Великан Тоангина

Великан Тоангина

Легенда народа маори

Вождь Тоангина был грозой Уаикато; сильный, огромного роста — его справедливо называли великаном. Остальные воины не доходили ему до плеча. Недалеко от своей деревни Тауран-гануи он привязал к верхушке дерева длинную лиану и, раскачиваясь на ней, летал над рекой, где вверх и вниз плыли лодки. Во время этих полетов он разглядывал мужчин и женщин, которые собирали моллюсков на берегу и в воде. Выбрав несколько человек, Тоангина прокрадывался сквозь кусты, хватал их и уносил к себе или убивал тут же на месте. Но хуже всего было тем, кто плыл по реке. Стоило каким-нибудь безрассудным смельчакам или беззаботным путникам приблизиться к деревне, как Тоангина раскачивался на лиане и, пролетая над лодкой, хватал кого хотел. Лиана доставляла на берег двойную ношу, а Тоангина уже высматривал новую жертву. Иногда великан поднимал в воздух лодку со всеми путниками и тащил к себе. Даже те, кто плыли у дальнего берега, дрожали от страха перед вождем-великаном с устья Уаикато. Столкнув лодку на воду, Тоангина с такой силой ударял веслами, что за ним на гладкой воде тянулся хвост бурунов и через несколько минут несчастные уже были в его власти. Тоангина накидывал петлю на корму лодки, за которой гнался, и пригонял пленников к себе в па (укрепленное поселение), где с удовольствием пожирал их. Читать далее

Рождение Гермеса, Аполлона, Артемиды, Диониса и Эрота.

Рождение Гермеса, Аполлона, Артемиды, Диониса и Эрота.

Пересказ по «Мифы древней Греции» Грейвса

Любвеобильный Зевс соблазнил множество нимф, ведущих свой род от титанов и богов, а после сотворения человека — и смертных женщин. Вне брака от него родилось по крайней мере четыре великих олимпийских божества. Прежде всего к ним относится Гермес, которого Зевсу родила Майя, дочь Атланта. Произошло это в пещере на горе Киллена в Аркадии. Затем дочь титанов Коя и Фебы по имени Лето родила ему Аполлона и Артемиду. Причем во время их любовной связи Зевс превратился в перепела, а Лето — в перепелку; однако ревнивая Гера послала змея Пифона, чтобы он преследовал Лето по всему миру, и заявила, что Лето не сможет родить там, где сияет солнце. Перенесенная на крыльях южного ветра, Лето оказалась, наконец, в Ортигии, близ Делоса, где произвела на свет Артемиду, которая сразу же, только родившись, помогла матери перебраться через узкий пролив, и там, на Делосе, между оливой и финиковой пальмой, росшими на северном склоне горы Кинф, после девяти дней родовых схваток Лето произвела на свет Аполлона. Делос, который до этого был плавающим островом, неподвижно закрепился в море, и никто теперь не имел права ни родиться, ни умереть на этом острове: все больные, а также беременные женщины вынуждены были отправляться в Ортигию. Читать далее

Рассказ о царе ас-Синдбаде и его соколе

Рассказ о царе ас-Синдбаде и его соколе

Тысяча и одна ночь

Говорят, — а Аллах лучше знает, — начал царь, — что был один царь из царей персов, который любил веселье, прогулки, охоту и ловлю. И он воспитал сокола и не расставался с ним ни днём, ни ночью, и всю ночь он держал его на руке, а когда отправлялся на охоту, то брал сокола с собою. Царь сделал для сокола золотую чашку, висевшую у него на шее, и поил его из этой чашки. И вот однажды царь сидит, и вдруг приходит к нему главный сокольничий и говорит: «О царь времени, пришла пора выезжать на охоту». И царь приказал выезжать и взял сокола на руку; и охотники ехали до тех пор, пока не достигли одной долины, там растянули сеть для ловли, и вдруг в эту сеть попалась газель, и тогда царь воскликнул: «Всякого, через чью голову газель перескочит, я убью».
И охотники сузили сеть вокруг газели, и вдруг газель подошла к царю и, оставаясь на задних ногах, передние сложила на груди, как бы целуя перед царём землю.
И царь кивнул газели головой, а она прыгнула через его голову и убежала в пустыню. И царь увидел, что вся свита перемигивается, и спросил: «О визирь, что они говорят?» И визирь ответил: «Они говорят, что ты сказал:
«Всякий, через чью голову газель перескочит, будет убит». И тогда царь воскликнул: «Клянусь моей головой, я буду преследовать её, пока не приведу!» И царь поехал по следам газели и неотступно скакал за ней по горам. Читать далее

Сэр Годфри Маккалох

Сэр Годфри Маккалох

Шотландская легенда

Шотландские феи иногда живут в подземных жилищах, расположенных в непосредственной близости от домов людей, или, как говорят, «под дверным порогом». В этом случае они нередко общаются с людьми, давая что-то взаймы и оказывая другую помощь. Тогда их называют «хорошими соседями». Ведь они украдкой снабжают своих друзей, помогают им, сами оставаясь невидимыми. Любопытный пример – история сэра Годфри Маккалоха.
Как-то раз, когда сей достойный джентльмен из Галловея отправился на прогулку верхом, возле самого дома к нему неожиданно обратился старик очень маленького роста, одетый в зеленые одежды и сидящий на белой лошадке. После взаимного обмена приветствиями старик дал понять сэру Годфри, что он обитает под жилищем сэра Годфри и ему очень мешает канализационная труба, которая вытекает прямо в его лучшую комнату. Сэр Годфри был немало изумлен этой жалобой, но, сообразив, с кем имеет дело, с величайшей вежливостью заверил старика, что направление канализационной трубы будет немедленно изменено, что и было сделано в самое ближайшее время. Спустя много лет сэр Годфри имел несчастье убить в драке одного из своих соседей. Его судили и приговорили к смертной казни. Плаху, на которой ему должны были отрубить голову, соорудили в Эдинбурге на Касл-Хилл. Когда преступника подвели к роковому месту, в толпе появился старик на белой лошади. Быстрее молнии он полетел к плахе, по его команде сэр Годфри вскочил на лошадь позади седока, тот пришпорил ее, и они скрылись из вида. Больше никто и никогда не видел ни сэра Годфри, ни старика на белой лошади.

Хабитрот (фея прялки)

Хабитрот (фея прялки)

Шотландская народная сказка

В старые времена, когда прядение было основным занятием женщин, у прялки была своя фея по имени Хабитрот. О ней рассказывают следующее.
Одна почтенная дама из Селкиркшира имела дочь, которая любила играть больше, чем работать, а поля и заросшие цветами лужайки – больше, чем прялку. Ее мать очень переживала, потому что в те времена на хорошего мужа могла рассчитывать только хорошая хозяйка и искусная рукодельница. Она уговаривала, угрожала, даже поколачивала дочь – все было без толку. Девушка не изменила своих привычек, и мать стала звать ее ленивой бездельницей.
Как-то раз ясным весенним утром мать дала девушке семь пучков корпии и сказала, что та должна вернуть ей через три дня готовые нити. Никакие отговорки в расчет приниматься не будут. Девушка увидела, что мать не шутит, и приступила к работе. Но ее маленькие ручки были непривычны к труду, и, несмотря на все ее старания, к вечеру второго дня лишь очень маленькая часть корпии превратилась в нити. Девушка плакала так долго, что в конце концов в изнеможении уснула, а утром, отбросив работу, вышла в поле, сверкавшее на солнце капельками утренней росы. Читать далее

Том из Лотиана

Том из Лотиана

Шотландская народная сказка

Том и Черная Леди

Том, едва достигнув возраста, когда его стали называть не мальчиком, а мужчиной, посчитал себя мудрее и хитрее своего отца. Работать он не желал, предпочитая более веселое времяпрепровождение, шатался по злачным местам, якшался с разными темными личностями, и в конце концов его карман опустел, а родители отказались и далее содержать лоботряса. Том знал, что у его бабушки много денег, но она не даст ему ничего. Но еще он знал, что у старухи есть хорошая черная корова, ее любимица. Вот Том как-то вечером отправился в поле, поймал корову и отвел ее в старую заброшенную хижину, стоявшую несколько в стороне от других домов. Там он держал ее два или три дня, причем по ночам кормил и поил ее, и заставил старую женщину поверить, что корову украли, чтобы продать на рынке. Старуха очень горевала, но ничего не поделаешь, и она попросила Тома, чтобы он отправился на рынок, который располагался неподалеку, и купил ей другую корову. На это она дала ему три фунта. Том взял деньги и обещал купить корову, как можно более похожую на пропавшую любимицу. Потом он взял кусок мела, растолок его в муку, добавил в получившийся порошок немного воды и этой смесью натер морду и спину коровы, сделав ее пятнистой. Утром Том отвел ее в коровник при придорожной гостинице, где и оставил до окончания ярмарки, а потом повел домой. Почуяв дом, корова начала мычать, как это делала всегда, и старая женщина очень обрадовалась, решив, что ее пропавшая любимица вернулась. Но, увидев другую корову, она вздохнула и сказала:
– Увы, никогда больше у меня не будет такой красавицы, как моя любимая Черная Леди, а эта если и похожа на нее, то только голосом.
А Том подумал: «Хорошо, что ты не знаешь, что она хочет тебе рассказать».
Через два или три дня старая женщина выгнала свою новую корову в стадо вместе с соседскими. День был пасмурный, и после обеда полил сильный дождь, который смыл с морды и спины коровы белые пятна, и вечером к старой женщине вернулась ее незабвенная Черная Леди. А новая, только что купленная корова, после «принятия душа» исчезла, и ее никто больше не видел. И только отец Тома заподозрил неладное. Он внимательно исследовал морду коровы и нашел остатки мела. Бедный Том получил изрядную трепку, после чего его выгнали из дома, предложив попытаться стать человеком.

Том и гробовщик

Том, будучи предоставлен сам себе, стал размышлять, как бы раздобыть денег. Он взял кусок веревки, длина которого соответствовала росту его матери, и отправился в Эдинбург к ремесленнику, знакомому с его родителями. Ремесленник спросил, как дела, на что Том грустно заметил, что накануне ночью лишился своей дорогой матери, и принес мерку для изготовления гроба. Затем Том вышел из дома, потоптался немного на улице и вернулся. Изображая крайнюю степень смущения, он признался ремесленнику, что не знает, как поступить. Отец, мол, велел ему взять деньги у человека, который только что уехал из города и неизвестно, когда вернется. Ремесленник спросил, сколько денег ему нужно, и Том ответил, что речь идет о полутора гинеях. Получив деньги, Том наказал ремесленнику приехать к нему домой на следующее утро ровно в одиннадцать часов, привезти гроб и получить деньги. После этого Том обосновался в пивной и прекрасно себя чувствовал, пока монеты не кончились. На следующий день ремесленник и два его ученика привезли гроб. Заходя в дом, они встретили мать Тома, которая поинтересовалась, как у него идут дела и куда он везет такой прекрасный гроб. Не зная, что ответить, ремесленник сказал правду: что ее сын привез ему мерку днем раньше и получил от него полторы гинеи, которые он собирался истратить на другие необходимые для похорон вещи.
– Что за негодяй! – воскликнула мать. – Так поступить с родной матерью! – Она вернула ремесленнику деньги, которые он дал Тому, и дала еще столько же за причиненное беспокойство. А ремесленник вернулся домой и привез обратно гроб.

Том и косари

Деньги у Тома быстро кончились, и он снова стал думать, как пополнить свой кошелек. Приняв решение, он нанял тридцать косарей за десять пенсов в день каждому (что было на два пенса больше, чем давали остальные хозяева), чтобы те скосили для него поле. Высокая плата заставила бедных косарей думать, что он честный, благородный и щедрый хозяин и им повезло найти такого. Он отвел их всех в пивную и угостил завтраком.
– Понимаете, – обратился к ним Том, – вас очень много и все вы люди разные. Многие из вас даже незнакомы друг с другом. Среди вас могут быть и очень честные люди, и воры. А жить вы будете вместе и спать в одном амбаре. Поэтому, если у кого-то из вас есть деньги, лучше отдайте их мне. Я запишу, сколько получил от вас, в свою книгу и верну их вам в субботу, когда вы будете получать недельное жалованье. Так будет надежнее.
– Конечно, хозяин, вы правы, – загомонили косари. – Вот мои деньги, а вот мои… – Люди отдавали Тому по пять, шесть, десять шиллингов – в общем, все, что они заработали на уборке урожая. Набралась изрядная сумма – семь фунтов стерлингов. Получив деньги, Том дошел с косарями до первого же поля, которое показалось ему подходящим. Оно было еще зеленым, но во всем остальном идеально подходило для его целей, поскольку располагалось далеко от любого жилья. Том предложил косарям начать работу, а он пока распорядится насчет доставки ужина и пришлет им на помощь своих работников. После этого он ушел, причем, скрывшись из вида, развил максимальную скорость, на которую только был способен, – на случай, если кто-то захочет его догнать, и направился в город по другой дороге. Когда хозяева поля увидели в своих владениях столько народу, они не поняли, в чем дело. Фермер, которому принадлежало поле, побежал к ним, крича, чтобы они остановились, но его никто не слушал, и он сгоряча принялся раздавать тумаки. Косари в долгу не остались. Хозяин очень горячился, поскольку урожай еще не созрел. Подоспели и другие фермеры, и в конце концов несчастные косари убедились, что их жестоко обманули. Им оставалось только горячо сожалеть о своих потерях.
Через два или три дня, гуляя по Эдинбургу, Том встретил одного из косарей, который немедленно потребовал возврата своих денег и денег своих товарищей.
– Не беспокойтесь, – сказал Том. – Вы получите свои деньги и еще кое-что сверх того.
Том подвел косаря к тюрьме, попросил бутылку эля, потом отвел в сторону тюремщика, как будто хотел занять у него денег, и сказал:
– Этот человек – известный вор. Я и еще два агента уже три дня ищем его. Мне повезло его поймать, но ордер остался у моих товарищей. Подержите его здесь, пока я их не приведу, и получите гинею в награду.
– Хорошо, – сказал тюремщик, – идите, а я пока посторожу этого негодяя.
Том вышел, оставив несчастного ни в чем не виновного косаря доказывать свою невиновность, и отправился прямо в Англию.

Том и жадный хозяин

Покинув свою страну, Том попал в графство Нортумберленд, где нанялся к старому скряге фермеру, у которого работал несколько лет и выполнял свои обязанности очень хорошо, хотя иногда и разыгрывал окружающих. Но только у хозяина была вредная привычка: он не позволял работникам зажигать свечу во время ужина. Как-то раз Том сел за столом рядом с хозяином и, когда все были готовы приступить к еде, опустил ложку в самую середину миски, туда, где каша была самой горячей, и сунул полную ложку варева в рот хозяина.
– Черт бы тебя побрал, – завопил фермер, – я обжег рот!
– Черт бы побрал тебя, хозяин, ведь это у тебя в доме темно, как в чистилище. Я собирался положить ложку каши в свой рот, но перепутал, поскольку в темноте ничего не видно. Не думай, хозяин, что я такой дурак и собираюсь тебя кормить, когда у меня есть собственный рот.
После того дня, когда Том обжег хозяина горячей кашей, за ужином всегда горела свеча. Хозяин больше не рисковал ужинать в темноте в присутствии Тома.
В доме была служанка, которая заправляла постели, но почему-то отказывалась делать это для Тома, и он всегда заправлял свою кровать сам. «Ладно, – подумал Том, – и не таких обламывали». На следующий день, когда Том шел за плугом, он увидел, что из дома вышел хозяин и направляется в его сторону. Тогда Том оставил лошадей и плуг в поле, а сам пошел к дому.
– Ты куда? – завопил хозяин. – Что стряслось? Что-то сломалось?
– Нет, – сказал Том, – просто я иду заправить свою постель. Ее не заправляли уже две недели, и сейчас служанка как раз заправляет остальные, а я займусь моей.
– Не надо, – вздохнул хозяин, – продолжай работать. Она будет делать все, что надо.
– А я за это время, – сообщил Том, – успею пропахать еще две или три борозды.
Так Том добился своей цели.

Том и мясник

Однажды к хозяину Тома приехал мясник и купил у него хорошего жирного теленка. Том сам уложил теленка на спину лошади перед мясником. Когда покупатель уехал, мошенник спросил:
– Спорим, хозяин, что я украду теленка раньше, чем мясник отъедет от нас на две мили.
– Идет, – согласился хозяин.
Том вошел в дом, взял новые башмаки старого фермера и побежал короткой дорогой – через поле, чтобы догнать мясника. Он догнал и даже слегка обогнал его в том месте, где дорога, до сих пор бывшая прямой, дела резкий поворот вместе с росшей на обочине живой изгородью. Там Том спрятался за кустами, а на середину дороги бросил башмак. Вскоре показался мясник, неторопливо ехавший на лошади, держа перед собой теленка.
– Ты только посмотри, – воскликнул он, – какой хороший башмак! Если бы я мог снять теленка, а потом снова погрузить его на лошадь, я бы с радостью слез и подобрал башмак. Но с другой стороны, какая польза от одного башмака, пусть даже такого хорошего? – И мясник проехал мимо.
Том выскользнул из-за кустов, подобрал башмак и снова побежал через поле, чтобы обогнать мясника. Примерно через полмили он опять бросил башмак на дорогу и спрятался за кустами. Подъехал мясник.
– Вот теперь у меня будет пара отличных башмаков, – вслух проговорил он, спешился, положил теленка на траву, привязал лошадь и побежал обратно, надеясь подобрать башмак, который не так давно проехал мимо. А Том спокойно подобрал башмак, развязал теленка и погнал его домой. Там он потребовал у хозяина свой выигрыш, который тут же получил. Бедный мясник не нашел башмак, вернулся, не обнаружил теленка и растерялся. Он не знал, что делать. Решив, что теленок сумел разорвать веревку и убежал, мясник отправился его искать и целый день ходил по окрестным полям, разыскивая пропажу между кустами и канавами. Поздно вечером он вернулся к хозяину Тома, едва живой от усталости, с намерением рано утром продолжить поиски. Он рассказал, как лишился теленка из-за чертовой пары башмаков, которую не иначе как сам дьявол оставил на дороге, после чего забрал с собой и башмаки, и теленка. Мясник был благодарен этому самому дьяволу хотя бы за то, что он оставил ему старую лошадь – хотя бы есть на чем добраться до дому. На следующее утро Том хорошо потрудился, делая черную морду теленка белой. Для этой цели он использовал мел и воду. Потом теленка вывели из хлева и еще раз продали мяснику. Хозяин Тома и другие работники изрядно развлеклись, наблюдая, как мясник второй раз купил своего же теленка. Не успели мясник с теленком скрыться из вида, как Том сказал:
– Хозяин, спорим, я опять украду этого теленка, не успеет он отъехать на две мили.
– Нет-нет, – ответил хозяин, – я больше с тобой не спорю. Но если ты действительно это сделаешь, я дам тебе шиллинг.
– Идет, – согласился Том и побежал через поле, чтобы обогнать ехавшего по дороге мясника. Немного не доходя до того места, где он украл теленка в первый раз, он спрятался за живой изгородью, и, когда мясник приблизился, он жалобно замычал – как теленок. Услышав это, мясник решил, что туда забрел теленок, потерявшийся накануне. Он поспешно слез с лошади, бросил теленка на землю и полез сквозь живую изгородь, уверенный, что ему остается только взять теленка. А Том в это время перепрыгнул через изгородь, взвалил теленка на спину, перемахнул вместе с ним через такую же изгородь по другую сторону дороги и по полю побежал домой. А несчастный мясник, полазив между кустами, не нашел теленка, только сильно исцарапался. Отчаявшись, он вернулся к своей лошади и не обнаружил и второго теленка. Тогда он решил, что все это проделки невидимого духа, обитающего именно в этом месте, и отправился домой, оплакивая потерю. Том, вернувшись домой, смыл белый мел с морды теленка, а его хозяин передал мяснику, что он может в любое время приехать и купить еще одного теленка. Тот не замедлил прибыть и купил одного и того же теленка в третий раз. После этого Том рассказал мяснику, как было дело, и вернул ему все его деньги. Мясник отбыл восвояси, восхищенный ловкостью Тома.

О том, как Гаргантюа изобрел подтирку

О том, как Грангузье распознал необыкновенный ум Гаргантюа, когда тот изобрел подтирку

Из «Повести о преужасной жизни великого Гаргантюа, отца Пантагрюэля, некогда сочиненной магистром Алькофрибасом Назье, извлекателем квинтэссенции»

К концу пятого года Грангузье … навестил своего сына Гаргантюа. Обрадовался он ему, как только мог обрадоваться такой отец при виде такого сына: он целовал его, обнимал и расспрашивал о всяких его ребячьих делах. Тут же он не упустил случая выпить с ним и с его няньками, поговорил с ними о том о сем, а затем стал подробно расспрашивать, соблюдают ли они в уходе за ребенком чистоту и опрятность. На это ему ответил Гаргантюа, что он сам завел такой порядок, благодаря которому он теперь самый чистый мальчик во всей стране.

– Как так? – спросил Грангузье.

– После долговременных и любопытных опытов я изобрел особый способ подтираться, – отвечал Гаргантюа, – самый, можно сказать, королевский, самый благородный, самый лучший и самый удобный из всех, какие я знаю.

– Что же это за способ? – осведомился Грангузье.

– Сейчас я вам расскажу,  Читать далее

У всякой пташки свои замашки

У всякой пташки свои замашки

Еврейская народная сказка

Разговорились как-то воробей и курица. Воробей сидел на каменной ограде, а курица прохаживалась внизу.
– Послушай, тебе не надоело все ходить и клевать? – спросил воробей. – Ведь ты летать разучилась!
– Неправда! – обиделась курица. Она изо всех сил замахала крыльями и взгромоздилась на ограду. – А теперь ты скажи, не надоело тебе все летать и прыгать? Живи в курятнике. Хозяйка будет подсыпать зерно в твою кормушку – клюй, не зная забот, пока не разъешься в курицу. Правда, из тебя могут сварить суп, но ведь это бывает не чаще, чем раз в жизни. Можно и потерпеть!
Тут подул сильный ветер. Курица, как ни держалась за ограду, все-таки слетела вниз. А воробей расправил крылышки, полетел вокруг, да и снова сел на ограду.
– Теперь видишь, – сказал он, – ты большая и сильная, но надеешься в жизни только на кормушку, а я надеюсь только на свои крылья и в жизни сам себе опора.

Охотник Брюте

Охотник Брюте

Шведская народная сказка

Жили в старину в Сконе бедные торпари, муж с женой, и был у них один-единственный сын. С малых лет любил мальчик с ружьем за спиной бродить. И прозвали его поэтому Охотник Брюте.
Немало времени прошло, подрос Брюте, стал рослым и сильным. Вот как-то раз пошел он по обычаю своему в лес на охоту и видит: на вершине голой скалы дитя малое сидит и ручонками от огромного орла отбивается. А орел так и кружит над ним, так и норовит камнем на него упасть. Зарядил Брюте ружье, прицелился да и пальнул в орла. Тот и упал замертво.
Влез Брюте на скалу, чтоб дитя снять, только оказалось, что спас он вовсе не дитя человеческое, а тролленка. Задумался было Брюте: «Вроде зря орла загубил. Чего троллево отродье жалеть?» Но взглянул на тролленка и увидел, что тот добрый и ласковый. А тролленок будто мысли его отгадал и говорит:
— Не печалься, что ты орла загубил. Не орел это вовсе, а злой тролль, что поклялся наше семейство извести. Много он нам бед и горя причинил. Спасибо тебе, добрый охотник! Пойдем со мной! Вознагражу я тебя по заслугам. Читать далее

Великан Матау

Великан Матау

Легенда народа маори

Дочь арики (вождя), красавица Маната, и ее возлюбленный Матака-ури жили в горах Отакау. Отец Манаты не разрешал им пожениться. Он хотел отдать Манату в жены одному могущественному вождю из Таиери.
Однажды утром Маната исчезла. Бесследно исчезла, не взяв с собой ничего: циновка, на которой она спала, и ее плащ остались лежать там, где она их бросила, покидая дом. Ее исчезновение казалось чудом, пока один воин не увидел отпечаток огромной ноги на мягкой глине у берега реки, а другой не вспомнил, что ночью дрожала земля.
— Теперь я знаю, кто похитил мою дочь, — сказал арики, когда ему об этом рассказали. — Ее унес Матау.
Люди старались держаться поближе друг к другу, когда слышали страшное имя Матау, потому что злой демон Матау был великаном. Он жил высоко в горах, среди снежных вершин, и наводил ужас на всю округу.
— Тот, кто спасет Манату, станет ее мужем, — пообещал убитый горем вождь.
Но мужчины остались глухи к его словам — все, кроме Ма-такаури. Не проронив ни звука, Матакаури торопливо вышел из дома и поднялся по горным уступам к логову Матау. При ярком свете дня он заметил, что на берегу реки сидит Маната и обливается слезами. Увидав своего возлюбленного, Маната побежала к нему навстречу и спрятала лицо у него на груди.
— Я пришел за тобой, я хочу увести тебя домой, — сказал Матакаури, обнимая Манату.
— Возвращайся назад, дорогой! — ответила Маната. — Я не могу уйти с тобой. Если великан проснется, он убьет тебя.
Матакаури улыбнулся:
— Пока дует теплый северо-западный ветер, Матау будет спать. Он проснется, только если ветер переменится.
— Ты не знаешь, что он сделал. Смотри, Матау привязал меня к себе. Привязал ремнем из шкуры двухголовой собаки. Этот ремень нельзя перерезать.
Матакаури засмеялся, заранее радуясь победе. Он достал свой деревянный нож маипи. Но, несмотря на все свои старания, так и не смог перерезать ремень. Маната нагнулась над ремнем, и слезы полились у нее из глаз. Одна слезинка упала на ремень, и — о чудо! — ремень разорвался. Маната была свободна.
Улыбаясь сквозь слезы, Маната помогла возлюбленному сделать плот, вдвоем они связали лозой ветви чайного дерева мануки и переплели их стеблями льна корари, чтобы он лучше держался на воде. Потом влюбленные прыгнули на плот и поплыли вниз по реке к дому Манаты.
Отец Манаты встретил их так, будто они вернулись из страны мертвых. Он сдержал слово, и Маната стала женой Матакаури.
Но Матакаури не мог забыть об угрозе, которая нависла над ним и его женой. Он боялся, что Матау снова спустится с гор и унесет Манату. Пока Матау был жив, ни Маната, ни другие молодые женщины в каинге не могли чувствовать себя в безопасности.
— Я не довел дело до конца, — сказал Матакаури. — Сейчас дует северо-западный ветер, но скоро ветер переменится и великан проснется. Тогда все мы лишимся покоя. Лучше захватить его врасплох, пока он спит.
Никто не решился пойти вместе с Матакаури. Он снова поднялся в горы один. Матакаури нашел место, где Маната сидела и плакала. Дальше путь указывал ремень: сначала он вел Матакаури вдоль низкого берега реки, потом вверх по горе, тень от которой падала на долину. Матау крепко спал, его голова лежала на одной горе, а ноги — на другой, возвышавшейся далеко к западу от первой. Матакаури понадобилось несколько дней, чтобы обложить великана папоротником и сухой травой, Но в горах по-прежнему дул теплый северо-западный ветер и Матау спал.
Доведя работу до конца, Матакаури потер палочки для добывания огня и поджег папоротник. На вершинах гор вспыхнул такой большой костер, что облако дыма закрыло солнце.
Языки пламени начали лизать тело Матау, но он не проснулся, а только подтянул к себе колени. Матау так и не успел очнуться ото сна и задохнулся в густом дыму.
Пламя пожирало его жир и разгоралось все ярче и ярче. А тело великана постепенно уходило под землю, из-за чего образовалась узкая расселина — длинная и глубокая. Матау сгорел дотла, уцелело только его сердце, которое продолжало биться на дне расселины, ставшей могилой великана.
Ветер стих. Хлынул дождь, потоки воды низвергались с небес. А по склонам гор к впадине демона Матау побежали ручьи, потому что от жара огромного костра на вершинах растаял снег. Вода до краев наполнила расселину, и в ней образовалось озеро, сохранившее очертания лежащего великана с подтянутыми коленями.
Сердце Матау до сих пор бьется в глубине озера, иногда так сильно, что волны в ярости набрасываются на берега. Но чаще вода в озере спокойна. Она медленно поднимается и опускается в такт неторопливому биению сердца Матау. Вот почему меняется уровень воды в озере Вакатипу (Вакатипу — озеро в южной части Южного острова, очертания которого напоминают лежащего человека с подтянутыми коленями; первоначальное название озера Факатипуа — «Впадина злого демона»).