О некоем священнике

Немецкий шванк из «Фацетий» Генриха Бебеля

Мне, конечно, было бы стыдно рассказывать о священниках столько гадостей, если бы и они стыдились все это делать.
Знал я еще одного священника. Как-то на ночной пирушке он кутил с крестьянами, и они, обнажив «великого бражника», поспорили, кто
лучше всех владеет этим орудием. Священник занял первое место и открыто хвастался этим передо мною и другими, а позднее говорил, что это принесло ему успех у женщин.
Епископ, однако, оштрафовал его на десять гульденов.

Щедрость Ходжи Насреддина

Турецкий анекдот

Один из друзей попросил у Ходжи Насреддина денег взаймы на короткий срок. «Нет, денег я тебе не дам, — сказал Ходжа, — но зато срок, раз ты мне друг, я могу тебе предоставить, какой хочешь!»

Далеко ли до Сатьмази?

Еврейский анекдот

Еврей идет по тракту. Встречается ему крестьянская телега. Еврей спрашивает крестьянина:
— Далеко отсюда до деревни Сатьмази?
— Полчаса.
— Можно с вами поехать?
— Садись.
Они едут полчаса. Еврей начинает беспокоиться.
— А теперь — далеко еще до Сатьмази?
— Добрый час или около того.
— Как? ! Перед этим вы сказали, что полчаса!
— Так мы же едем в другую сторону.

Предусмотрительная Черепаха

Сказка мускогов

Решила однажды Черепаха погреться на солнышке, выползла из воды, разлеглась на бревне. Лежит, греется и все на небо посматривает. Вдруг видит, небо заволокло дождевыми тучами. «Этак нетрудно и промокнуть», — подумала Черепаха и поскорей спряталась в воду.

«Кто дал деньги, тот и играет на дудке»

Когда Ходжа Насреддин ехал на базар, ребятишки квартала стали наперебой заказывать ему дудки. Ходжа всем им говорил: «Хорошо, хорошо!» И только один мальчик сказал: «Возьми вот эти деньги и купи мне дудку». Под вечер дети поджидали Ходжу на дороге и, когда он въехал в город, окружили его: «Ну, Ходжа, где же наши заказы?» — закричали они. Ходжа протянул дудку тому мальчику, что дал деньги, и сказал: «Кто дал деньги, тот и играет на дудке».

Кем работает папа

Еврейский анекдот

В школе дети хвастаются профессиями своих отцов.
Хайнц, сын бедного портного, превращает своего отца в директора швейной фабрики, сын сапожника Майера делает из своего отца владельца обувной фирмы. Тут подает голос маленький Мориц, отпрыск хазана (кантора в синагоге):
— А мой отец работает конферансье в соборе на Ромбахстрит.

Бобренок и Паук

Сказка индейцев дакота

Как-то раз Паук прогуливался возле реки и увидел на берегу сладко спавшего Бобренка.
— Сейчас я ему устрою! — обрадовался Паук.
Содрал с дерева кусок коры, уложил на него Бобренка и, стараясь не разбудить, потащил к самому дальнему холму. Тут он растолкал Бобренка.
— Эй, братец, вставай! Как ты сюда попал?
Бобренок, еще полусонный, услышал незнакомый голос и сделал то, что делают все бобры: нырнул. Но увы, реки на месте не оказалось, и он лишь ткнулся носом о твердую землю. Это окончательно развеселило Паука. И пока Бобренок, царапая лапы о колкую траву, добирался до своего дома. Паук бежал следом и дразнился:
— Соня-засоня! Соня-засоня!
Для Бобренка это было еще хуже колючей травы.
Через несколько дней, забыв о своей проделке, Паук снова забрел на берег реки. День был теплый, солнечный. Паук разнежился, прилег отдохнуть и уснул. В это время Бобренок выглянул из воды и увидел спящего Паука.
— Ага, теперь я над ним подшучу, — обрадовался Бобренок.
И принялся рыть вокруг Паука канал. А потом соединил с рекой. Так Паук оказался на острове. Тут Бобренок растолкал его:
— Эй, братец, вставай! Как ты очутился на этом острове?
Паук открыл глаза, глянул налево, глянул направо.
— «Как», «как», — сердито передразнил он Бобренка. Знаю как.
И покосился на окружавшую его воду.
Пришлось Пауку пускаться до берега вплавь. Когда он выбрался наконец из воды на твердую землю и улегся на горячий песок, сказал Бобренку, что шутить тот совершенно не умеет. Но Бобренок только ухмыльнулся в ответ.

Враньё без конца

Латышская сказка

Послушайте, что я расскажу. Видал я, как два жареных петуха по воздуху бежали, быстро-быстро они бежали, животом к небу, а спиной к земле. Наковальня и жернов медленно-медленно Даугаву переплыли, а лягушка у другого берега на льдине сидела, два лемеха съела, а было это как раз в Иванов день. А три мужика задумали живого зайца изловить. Шли они на деревянных ногах: первый был слепой, второй немой, а третий и ногой шевельнуть не мог. Однако слепой первым зайца увидал, немой хромому сказал, а хромой зайца поймал. А еще вздумали люди по суше на кораблях плавать. Плыли они по полям — по ржи да по ячменю, пока на высокую гору не заплыли, да там и утонули. Рак, как собака, зайца гонял, а на крыше корова лежала, сама туда забежала. И в той стороне мухи такие большие, как козы у нас. А теперь окна пора открыть, чтоб вранье улетело.

Дилижанс в Бордо

Английская сказка

Лорд Галифакс никак не подтверждал достоверность этой истории, если в данном случае вообще уместно говорить о какой-либо достоверности.

Один французский джентльмен, потерявший жену и пребывавший по этой причине в глубоком горе и печали, прогуливаясь как-то по рю де Бак, встретил трех мужчин, которые посмотрели на него с явной симпатией и, указав на женщину в конце улицы, спросили:
– Извините нас, сэр, не могли бы вы оказать нам услугу?
– Конечно, – ответил он.
– Будьте так любезны, спросите у той женщины в конце улицы, когда отправляется дилижанс в Бордо.
Просьба ему показалась странной, но все же он отправился в конец улицы и обратился к леди:
– Прошу прощения, не могли бы вы сказать, в котором часу отправляется дилижанс в Бордо?
– Не спрашивайте меня, идите и спросите жандарма, – торопливо ответила она.
Итак, он подошел к агенту полиции и задал тот же вопрос.
– Что? – переспросил тот.
– Когда уходит в Бордо следующий дилижанс?
Тут полицейский повернулся, арестовал его и отвел в участок, где мужчину бросили в камеру; вскоре пришел следователь и спросил, в чем обвиняют задержанного.
– Он спрашивал, когда отходит дилижанс в Бордо, – ответил полицейский.
– Он действительно спрашивал такое? – вознегодовал следователь. – Бросьте его в темную камеру.
– Но я же только поинтересовался временем отправления дилижанса, по просьбе людей, которые послали меня узнать это у женщины, и она в свою очередь отправила меня к жандарму, – запротестовал джентльмен.
– В темную камеру его, – последовал ответ.
Через некоторое время джентльмен предстал перед судом присяжных, и судья спросил:
– В чем его обвиняют?
– Он подошел и спросил меня, когда отправляется дилижанс в Бордо, – ответил полицейский.
– Он сказал такое! – воскликнул судья. – Господа присяжные, виновен ли этот заключенный?
– Виновен! – закричали все в один голос.
– Уведите его, – сказал судья. – На семь лет в Кайенну.
Несчастного увели, посадили на корабль и отправили в Кайенну. Со временем он свел дружбу с другими заключенными, и как-то раз они решили, что каждый должен рассказать о том, как попал в это место. Один рассказывал одну историю, другой – другую, пока очередь не дошла до последнего прибывшего на остров.
– Как-то раз я шел по рю де Бак, – начал он со вздохом. – И мне встретились три человека, которые попросили меня оказать им услугу узнать у леди в конце улицы, когда отправляется дилижанс в Бордо. Я пошел и спросил ее, она же отправила меня к полицейскому, который арестовал меня и отвел в участок, затем суд присяжных вынес мне приговор.
Когда он закончил, воцарилась тишина, и с тех пор все сторонились его.
Через какое-то время начальник тюрьмы решил пересмотреть приговоры заключенных, чтобы выяснить, чью участь можно облегчить. Наконец и джентльмена привели к начальнику, который спросил его, в чем состояло его преступление. Он повторил свою историю.
– Бросьте его в одиночку! – приказал начальник тюрьмы.
Несчастный попросил, чтобы его навестил капеллан, который, услышав рассказ о его преступлении, немедленно оставил его.
Так, в горе и муках, прошли семь лет, и наконец, он вышел на свободу, без денег, связей и друзей. Однажды после своего возвращения он решил, что должен снова отправиться на рю де Бак, и, оказавшись там, он увидел в конце улицы ту самую женщину, только очень постаревшую и выглядевшую ужасно. Он подошел к ней и сказал:
– Это вы виноваты во всех моих несчастьях.
– Не прикасайтесь ко мне, – ответила она. – Но если хотите, я скажу вам, почему сделала то, что я сделала. Отправляйтесь в полночь на Елисейские Поля, там увидите ветхий домишко. Постучите в дверь и входите. И тогда я объясню, почему вам пришлось все это выстрадать.
В условленное время он отправился на Елисейские Поля, нашел дом, постучал и увидел внутри ту самую женщину.
– Теперь скажите, почему все это случилось со мной? – спросил он.
– Налейте мне стакан коньяку, – последовал ответ.
Он взял бутылку с полки над ее головой, налил стакан бренди и протянул женщине, которая его гут же осушила.
– А теперь говорите, – сказал он.
– Налейте мне еще, – попросила она.
Он налил ей еще, и она начала говорить.
– Нагнись ближе, – велела она. – Я очень слаба и не могу говорить громко.
Он приставил ухо к ее губам, но тут она вонзила в него зубы и с тяжелым вздохом упала замертво.

Об одном человеке, вернувшемся домой издалека

Сказка амхара (Эфиопия)

В какой-то стране жил один семейный человек. Однажды он попрощался со своими детьми, женой и всеми домочадцами и отправился в дальний путь. Много лет он прожил в дальних краях, а затем возвратился на родину. Приблизившись к дому, он повстречался со своими соседями и стал разговаривать с ними.
А в это время у его жены в гостях было трое мужчин, и она развлекалась с ними. Услышав голос мужа женщины, эти мужчины страшно испугались. Один из них забрался на балку под самую крышу, другой — в гуаду [кладовку], а третий спрятался под кровать.
Хозяин дома соскучился по своим близким и, войдя в дом, поцеловал жену, детей и всех своих домочадцев. Потом, довольный, что благополучно возвратился домой, поднял глаза к небу и сказал, обращаясь к богу:
— Тебе там, наверху, все известно, и ничто не скроется от тебя!
А тот, кто забрался на балку, решил, что хозяин дома обращается к нему, и говорит:
— Да, известно. Кроме меня тут есть еще кое-кто.
А тот, который сидел в гуаде, говорит оттуда:
— Ну, о ком ты хочешь сказать?
Тогда заговорил и тот, который спрятался под кровать:
— И кто вас дернул за язык! Сидели бы и помалкивали, как я, так нет — болтают всякий вздор!
Тут они выскочили из дома и бросились наутек. Так рассказывают.
Как говорят в народе, на воре шапка горит.