Кто добился больших успехов в учении?

Сказка амхара

У одного человека родилась красивая дочь. Когда она выросла и стала взрослой, к ней пришли свататься трое юношей.
И ее отец сказал им:
— Я мог бы выдать ее замуж за любого из вас, но не знаю, кого из вас предпочесть: все вы для меня одинаковы. Поэтому я предлагаю вам отправиться учиться, а когда вы вернетесь, я отдам ее замуж за того, кто добьется больших успехов в учении.
После этого трое юношей отправились в другую страну. Там один из них научился оживлять людей, которых после смерти еще не успели похоронить, другой научился, находясь в одном месте, узнавать, что делается на огромном расстоянии от этого места, а третий научился за одну минуту проходить путь, на который требуется много дней.
Когда они окончили учение, их невеста заболела и умерла.
Тогда тот юноша, который научился издалека узнавать, что делается в другой местности, сказал своим товарищам:
— Эта девушка заболела и умерла.
Другой говорит:
— Если бы я успел прибыть туда до того, как ее похоронят, я спас бы ее.
А третий говорит:
— Это сделать не трудно. Я могу за одну минуту прибыть туда, захватив и вас с собой.
Так он и сделал. Они подоспели как раз в тот момент, когда ее тело собирались опустить в могилу.
Тогда тот юноша, который научился оживлять мертвых, оживил девушку.
Тут между ними начался спор. Каждый пытался доказать, что его искусство важнее и что он оказал девушке наибольшую услугу.
Кто же из них троих добился больших успехов в учении?
За кого отцу девушки лучше выдать дочь?

Фокусник

Фокусник

«Заметки из хижины «Великое в малом»» Цзи Юня

Для актерского искусства нужна сноровка и сметка, но то же самое нужно и для искусства «перемещать предметы».
Помню, когда я был маленьким, какой-то фокусник в доме моего деда, господина Сюэ-фэна, поставил на стол рюмку с вином, а затем ударил по столу рукой, и рюмка вошла в стол, так что верхний ее край оказался на одном уровне с поверхностью стола. Когда же стали щупать, то дна рюмки не было заметно, и только по прошествии некоторого времени она вылезла обратно на свое место. Вот это была ловкость рук!
Потом фокусник приподнял большую пиалу с рыбным фаршем, толкнул ее, и она исчезла. Он приказал пиале вернуться на место, но потом сказал:
— Нет, не получится. Фарш залез в выдвижной ящик шкафа, что с картинами в библиотеке.
А в библиотеке тогда находилось множество всяких старинных вещей, все впритык, в тесноте, да и, кроме того, ведь высота выдвижного ящика была всего только два цуня, а пиала была высотой цуня в три-четыре, не меньше. Конечно, пиала не могла бы в него влезть. Даже странно, что он сам этого не сообразил сразу.
Тетка велела открыть библиотеку. Смотрим, а пиала стоит на столе, и в ней отросток цитруса, блюдо же, в котором раньше был этот отросток, стоит с фаршем в ящике шкафа. Разве это не пример искусства «перемещать предметы»?
По мысли кажется, что обязательно чего-то не должно быть, а на деле оказывается, что оно будто присутствует, как в данном случае; и выходит, что и по мысли предполагалось его отсутствие. Всяческие чудеса, проделки горных духов, ворующих вещи в похищающих людей, ничем от этого не отличаются. Да и умение тех, кто может изгонять горных духов и разрушать лисьи чары, тоже ничем не отличается: раз могут изгонять, значит, могут и подчинить себе; раз могут воровать людей, значит, могут воровать и для людей. В чем же разница?

Бу-Али и медники

Бу-Али и медники

Персидская сказка

Однажды в городе Исфагане Бу-Али пришел во дворец падишаха и стал жаловаться:
— О государь, медники города Кашана не дают мне пo ночам покоя. Они так стучат, поднимают такой шум, что мешают мне спокойно читать и писать! ·
— Бу-Али,- удивился падишах,- город Кашан находится очень далеко отсюда, на расстоянии двадцати фарсангов. Как же это может быть, что шум и стук медников Кашана мешают тебе читать и заниматься?
Бу-Али начал уверять падишаха, что это так.
— Хорошо,- сказал тогда падишах,- я отдам приказ, чтобы медники города Кашана не работали ночами. Пусть они стучат и звенят только днем!
Сказал это падишах и послал приказ в Кашан. Но в приказе было сказано, чтобы на следующей неделе медники Кашана работали как раз не днем, а ночами.
Медники поступили так, как было сказано.
На следующий день Бу-Али с криками и воплями прибежал к падишаху и начал жаловаться:
— Ты же обещал, что прикажешь медникам Кашана не работать по ночам. Но на этой неделе они опять не дали мне заниматься и читать. Всю ночь я не спал!
У слышал это падишах и остолбенел от удивления. Он, наконец, убедился, что у Бу-Али и в самом деле необыкновенный слух. Затем он послал новый приказ в Кашан и запретил медникам работать ночами.