Как лиса отомстила волку

Сербская сказка

Однажды лиса замесила лепешки из земли, испекла их, помазала медом и понесла людям, что стерегли индеек.
— Дайте мне индюшонка в обмен на медовые лепешки.
Те отказались и послали ее к свинопасам: они, мол, дадут тебе в обмен на медовые лепешки поросенка.
Пошла к ним лиса, но свинопасы не захотели дать ей поросенка и послали к тем пастухам, что пасли коров: получишь, мол, там в обмен на лепешки теленка. Но и пастухи отказали, послали ее к табунам и сказали, что табунщики ей дадут жеребенка. И правда, табунщики дали лисе жеребенка. Лиса сказала, чтобы они не разламывали лепешки, пока она не перейдет через гору. Они послушались, а когда разломили и попробовали лепешки, то увидели, что лепешки-то из земли и что лиса их обманула. Погнались пастухи за ней, но мошенница на жеребенке успела далеко ускакать, и они возвратились усталые и с пустыми руками.
Лиса же, придя домой, поставила жеребенка в конюшню и стала его чистить, каждый день приносить ему зеленой травки и студеной водицы. Чтобы жеребенок узнавал ее голос и не открывал двери никому другому, она каждый раз кричала одно и то же:
— Кобылка, кобылка! Отвори дверь! Я несу тебе студеной водицы и зеленой травки.
Волк несколько раз слышал, как лиса зовет жеребенка. Однажды пришел он и закричал грубым голосом:
— Кобылка, кобылка! Отвори дверь! Я несу тебе студеной водицы и зеленой травки.
Но жеребенок услышал по голосу, что это не лиса, и не отпер дверь. Тогда волк спрятался за углом конюшни. Немного погодя пришла лиса с водой и с травкой и крикнула тоненьким голоском:
— Кобылка, кобылка! Отвори дверь! Я несу тебе студеной водицы и зеленой травки.
Жеребенок узнал ее голос, отворил дверь и стал рассказывать, как приходил кто-то и грубым голосом просил отпереть дверь. Лиса и говорит:
— Смотри никогда не отпирай дверь на грубый голос!
А волк из-за угла услышал их разговор. На другой день, когда лиса опять отправилась за водой и травой, волк подошел к двери, съежился как только мог и заговорил тоненьким голосом:
— Кобылка, кобылка! Отопри дверь! Я несу тебе студеной водицы и зеленой травки.
Бедный жеребенок поддался обману и отпер дверь. Волк схватил его за шею, повалил на землю и съел. Только хвост да голова и остались.
Пришла лиса и, как всегда, позвала:
— Кобылка, кобылка! Отвори дверь! Я несу тебе студеной водицы и зеленой травки.
Но никто не подошел и не отворил дверь. Тогда лиса заглянула в щель, увидела в конюшне только хвост и голову кобылки и сразу догадалась, какая беда случилась. Выломала она дверь и принялась причитать над мертвой головой кобылки. Наконец от горя и печали пошла и легла на дороге, притворившись мертвой.
Спустя некоторое время проезжал на телеге человек, видит — лежит посреди дороги лиса. Поднял он ее и бросил на телегу, думая по приезде домой содрать с нее шкуру. А на телеге, в торбе, лежало три круга сыра. Лиса стала понемногу шевелиться, вынула из торбы все три круга и убежала с ними. Отбежав подальше, она два круга сыра съела, а третий надела на шею и пошла. Шла, шла, навстречу ей тот самый волк, который съел жеребенка. Волк увидел сыр и спрашивает, где лисица его достала, а она отвечает:
— Вылакала из реки.
— А где та река?
— Пойдем, я тебе покажу.
Дело было в полночь, в пору полнолуния. Небо ясное, звездное. Лиса привела волка к реке, показала ему отражение луны в воде и говорит:
— Вон видишь, какой большой сыр в воде? Лакай и вылакаешь его, как я вылакала.
Бедный волк лакал, лакал, пока у него вода не хлынула обратно. Лиса зажала ему глотку и говорит:
— Лакай, лакай, сейчас вылакаешь.
Бедный волк опять лакал, лакал, пока вода не хлынула у него через нос. Лиса зажала ему нос, села на него верхом и сказала, что больна и не может ходить, пусть он ее везет. Волк повез ее, а она принялась петь:
— Больной здоровую везет, больной здоровую везет!
— Что это ты такое поешь, тетка? — спросил волк.
— Ничего, волк, так — бормочу про себя, — отвечает лиса.
Так она все время пела, пока они не добрались до дома, где справляли свадьбу. Гости вышли из дома и стали хвалить ее песню. А она говорит, что споет еще лучше, если ее пустят на чердак. Гости пустили ее. Едва волк с тяжким трудом донес лису до чердака, как она открыла ему уши, нос и глотку, и из волка хлынула вода, а через щели в потолке полилась на гостей. Они побежали на чердак. Лиса спрыгнула и убежала, а бедный волк еле в живых остался.
Как-то раз лиса и волк снова встретились и стали расспрашивать друг друга, кто как тогда спасся. Волк говорит, избили, мол, его и он еле ноги унес; то же сказала и лиса. Потом она увидела невдалеке стог сена и уговаривает волка прыгнуть через него. На свою беду, волк и тут ее послушался. Перепрыгнул несколько раз, а лиса и говорит, что прыгает он плохо — не прямо над стогом, а как-то сбоку. Тогда он прыгнул прямо над стогом и застрял в нем. Лиса обрадовалась и говорит:
— Работай ногами, волк, и вылезешь.
А волк ерзал, ерзал и провалился в самый низ стога. Лиса засмеялась ехидно и убежала, сказав на прощанье:
— Давно я на тебя зубы точу за то, что ты съел моего жеребенка.

Сделай это своими руками

Еврейская притча

Глава еврейской общины Брест-Литовска решил уволить шамеса, служку в синагоге, и попросил рабби ЙосефаБер Соловейчика, чтобы тот уведомил об этом шамеса.
— Я не стану этого делать, — ответил раввин. — А чтобы вы поняли почему, расскажу вам аналогичный случай. Знаете, почему Бог лично повелел Аврааму принести в жертву сына своего, Исаака, почему не передал Свою волю через ангела? Открою вам секрет: на самом деле Бог попытался было устроить дело через ангела. Только ангел сказал Ему: «Я не пойду к Аврааму. Если хочешь зарезать человека, так будь добр, сделай это Своими руками!»

О том, что следует беречься козней диавола, чтобы он не обошел нас

Из «Римских деяний»

Некогда трое друзей отправились в святые места. Однажды случилось, что они не могли раздобыть ничего съестного, кроме одного хлеба, а пилигримы были очень голодны. И вот они сказали один другому: «Если хлеб наш разделить на три части, никто не будет сыт своей долей; давайте здраво рассудим, как разумнее распорядиться этим хлебом». Один говорит: «Давайте ляжем спать здесь при дороге, чтобы каждый увидел сон; чей окажется дивнее, тот и получит хлеб». Двое других ответили: «Это разумный совет». И они тут же улеглись спать. А тот, кто подал этот совет, встал и, пока остальные спали, съел весь хлеб, не оставив своим спутникам даже крошки.
Затем он разбудил спящих, говоря: «Пора вставать! Пришло время каждому рассказать свой сон». Первый говорит: «Друзья, мне приснился удивительный сон: будто с неба спустилась золотая лестница, а по ней сходили на землю и поднимались ангелы; они отделили от тела моего душу и донесли ее до самых небес. Там я узрел отца и сына и духа святого и вкусил такого блаженства, какого глаза не видели и уши не слышали. Вот мой сон». Второй говорит: «А мне приснилось, будто демоны железом и пламенем исторгли из тела моего душу, и мучили меня, и сказали: «Все время, пока бог царствует на небесах, ты пробудешь здесь, в этом месте»».
Третий говорит: «Слушайте теперь мой сон! Мне пригрезилось, что некий ангел приступил ко мне и говорит: «Дражайший, хочешь посмотреть, где сейчас твои спутники?». Я ответил: «Еще бы, владыка, хочу – ведь мы должны разделить между собой хлеб, а я опасаюсь, что они ушли и унесли его с собой». Ангел говорит: «Нет, хлеб лежит тут рядом. Иди за мной». Он привел меня к небесным вратам, и по его приказу я просунул голову в щель и увидел тебя: восхищенный на небо, ты сидишь на золотом троне, а перед тобой расставлено множество яств и отменных вин; ангел сказал мне: «Вот твой спутник наслаждается всяческими благами и яствами и пробудет здесь веки вечные, ибо кто однажды попал в царствие небесное, не уйдет оттуда. Пойдем со мной, и я покажу тебе, где твой второй спутник». Я последовал за ангелом, и он привел меня к вратам ада, и там я увидел тебя, терпящего, как ты рассказал, тягчайшие муки, но, прежде чем начать пытки, тебе каждодневно давали в изобилии хлеба и вина; я тебе сказал: «Милый друг, мне горько, что ты терпишь такие муки», а ты ответил мне, что «все время, пока бог царствует на небе, я-де останусь здесь, ибо заслужил этого. Скорей вставай и съешь весь хлеб: более ты не увидишь ни меня, ни другого нашего спутника». Когда я все это услышал во сне, вскочил на ноги и, следуя твоему совету, съел хлеб».

Козы и волки

Армянская притча из «Лисьей книги»

Собрались раз козы и отправили племени волков послание, и сказали: «Зачем нам жить во вражде а не в согласии?» И собрались волки, и обрадовались очень, и послали письмо козьему племени, а также дары многие. И написали козам: «Послушались мы вашего совета, и благодарение Господу, ибо большая радость для нас в этом. Доводим также до сведения вашего, что пастух и собаки суть виновники и зачинщики ссор меж нами и если убрать их, скоро установиться согласие».
И услышали это козы, подтвердили и сказали: «Правы волки, что убивают нас, потому что пастух и собаки из-за нас притесняют их».И козы прогнали собак и пастуха и поклялись, что сто лет будут пребывать с волками в любви и согласии. И козы рассыпались по горам и долам, и стали веселы, и играли, и ликовали, потому что паслись на хороших лугах, ели сочную траву, пили ключевую воду, и резвились, и скакали, благословляя наступившие добрые времена.
А волки выждали сто дней, потом собрались стаей, напали на коз и съели их.

Как же это так?

Латышская сказка

Жил-был хозяин, а у этого хозяина был батрак. Хозяин всяко ломал себе голову, как бы заставить батрака больше работать и поменьше есть. Работал он вместе с батраком и кормил его только тогда, когда сам от голода чуть с ног не падал. А ел хозяин только мякиш хлебный, батраку же одни корки доставались. Но и батрак был не лыком шит, придумал он, как хозяина проучить. Вот как-то поработали они на славу, хозяин и говорит батраку:
— Что-то мне есть хочется!
— Чудно! — удивился батрак. — А мне так вовсе неохота!
— Как же это так? — не понимает хозяин.
— А я хлебных корок наелся. Пока они в животе не размякнут, есть-то и не хочется. “Хорошо, что я про это узнал, — подумал хозяин. — Теперь я сам корки буду есть, тогда и работать подольше смогу, а мякиш пусть этот прохвост батрак лопает”. И верно, с того раза стал хозяин кормить батрака одним только мякишем, корки же сам съедал. Прошло немного времени. Поработали как-то они на славу, и хозяин опять говорит батраку:
— Что-то мне есть хочется!
— Чудно! — удивился батрак. — А мне так совсем неохота!
— Как же это так? — не понимает хозяин.
— А я мякиша наелся, — ответил батрак. — Хлебный-то мякиш слипается в животе, словно глина, и пока не разойдется, человек и сыт. “Ну, теперь-то я понял, — подумал хозяин, — надо есть все вместе — и мякиш, и корки, эдак-то лучше будет”. С тех пор хозяин уж не старался дать батраку кусок похуже.

Хитрец Дандо

Курдская сказка

Жил человек. Звали его Мамо. Жил он вдвоем с женой. Пахал он поле, сеял — пшеницу, собирал — пшеницу, молотил — пшеницу, веял — пшеницу, приносил домой — пшеницу, возил на мельницу — пшеницу. А жена кормила его лепешками из ячменя.
— Что такое, Айше? — удивлялся Мамо.— Почему это ты кормишь меня ячменем? А где пшеница, которую я вырастил?
— У тебя есть сестра в Багдаде, — отвечала Айше, — она — колдунья. Она там у себя дома колдует, и наша пшеница становится мякиной.
— Раз так, — рассердился Мамо, — я пойду и убью ее!
— С ней надо осторожно, — сказала Айше, — а то она и тебя погубит. Пойди налови ядовитых змей, посади их в мешок, отнеси ей и скажи: «Вот тебе подарок». Откроет она мешок, змеи выползут, начнут ее жалить, и она умрет. Так мы от нее избавимся!
Мамо так и сделал. Пришел к сестре. Сестра обрадовалась, усадила его на лучшее место, принесла угощение.
— Что жена твоя? Здорова? — спрашивает.
— Здорова!
— А что ты принес мне?
— Да вон развяжи мешок, посмотри, — отвечал Мамо.
— Что же там такое? — спрашивает сестра.
— Откуда я знаю? Жена что-то положила!
Развязала сестра мешок, смотрит, а там — шелковые пестрые платки.
— Ах, братец! — воскликнула сестра. — Ты ведь беден, зачем мне такие дорогие подарки делаешь?
— Если не тебе, то кому же дарить буду? — сказал Мамо. — Да только там были не шелковые платки, а змеи!
— Змеи?! Зачем?
— Чтобы убить тебя! — честно признался Мамо и тут же рассказал сестре все как было.
— Э-э, братец, у твоей Айше — возлюбленный завелся!
— Ой-ой, что же мне теперь делать? — растерялся Мамо.
— Я тебе сейчас скажу —что! Возьми с собой моего сына Дандо — он поймает возлюбленного твоей жены!
Мамо взял с собой племянника, распрощался с сестрой и пустился в обратный путь. Пришли домой. Мамо ничего не сказал жене.
Утром Мамо с племянником ушли пахать. С полдороги Дандо вернулся:
— Иди себе потихоньку, дядя, — сказал он.— Я забыл дома ремень! Сейчас догоню тебя!
Пошел Дандо домой, спрятался возле двери и ждет.
Видит: идет какой-то мужчина. «Ага, вот он — возлюбленный Айше», — подумал Дандо.
Мужчина вошел в дом и говорит Айше:
— Я пойду пахать, принеси мне обед в поле.
— А какого цвета твои быки? — спросила Айше.
— Один — черный, другой — пестрый.
— Хорошо, тогда не спутаю с нашими, у нас быки — белые, — обрадовалась Айше.
Изжарила она две курицы, испекла гату, завернула в платок и понесла в поле. Завидел ее издали Дандо, накинул на одного быка черную абу, на другого накинул темный платок и продолжал пахать.
Айше видит: кто-то пашет, один бык — черный, другой — пестрый. «Это он», — думает. Подошла поближе, видит: это ее муж и Дандо. Она скорей повернула назад.
— Тетя, тетя! — закричал Дандо.— Это же мы, разве не узнала? Молодец что принесла поесть, а то мы проголодались!
Делать нечего — пришлось отдать им. Дандо с дядей съели кур и гату, а Айше, злая и недовольная, вернулась домой.
Снова зажарила курицу, испекла гату и понесла в поле. На этот раз она нашла своего возлюбленного. Тот начал ее ругать:
— Почему так поздно? Где болталась?
— Беда нам от этого Дандо, — ответила Айше и рассказала ему все.
На следующее утро Дандо опять вернулся домой с полдороги: «Дядя, я шапку забыл дома, ты иди, я догоню тебя!»
Опять Дандо притаился за дверью и ждет. Пришел возлюбленный Айше, и стала она ему жаловаться на Дандо.
— Пойди к зийарату, — посоветовал возлюбленный, — помолись, пусть ослепнет Дандо!
Айше сварила плов, испекла гату и отправилась к зийарату. Дандо побежал вперед и спрятался в пещере, которая почиталась зийаратом.
Айше подошла к зийарату и стала громко молиться:
— О владыка зийарата!
— М-м-м? — отозвался Дандо из пещеры.
— Ой, смотри-ка, разговаривает со мной! — обрадовалась Айше.
— О владыка зийарата! — начала опять Айше. — Сделай так, чтобы Дандо ослеп!
— М-м-м! — опять отозвался Дандо.
Оставила Айше плов и гату возле зийарата и радостная пошла домой.
Дандо взял плов и гату, отнес дяде, оба поели, насытились, вернулись домой. Дандо говорит Айше:
— Тетя, у меня глаза болят, в глазах потемнело, завяжи мне глаза платком.
Обрадовалась Айше, завязала племяннику глаза. Наутро Мамо говорит жене:
— Айше, рассыпь пшеницу, пусть просохнет, вечером я приду — отнесу на мельницу!
— Я ведь одна дома, кто будет за пшеницей смотреть? — сказала Айше.
— Тетя, рассыпь пшеницу у порога, я сяду на порог и буду стучать молотком по земле, отпугивать птиц и кур, — сказал Дандо.
Айше взяла Дандо за руку, посадила на порог и дала ему молоток. А рядом рассыпала пшеницу. Сидит Дандо, бьет молотком, отгоняет птиц и кур. Вдруг видит Дандо: идет возлюбленный Айше. Подбежал он к нему, ударил молотком по голове и убил его. Увидела Айше, закричала:
— Дандо, что ты наделал! Ты человека убил!
— Ой-ой, Айше, что же нам делать? — притворно испугался Дандо.
— Надо будет бросить его в реку! — сказала Айше. — Помоги взвалить его мне на спину.
— Принеси веревку, — сказал Дандо.
Айше принесла веревку, Дандо взвалил ей на спину мертвеца и крепко-накрепко привязал его веревкой.
Пришли к реке.
— Развяжи веревку, Дандо, — сказала Айше.
— Встань на край берега, тогда и развяжу.
Подошла Айше к берегу, а Дандо столкнул ее в реку. Утонула Айше. А Дандо снял повязку с глаз и пришел домой.
— Ну, разделался я с твоей женой, — сказал он дяде, — утопил я ее.
Подыскал он хорошую невесту для дяди и женил его. Семь дней, семь ночей играли свадьбу. Исполнилось их желание, исполнится и ваше.

Рассказ о лисице и волке (ночи 149-150)

«Тысяча и одна ночь»

Шахразада сказала: «Да! Знай, о царь, что волк и лисица поселились в одной норе и ютились там вместо и проводили там ночи, и волк притеснял лисицу. И они провели так некоторое время.
И случилось, что лисица посоветовала волку быть мягче и бросить дурное и сказала ему: «Знай, если ты будешь продолжать твои преступления, Аллах, может быть, отдаст тебя во власть сыну Адама, а он хитёр, злокознен и коварен, и ловит птиц в воздухе, и рыб в воде, и рубит горы и переносит их с места на место, и все это по своей хитрости и коварству. Будь же мягок и справедлив и оставь зло и преступление — это будет приятнее для твоей жизни».
Но волк не принял её слов и ответил ей грубо и сказал: «Что это ты рассуждаешь о больших и значительных делах!» И потом он ударил лисицу таким ударом, что она упала без памяти. А очнувшись, она засмеялась волку в морду и принялась перед ним извиняться за дурные речи и сказала ему такие два стиха:

«Коль раньше грех свершила с вами я,
Любя вас, и дурное сделала,
Я раскаялась в том, что сделала, и прощение
Вы даруйте злому, коль явится с повинной он».

И волк принял извинения лисицы и перестал на неё злиться и сказал:
«Не говори о том, что тебя не касается: услышишь то, что тебе не понравится…»

Когда же настала сто сорок девятая ночь, Шахразада сказала: «Дошло до меня, о счастливый царь, что волк сказал лисице: «Не говори о том, что тебя не касается: услышишь то, что тебе не понравится». И лисица ответила: «Слушаю и повинуюсь! Я далека от мысли, чтобы говорить то, что тебе не нравится. Ведь сказал мудрец: «Не говори о том, о чем тебя не спрашивают, и не отвечай на то, к чему тебя не зовут. Оставь то, что тебя не касается, для того, что тебя касается, и не расточай дурным дружеских советов — они воздадут тебе за это злом».
Однако, когда лисица слушала слова волка, она улыбнулась ему в морду, но затаила против него коварство и подумала: «Я непременно постараюсь быть виновницей гибели этого волка!»
И она терпела от волка обиды и говорила в душе: «Поистине, наглость и клевета будут причиной гибели и ввергнут в сети затруднений. Ведь сказано: «Кто нагл, тот теряет, кто невежда, тот раскаивается, а кто страшится — спасается». Справедливость — черта благородных, и мужество — почётнейшее стяжание. Мне следует быть обходительной с этим преступником: он неизбежно будет повергнут».
И потом лисица сказала волку: «Господь прощает рабу согрешившему и принимает раскаяние раба своего, если он совершил грехи. Я — слабый раб и, советуя, причинила тебе обиду, но если бы ты знал, какая мне досталась боль от твоей пощёчины, ты бы наверное понял, что и слон её не вынес бы и не мог бы её стерпеть. Но я не жалуюсь на боль от этой пощёчины из-за той радости, которую она мне доставила, ибо, хотя она и привела меня к великому страданию, последствия его были радостны. Сказал мудрец: «Удар учителя сначала очень тяжёл, но потом он слаще очищенного мёда».
«Я простил твой грех и извинил твою оплошность, — сказал волк. — Остерегайся моей силы и проявляй ко мне рабскую преданность. Ты узнала, как я подчиняю себе тех, кто со мной враждует». И лисица пала ниц перед волком и воскликнула: «Да продлит Аллах твою жизнь, и да подчинишь ты себе тех, кто с тобою враждует!» И она продолжала бояться волка и была с ним обходительна и услужлива.
И однажды лисица пришла к винограднику и увидала в стене брешь. Эта брешь показалась лисе подозрительной, и она сказала: «Поистине, тому, что здесь брешь, наверное есть причина! Говорится в поговорке: «Кто увидит в земле щель и не отойдёт в сторону, опасаясь приблизиться к ней, тот обольщён самим собою и подвергает себя гибели». Известно, что некоторые люди делают в винограднике изображение лисицы и даже ставят перед ним виноград на блюде, чтобы увидала это лисица и подошла бы к изображению и попала бы в беду. Я вижу к этой бреши ухищрение, а пословица говорит: «Осторожность — половина ловкости». А осторожность в том, чтобы мне понаблюдать за этой брешью и посмотреть: может быть, я найду возле неё уловку, приводящую к гибели. И пусть не побудит меня жадность ввергнуть себя в погибель».
И лисица подошла к отверстию и осторожно обошла вокруг него, со вниманием его рассматривая. И оказалось, что это большая яма, которую вырыл хозяин виноградника, чтобы ловить туда зверей, которые портят виноградники. И лисица сказала: «Ты получила то, на что рассчитывала!» Она увидала, что яма покрыта чем-то тонким и мягким, и отошла от неё, говоря: «Слава Аллаху, что я её остереглась, и я надеюсь, что в неё упадёт мой враг, волк, который сделал горестной мою жизнь. И тогда виноградник освободится, и я буду в нем одна и независима и заживу там безопасно». И лисица потрясла головой и громко засмеялась и произнесла:

«Если б мне теперь увидеть
Злого волка в этой яме!
Долго он смущал мне сердце
И поил насильно горьким.
Если б я жива осталась
И окончилась жизнь волка,
Виноградник опустел бы
И нашла б я в нем добычу»

А окончив эти стихи, она пустилась поскорее бежать и, придя к волку, сказала ему: «Аллах облегчил для тебя доступ в виноградник без труда, и это из-за твоего счастья. На здоровье тебе то, что Аллах послал тебе и помог без труда овладеть этой дозволенной добычей и обильным уделом». — «А что указывает на то, о чем ты говоришь?» — спросил волк лисицу. И она ответила: «Я пришла к винограднику, и оказалось, что его владелец умер и его растерзали волки, и я вошла в сад и увидела, что плоды созрели на деревьях».
И волк не усомнился в словах лисицы, и его охватила алчность, и он поднялся и пришёл к расщелине, и жадность обманула его. А лисица лежала распластавшись, как мёртвая, и она произнесла такой стих:

«Желаешь сближения ты с Лейлой, но подлинно
Склоняют желания достойных мужей главу».

И когда волк пришёл к расщелине, лисица сказала ему: «Войди в виноградник, ты избавлен от нужды взбираться и рушить стену сада. Аллаху принадлежит завершение милости!» И волк пошёл, желая войти в виноградник, и, дойдя до середины прикрытия над ямой, провалился в неё. И лисица сильно задрожала от радости и веселья, и прошли её горести и печали, и она затянула напев и произнесла такие стихи:

«Смягчилось время в беде ко мне.
Оно сжалилось, ведь горю давно.
И досталось мне, что хотела я,
И исчезло то, что страшит меня.
Я простить готова грехи все те,
Что свершил твой враг уж давно со мной.
Для волка ныне спасенья нет
От несчастий этих губительных.
В винограднике я одна теперь,
И мне глупых в нем нет товарищей».

И она поглядела в яму и увидала, что волк плачет, раскаиваясь и печалясь о себе, и заплакала вместе с ним, и тогда волк поднял голову к лисице и спросил её: «Из жалости ли ко мне ты плачешь, о Абу-ль-Хосейн?» — «Нет, клянусь тем, кто бросил тебя в эту яму, — ответила лисица. — Я плачу о том, что ты прожил долгую жизнь раньше этого, и печалюсь, что ты не упал в эту яму раньше сегодняшнего дня. И если бы ты упал в неё раньше, чем я с тобой встретилась, я была бы спокойна и отдыхала бы, но ты был пощажён до определённого срока и известного времени».
И волк сказал как бы шутя: «О поступающий дурно, пойди к моей матушке и расскажи ей, что со мною случилось. Может быть, она придумает, как меня освободить». Но лисица ответила: «Тебя погубила твоя сильная жадность и великая алчность. Ты упал в яму, из которой никогда не спасёшься. Разве не знаешь ты, о невежественный волк, что говорит сказавший ходячую поговорку: «Кто не думает о последствиях, тому судьба не друг и не в безопасности он от гибели».
«О Абу-ль-Хосейн, — сказал волк, — ты проявил любовь ко мне и хотел моей дружбы, и боялся моей мощи и силы. Не храни на меня злобы за то, что я с тобой сделал: ведь кто властен и прощает, награда тому у Аллаха. И поэт сказал:

Досей же ты доброе, хоть места и нет ему.
Напрасным добру не быть, куда б ни сажать его.
Поистине, доброе, хоть долго растёт оно,
Пожнёт только тот, кто сам посадил его».

Но лиса сказала: «О глупейшее из животных, о дурак среди зверей пустыни, забыл ты, как ты притеснял меня и был горд и превозносился? Ты не соблюдал обязанностей дружбы и не внял словам поэта:

Не будь же обидчиком, коль властен и мощён ты,
Ведь близко к обидчику граница возмездия.
Коль дремлют глаза твои — обиженный бодрствует:
Зовёт на тебя он месть, а око творца не спит».

«О Абу-ль-Хосейн, — сказал волк, — не взыщи с меня За прежние грехи: прощенья ищут у благородных и содеяние добра — лучшее из сокровищ. Как прекрасны слова поэта:

Спеши сотворить добро, когда только властен ты,
Не всякий ведь будешь миг на доброе властен ты».

И волк продолжал унижаться перед лисицей и говорил ей: «Может быть, ты можешь чем-нибудь спасти меня от гибели?» Но лисица отвечала ему: «О глупый волк, обольщённый, коварный обманщик, не желай спасения — это воздаяние и месть за твои скверные поступки». И она смеялась, оскалив зубы, и произнесла такие два стиха:

«Не надо обманов больше,
Желанного не достигнешь,
Что хочешь ты — невозможно,
Ты сеял — пожни же гибель».

И волк сказал: «О кроткая среди животных, я слишком доверяю тебе, чтобы ты оставила меня в этой яме». И он стал плакать и жаловаться и пролил из глаз слезы и произнёс такие два стиха:

«О ты, кто десницу мне не раз уж протягивал,
О тот, чьих подарков ряд исчислить числом нельзя,
Как только превратностью судьбы поражён я был,
Всегда находил твою я руку в своей руке».

«О глупый враг, — сказала лисица, — как ты дошёл до мольбы, смирения, унижения и покорности после гордости, заносчивости, несправедливости и притеснения? Я дружила с тобой, страшась твоей вражды, и льстила тебе, только желая от тебя милости, а теперь тебя поразило наказание и постигла тебя месть». И она произнесла такое двустишие:

«О ты, теперь стремящийся к обману,
Как скверно думал ты, так и попался.
Вкуси ж беду от горьких испытаний
И будь с волками вечно в одном стаде».

«О кроткая, — взмолился волк, — не говори языком враждебных и не взирай их глазами. Будь верна обету дружбы со мною, пока не минует время встречи. Пойди и раздобудь мне верёвку и один край её привяжи к дереву, а другой край спусти ко мне, и я уцеплюсь за верёвку и, может быть, спасусь от того, что меня постигло. Я отдам тебе все сокровища, какими обладают мои руки». Но лисица сказала: «Ты уж много раз говорил о том, что не даст тебе спасения. Ты не получишь от меня ничего. Вспомни, какое зло ты совершал прежде и какие затаил обманы и козни. А теперь ты близок к тому, чтобы быть побитым камнями. Знай, что душа твоя покидает этот мир и оставляет его и уходит из него, а потом ты отправишься туда, где гибель и обитель зла, и плохое то будет жилище!»
«О Абу-ль-Хосейн, — сказал волк, — пусть возвратится наша дружба, и не упорствуй в ненависти и злобе. Знай: кто спас душу от гибели, тот оживил её, а кто оживил душу, тот как бы оживил всех людей. Не стремись к притеснению — мудрые запрещают это. И нет притеснения более явного, чем то, что я нахожусь в этой яме, глотаю горечь смерти и вижу гибель. Ты можешь освободить меня из сетей затруднения: будь же щедра, освободи меня и сделай мне добро».
«О жестокий и грубый, — сказала ему лисица, — я сравниваю твои хорошие слова и заявления с твоими дурными намерениями и поступками и уподобляю тебя соколу с куропаткой». — «А как это было?» — спросил волк.
И лисица сказала: «Однажды я вошла в виноградник, чтобы поесть винограду, и, будучи там, увидела сокола, который ринулся на куропатку, и когда он вцепился в куропатку и поймал её, куропатка вырвалась от него и, уйдя в своё гнездо, спряталась там. И сокол последовал за ней и крикнул ей: «О глупая, я увидал тебя голодную, и пожалел тебя и подобрал тебе зёрен в пустыне, и я для того схватил тебя, чтобы ты поела. А ты убежала от меня, и я вижу, что твоё бегство принесёт тебе только лишения. Покажись же, возьми зёрна, которые я тебе принёс, и поешь их на здоровье и на пользу».
И, услышав речи сокола, куропатка поверила ему и вылетела, а сокол вонзил в неё когти и крепко захватил её ими.
И куропатка спросила: «Это и есть то, что ты, как говорил, принёс мне из пустыни? И ты ещё сказал: «Ешь на здоровье и на пользу!» Ты солгал мне. Да сделает Аллах моё мясо, которое ты съешь, убийственным ядом в твоём животе». И когда сокол съел куропатку, у него попадали перья, и силы его ослабели, и он тотчас же умер.
Знай же, — продолжала лисица, — кто роет своему брату колодец, скоро сам упадёт в него. А ты обманул меня сначала».
И волк отвечал лисе: «Брось говорить такие слова и приводить поговорки, и не напоминай мне о скверных делах, которые я делал прежде. Довольно с меня и того дурного, что со мною случилось: я попал в такое место, что меня пожалеет и враг, а не только друг. Придумай же для меня хитрость, чтобы я выбрался отсюда, и окажи мне в этом помощь, а если это тебе трудно, то ведь друг выносит ради друга самый тяжёлый труд и подвергает опасности свою душу, чтобы спасти его от гибели. Говорится же: заботливый друг лучше единоутробного брата. И если ты найдёшь средство спасти меня и я спасусь, право, я соберу для тебя припасы, которые будут тебе защитою, а потом я научу тебя диковинным хитростям, которыми ты откроешь себе изобильные виноградники и сорвёшь плоды плодоносных деревьев. Успокой же душу и прохлади глаза!»
Но лисица сказала ему, смеясь: «Как хорошо, что мудрецы предупредили о таких глупых, подобных тебе!» И волк спросил: «А что же сказали мудрецы?»
И лисица ответила: «Мудрецы говорят, что у кого грубое тело и грубая натура, тот далёк от разума и близок к невежеству. А что до твоих слов, о самообольщенный, коварный и грубый, что друг переносит затруднения, чтобы выручить друга, то они правильны, как ты и сказал. Но они показали мне, что ты невежествен и малоумен: как я могу быть тебе другом, когда ты меня обманывал? Разве ты считал меня другом, когда я была твоим злорадным врагом? Эти слова страшнее удара стрелой, если ты поразмыслишь. А что касается твоих слов о том, что ты дашь мне припасы, которые будут мне защитой, и научишь меня хитростям, которые приведут меня в плодородные виноградники и помогут мне оборвать плодоносные деревья, то почему, о вероломный обманщик, ты не придумаешь для себя хитрость, чтобы избавиться от гибели?
Как ты далёк от того, чтобы быть самому себе полезным, и так я далека от того, чтобы принять твои дружественные слова. Если ты знаешь хитрость, то ухитрись избавить себя от этого дела, от которого я прошу Аллаха тебя подольше не спасать.
Ну подумай же, о глупец: ведь если у тебя есть хитрость, то избавь себя от смерти, а не поучай других. Но ты подобен человеку, которого поразила болезнь и к которому пришёл человек, больной такой же болезнью, чтобы лечить его. И пришедший спросил: «Не хочешь ли, я тебя вылечу от твоей болезни?» — а первый сказал ему: «А не начать ли тебе лечение с себя самого», — и пришедший оставил его и ушёл. И ты, о глупый волк, такой же. Будь на своём месте и терпи то, что тебя постигло».
Услышав слова лисицы, волк понял, что ему не будет от неё добра, и заплакал о себе и сказал: «Я был небрежен к тому, что делал, но если Аллах избавит меня от Этой горести, я раскаюсь, что притеснял тех, кто слабее меня, и оденусь в шерстяное рубище и поднимусь на гору, поминая Аллаха великого и боясь его наказания, и отстранюсь от всех зверей и стану кормить бойцов за веру и бедняков».
И он принялся рыдать и плакать, и сердце лисицы смягчилось, и когда она услышала его мольбы и слова, указывающие, что он раскаялся в своих преступлениях и гордости, её взяла жалость. И лисица подпрыгнула от радости и встала на краю ямы, а потом она села на задние лапы и опустила хвост в яму, и тогда волк поднялся и, протянув лапу к хвосту лисицы, потянул её к себе, и она оказалась вместе с ним в яме.
«О безжалостная лисица, — сказал тут волк, — как ты могла злорадствовать обо мне, раз ты была со мной в дружбе и под моей властью? А теперь ты попала со мной в яму, и наказание спешит к тебе. Сказали мудрецы: «Если кто из вас поносит своего брата за то, что тот сосёт собаку, наверное сам будет сосать её». А как прекрасны слова поэта:

Когда судьба идёт на людей с войсками,
К другим, чтоб бежать, верблюдов она приводит,
Скажите же тем, злорадствует кто: «Очнитесь!
Что вынесли мы, то вам претерпеть придётся».

А смерть в толпе — лучшее дело, и я ускорю твою смерть раньше, чем ты увидишь мою смерть».
И лисица сказала себе: «Ах, ах, я попалась вместе с этим притеснителем, и в таком положении необходимо коварство и обман! Говорят ведь: «Женщина готовит свой убор для дня праздника», и пословица гласит: «Я приберёг тебя, о слезинка, на случай беды!» Если я не изловчусь с этим жестоким зверем, я погибну, несомненно. А как хороши слова поэта:

Живи обманом — теперь пора,
Сыны которой как львы в берлоге,
Открой же трубы коварства ты,
Чтоб в ход пошли колёса жизни,
И срывай плоды, а не будет их,
Так довольствуйся ты травой сухою».

И лисица сказала волку: «Не торопись убивать меня — не таково воздаяние мне, и ты раскаешься, о могучий зверь, обладатель мощи и сильной ярости. А если ты подождёшь и внимательно рассмотришь то, что я тебе расскажу, ты узнаешь, к какой я стремилась цели. Если же ты поторопишься меня убить, тебе ничего не достанется, и мы оба умрём здесь». — «О коварная обманщица, а чем ты надеешься спасти меня и себя, что просишь отсрочить твою смерть? Осведоми меня и расскажи мне, к какой цели ты стремишься», — воскликнул волк.
И лисица сказала: «Что касается цели, к которой я стремлюсь, то тебе не должно воздать мне за неё хорошим: когда я услышала, что ты обещаешь и признаешь свою былую вину и печалишься о том, что прежде не раскаялся и не делал добра, и узнала, что ты дал обет, если спасёшься, не обижать больше друзей и прочих, перестать есть виноград и другие плоды, постоянно быть смиренным, обрезать себе когти и обломать клыки, одеться в шерсть и приносить жертву Аллаху великому, — тогда меня взяла жалость к тебе, так как лучшее слово — самое правдивое.
Я желала твоей гибели, но когда услышала, что ты раскаялся и дал такие обеты, если Аллах спасёт тебя, я сочла долгом избавить тебя от твоей беды и спустила к тебе хвост, чтобы ты за него уцепился и спасся бы. Но ты не оставил своей обычной грубости и жестокости и не искал спасенья и мягкости. Ты так потянул меня, что я подумала, что дух из меня вышел, и мы с тобою оказались в обители гибели и смерти. Нас спасёт только одна вещь, и если ты согласишься на это, мы с тобою избавимся — и я и ты. А после этого тебе следует выполнить то, что ты обещал, и я буду тебе товарищем».
«А на что я должен согласиться?» — спросил волк, и лисица ответила: «Встань прямо, а я взберусь тебе на голову, так что буду почти вровень с поверхностью земли, и я прыгну и окажусь наверху. И я пойду и принесу тебе что-нибудь, за что ты зацепишься, и тогда ты спасёшься». — «Я не доверяю твоим советам, — сказал волк, — так как мудрецы говорили: «Кто ставит доверие на место Злобы, делает ошибку, а кто доверяет существу неверному — тот обманут». Кто испытывает уже испытанного, того постигнет раскаяние и пропадут его дни напрасно, а кто не различает разных положений, поступая в каждом из них, как должно, но действует во всех делах одним способом, у того будет мало удачи и многими будут его бедствия. А как хороши слова поэта:

Пусть всегда дурною будет мысль твоя,
Ведь дурная мысль разумней мыслей всех.
Нет беды для человека горестней,
Чем творить добро другим, веря им.

А вот слова другого:

Ты мыслей дурных держись, — лишь ими спасаешься ты.
Живёт кто проснувшимся, тот мало узнает бед,
Врага ты с улыбкою встречай и приветливо,
В душе же готовь ему войска, чтоб сразиться с ним.

А вот слова третьего:

Враждебнее всех к тебе ближайший соратник твой,
Людей берегись же всех, дружи лишь с опаскою,
И ждать от судьбы добра — лишь слабость, поистине,
Так жди же дурного ты и бойся судьбы своей».

И лисица сказала волку: «Думать дурное непохвально ни в каком случае, а думать хорошее — черта совершённых, и следствием этого будет спасенье от ужасов. Тебе надлежит, о волк, сделать хитрость, чтобы спастись от того, что тебя постигло, и нам вместе спастись лучше, чем умереть. Оставь дурные мысли и злобу, ибо если ты станешь доверчив, то может быть два исхода: либо я принесу тебе что-нибудь, за что ты зацепишься и спасёшься, либо я обману тебя и спасусь, а тебя оставлю. А это невозможно, так как я боюсь подвергнуться тому, чему ты подвергся, и это будет наказание за обман. Говорится ведь в поговорках: «Верность прекрасна, измена дурна». Тебе следует мне довериться, так как мне известно о превратностях судьбы. Не откладывай же и примени хитрость, чтобы освободить нас — дело слишком затянулось, чтобы вести о нем долгие разговоры».
И волк сказал: «Хоть я и мало доверяю твоей верности, но я понял, что ты задумала и пожелала меня спасти, когда услышала, как я раскаиваюсь. И тогда я сказал себе: «Если она правдива в своих утверждениях, то она исправила то, что сделала скверного, а если она лжёт — то воздаяние ей у её господа». Я соглашусь на то, что ты советуешь, и если ты меня обманешь, то обман будет причиною твоей гибели».
Потом волк встал в яме прямо и, взяв лисицу на плечи, поднял её вровень с поверхностью земли, и лисица спрыгнула с плеч волка и выскочила на землю, а оказавшись вне ямы, она упала без чувств.
«О мой друг, — сказал волк, — не будь небрежна с моем деле и не откладывай моего избавления».
Но лисица стала смеяться и хохотать и воскликнула: «О ты, обольщённый, я попала тебе в руки только в наказание за шутки и насмешки над тобою: когда я услышала, как ты раскаиваешься, восторг и радость сделали меня мягкосердной, и я стала прыгать и плясать, и мой хвост опустился в яму, и ты потянул меня к себе, и я к тебе упала. А потом Аллах великий спас меня от тебя, и почему мне не помочь твоей гибели, — ты ведь из племени сатаны. Я вчера видела во сне, что пляшу на твоей свадьбе, и рассказала это толкователю снов, а он сказал мне: «Ты попадёшь в западню и спасёшься из неё». И я поняла, что когда я попала в твои руки и спаслась — это было в соответствии с моим сном. И ты знаешь, обольщённый глупец, что я твой враг, так как же ты хочешь, по твоему малоумию и глупости, чтобы я тебя спасла, хотя ты слышал мои грубые речи? И как я буду стараться спасти тебя, когда мудрые сказали: «Смерть нечестивого — отдых людям и очищение земли». Но если бы я не боялась перенести от верности большие страдания, чем страдания от обмана, я бы наверное придумала, как спасти тебя»
Услышав слова лисицы, волк укусил себе лапу от раскаяния…»
И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.

Когда же настала ночь, дополняющая до ста пятидесяти, Шахразада сказала: «Дошло до меня, о счастливый царь, что когда волк услышал слова лисицы, он укусил себе лапу от пятидесяти раскаяния, а затем смягчил свои речи, видя, что это неизбежно, но никакой пользы от этого не было.
И тогда волк сказал лисице тихим голосом: «Вы, племя лисиц, говорите слаще всех и приятнее всех шутите, и это все твои штуки, но не во всякое время хорошо шутить», а лисица ответила: «О глупец, для шуток есть предел, которого не переходит тот, кто шутит. Не думай, что Аллах отдаст меня тебе, после того как он уже спас меня из твоих рук».
«Тебе следует желать моего спасения из-за нашей прежней братской дружбы, и если ты меня спасёшь, я обязательно воздам тебе добром», — сказал волк, и лисица ответила: «Мудрецы говорили: «Не братайся с нечестивым глупцом — он тебя обезобразит, а не украсит, и не братайся с лжецом: если ты проявишь хорошее, он это скроет, а если проявишь злое — разгласит». И сказали мудрецы: «Для всего есть хитрость, кроме смерти, — все можно исправить, кроме испорченной сущности, и все можно отразить, кроме судьбы».
А относительно воздаяния, которое я, ты говоришь, заслужила от тебя, то я сравню тебя по воздаянию со змеёй, убежавшей от змеелова. Один человек увидал её испуганною и спросил: «Что с тобою, о змея?» — и она ответила: «Я убежала от змеелова, и он ищет меня; если ты спасёшь меня от него и скроешь меня у себя, я воздам тебе хорошим и сделаю с тобою все доброе».
И человек взял её, желая награды, жадный до воздаяния, и положил её за пазуху. А когда змеелов прошёл и удалился своей дорогой и то, чего змея боялась, миновало, Этот человек сказал ей: «Где награда? Я спас тебя от того, чего ты боялась и остерегалась». И змея отвечала: «Скажи мне, в какой член и в какое место мне тебя ужалить — ты знаешь, что наше воздаяние не идёт дальше этого». И потом она ужалила его один раз, и он умер.
И тебя, о глупец, я сравнила с той змеёй и человеком.
Разве не слышал ты слов поэта:

Не верь человеку ты, коль в сердце его вселил
Ты гнев, но считаешь ты, что минула ярость.
Ехидна, поистине, хоть кольца нежны её,
Наружно мягка к тебе, но яд затаила».

И волк сказал ей: «О красноречивая, о прекрасная лицом, не забывай, кто я и как люди меня боятся. Ты знаешь, что я налетаю на крепости и обрываю виноградники, — сделай же то, что я тебе велел, и стой передо мной, как раб перед господином». Но лисица воскликнула: «О глупый и невежественный, стремящийся к тщетному, я дивлюсь, как ты глуп и тупоголов, раз ты велишь мне тебе служить и стоять перед тобой, точно я твой раб, и ты купил меня за деньги. Ты скоро увидишь, что тебя постигнет — тебе проломят голову камнями и сломают твои предательские зубы».
А потом лисица взошла на холм, возвышавшийся над виноградником, и стала кричать людям в винограднике и кричала до тех пор, пока не разбудила их. И они заметили лисицу и поспешно, толпой, пришли к ней, и лисица стояла на месте, пока они не приблизились к ней и к яме, где был волк. А потом лисица бросилась бежать, и хозяева виноградника посмотрели в яму и, увидав там волка, принялись бросать в него тяжёлые камни и до тех пор били его камнями и палками и кололи зубцами копий, пока не убили.
И когда они ушли, лисица вернулась к яме и остановилась у места убиения волка, и, увидав, что волк мёртв, она стала качать головой от сильной радости и произнесла такие стихи:

«Похитила волка жизнь судьба и взяла её.
Далеко душа его да будет пропавшая!
Как долго, Абу-Сирхан, хотел ты убить меня,
А ныне пришло к тебе несчастье, и близко так.
И в яму свалился ты, и всякий, упав в неё,
Услышит, что смерти ветр там дует порывистый».

И лисица осталась в винограднике одна, спокойная, не боясь бедствий, пока не пришла к ней смерть, и вот какова была повесть о волке с лисицей.

Подлость монаха

Абхазская сказка

Жили брат и сестра — Александр и Татьяна. Александр жил у отца, а Татьяну воспитывал один монах — он был ее крестным отцом. Этот монах отдал Татьяну в школу. В школе она училась лучше всех.
Но вот однажды монах сказал Татьяне, что она ему очень нравится, и предложил выйти за него замуж.
Бедная Татьяна чуть с ума не сошла.
— Что ты говоришь мне, собака! Уйди прочь! — крикнула она монаху.
У Татьяны были друзья. Она доверяла им и рассказала все, что говорил ей монах. Друзья приняли близко к сердцу ее обиду, Поймали монаха и наложили на него клеймо.
Тогда монах сообщил брату Татьяны, что она позорит его, позорит свою семью и что он с ней ничего не в силах поделать. Родители Татьяны никогда не думали, что дочь запятнает их, станет развратной. Напротив, они считали, что у нее нет никаких недостатков. А брат, когда узнал это, очень огорчился и сказал:
— Как могло случиться, что моя сестра стала развратной? Ведь я думал, что лучше ее никого нет. Она так хорошо училась, я очень доверял ей!
Брат перестал и есть и пить: слова монаха были для него хуже смерти. И вот он пошел к отцу и сел там, обхватив голову руками. Из его глаз потекли слезы.
— Дад Александр, что с тобой? Дад, почему ты грустишь? — спросил отец. — Уж не случилось лп с нами какого несчастья?
Александру было тяжело рассказывать отцу всю правду.
— Бедныи отец, как плохо жить тебе на старости лет! — ответил он.
— Скажи, дад, что же случилось? —— опять спросил отец.
Тогда Александр сказал:
— Хорошо, пусть оно сгорит! Я расскажу тебе все… Отец, знаешь, что случилось? Татьяна, которую мы так старались воспитать, с ума сошла — опозорила нас, осрамила! Мне монах письмо прислал. Пншет, что Татьяну надо убрать из его дома или даже убить, потому что она запятнала его дом и опозорила самого монаха!
— Эх, дад Александ что ты сказал?! — в глубоком раздумье воскликнул бедный старик. — Иди, дад, но не убивай ее. Эх, несчастныи я! То, что ты сказал мне, дад, омрачило мою старость…
Александр вскочил:
— Да, отец мой, это так! А теперь я должен пойти туда!
— Ох, дад Александр, подожди, пожалей меня, не убивай дочь! Скажи ей, что отец заболел, а потом, сам знаешь, лучше завести ее в дремучий лес и бросить… Оставь ее там, а сам возвращайся домой.
Бедный старик, оставшись дома, метался из угла в угол — ведь он терял свою единственную дочь!
Тем временем Александр пришел к сестре и постучал в дверь, чтобы Татьяна открыла ему. Но бедная Татьяна уже сходила с ума, она не узнала голоса брата и спросила:
— Кто ты?
— Открой дверь, разве ты меня не узнаешь? — ответил брат, не называя себя.
— Откуда мне знать, кто ты такой?
— Как же ты не узнаешь меня. Ведь я тот, кто каждую ночь приходит к тебе!
— Клянусь богом, клянусь своим единственным братом Александром, я убью тебя, если ты не уйдешь! — крикнула в ответ Татьяна.
У бедного брата подкосились ноги, сжалось сердце. Ему стало стыдно, что он так говорил с бедной Татьяной. Он подумал немного и сказал: — Татьяна, открой дверь, это я, твой брат!
— Если ты мой брат, назови имена наших отца и матери, только тогда я тебе поверю!
Александр назвал имена отца и матери н напомнил сестре все её разговоры в то время, когда у них не было никаких печалей.
Татьяна сейчас же открыла дверь. Давно она не видела своего брата. Татьяна бросилась к нему, обняла и горько заплакала.
— Как ты со мной грешно разговариваешь, разве так говорят с сестрой? — сказала Татьяна.
— Да, сестра — Александр хотел засмеяться, но у него полились слезы.
Татьяна удивленно отступила назад.
— Брат, что с тобой случилось? — спросила она. — Почему ты грустишь?
— Татьяна, наш отец болен, он при смерти. Если мы быстро не пойдем домой, то, может быть, не застанем его в живых — сказал брат, продолжая плакать. Он плакал, потому что терял свою единственную сестру.
— Бедный мой отец, бедный! —— воскликнула Татьяна и стала собираться.
— Бери все свои вещи, может быть, не скоро вернешься,— сказал ей брат.
Сестра быстро собрала вещи, заперла комнату на ключ и пошла за братом.
У бедного брата всю дорогу надрывалось сердце.
— Что с тобой, Александр? Наверное, ты знаешь, что наш отец непременно умрет или, может быть, он уже умер? Почему ты боишься мне сказать? Говори же! — настаивала Татьяна.
— Нет, отец еще не умер,—— ответил брат.
Брат и сестра шли, шли и пришли к дремучему лесу. Татьяна удивилась: почему они идут дремучим лесом и куда идут? Они устали и сели отдохнуть. Когда они отдыхали, брат спросил Татьяну:
— Что с тобой случилось, Татьяна? Наш монах сообщил о тебе кое-что… Как же это ты могла осрамить своего отца и брата?
— Что же он вам сообщил? — изумилась сестра.
— Он сообщил, что ты испортилась, осрамила его, что он не можетостановить тебя ичто надо тебя убрать из его дома.
Только теперь Татьяна все поняла, но, зная, что ее душа ни в чем не повинна, громко засмеялась и спросила:
— Правда? Так он вам сообщил? Если так, то здесь я тебе ничего не скажу, но дома расскажу всю правду, только дай мне клятву, что ты не станешь ему мстить!
Несчастный брат не задумался над этими словами. Он оставил сестру и ушел, а Татьяне сказал, что скоро вернется.
Татьяна ждала, ждала, но брат все не приходил. Тогда она поняла, что случилось.
— Эх, брат, пусть мои грехи на тебя лягут! Как ты плохо обо мне подумал! Зачем ты поверил монаху и бросил свою сестру?! Честь моя, не дай меня съесть зверям! Боже, ты наверху и внизу, на земле! Был у меня единственный брат Александр, завел он меня сюда и бросил, а сам спасся. Вот я, обесчещенная, стою посреди тобой сотворенного огромного дремучего леса. Прошу, не дай зверям съесть меня, не дай мне такой ужасной гибели!
Потом Татьяна пораздумала немного и сказала:
— Нет, боже, пожалей моего единственного брата, прости его!
Сказала так, подняла голову и стала оглядываться по сторонам. Вдруг Татьяна заметила крышу большого дома. Она быстро засыпала листьями свои вещи и пошла к этому дому.
Когда Татьяна вошла во двор, у нее глаза разбежались: так прекрасно были устроены и дом, и двор, и все хозяйство. У бедной Татьяны от страха дрогнуло сердце — она нe знала, куда пришла. Во дворе валялось много костей крупной дичи. Призадумалась Татьяна, но никак не могла понять, почему здесь так много звериных костей — ей нигде не приходилось столько их видеть.
Татьяна собралась с духом, вошла во дворец, но хозяев там не было. Она стала прибирать, везде подмела, все вымыла и вычистила. После этого Татьяна вышла на балкон, присела ненадолго, нo потом встала, заперла дверь и пошла по той дороге, откуда пришла.
Так пришла она на то самое место, где лежали ее вещи, и промолвила:
— Наверху бог, а внизу земля. Пожалей меня, боже, не дай зверям съесть меня, не дай мне пропасть бесследно!
Не успела Татьяна сказать это, как на вершину дерева сел голубь.
— Не бойся, Татьяна! ——— сказал он ей.— Ты невинна в этом мире, тебе помогут все деревья, все птицы. Если тебе что—нибудь надо, скажи нам!
Татьяна ответила так:
— Я не спала три дня и три ночи. Пожалейте меня, если я здесь усну, не забудьте обо мне, держите меня в своем сердце!
— He бойся, засни! — сказал ей голубь. — Земля, на которую ты ляжешь, станет как вата, а мороз и холод превратятся в солнечное тепло!
И Татьяна спокойно уснула. Она легла в полдень и проснулась в следующий полдень. Татьяна не ела уже четыре дня, но голода и холода не чувствовала. Она проснулась веселой и подумала: «Святой я стала, что ли?»
Потом опять пошла ко дворцу. Войдя во дворец, она сделала так, как делала раньше: убрала все, вычистила и опять ушла.
Теперь скажем, кому принадлежал этот дворец. Оказывается, он принадлежал трем братьям-адауы: Базалбею, Таталбею и Хазалбею.
Увидели братья свой дворец чисто прибранным и очень удивились.
— Что мы видим? Кто это осмелился зайти в наш дом? Почему здесь слышится христианский дух?
На второй день адауы опять ушли, а Татьяна снова пришла, все убрала, вымыла, вычистила, а потом ушла в лес.
После её ухода вернулись братья. Они опять удивились, слыша христианский дух, но не знали, что сказать.
Тогда старший брат спросил:
— Что делать с тем, кто осмелился так поступить? — и адауы решили оставить дома самого младшего брата, Хазалбея.
— Мы тебя оставляем,— сказали они Хазалбею, — а сами уйдем на работу. Ты пойди спрячься в кукурузнике. Если тот человек опять придет убирать, то крикни ему, когда он будет уходить, чтобы он не боялся, что ты ему не станешь мешать. Только смотри не съешь его!
Наутро братья встали, приказали младшему брату спрятаться в кукурузнике, а сами ушли.
Младший брат спрятался. Вот пришла Татьяна. Она опять поприбирала все, как раньше, но только собралась уходить, как из кукурузника вышел громадный адауы.
— Будь мне сестрой, а я стану твоим братом! — крикнул он.
Бедная Татьяна услышала этот крик и, не зная, что случилось, испугалась, но адауы сказал ей:
— Не бойся, я тоже человек! Оставайся здесь!
Татьяна подумала немного и решила остаться.
Обрадованный адауы сообщил об этом своим братьям. Братья в тот же день собрали весь свой народ и устроили пир, радуясь, что нашли себе сестру. Адауы с ума сходили от радости. Они стали перед Татьяной на колени, поклялись, что с этого дня она будет их сестрой, и просили рассказать, как она к ним попала. Татьяна рассказала о всех своих несчастьях.
С тех пор Татьяна стала сестрой адауы и поселилась на самом верху дворца. Ее кормили только костным мозгом. Адауы очень любили Татьяну и клялись только именем своей единственной сестры. Но Татьяна никак не могла забыть своего горя.
Адауы замечали, что она глубоко вздыхает. Это очень их беспокоило. Услышав ее вздох, все три брата бросались к Татьяне и спрашивали, что с ней случилось. Они очень ее любили и выполняли все ее желания.
Однажды, когда Татьяна сидела на самом верху своего дворца, к ней вошла какая-то старуха. В руках она держала женское платье.
— Нан, Татьяна! —— сказала старуха — Надень это платье. У меня дочь с тебя ростом. Если оно тебе будет впору, то и ей подойдет!
— Хорошо, — сказала Татьяна. Она взяла платье и надела его, но нe успела опомниться, как сразу окаменела.
В то время ее братьев-адауы не было дома. Когда же они вечером вернулись домой и увидели свою окаменевшую сестру, они так поразились, что чуть с ума не сошли. От страшного рева адауы затряслись горы и побережье.
— Что с нами случилось?! Что за горе! С кем было такое несчастье? Что с нами сделал аллах! —— кричали адауы.
Адауы обошли всю землю, обыскали все небо, но ничего не нашлось, чем можно было бы оживить Татьяну. Тогда братья стали приносить жертвы. В крови этих жертв могли бы плавать карачаевскне лошади, но Татьяне ничего не помогало.
Прошло два года. Адауы успокоились. Но вот однажды они прослышали что какой-то царевич ищет себе жену. Услыхала об этом и старуха. Она пошла к царскому сыну и сказала:
— Слушай, что я тебе скажу! Я узнала, что ты ищешь себе жендд и вот я говорю тебе: есть одна красавица, зовут ее Татьяна. Она была сестрой трех братьев-адауы. Когда она выходила на балкон, то как солнце горела и освещала всю нашу землю. Я же пришла к ней и превратила ее в камень. Теперь ты должен дать адауы побольше денег и взять себе этот камень, а я его оживлю.
Царский сын, открыв рот, смотрел на старуху и думал, что он с ней сделает, если она лжет. Но старуха так много говорила, что наконец он ей поверил, повернулся и пошел домой. Пришел царевич к отцу и сказал:
— Отец, найди мне побольше денег и дай людей, я привезу окаменевшуто Татьяну.
Царь этому не удивился. Он отдал сыну столько денег, сколько тот мог взять, вызвал войско, приготовил все и отправил сына в дорогу.
Мать царевича стала браниться — ей не понравилась затея сына.
Тогда царь сказал ей:
— Успокоися! Зачем волноваться?
Царский сын со своим войском заехал за старухой, взял её и направился к адауы. Когда царевич приблизился к дому трех братьев, он послал старуху и войско выпросить у них камень. Адауы это не понравилось, но камень они отдали, не спрашивая зачем, и отказались от денег: адауы надеялись, что найдется какое-нибудь средство, которое оживит Татьяну.
Так царевич Коция достал этот камень. Снова страшный рев адауы потряс и землю и небо. Их сердца огнем горели от горя. Но что им было делать? Адауы остались без сестры.
Когда Татьяну привезли к царю, старуха сказала:
— Принесите мне такое зеркало, которое еще не видело света, и золотой гребень — этим можно ее оживить.
Царский сын отправился на поиски. Он нашел зеркало и гребень. Татьяну отнесли в церковь, оставили там наедине со старухой. И вот не прошло и часу, как бедная Татьяна, которая до сих пор даже солнца не видела, ожила.
— Где я была? — спросила она, удивленно оглядываясь по сторонам.
В это время все вокруг церкви, в которой была Татьяна, засияло, как от пылающего солнца. Около церкви стояло войско царевича. Сам царевич, открыв дверь, вошел в церковь. Он увидел необычайную красоту девушки и сразу полюбил ее.
Царевич отдал старухе все, что ей нужно было до конца жизни, а Татьяну повел в дом. Впереди себя царский сын Коция послал людей сказать, что он снял с неба солпце и везет его домой: пусть там сделают все, что возможно сделать.
Царь обрадовался, созвал весь свой народ до единого чело- века и стал готовиться к большой свадьбе.
Вечером, после захода солнца, привели сияющую без свечей Татьяну.
Все, кто любил и уважал Коцию, стали радоваться. Татьяна была достойна такой радости.
Пир продолжался непрерывно целый месяц.
За это время Татьяна сделалась хозяйкой, но она никак не могла забыть своего брата, который бросил ее в лесу.
Так прошел год.
И вот как—то раз Татьяна услыхала, что ее брат берет себе жену из той же страны, где живет она сама. Татьяна стала просить мужа н родителей, чтобы они отпустили ее на свадьбу брата. Разве Татьяне могли в чем-нибудь отказать? Ей разрешили…
Татьяна собрала свои вещи, надела мужское платье, повязала голову башлыком и поехала. До того стала хороша Татьяна, что не нашлось бы человека, кому бы она не понравилась.
Татьяна переменила имя и назвалась именем своего брата-адауы Хазалбея. Приехала она в родной дом и сказала отцу:
— Князь, я пришел к тебе и прошу только об одном: сделай меня своим прпказчиком!
— Но подобает ли тебе, такому прекрасному юноше, быть моим приказчиком? — удивился князь.
Татьяна стала рассказывать, будто она —— сын бедного крестьянина и хочет пожить во дворце князя, чтобы чему-нибудь научиться. «А потом видно будет, что из меня выйдет!» — добавила она под конец.
Князь поговорил со своим сыном Александром, и Татьяну сделали приказчиком старой лавки.
До свадьбы Александра оставалось еще три дня и три ночи.
За эти три дня и три ночи Татьяна так понравилась отцу и брату, что они поговорили между собой и решили отправить ее за невестой вместе с другими посланцами, а потом решили усыновить и объявить это народу.
Александр был этому очень рад.
Настало время ехать за невестой. Посланцы сели па коней, Татьяна тоже заперла двери лавки и поехала с ними.
Когда же они вернулись с невестой домой, отец Александра стал среди народа и сказал:
— Спервa обнимнте моего старшего сына! — он указал на Татьяну. — С этого дня Хазалбей будет старшим братом Александра и станет владеть всем имуществом наравне с нами.
Сказал так отец и принялся всех рассаживать, а Татьяну посадил на самое почетное место. Татьяна пила и ела‚ даже раз танцевала. Напротив нее сидел подлый монах. Это её мучило. Тогда Татьяна попросила себе ачамгур и стала играть и петь.
Все свои несчастья рассказала девушка в этои песне.
Пела она так: «Жил один князь, и было у него двое детей. Сына звали Александром, а дочь — Татьяной. Татьяну воспиты- вал монах. Бедная честная Татьяна кончила учение хорошо…»
Тут хитрый монах забеспокоился: он стал подозревать, что это сама Татьяна.
А девушка все пела и пела. В своей песне она рассказала о том, как однажды монах предложил Татьяне стать его женой, как она, доверяя друзьями передала им это и попросила наложить клеймо на монаха, как хорошие друзья ей помогли и наложили клеймо.
Слушая эту песню, монах умирал от страха.
Под конец Татьяна спросила:
— Сможет ли теперь отец, увидев свою пропавшую дочь, узнать её?
Когда она так спросила, все, кто слушал бедную Татьяну, чуть ума не лишились от удивления.
Тогда Татьяна обратилась к брату и спросила его:
— А ты, брат, сможешь ли теперь узнать сестру, брошенную тобой, если ее увидишь?
Сказала так Татьяна, вскочила, сбросила с себя мужское платье, положила его перед народом и, указав на монаха, сказала:
— Взгляните на этого монаха, у него на груди клеймо!
Не успела она это сказать, как люди повскакали, бросились на монаха и раздели его. И все увидели, что у монаха и вправду есть клеймо.
Тут Татьяна не могла больше вытерпеть — у нее душа кипела. Она выхватила из кармана оружие, попросила людей расступиться‚ прицелилась в монаха и выстрелила. Пуля попала монаху прямо в рот.
Вот как Татьяна покончила с монахом.
Из его рта пошла кровь, белая как молоко: так много грехов было у монаха. Народ не огорчился тем, что Татьяна его убила. Люди взяли и сожгли труп, а Татьяна стала упрекать отца и брата:
— Уничтожить бы ваш род! Когда у вас родятся дети, вы их отдаете на воспитание тому, кому можете доверить. Но как можно доверять монаху? Если уж непременно хотели отдать на воспитание, то почему не отдали какому-нибудь крестьянину, он бы воспитал меня с любовью! И вот ты, отец, отдал меня на воспитание этому монаху, а твой родной сын чуть не погубил меня! Не стыдно ли тебе, брат, что бросил свою невинную сестру посреди дремучего леса на съедение волкам? Хорошо, что ей помогло все, что есть на свете, и привело обратно!
Бедный Александр сидел неподвижно: как поднял руку, так она и осталась, и глаза его были неподвижны. Бедный отец никак не мог понять, отчего все так случилось. Они оба молчали.
Весь народ дивился такому случаю.
Потом отец п брат Татьяны пригласили её мужа, устроили большой пир и веселье, а когда Татьяна с мужем собрались уезжать, дали им провожатых.

Корабль, терпящий бедствие

Английская легенда

На одном корабле, название которого сейчас не могу вспомнить, в судовом журнале в каюте капитана была сделана надпись: «Курс на северо-восток». Никто на борту не сознавался в том, что сделал эту запись, возбудившую удивление и различные догадки. Помощник капитана, однако, говорил, что ему показалось, будто он видел незнакомого человека, который что-то писал в капитанской каюте. Тем не менее, капитан изменил курс судна и направился на северо-восток. В тот же день они обнаружили полузатопленное судно с голодающим экипажем. Когда они взяли на борт спасенных моряков, помощник капитана, глядя на одного из них, воскликнул: «Это тот самый человек, который мне привиделся в капитанской каюте». Его попросили написать слова «Курс на северо-восток», не объясняя, однако, причины. Он это сделал, и почерк в точности совпал. В ходе расспросов выяснилось, что этот самый человек был совершенно уверен, что они будут спасены. Утром того дня, когда их подобрали, он впал в своего рода транс и, очнувшись, объявил, что помощь близка, в этом он был абсолютно убежден.
Похожую историю рассказывали о молодом гардемарине, который утонул, возвращаясь домой из-за границы, где проходил военную службу, и все же доставил письмо адмирала его жене. Мистер Черч, тогда викарий Хиклтона, сообщил также, что его бабушка видела своего мужа, прогуливавшегося в саду в своей военной форме, в тот самый момент, когда, как было установлено позже, он погиб во время боевых действий в Индии.

Туфелька принцессы

Сказка амхара (Эфиопия)

В одном краю жил человек. У него была красавица-дочь. Ее звали Аббэбэч. Когда Аббэбэч была еще ребенком, ее мать умерла. Отец Аббэбэч женился второй раз, и от второй жены у него было две дочери.
Мачеха очень плохо относилась к Аббэбэч. Своих дочерей она баловала, а всю домашнюю работу заставляла делать падчерицу. Аббэбэч приходилось проводить все дни на кухне, поэтому она всегда была печальной и часто плакала.
Однажды прошел слух, что принц скоро взойдет на престол, и народ повалил в столицу. Вместе со всеми отправились в столицу и отец Аббэбэч, мачеха и ее дочери.
— Позвольте и мне пойти с вами, — попросила Аббэбэч.
— А на кого же мы бросим дом? — сказали они ей, и Аббэбэч пришлось остаться.
Девушка села возле дома и заплакала. «Была бы у меня мать, я бы тоже пошла вместе со всеми», — думала она. Тут к девушке подошла ее крестная мать, госпожа Дынкынэш. Ей было очень жаль Аббэбэч.
— Что с тобой, Аббэбэч? Почему ты плачешь? — спросила она.
— Мой отец и мачеха со своими дочерьми ушли в город, а меня оставили дома. Поэтому я и плачу. Если бы у меня были мать, или брат, или сестра, они взяли бы меня с собой, — ответила ей Аббэбэч.
Дынкынэш пожалела Аббэбэч и сказала ей:
— Я, твоя крестная мать, сделаю так, чтобы ты пошла туда. Только сбегай, принеси мне три тыквенных листа.
Девушка послушалась ее и быстро принесла три тыквенных листа. Дынкынэш взяла первый лист, ударила по нему несколько раз прутом — и вдруг перед ними, откуда ни возьмись, появились золотые туфельки и украшенное золотом платье принцессы. Дынкынэш ударила прутом по второму листу тыквы — и перед ними появилась украшенная золотом, жемчугом и бриллиантами карета, запряженная шестеркой лошадей. Когда же она ударила прутом по третьему листу — перед ними выстроились в ряд всадники, одетые в парадную форму, со щитами и копьями в руках.
Аббэбэч надела прекрасное платье и туфельки.
— А теперь садись в карету, — сказала девушке Дынкынэш и предупредила ее: — Когда приедешь к принцу, долго не задерживайся. Если ты пробудешь во дворце больше трех часов, твоё платье, карета и всадники превратятся в мышей. Поэтому будь осторожна.
После этого она попрощалась с Аббэбэч.
Всадники окружили карету, и девушка отправилась во дворец. Они ехали очень медленно и выглядели так торжественно, что люди смотрели на них с восторгом. «Откуда взялась эта разодетая в золото принцесса?» — удивлялись все и кланялись ей.
Когда они прибыли во дворец принца, все были поражены красотой Аббэбэч и ее прекрасным нарядом.
Как только Аббэбэч вышла из кареты, она подошла к принцу и села рядом с ним. Принц был тронут красотой Аббэбэч.
«В день моего восшествия на престол всевышний позаботился обо мне и послал мне эту красивую девушку. Я женюсь на ней», — подумал принц, наблюдая за ней.
Но прошло немного времени, и Аббэбэч поднялась и сказала:
— О принц, я желаю вам долгих лет царствования! Я живу в далеких краях и прошу позволить мне отправиться домой.
Принц, который никак не мог налюбоваться девушкой, стал упрашивать ее:
— Пожалуйста, не уезжай, останься! Повеселишься, а потом поедешь.
Но Аббэбэч помнила наказ крестной матери.
— Нет, я никак не могу остаться, — сказала она и направилась к выходу из зала. Негус попытался остановить ее, и в это время у нее с ноги соскочила туфелька. Принц поднял эту туфельку и оставил у себя. «Она обязательно вернется за туфелькой», — подумал он.
Но Аббэбэч не думала о туфельке. В сопровождении своей свиты она благополучно возвратилась домой. Там она вернула своей крестной матери Дынкынэш все, что та ей дала. Дынкынэш поколдовала — и все вмиг исчезло.
Когда вечером отец и мачеха со своими дочерьми возвратились домой, Аббэбэч сидела печальная у дверей дома.
Как только ее сестры вошли в дом, они стали рассказывать Аббэбэч:
— Аббэбэч, мы сегодня видели столько интересного! Знаешь, там была одна очень красивая принцесса. Она сидела рядом с принцем. Ее платье было украшено золотом. И даже карета, на которой она приехала, была золотая.
Аббэбэч, в душе смеясь над ними, сказала:
— Вы счастливые. Но ничего. Бог даст, когда-нибудь и я поеду.
А принц с того дня, как увидел красавицу, и днем и ночью думал о ней. Целыми днями он придумывал, как бы увидеться с ней. Советовался он и со своими приближенными. Однажды он наконец придумал, как найти красавицу. Принц позвал своих слуг и приближенных и приказал им:
— Возьмите эту золотую туфельку и отыщите в городе или деревне девушку, которой туфелька будет хороша.
Слуги и приближенные негуса провели пятнадцать дней в поисках, однако так и не нашли девушку, которой эта туфелька подошла бы.
Наконец они пришли в дом Аббэбэч. А мачеха Аббэбэч попросила их примерить туфельку только ее двум дочерям. Но туфелька не подошла им.
— Больше у вас нет девушек? — спросили ее солдаты негуса. — Дочерей у меня больше нет, но есть одна служанка, которая никогда не носит обуви. Я не думаю, что эта туфелька может подойти ей. Но, раз вам угодно, я могу позвать ее, и вы примерите, — сказала им она.
— Хорошо, позовите ее, — сказали они.
Как только приближенные негуса увидели девушку, они были поражены ее красотой. Они примерили ей туфельку, и оказалось, что туфелька ей в самый раз.
— Наконец мы нашли ту, которую искали! — обрадовались они и привезли Аббэбэч к негусу.
— Все это напрасно. Неужели вы думаете, что сам негус возьмет себе в жены эту нищенку, — смеялись ее сестры, хотя в душе были огорчены.
Приближенные негуса привели Аббэбэч во дворец, там ее вымыли, одели в красивое платье, повесили на шею матэб, надели ей на руку кольцо, и Аббэбэч стала похожа на принцессу.
Сразу же приближенные почтительно проводили ее к негусу.
Когда негус увидел красавицу Аббэбэч, он поднялся с трона и с радостью встретил ее.
Был устроен большой пир, на котором негус назвал Аббэбэч своей женой. Вскоре у них родились дети, и они жили вместе в радости и счастье.