Вексель

Еврейский анекдот

Отец, на смертном одре:
— Я оставляю вам прекрасное состояние. И прошу вас: когда я умру, положите мне что-нибудь, чтобы я унес это с собой в могилу.
Отец умер. К гробу подходит старший сын:
— Я обещал положить что-нибудь отцу в гроб. Я кладу сто марок. — И кладет в гроб купюру.
Подходит второй сын:
— Я тоже обещал положить что-нибудь в гроб. Мой брат положил сто марок Я кладу столько же.
Следующим подходит третий сын. Он видит в гробу две купюры и говорит:
— Если мои братья положили по сто марок, то и я не могу не выполнить последнюю волю отца. Даю тоже сто марок А поручиться могу за триста. Так что двести я забираю, зато кладу вексель на всю сумму.
Окружающие начинают роптать. Третий сын оборачивается и говорит возмущенно:
— Что это значит? Вы что, думаете, мой вексель не обеспечен?

Я сегодня только в первый раз пришел

Сказка амхара (Эфиопия)

У одного человека был бык, у которого была плешь на загривке. Купил этот человек саблю и, войдя в дом, вынул ее из ножен и сказал в шутку:
— Взять бы и прирезать этой острой саблей плешивого!
А в это время в чулане находился дружок его жены, который был плешивым. Он решил, что эта угроза относится к нему.
Дрожа от страха, он вышел из чулана и говорит:
— Мой господин, я сегодня только в первый раз пришел. Прости меня за это! — И бросился к его ногам.
Так рассказывают.

Об одном ландскнехте

Немецкий шванк из «Фацетий» Генриха Бебеля

В этом же войске несколько лет прослужил мой давний знакомый; он не видал своей жены около двух лет, тем не менее она родила ему ребенка.
Он обычно везде говорил, что у него плодовитая, плодоносная жена — она рожает ему детей даже в его отсутствие.

Ходжа Насреддин и Тимурленг в бане

Пошел Ходжа Насреддин с Тимурленгом в баню. «Если бы я был обыкновенным человеком, сколько акча стоил бы?» — спросил Тимурленг у Ходжи. «Пятьдесят акча», — отвечал Ходжа. «Эй ты, глупец! — гневно закричал Тимурленг. — Да один запон, что на мне, стоит пятьдесят акча!» А Ходжа как ни в чем не бывало заметил: «Да я, собственно, и расценивал только запон».

Добрый молодец и добрая девица перед церковным судом

Немецкий шванк из «Книжицы для отдохновения» Михаэля Линденера

Перед церковным, или же священным, судом предстал юноша, обвиняемый одною доброю девицей в том, что он лишил ее чести. Однако же он всячески отпирался. И тут девица воскликнула: «А помнишь, как ты сказал: „Дело начато, бочка почата!“» Все сразу же расхохотались, и господа судьи присудили девице за потерянную честь изрядное возмещение.

Кто не боится своей жены?

Бирманская сказка

Когда-то жил на свете человек, который очень боялся своей жены.
— Почему ты так боишься матери? — спросил его однажды сын.
Отец задумался, а потом ответил так:
— Сынок, возьми с собой стадо буйволиц и табун лошадей да отправляйся с ними по деревням. Каждый раз, когда ты встретишь мужчину, который боится своей жены, отдавай ему буйволицу из своего стада. Если же ты встретишь мужчину, который не боится жены, отдай ему лошадь. И вот когда ты походишь по деревням и сделаешь так, как я велю, ты все поймешь.
Юноша отправился бродить по деревням. И в каждом доме, куда он заходил, оказывалось, что мужчина боится своей жены. Поэтому вскоре в стаде юноши не осталось ни одной буйволицы. Наконец юноша вошел в последний дом на краю деревни.
— Жена, подай гостю бетель, — приказал хозяин, как только увидел юношу.
«Наконец-то, — подумал юноша, — я встретил мужчину, который может справиться со своей женой».
И юноша предложил хозяину дома выбрать любую лошадь из его табуна. Мужчина выбрал самого красивого гнедого коня. А юноша с табуном лошадей отправился в обратный путь. Но не успел он еще выехать из деревни, как его догнал запыхавшийся мужчина, которому он отдал лошадь.
— В чем дело? — спросил юноша.
— Моей жене не нравится эта лошадь, — отвечал мужчина, — она велела поменять ее на белую кобылу из твоего табуна.

Почему никто не знает, где похоронен Моисей

Еврейский анекдот

Как известно, никто не знает, где похоронен Моисей.
Некий еврей, который много занимался изучением еврейских религиозных текстов, рассуждал таким образом:
— Одни говорят, Моисей перед смертью сам запретил обозначать место, где будет лежать его прах: он опасался, что люди будут обожествлять его личность наподобие язычников. Другие утверждают, что могилы Моисея нет и вообще быть не может, потому что Моисея, когда он умер, ангелы тут же вознесли на небо…
Но настоящая причина известна мне одному. Моисей просто хотел избавить себя и своих единоверцев от позора: он-то знал, что ему по сей день не поставили бы приличного надгробного камня.

Об одной распутнице, которая возвращалась с базара

Сказка амхара (Эфиопия)

Одна распутница, возвращаясь домой с базара, повстречала человека, который охранял сорго, и поздоровалась с ним. А он ей говорит:
— Сестренка, сегодня я зайду к тебе поужинать, так что уберись и жди меня.
— Хорошо, братец, я выполню твоё желание, но не забудь захватить с собой колосьев: я люблю сорго, — ответила она и пошла дальше.
Потом ей повстречался пастух, который пас коз, и он, как и первый, сказал ей:
— Сегодня я буду ночевать у тебя, так что жди меня.
— Хорошо, братец, я согласна, но я люблю мясо, а поэтому захвати с собой козленка, — ответила она ему.
Через некоторое время она повстречала пастуха, который пас коров, и тоже поздоровалась с ним, а он говорит ей:
— Пожалуйста, подожди, у меня к тебе есть дело.
Она обернулась и спрашивает его:
— Что, братец?
— Да тут простое дело. Я собираюсь сегодня поужинать у тебя, так что позволь мне прийти, — попросил он ее.
— Я не против, только я люблю молоко, а у тебя, я вижу, много коров, поэтому захвати с собой калебасу простокваши и приходи. Я уберусь и буду ждать тебя, — ответила она ему кокетливо.
Четвертым был один деревенский староста. Она повстречалась с ним, когда он ехал на муле, а его слуга, подгоняя мула, нес его ружье.
— Ты откуда идешь? — спросил он ее.
— С базара, мой господин, — ответила она.
Он поговорил с ней немного, а потом велел слуге посадить ее на мула и довез ее до ее дома.
— Ну, я приду к тебе домой вечером на ужин, только никому не говори об этом. Я сейчас съезжу домой и приду к тебе, — сказал он ей.
— Хорошо приходите. Я буду ждать вас, — сказала она старосте.
С наступлением вечера первым пришел к ней тот человек, который сторожил сорго. Он принес, как она ему наказала, охапку колосьев сорго. Она взяла у него сорго и сказала, чтобы он прошел на кухню и посидел там. После него пришел пастух, который пас коз. На нем были широкие штаны, длинный матерчатый пояс и кута. С собой он привел козленка. Она взяла у него козленка, а его самого спрятала в глиняный сосуд для хранения зерна.
Потом пришел тот, который пас коров, и принес с собой простоквашу. Она взяла у него калебасу и повесила ее на крючок у очага, а ему сказала, чтобы он спрятался под ее кроватью.
Наконец, пришел деревенский староста, который довез ее на муле до дома. За ним следовал его слуга и нес его ружье.
Она убрала дом, принарядилась и ждала его. Пока они беседовали, тот человек, который охранял сорго, набегавшись за день за обезьянами, заснул от усталости и заговорил во сне:
— Перестань, беги в дверь!
Тут деревенский староста испугался и встал, решив бежать.
Вставая, он ударился головой о калебасу, и простокваша вылилась ему на голову. В страхе он бросился бежать вместе со своим слугой, забыв взять ружье. Тот же, который пас коз, выскочил из своего убежища и, оставив куту, бросился наутек.
А тот, кто принес простоквашу, поднял кровать, бросил ее на кувшин с водой и горшок с тестом, так что черепки разлетелись во все стороны, а сам, разыскав дверь, распахнул ее настежь и вылетел стрелой из дома.
А тем временем деревенский староста остановился и, запыхавшись, сказал слуге:
— Я ударился головой. Посмотри, пожалуйста, что у меня на голове?
Слуга, увидев на голове у своего господина что-то белое, сказал ему:
— Ну, мой господин, вы вряд ли выживете. Кровь уже вылилась, а сейчас наружу вытекли ваши мозги. Наверно, вы не поправитесь. А пока бежим, чтобы враги нас не схватили!
И они продолжали бежать.
А тот, кто принес козленка, и тот, кто принес простоквашу, тоже спасались бегством. Только тот, кто принес сорго, остался в доме. Он не слышал всего этого переполоха. Проснувшись, он провел ночь с этой женщиной, а утром, перекусив, отправился сторожить сорго. Так рассказывают.

Это я, если будет богу угодно

Турецкий анекдот

Беседуя ночью с женой, Ходжа Насреддин сказал: «Если завтра утром будет дождь, я пойду за дровами, а не будет дождя — буду пахать». — «Прибавь: если богу будет угодно», — заметила жена. А Ходжа, по человечеству, сказал: «Ну что там! Либо этак, либо так, без работы не буду, что-нибудь да уж сделаю». Когда утром вышел он за город, ему повстречались сипахи. «Эй ты, дяденька, — закричали они ему, — поди сюда! Как проехать туда-то?» — «Не знаю»,— беззаботно сказал Ходжа. А грубые сипахи, не дав Ходже опомниться, ударили его несколько раз. «Ах ты такой-сякой, — заметили они, — марш вперед, веди нас!» — и погнали его вперед. Под дождем, в грязи, Ходжа довел их до города. А сам в полночь, избитый, усталый, полуживой, подошел к своему дому и начал стучать: «Кто там?» — спросила жена. «Открой, жена, это я, если богу будет угодно»,— пробормотал Ходжа.

Так я и знала!

Бирманская сказка

Когда-то в одной деревне жили муж с женой. Мужа звали Коу Toy, а жену — Me Тхин. Они были крестьянами и работали на своем поле.
У Me Тхин была такая привычка: кто бы ни начинал что-нибудь говорить, она делала вид, что уже давно все знает, и всегда заявляла: «Ну конечно! Так я и знала!» Бывало, Коу Toy возвращается домой с поля или из деревни и по дороге узнает что-нибудь интересное. Но лишь только откроет рот, чтобы рассказать, как Me Тхин тут же перебивает: «Ну конечно! Так я и знала!»
Коу Toy поначалу решил: «Ну и умная у меня жена! Наперед все знает!» Но вот как-то раз замыслил он проверить свою жену. Дай-ка, думает, посмотрю, действительно ли моя Me Тхин все знает, когда говорит «так я и знала!». С этой мыслью он оставил в поле свою соху и пару волов, а сам пошел домой.
Когда Me Тхин увидела, что муж возвращается с поля как никогда рано, она выбежала ему навстречу, крича по своему обыкновению:
— Так я и знала, что Коу Toy сегодня рано домой придет! А где же волы и соха?
Вот тут-то и решил Коу Toy проверить жену.
— Несчастье, Me Тхин! — повел он хитрую речь. — Даже говорить не хочется! Ты знаешь — ведь только что волы вместе с сохой улетели на небо.
Me Тхин и тут не удержалась:
— Ну, так я и знала! Я уж давно примечаю: соха у нас будто из какого-то особенного дерева, а шкура у волов как бы красноватая с золотом. Рога у них торчком, копыта широко расставлены.
Вот тут Коу Toy и понял, какова на самом деле его жена. Рассердился он и крикнул ей:
— Эй, Me Тхин! Ты хоть бы подумала сперва! Неужто волы и соха могут вот этак просто на небо улететь?! — И ну колотить жену. Колотит, a Me Тхин все равно свое кричит:
— Вот так я и знала, что ты меня за это поколотишь! Так я и знала!