Смышленая девушка

Албанская сказка

Давным-давно жили в деревне крестьянин с женой. И был у них один-единственный сын.
Когда сыну пришла пора жениться, родители посоветовали ему выбрать невесту в родной деревне. Юноша перебрал в уме всех деревенских девушек, но подходящей невесты не нашел. Делать нечего, пришлось родителям разрешить ему искать себе невесту, где хочет.
Обрадовался сын, что родители не неволят его с выбором, и отправился в город. Там жил портной, старый друг его отца. Пришел юноша к портному и говорит:
— Надумал я жениться. Ни одна девушка в нашей деревне мне не по душе. Вот я и решил прийти к вам. Может быть, вы, добрый друг моего отца, поможете мне найти самую лучшую девушку на свете?
Портной подумал и сказал:
— Слыхал я, что в одной деревне живет очень хорошая девушка. Да беда в том, что она у отца единственная дочь, других детей нет, а жена у него недавно умерла. Поэтому отец даже слышать о женихах не хочет и сватов в дом не пускает.
Юноша ответил:
— Это ничего, что сватов не пускает, с отцом я дело улажу, лишь бы девушка была хорошая.
Тогда портной сказал:
— Завтра у нас базарный день, и ее отец наверняка придет в город.
Юноша вернулся домой, а наутро встал затемно и снова отправился к портному прямо в его мастерскую на базарной площади. Портной уже сидел за работой. Он налил гостю чашку кофе, а когда в толпе появился высокий седой крестьянин, показал его юноше. Тот хорошо рассмотрел отца девушки и остался доволен. Одежда у старика была чистая, а заплаты пришиты аккуратно и, как видно, с большим старанием.
После обеда крестьяне стали разъезжаться с базара. Пошел домой и отец девушки со своими односельчанами. Юноша распрощался с портным и отправился вслед за ними. На полдороге к деревне он нагнал их, поздоровался, пожелал всем доброго пути. Дальше они пошли вместе. Юноша весело болтал и шутил с молодыми парнями. Дорога поднималась в гору. На перевале им пришлось взбираться по крутой каменистой тропинке. Отцу девушки было трудно идти, и юноша старался ему помочь. Он шел впереди и протягивал руку каждый раз, когда старику нужно было подняться на крутой уступ. Так у него появилась возможность заговорить с отцом девушки. Он шутливо сказал:
— Отец, а почему бы вам не потратить лишний грош и не купить коня? С конем легче одолевать подъемы.
Старик удивился и ответил:
— Что ты говоришь, сынок? Разве можно за грош купить коня?
— Надо же! — невозмутимо ответил юноша и пошел дальше. — А я и не знал. Оказывается, нельзя за грош купить коня.
Когда они подошли к деревне, юноша, взглянув на зеленые поля озимых, спросил:
— Отец, а у вас в деревне кто-нибудь уже косил озимые?
Старик еще больше удивился и ответил, немного раздражаясь:
— О чем ты спрашиваешь, сынок? Кто же косит озимые, когда они едва взошли?
Юноша ответил так же спокойно и невозмутимо:
— Вот оно что! А я и не знал. Нельзя, оказывается, косить озимые, когда они едва взошли.
Они направились дальше. Юноша развлекал отца девушки разговором, а когда крестьяне пришли в деревню и стали расходиться по улочкам и тропинкам к своим домам, юноша проводил старика до самых ворот.
Спускались сумерки, а в горах темнеет быстро. Юноша успел рассказать старику, что идет в соседнюю деревню, и теперь, когда он стал почтительно прощаться, старик сказал:
— Смеркается, сегодня уж не стоит идти дальше, оставайся у меня ночевать, а утром поднимешься пораньше и отправишься в путь.
Только этого юноша и добивался. Он и в деревню-то пришел, чтобы попасть в дом к старику, и все у него получилось как нельзя лучше. Теперь ему оставалось выполнить свое намерение — увидеть девушку, узнать, хорошая ли она работница и умна ли она.
Старый крестьянин с гостем вошли в чисто убранную комнату. В доме царил полный порядок. «Пожалуй, девушка хорошая работница», — подумал юноша. Вскоре он заметил ее через окно — девушка как раз вышла во двор за дровами. Она была стройна и очень красива, но, видно, недавно поранила ногу, потому что одна ступня у нее была перевязана и девушка хромала. Юноша подумал: «Если она еще и умна, женюсь!» И он сказал старику:
— Отец, в таком прекрасном доме, как ваш, мог бы поселиться король, да вот беда: труба-то у очага кривая!
Девушка в это время находилась за дверью. Не дожидаясь ответа отца, она промолвила как бы про себя:
— Не важно, что труба кривая, шел бы дым прямо!
Юноша сразу смекнул, что девушка неглупа.
Но старый крестьянин не разбирался в тонкостях беседы и рассердился на дочь. Он вышел за дверь, велел ей испечь хлеба и приготовить ужин, а потом стал укорять: зачем вступила в разговор с чужим человеком да еще с таким дурачком.
— Всю дорогу он болтал глупости, — сказал крестьянин. — Когда мы шли через перевал, спросил, почему бы мне не потратиться и не купить за грош коня. Когда подошли к деревне, стал спрашивать, не косят ли наши крестьяне озимые, а озимые только взошли. Теперь говорит, что труба у очага покосилась. Где же она покосилась? Труба прямая!
— Нет, — ответила девушка, — это не глупости. Не о коне он тебя спрашивал, коня за грош не купишь, а о палке. Тебе тяжело лазить в гору, а если бы ты взял с собой посох, было бы легче. И про озимые он спросил неспроста. Ты сам знаешь, что в голодный год наши крестьяне объедают по весне озимые, как только взойдут побеги. Кривая труба у очага — тоже не глупость. Просто он пошутил надо мной, я ведь хромаю.
Юноша слышал их разговор и решил завтра же утром посвататься к девушке.
Вернулся в комнату старик, они поужинали и легли спать. Рано утром юноша встал, поблагодарил хозяина за ночлег и собрался в дорогу. Старик проводил его до ворот, но юноша, вместо того чтобы распрощаться, вдруг говорит:
— Только затем я к вам в дом и пришел, чтобы назвать вас тестем, а вашу дочь женой.
Старик постоял, подумал немного и пошел в дом спрашивать дочь, как быть.
— Если ты не выдашь меня за него, я вообще замуж не пойду, — ответила дочь.
Старик снова отправился к воротам и сообщил юноше о согласии дочери.
Довольный юноша вернулся домой и рассказал родителям о своем выборе.
Через какое-то время отец жениха и говорит жене:
— Пора готовить подарок невесте. Пошлем ей большой сдобный крендель и бурдюк с медом. А в крендель запеки двенадцать золотых монет.
Мать жениха испекла крендель, налила полный бурдюк меда и с этими подарками снарядила в дорогу работника. А жених его напутствовал:
— Передай от меня поклон будущему тестю и скажи ему так: «Жених желает вам крепкого здоровья и говорит: полная луна, двенадцать месяцев, козленок на ножках скачет».
Отправился работник в деревню невесты. По дороге присел закусить, поел кукурузного хлеба с брынзой, да не удержался, отломил кусок от сдобного кренделя и отпил из бурдюка меду. Когда жевал крендель, попались ему на зуб две золотые монеты. Работник спрятал их в кошелек, а хозяйку в мыслях обругал за то, что не умеет хлеб печь, бросает в тесто монеты, — он чуть было зубы не сломал.
К вечеру работник пришел в дом невесты и передал старому крестьянину подарок и привет от жениха. Старик не понял, что ему хотел сказать жених. Он стал проклинать себя за то, что обещал дочь такому дурачку, и сетовать на лихую судьбу дочери, но смышленая девушка сразу все поняла. Она накормила и напоила работника, а наутро проводила его со словами:
— Передай от меня поклон жениху и скажи ему: «Невеста желает всем вам доброго здоровья и говорит: ущербная луна, десять месяцев, козленок упал на колени, но не огорчай куропатку, не убивай змею».
Работник вернулся домой и передал хозяевам слова невесты, которых он тоже не понимал. Услышав об ущербной луне и десяти месяцах, жених рассердился и чуть было не убил работника, но когда тот сказал: «Не огорчай куропатку, не убивай змею», простил его.
Вскоре жених с невестой сыграли свадьбу и жили потом долго и счастливо.

О находчивом портняжке

Немецкая сказка из «Домашних сказок» братьев Гримм

Жила-была на белом свете княжна горделивая. И объявила она во всеобщее сведение, что кто бы к ней ни пришел, ему надо только отгадать ее загадку, и он будет ее мужем.
Вот и выискались трое портных и решились на тот зов пойти. Двое старших, поискуснее, были о себе высокого мнения, и им уж казалось, что они в этом деле не дадут промаха; третий же был в своем ремесле далеко не мастер, однако же верил в свое счастье и удачу…
Двое старших его отговаривали: «Оставался бы ты дома, где уж тебе с твоим умишком за такое дело браться?» Однако портняжка не дал сбить себя с толку, знал, что голова у него недаром на плечах держится и что он уж как-нибудь из дела сумеет выпутаться…
Вот и заявились они все трое к княжне и попросили задать им по загадке: они дали при этом понять, что народ они не простой, а с разумением, что под них и комар носа не подточит.
Вот и сказала им княжна: «У меня на голове волосы двухцветные — каких двух цветов?» — «Ну, коли только в этом вопрос, — сказал старший портной, — так волосы у тебя вперемежку черные и белые, вот как то сукно, что мы называем темное с искрой». — «Неверно разгадал, — сказала княжна, — за вторым очередь».
Второй портной отвечал: «Коли волосы у тебя не черные и белые, так уж верно русые и рыжие — вот у моего отца такой кафтан еще есть». — «Неверно разгадал, — сказала княжна, — отвечай ты, третий. По лицу твоему вижу, что ты отгадаешь». Младший портняжка смело выступил вперед и сказал: «У княжны волосы на голове золотые и серебряные — вот почему она и называет их двухцветными». Как услышала это княжна, так и побледнела и чуть в обморок не упала от испуга, потому что портняжка угадал.
Немного оправившись от испуга, она сказала: «Хоть ты и отгадал мою загадку, но я не пойду за тебя замуж, пока ты вот чего еще не сделаешь: внизу в хлеву есть у меня медведь — с ним ты должен провести целую ночь; коли я завтра тебя в живых застану, тогда выйду за тебя замуж». Этим думала она от портняжки отделаться, потому что медведь еще никого не выпускал из своих лап живым. Но портняжка не дал себя запугать и весело отвечал ей: «Кто решился, тот полдела сделал!»
Как наступил вечер, портняжку свели вниз, в стойло к медведю. Медведь хотел было тотчас на него накинуться и схватить его в свои лапы… «Постой, постой, приятель, — сказал портняжка, — я тебя сейчас сумею унять!» И преспокойно, как будто ничем не смущаясь, вытащил из кармана грецкие орехи, стал их разгрызать и лакомиться.
Увидел это медведь и тоже захотел орехов пощелкать. Портняжка опустил руку в карман и подал ему полнешеньку горсть, но только не орехов, а голышей. Медведь сунул один из них в рот, да ничего не мог поделать, как ни старался его разгрызть. «Что я за дурак такой, — подумал медведь,  — ни одного ореха разгрызть не могу». И сказал он портняжке: «А ну-ка, разгрызи их». — «Вот видишь, каков ты есть, — подтрунил над ним портняжка, — пасть-то у тебя во какая, а маленький орешек разгрызть тебе не под силу!»
Он взял у него камешки, сунул вместо камешка настоящий орех в рот — и сразу разгрыз его. «Дай-ка я еще раз попробую! — сказал медведь.  — Как со стороны погляжу, так кажется, что оно и вовсе не мудрено». И опять наш хитрец подсунул ему камешки, и опять медведь напрасно над ними бился и разгрызть их не мог.
После этого вытащил портняжка из-под полы своего платья скрипочку и давай на ней наигрывать! А медведь, чуть только услышал музыку, так уж не мог удержаться, и давай плясать, и когда поплясал немножко, так был этим очарован, что обратился к портняжке и спросил: «Скажи, пожалуйста, мудрено ли это дело — на скрипочке играть?» — «Сущие пустяки, — отвечал тот, — видишь ли, левой рукой я струны перебираю, а правой пилю по ним смычком, и пошла плясать, подскакивать!» — «Так-то вот и мне хотелось бы играть на скрипке, — сказал медведь, — чтобы я мог плясать, как только придет охота! Ты как думаешь?.. Возьмешься ли меня учить?»  — «С удовольствием, если только ты выкажешь к тому способность. А покажи-ка мне свои лапы! Ух, какие огромные! Дай-ка я тебе ногти-то поукорочу».
И вот принесены были тиски, медведь сдуру вложил в них свои лапы, а портняга завинтил винт покрепче и сказал: «Ну, погоди — ужо приду к тебе с ножницами». И предоставив медведю рычать сколько душе угодно, сам лег в углу на связку соломы и заснул.
Княжна, заслышав с вечера рев медведя, предположила, что это он ревет от радости и что он уже расправился с портным по-свойски.
Поутру встала она весьма довольная и ничем не озабоченная, а как заглянула в хлев, так и увидела, что портняжка стоит себе перед дверьми хлева здоров-здоровехонек и весел-веселешенек.
Тут уж не посмела она и слова перечить, потому что должна была выполнить обещание, данное при всех.
И вот король приказал подать карету, в которой она должна была отправиться вместе с портным в кирху для венчания.
Когда они уже уселись в карету, двое других портных, лукавых сердцем и завистливых к счастью товарища, пошли в хлев к медведю и высвободили его из тисков.
Разъяренный медведь тотчас помчался что есть мочи вслед за королевской каретой.
Княжна заслышала издали его фырканье и рычанье; она перепугалась и воскликнула: «Ах, медведь гонится за нами и хочет тебя унести!» Но проворный портняжка тотчас встал на голову, выставил ноги в окошко кареты и крикнул: «Видишь ли тиски? Коли ты не уйдешь обратно, то опять в них попадешь!»
Как только медведь это заслышал — сейчас повернул назад, и давай Бог ноги!
А портняжка преспокойно поехал в кирху, обвенчался с княжною и жил с ней в довольстве и добре припеваючи.
Ну, вот, хочешь верить — так верь, а не хочешь — деньги плати.

Святой Андрей разгадывает загадки дьявола

«Золотая легенда»

Некий епископ вел благочестивую жизнь и среди прочих святых почитал блаженного Андрея, так что, начиная всякое дело, говорил: «Во славу Божию и блаженного Андрея». Но древний враг, желая зла святому мужу, собрал всю свою хитрость, чтобы обмануть его, и принял образ прекраснейшей женщины. И вот он пришел ко дворцу епископа, говоря, что хочет тому исповедаться. Епископ приказал, чтобы женщина исповедалась своему духовнику, которому он даровал полную власть. Но женщина сказала, что не откроет тайны своей совести никому, кроме епископа. Так он был вынужден допустить ее к себе. Женщина сказала ему: «Умоляю, господин, сжальтесь надо мной. Как видите, я еще юна и с детства воспитана в роскоши. Происхожу я из королевского рода, но пришла сюда в одежде странницы. Ибо отец мой, могучий король, желал соединить меня браком с кем-либо из великих государей. Я же ответила ему, что презираю всякую любовную связь, ибо девство мое я навечно посвятила Христу и поэтому никогда не соглашусь на плотские узы. Наконец, принуждаемая повиноваться отцовской воле либо же претерпеть на земле различные наказания, я тайно пустилась в бегство. Ибо я предпочла скорее стать изгнанницей, чем нарушить верность моему Жениху. Услышав о Вашей святости, я прибегла под покров Вашей защиты, надеясь обрести у Вас место покоя, чтобы познать там тихие тайны созерцания, избежать крушений сей жизни и покинуть суету шумного мира».
Дивясь знатности женщины, ее телесной красоте, безмерному волнению и изяществу речи, епископ ответил благосклонным и любезным голосом: «Будь спокойна, дочь моя, не бойся. Ведь Тот, ради любви к Которому ты презрела саму себя, своих родных и имущество, в награду за это воздаст тебе множеством милостей Своих, а в будущем — полнотой славы. И я, раб Его, и все, что у меня есть — к твоим услугам. Выбери место для ночлега, где тебе будет угодно. Желаю также, чтобы сегодня ты разделила со мной трапезу». Женщина ответила: «Не проси меня об этом, отче. Да не падет на меня из-за этого какое-либо подозрение, и да не омрачится блеск Вашей славы». Епископ сказал: «Мы будем не одни, но в обществе. Поэтому ни у кого не сможет возникнуть даже ничтожного подозрения».
За столом епископ и женщина сели друг против друга. Остальные же гости заняли другие места. Епископ часто бросал взгляд на женщину, не переставая всматриваться в ее лицо и дивиться красоте. Ведь когда поражается око, душа получает рану. Так и древний враг, пока епископ не переставал взирать на лицо женщины, поразил его сердце опасным оружием.
Понимая это, диавол стал все более увеличивать ее красоту. Епископ был уже близок к тому, чтобы согласиться на недозволенное и склонить к тому женщину, когда представится случай.
Тогда к воротам внезапно подошел некий странник, частым стуком и громким криком прося, чтобы ему открыли. Никто не желал открыть ему, но странник весьма досаждал им, продолжая кричать и стучать. Тогда епископ спросил женщину, согласна ли она впустить странника. Она же ответила: «Пусть ему предложат какую-нибудь трудную загадку. Если он сможет ее разгадать, пусть ему откроют. Если же не сможет, пусть его изгонят от епископа как недостойного чужака». Все одобрили ее слова и стали решать, кто задаст загадку. Поскольку никто не вызвался, епископ сказал: «Кто же из нас сможет сделать это, как не вы, госпожа. Ведь вы превосходите всех нас красноречием и более всех нас блистаете мудростью. Вы и задайте загадку».
Тогда женщина сказала: «Пусть у него спросят, какое самое великое чудо сотворил Бог над малой вещью». Когда посланец спросил об этом странника, тот сказал: «Это чудо — различие и великолепие лиц. Ведь среди стольких людей, которые были от начала мира и будут до его скончания, нельзя найти двоих, лица которых были бы схожи во всем. И в столь малой вещи, как лицо, Бог поместил все телесные чувства». Услышав его ответ, все подивились и сказали: «Это верное и наилучшее решение загадки».
Тогда женщина сказала: «Пусть страннику предложат другую загадку, более сложную. Так мы сможем лучше испытать его мудрость. Пусть его спросят, где земля выше, чем любое из небес». На этот вопрос странник ответил: «На небе, называемом эмпирей, где находится тело Христово. Ибо тело Христово, которое выше всякого неба, создано из нашей плоти. Наша же плоть состоит из земли. Поскольку же тело Христово выше всех небес и берет начало от нашей плоти, а плоть наша создана из земли, известно, что там, где находится тело Христово, без сомнения, земля выше неба». Посланец передал ответ странника, и все, дивясь, подтвердили его ответ и восхвалили мудрость.
Тогда женщина сказала: «Пусть ему зададут третью загадку, самую сложную, неясную, трудноразрешимую и темную. Так его мудрость будет доказана в третий раз, чтобы он был по достоинству допущен к столу епископа. Пусть странника спросят, каково расстояние от земли до неба».
На этот вопрос странник ответил посланцу: «Иди к тому, кто послал тебя, и спроси его об этом. Ибо он измерил это расстояние, когда с неба пал в бездну. Я же никогда не падал с небес и не измерял этот путь. Ибо это не женщина, но диавол, который принял подобие женщины». Услышав это, посланец сильно ужаснулся и в присутствии всех рассказал об услышанном.
Пока все изумлялись и дивились, древний враг, бывший среди них, исчез. Епископ же, вернувшись к себе, уличал себя в самолюбии и со слезами молился о прощении своей вины. Он отправил посланца, чтобы впустить странника, но того уже не было. Тогда епископ собрал народ и ясно изложил эту историю. Он повелел всем усердствовать в посте и молитвах, чтобы Господь открыл кому-нибудь, кто был тот странник, что избавил его от столь великой опасности. В ту ночь епископу было откровение, что блаженный Андрей принял облик странника ради его освобождения.
Епископ же с тех пор стал еще больше почитать святого Андрея и еще сильнее благоговеть перед ним.

Кочак-самозванец

Курдская сказка

Жили старик со старухой. Бедные они были, ничего у них не было. Как-то раз старик и говорит:
— Что нам делать? Как жить?
— Достань себе одежду кочака, возьми в руки какую-нибудь книгу, ступай бродить по городу, людей обманывать — как-нибудь и прокормимся!
Старик сделал так, как сказала ему жена.
Пошел бродить по городу. Видит: сын падишаха с детьми в бабки играет. Бабка сына падишаха откатилась, упала в щель. Дети стали искать, а в щель забилась земля: сколько ни искали дети — не могли найти.
Заплакал сын падишаха, побежал к матери. А кочак-самозванец видел, куда закатилась бабка. Пришла жена падишаха к тому месту, где играли дети, видит: кочак сидит.
— Если ты и вправду кочак,— сказала она,— скажи, где бабка моего сына? Найди и принеси!
— Иди домой,— отвечал кочак.— Через час я приду и принесу бабку.
Жена падишаха ушла. А кочак вытащил косточку из щели и принес жене падишаха. Та дала ему золотой.
Кочак-самозванец вернулся домой и говорит жене (а жену звали Голе):
— Сегодня я принес на еду, посмотрим, что завтра будет!
На другой день кочак-самозванец отправился в сад падишаха. Видит: дочь падишаха и дочь везира играют с жемчужиной. Дочь падишаха выронила жемчужину, а дочь везира незаметно подняла ее, спрятала за пазуху. А кочак-самозванец все это видел.
Доложили жене падишаха:
— Твоя дочь жемчужину потеряла.
Жена падишаха разыскала кочака и говорит ему:
— Кочак, жемчужина моей дочери пропала — умоляю тебя, разыщи ее!
— Иди к себе домой, я сам принесу ее тебе! — сказал кочак.
Пошел он к дому везира, сел у порога. Видит: дочь везира домой идет.
— Дочь моя! — сказал ей кочак-самозванец.—Зачем ты жемчужину дочери падишаха себе за пазуху спрятала? Если не сознаешься мне, я тебя опозорю!
Испугалась дочь везира, вынула жемчужину из-за пазухи, дала кочаку-самозванцу. Кочак взял жемчужину, отнес жене падишаха. Та дала ему несколько золотых. Вернулся домой кочак-самозванец и говорит жене:
— Голе, сегодня я принес несколько золотых, теперь мы проживем, но боюсь, что в конце концов правда откроется и со мной сыграют какую-нибудь шутку!
Постепенно о кочаке-самозванце распространилась повсюду слава как о знаменитом кочаке-гадателе.
Однажды ночью семеро воров забрались в сокровищницу падишаха, ограбили ее и унесли все золото. Позвал падишах кочака-самозванца и говорит ему:
— Даю тебе сроку двадцать четыре часа — или найди и принеси мое золото, или голову тебе долой!
Грустный, расстроенный пришел домой кочак и говорит жене:
— Голе, пропала моя голова!
А воры уже слыхали о кочаке. В полночь подкрались они к дому кочака подслушать, что будет говорить кочак.
— Давайте послушаем, будет кочак говорить про нас или нет?
Двое из них забрались на крышу, стали слушать через колэк.
А у кочака под порогом была дыра. Было у кочака во дворе семь цыплят. Два цыпленка пролезли через эту дыру в комнату.
— Два уже пришли, осталось пять! — сказал кочак жене.
Воры соскочили с крыши, побежали к товарищам:
— Будь он неладен! Мы едва только подобрались к колэку, а он уже говорит: «Два уже пришли, осталось пять!»
Испугались воры, все вместе подобрались к колэку. В это время оставшиеся пять цыплят в комнату забрались.
— Вот уже все семеро пришли!— сказал кочак жене.
Испугались воры, спрыгнули с крыши, пришли к кочаку:
— Это мы украли золото у падишаха. Пожалуйста, помоги нам сделать так, чтобы падишах не убил нас.
— Знайте,— сказал им кочак,— я еще вчера мог выдать вас, но пожалел ваших жен и детей. Ступайте, скорей принесите потихоньку все сокровища падишаха ко мне домой и уходите. Я не выдам вас падишаху.
Воры принесли кочаку все сокровища. Каждый из них дал ему несколько золотых:
— Смотри не выдай нас падишаху1
Только рассвело, падишах прислал своих слуг к кочаку: «Падишах тебя требует к себе».
— Идите скажите падишаху,— отвечал кочак,—пусть пришлет караван, увезет свои сокровища!
Падишах прислал караван и сам пришел к кочаку.
— Кочак,— сказал он,— назови мне имена этих воров.
— Не могу, падишах, мой святой не велит мне! — отвечал кочак.
Падишах увез все свои сокровища, а кочаку в награду отсыпал целую меру золота.
Как-то раз кочак возвращался домой с мельницы. Путь его лежал мимо дворца падишаха. Падишах и его жена стояли на айване дворца, смотрели на дорогу. Увидели кочака.
— Смотри, наш кочак с мельницы идет! — сказал падишах.
Борода кочака была в муке. Поднял он руку, стряхнул бороду. А падишах и его жена решили, что он их зовет.
Спустились они с айвана и вышли навстречу кочаку. Только они спустились, как айван рухнул.
— Молодец кочак! — воскликнули падишах и его жена.— Как это ты узнал, что айван рухнет? Ведь ты нам жизнь спас!
Две меры золота отсыпал кочаку падишах.
Слава о кочаке разнеслась по всем странам. Однажды падишах соседней страны насыпал в ларец земли, сверху положил розы, запечатал ларец и отослал его падишаху той страны, где жил кочак.
Принесли его посланные ларец падишаху и говорят:
— Пусть твой кочак узнает, что в этом ларце!
Падишах позвал кочака.
— Сейчас же скажи, что в этом ларце,— приказал он.— Не угадаешь — голову тебе долой!
Кочак стал ахать и вздыхать: «Ах, Голе, ах, Голе!» Открыли ларец, а там — земля и розы (по-курдски «ах» означает «земля», женское имя «Голе» означает «роза»).
— Молодец, кочак, угадал! — сказал падишах и отсыпал ему столько золота, сколько весил сам кочак.
На другой день кочак пришел к падишаху и говорит:
— Падишах, больше не хочу я быть кочаком: мой святой мне пригрозил, что ослепит меня. Разве тебе меня не жалко?
Падишах отпустил его. Кочак и его жена зажили благополучно.

О принцессе, которая верила в судьбу

Бирманская сказка

Когда-то одной страной правил добрый и справедливый король. Однажды он созвал своих сыновей и дочерей и спросил, кому они обязаны своим богатством и благополучием.
— Мы живем так благодаря тебе, отец, — в один голос ответили дети.
И только самая младшая дочь сказала, что всему причиной карма. Рассердился король на свою дочь.
— Раз уж ты так веришь в карму, бросай все и уходи, — приказал он дочери.
Принцесса собрала вещи в узелок и ушла из дворца. Она прошла через весь город и на самой окраине встретила бедного юношу. Юноша нес из леса дрова.
Каждое утро он уходил в лес собирать хворост, а вечером приносил в город, чтобы обменять на еду. Юноша был очень беден. Всю его одежду составляла набедренная повязка длиною в пол-локтя. Поэтому юношу так и прозвали Маун Пол-локтя. У этого юноши были старые и бедные родители, и он о них нежно заботился.
— Возьми меня в свой дом, — попросила принцесса юношу.
— Подумай хорошенько, — сказал Маун Пол-локтя, — мой дом очень беден. Да и девушек твоего возраста в нем нет, тебе будет скучно.
— Разреши мне идти с тобой, — просила принцесса, и юноша привел ее в свой дом.
Маун Пол-локтя стал заботиться о принцессе. А когда он уходил в лес, принцесса выполняла всю домашнюю работу.
Однажды, вернувшись из леса, Маун Пол-локтя позвал принцессу.
— Сестрица, — сказал он, — чтобы тебе не было скучно, я принес красивые камешки. Ты можешь играть с ними.
Взглянула принцесса на камни и очень удивилась.
— Где ты нашел их? — спросила она.
— Их очень много в лесу, где я собираю хворост. Если они тебе нравятся, я принесу еще, — сказал Маун Пол-локтя.
Принцесса выросла во дворце и знала толк в камнях. Она сразу поняла, что это драгоценные камни, и приказала Мауну Пол-локтя собрать их. На следующий день принцесса и юноша вместе пошли в лес. Маун Пол-локтя уже не искал хворост. Они собрали камней столько, сколько могли унести, и вернулись в город. Половину того, что собрали, они продали и стали богатыми людьми. А принцесса раздала много денег жителям страны, с тем чтобы они вернули ей деньги обратно только после смерти ее отца — короля. Поэтому люди каждый день молились о том, чтобы король подольше жил.
Однажды король совершал вечернюю прогулку и, проходя мимо пагоды, услыхал, что люди молятся о его долголетии. Это удивило короля, и он захотел узнать, отчего это люди хотят, чтобы он долго жил. Тут-то ему и сказали, что принцесса дала народу в долг деньги, которые нужно вернуть ей только после смерти короля. Узнав об этом, король вспомнил о своей младшей дочери и велел позвать ее.
— То, что ты говорила когда-то, верно, — сказал король дочери, — ты встретилась с бедным человеком, но благодаря счастливой судьбе стала богатой.
Король позвал принцессу и ее мужа во дворец. А после его смерти Маун Пол-локтя стал королем. Добрую принцессу люди стали называть «Принцесса, которая верит в судьбу».

Загадки и пословицы

Загадки и пословицы

Португальская сказка

Вздумалось как-то одному королю испытать трех своих советников. Пошел он с ними прогуляться и, завидев на поле старика с мотыгой, обратился к нему с такими словами: — Что, много снегу-то в горах?
— Куда денешься, знать, пришла пора, — отвечал старик, а сам хитро улыбается.
Советники переглядываются, никак в толк взять не могут, о чем речь, а ведь лето в самом разгаре.
— А сколько раз горел твой дом? — спрашивает король.
— Да уж дважды, сеньор.
— Ну а как думаешь, сколько раз еще тебя ощиплют?
— Да, должно, три разочка.
Еще больше удивляются советники, а король и говорит:
— Тут пожалуют к тебе три гуся, так ты постарайся, ощипли их получше.
— Будь по-твоему, мой король, сделаю все, как велишь.
Король дальше путь держит, над советниками насмехается, грозится со службы прогнать, если тех речей не разгадают. Призадумались советники, отправились к старику с поклоном: выспросить хотят, о чем он с королем разговаривал. Крестьянин в ответ:
— Так и быть, расскажу. Только выкладывайте все ваши денежки и одежду в придачу.
Делать нечего — согласились советники. Старик начал:
— Ну так вот. «Много снегу в горах» — это потому, что у меня полным-полно седых волос. «Пора пришла» — значит, уж такие мои годы. «Сколько раз горел твой дом?» — это как в народе говорится: «Сколько раз горел твой дом? — Сколько свадеб дочкам сыграл?». Я-то уже пристроил двух дочек, знаю, что почем. Еще три у меня на выданье, потому и быть мне трижды ощипанным. Про то речь в другой пословице: «Дочку замуж выдаешь — сам без перышка пойдешь». А три гуся, что велел мне ощипать наш король, — это, уж не обессудьте, ваши милости. Вы вон рады последнюю одежку с себя снять, лишь бы выведать, о чем мы с королем толковали.
Советники хотели было разгневаться, да тут пожаловал сам король и сказал, что если угодно им во дворец одетыми явиться, пусть раскошеливаются на доброе приданое для дочек старого крестьянина.

Лев, леопард и гиена

Лев, леопард и гиена

Сказка амхара

Лев, леопард и гиена подружились и стали жить вместе. Всем известно, что лев грозный хищник. Вот однажды он убил много зверей и велел гиене принести их к берегу реки. Гиена собрала туши и принесла в указанное место. Тогда друзья расположились на берегу и стали есть. Наевшись, они стали беседовать.
— Что хуже всего? — спросил их лев.
— Голод хуже всего,— сказала гиена.
— Унижение хуже всего,— сказал леопард.
— Нет, нет,— возразил им лев.— Хуже всего старость.
Я это говорю потому, что видел, как корова лизала моего отца, когда тот состарился.
Так рассказывают.