недолго была вдовой — очень скоро вышла она замуж за бурундука.
Бурундук тоже пришелся ей не по нраву, и она вытолкнула его из дупла. Но тот не будь дурак — возьми да и уцепись за ветку. Вцепился он в нее когтями и давай оттуда браниться со своей супругой.
Они и по сей день не помирились и при каждой встрече громко бранятся.

Покупка лошади

Еврейский анекдот

Еврей купил у цыгана хромую лошадь. Другие евреи стали смеяться над ним. Еврей объяснил:
— Лошадь вообще-то хромает не по-настоящему: ей гвоздь забили в копыто.
— Ты думаешь, — сказал другой еврей, — цыган так легко позволит еврею обвести его вокруг пальца? Лошадь точно хромает, а цыган наверняка забил гвоздь в копыто для того, чтобы ты поверил, будто она хромает не по-настоящему.
На что еврей, купивший лошадь, возразил:
— А ты думаешь, еврей так легко даст цыгану обвести его вокруг пальца? На всякий случай я заплатил ему фальшивыми деньгами.

Об упорствующих и не желающих отступиться и о печальной участи, назначенной им приговором

Из «Римских деяний»

Император Фридрих установил такой закон: кто освободит из рук злодея девушку, похищенную против ее воли, получает ее в жены, если ей будет это угодно. Однажды некий злодей похитил девушку, увез ее в лес и обесчестил, а она громко звала на помощь. Один рыцарь, благородный по своему происхождению и поступкам, случайно проезжал по этому лесу и, услышав ее крики, пришпорил коня, подскакал к девушке и спросил, почему она зовет на помощь. Она в ответ: «О, господин мой, ради бога помогите мне! Этот злодей похитил меня, обесчестил и теперь пригрозился меня убить». Похититель говорит: «Господин, эта женщина – моя жена, и я узнал, что она совершила прелюбодеяние, поэтому решил ее убить». Девушка говорит: «Это ложь. Господин, я никогда не была чьей бы то ни было женой, и до сего дня никто, кроме этого человека, ко мне не прикасался. Поэтому помогите мне! У меня есть доказательства, что я сказала истинную правду». Рыцарь говорит злодею: «Я вижу эти доказательства в том, что против ее воли ты похитил эту девушку и обесчестил, но я освобожу ее из твоих рук». Злодей отвечает: «Если хочешь ее освободить, тебе придется за нее сразиться со мной».
Тотчас оба они сшиблись в схватке и нанесли друг другу жестокие удары. Победу одержал рыцарь, но был опасно ранен. После этой победы он говорит девушке: «Согласна ли ты пойти за меня замуж?». Она отвечает: «Я хочу этого всем сердцем и клянусь тебе в верности». Затем рыцарь говорит девушке: «Малое время ты пробудешь в моем замке, я же отправлюсь к своим родителям и позабочусь о праздновании нашей свадьбы, а затем ворочусь, и мы торжественно ее сыграем». Девушка говорит: «Господин, я готова во всем слушаться вашей воли».
Рыцарь попрощался с девушкой, и она отправилась в его замок. Пока рыцарь был в отлучке, чтобы позаботиться о праздновании свадьбы, к замку, где жила девушка, явился тот злодей и постучал в ворота. Она его не впустила. Тогда злодей стал сулить девушке всякие блага и обещался взять ее честь по чести в жены. Девушка поверила его словам, впустила этого негодного человека, и оба они вместе проспали ночь.
Через месяц воротился рыцарь и постучал в замковые ворота. Девушка не отозвалась. Видя это, рыцарь с горечью сказал: «О, добрая девушка, вспомни, что я тебя спас от смерти и ты дала мне клятву верности. Скажи хоть слово, добрая девушка, и дай взглянуть на тебя!». Слыша это, она открыла окошко и говорит: «Вот я, гляди! Что тебе нужно?». Рыцарь сказал: «Я дивлюсь, что ты забыла, сколько я ради тебя совершил дел. Ради тебя я получил множество ран, а если не веришь, я покажу их тебе». Тут рыцарь снял одежду и говорит: «Вот, любезнейшая, эти раны я получил, когда вызволял тебя от грозящей тебе смерти, отопри мне и стань моей женой». Она же отворотила лицо от него и не пожелала отпереть ворота.
Тогда рыцарь пожаловался судье, ссылаясь на закон, и рассказал, с какой опасностью для себя он освободил девушку и что поэтому желает взять ее в жены. Слыша это, судья позвал похитителя. Когда злодей явился, судья сказал ему: «Эту ли женщину ты похитил и этот ли рыцарь благодаря своей отваге освободил ее из твоих рук?». Тот отвечает: «Да, господин». Судья ему: «Согласно закону, она по доброй воле жена рыцаря. Зачем же ты домогался чужой жены – в первый раз, когда без ведома хозяина вошел в его замок, во второй раз, когда осквернил чужое ложе, и в третий, когда столько времени отнимал жену от мужа? Что ты можешь на это ответить?». Злодей молчал.
Судья, оборотившись к женщине, сказал: «По закону ты дважды жена этого рыцаря: один раз, так как он вызволил тебя из рук похитителя, а второй, так как ты дала ему клятву верности. Почему же, несмотря на это, ты не отперла мужу ворота собственного его замка, а того негодного человека впустила?». Дама не могла на это ответить. Судья тут же вынес приговор – отвести обоих на виселицу, что и было исполнено. Все хвалили судью за такое его решение.

У нас дома уже давно все спят

Латышская сказка

Приглянулся засидевшейся в невестах девице молодой парень, и захотела она, чтобы он женился на ней. Согласился парень, да только велел, чтоб она родителям ничего не говорила. Девица не сказала ни слова, сложила все свое приданое в амбаре и дожидается суженого. А тот и не думал жениться на такой старой карге. Ввечеру приехал он за невестой. Сложили они все добро на телегу и поехали. Говорит парень девице:
— Вот что, милая, придется нам через чащобу продираться! Не хочу, чтоб тебе глаза выцарапало. Завяжи-ка их лучше. Согласилась девица и завязала глаза. Завернул жених за хлев, в густую коноплю, и погнал лошадь во всю прыть — только треск кругом. — Ох и страшные кусты! — говорит девица. — Скоро ль мы выберемся? Хочется мне глаза развязать.
— Скоро уж, скоро. Да только придется еще через реку широкую переезжать. Неохота мне пугать тебя, ты уж потерпи, глаза не развязывай. Выбрался парень из конопли, заехал в пруд и давай по нему вдоль и поперек колесить, только брызги во все стороны летят. Подъехал он, наконец, к избе и говорит невесте:
— Теперь отведу я тебя в избу, посиди, подожди, пока я лошадь распрягу, приданое уберу, тогда приду и развяжу тебе глаза. Села девица в избе на лавку и ждет. Часы полночь пробили.
— А-а, — зевает девица, — у нас дома уже давно все спят. Ждала она, ждала, а жениха все нет как нет.
— А-а, — опять зевает невеста, — у нас дома уже давно все спят. Пошарила она руками возле печки:
— Лежанка-то такая же, как у нас дома, и лавка такая же. Тут мать проснулась и прислушалась, что дочка бормочет.
— Ты про что это? — спрашивает мать.
— Да я, мамаша, ваша невестка, — отвечает дочка.
— Какая еще невестка? — удивилась мать и засветила огонь. Увидала она дочь с завязанными глазами и поняла, что дочку-то вокруг пальца обвели. Тотчас разбудила мужчин, кинулись они за парнем вдогонку, да не поймали. Удрал пройдоха со всем добром.

Мохаммад

Курдская сказка

Мохаммад и три его приятеля в хадж собрались. Сели они на коней, поехали. Проехали часть пути, конь Мохаммада устал.
— Устал мой конь, — сказал он своим товарищам, — я не могу дальше ехать. Поезжайте одни, счастливого пути вам! Уехали его приятели. Мохаммад сошел с коня, расседлал его, пустил на траву. Когда конь отдохнул, Мохаммад снова оседлал его, сел и поехал дальше. Доехал до кочевья, видит: у края дороги большой шатер стоит. Он подъехал к шатру, смотрит: у входа в шатер женщина сидит. Остановился Мохаммад, поздоровался с женщиной, спрашивает:
— Не примешь ли гостя?
— Всякий гость — гость от бога, добро пожаловать, — сказала женщина.
Мохаммад сошел с коня, женщина привязала коня на лужайке, потом вернулась, расстелила войлок, сняла с Мохаммада башмаки и носки, вымыла ему ноги, принесла еды. Поели они. Мохаммад и спрашивает.
— А есть в доме кто-нибудь из мужчин?
— Что тебе? — отвечала женщина.— Ты гость тут, пришел — добро пожаловать. Что тебе до того, есть ли мужчины в доме, нет ли?
Вечером женщина постелила ему. Оба легли спать. Ночью Мохаммад проснулся, встал, подошел к женщине.
— Ты ведь здесь гость, — сказала она Мохаммаду, — спи себе, что тебе надо от меня? Вот вернется муж, я спрошу его, согласится — пожалуйста, спи со мной!
Мохаммад лег к себе и проспал до утра. Утром проснулся.
— Где мой конь, я поехал дальше! — сказал он.
— Подожди, — сказала женщина, — сначала поешь, потом поезжай.
Принесла она еды, Мохаммад поел, вдруг видит: всадник на сером коне с ружьем подъехал, спешился у шатра. Женщина взяла у него коня, отвела в конюшню. Мохаммад едва не лопнул от страха.
— Сегодня ночью наш гость хотел лечь со мной, — сказала женщина мужу, — а я ему отвечала, что хозяина моего нет, как приедет, спрошу его!
Ничего не сказал муж, промолчал.
— Приведи мне коня, я поеду, — сказал Мохаммад женщине.
— Подожди, — сказал муж, — я ведь только что приехал, мы еще не ели вместе, поедим, потом поедешь.
Жена опять принесла еды. Сел Мохаммад с хозяином, поели они. Мохаммад опять говорит:
— Приведите мне коня, я поеду.
— Постой, — опять удерживает его хозяин, — мы ведь с тобой только и поели что меду и кислого молока. Вот вернется стадо, зарежем бычка, поедим жаркое, сегодня ты переночуешь у нас, а завтра поезжай.
Мохаммад остался. Зарезали бычка, сделали жаркое, поели. Вечером постелили Мохаммаду постель.
— Иди ложись с моей женой, — сказал хозяин, — а я лягу на твою постель.
— Нет, твоя жена мне — как сестра или мать, — отвечал Мохаммад. Утром проснулся Мохаммад, собрался ехать.
— Погоди, — опять говорит ему хозяин, — позавтракаем, потом поедешь!
Поели они, хозяин говорит жене:
— Испеки нашему гостю гаты в дорогу и поджарь мяса.
Мохаммад со страхом в душе попрощался с хозяевами, вышел из шатра, смотрит: конь его оседланный стоит, хурджин набит едой. Сел Мохаммад на коня, поехал. Приехал домой, а надо сказать, что Мохаммад был очень богат, несколько лавок у него было. Как-то раз стоит он в дверях своей лавки, видит: двое женщину за руки тащат. Мохаммад узнал ее — это была та самая женщина, у которой он когда-то остановился.
— Куда ведете ее? — спросил Мохаммад.
— Муж ее — наш должник, мы взяли ее за долги! — отвечали те.
— А сколько он вам должен?
— Сто туманов.
— Вот вам сто туманов, отдайте мне женщину.
Взял он женщину домой, привел к жене и говорит:
— Это — моя сестра, одень ее, накорми, пусть живет у нас.
Прошел год, другой. Как-то раз Мохаммад опять видит, что двое мужчину за руки тащат. Мохаммад узнал его.
— Куда ведете его? — спросил Мохаммад.
— Он — наш должник, мы его за долги ведем, — отвечали они.
— Сколько он вам должен?
— Двести туманов.
Дал им Мохаммад двести туманов, отобрал у них должника, привел к себе домой. Отправил он его в баню, дал ему хорошую одежду, накормил, привел к себе в лавку и говорит:
— В этом конце лавки я торговать буду, а в том — ты торгуй.
Через некоторое время Мохаммад сказал ему:
— Я хочу тебя женить.
— Делай как знаешь.
— Есть у меня сестра — хорошая женщина, за тебя и выдам ее.
А надо сказать, что ни муж, ни жена не узнали Мохаммада. Привел он мужа к жене, узнали они друг друга, обрадовались.
— Как ты сюда попала? — спросил муж.
— Сто туманов за меня заплатили — выкупили, — сказала жена.
— А за меня — двести, — сказал муж.
Семь лет прожили они у Мохаммада. Однажды муж сказал жене:
— Семь лет мы работаем на своего хозяина, неужели не отработали эти триста туманов?
А Мохаммад разбил на соседней горе шатер, пригнал туда табун коней, стадо коров и быков, отару овец, принес туда всякую одежду, ковры, посуду. Однажды муж сказал Мохаммаду:
— Отпусти нас, мы хотим уехать.
— Езжайте, отпускаю вас, —сказал ему Мохаммад.
Велел он своей жене нажарить мяса, напечь гаты, дал им с собой в дорогу. Усадил их верхом на коней, сам поехал впереди, муж и жена — сзади. Привез их Мохаммад на гору. Видят муж и жена: там табуны, стада, отары, шатер стоит, а в шатре — ковры, одежда, утварь всякая.
— Все это — ваше, — сказал им Мохаммад. — Семь лет вы работали у меня, это — плата за ваш труд.
Попрощался с ними Мохаммад, уехал. «Как же мне отплатить ему?—подумал муж. — Давай-ка убью я его, освобожусь от груза благодарности». Повернул он коня.
— Постой! — окликнул он Мохаммада.
Тот сразу понял, в чем дело, остановился. Подъехал к нему муж и говорит:
— Ты сделал столько добра! Как мне расплатиться за это? Я должен убить тебя и освободиться от груза благодарности к тебе!
— Разве ты не узнаешь меня? — спросил Мохаммад. — Ведь я — тот самый человек, который был вашим гостем и хотел лечь с твоей женой. Она сказала тебе об этом, а ты в ответ оказал мне всяческие почести. Я вернулся и дал себе слово, что вы для меня — как брат и сестра. Я тебе и половины того добра не сделал, сколько сделал мне ты!
Обнялись они тут, поцеловались. Муж и жена зажили себе в том шатре. А Мохаммад вернулся к своей жене, и все зажили счастливо,