Придется

Придется

Еврейский анекдот

— Янкель, у меня для тебя е,сть каше. Дается пруд. На берегу стоит такса и хочет перебраться на другой берег, но ни плыть, ни бежать кругом она не хочет. Как ей перебраться на другой берег?
— Хм, надо подумать … Нет, не знаю!
— Очень просто: она туда переплывет.
— Но она же не хочет плыть!
— А что делать: придется!

Ходжа Насреддин отгадывает загадку о яйце

Ходжа Насреддин отгадывает загадку о яйце

Узбекская сказка

Некий человек, встретив Ходжу Насреддина, сказал ему:
— Если отгадаете, что у меня в руке, угощу вас яичницей.
— Ладно, только скажите хоть некоторые приметы,— попросил Ходжа.
— Идет. Снаружи белое, внутри желтое.
— А, знаю, знаю! — ответил Ходжа.— У вас в руке луковица, начиненная желтой морковью!

Доктор Всезнайка

Доктор Всезнайка

Немецкая сказка («Детские и домашние сказки» братьев Гримм)

Жил-был однажды мужик-бедняк по прозванию Рак; повез он на двух волах воз дров в город и продал тот воз доктору за два талера. Доктор, расплачиваясь с ним за дрова, сидел за обедом; увидал мужик, как тот отлично ел и пил, и позавидовал ему, подумав: «Хорошо, кабы я мог доктором быть».
В этих мыслях он постоял-постоял, да наконец и спросил, не может ли и он тоже доктором быть. «Отчего же, — сказал доктор, — это дело не мудреное». — «А что же я для этого должен сделать?» — спросил мужик. «Прежде всего купи себе азбуку (есть такие, у которых на первой странице петушок изображен), затем обрати своих волов и повозку в деньги и на те деньги купи себе приличное платье и прочее, что к докторскому делу относится; а в-третьих, вели себе изготовить вывеску с надписью и напиши на ней: «Я доктор Всезнайка», да и вели ее прибить у себя над входными дверьми».
Мужик исполнил все по указанию доктора.
Немного спустя после того, как он принялся за докторство, у одного знатного и богатого господина были украдены деньги.
Вот ему его друзья и рассказали, что в такой-то деревне живет доктор Всезнайка: тому и должно быть известно, где его деньги, потому что он знает все на свете.
Богач приказал заложить свою карету, приехал в указанную деревню и спросил: «Ты доктор Всезнайка?» — «Я», — отвечал мужик. «Ну, так ступай со мной и разыщи мне украденные у меня деньги». — «Изволь, только чтобы и Гретель, жена моя, тоже со мною поехала». Богач с радостью согласился, посадил их с собой в карету и повез во весь дух к себе.
Когда они приехали к богачу в дом, стол был уже накрыт, и доктор Всезнайка был за стол приглашен. «С удовольствием, — сказал мужик, — только чтобы и Гретель со мною же села», — и уселся с нею за стол.
Когда вошел слуга и принес блюдо с каким-то очень вкусным кушаньем, мужик толкнул жену под бок и шепнул ей: «Это первое», — намекая этим на блюдо.
А слуга-то подумал, что он сказал: «Это первый», — и этим хотел сказать: «Это первый вор», — намекая на воровство, в котором он и действительно принимал участие; вот слуга и перепугался, и сказал своим товарищам: «Доктор-то все знает! Беда нам! Ведь он сказал, что я первый!»
Другой совсем было и к столу не хотел идти, однако же должен был явиться против воли. И чуть только он вступил в столовую со вторым блюдом, доктор Всезнайка опять толкнул свою жену под бок и шепнул: «Грета, ведь это второе».
И этот слуга перепугался и тоже поспешил уйти. Третьему не лучше пришлось; и тому послышалось, что о нем мужик сказал: «Это третий!»
Четвертый должен был подать на стол закрытое блюдо, и хозяин дома сказал доктору: «Ну-ка, покажи свое искусство и отгадай, что на блюде положено?»
А на блюде были раки.
Мужик глянул на блюдо, не знал, как вывернуться, и сказал про себя: «Попался, несчастный Рак!»
Как услышал это богач, так и воскликнул: «Да, угадал! Он, верно, знает и то, кто мои деньги взял!»
Четвертый слуга этих слов насмерть испугался и подмигнул доктору, чтобы тот к нему вышел из-за стола.
Когда он вышел, все четверо слуг ему сознались, что украли деньги у господина своего; они охотно готовы были все вернуть, да еще и ему приплатить, как следует, если только он их не выдаст, потому что им будет плохо.
Указали они ему, где у них деньги припрятаны. Доктор Всезнайка остался всем этим очень доволен, вернулся к столу и сказал богачу: «Ну, сударь, надо теперь мне в свою ученую книгу заглянуть, чтобы точно сказать, где ваши украденные деньги припрятаны».
Тем временем пятый слуга залез в печку и хотел подслушать, что еще доктор знает.
А тот открыл азбуку и перелистывал ее, отыскивая изображение петушка; сразу он отыскать его не мог, да и сказал наконец: «Да знаю же я, что ты здесь, и до тебя доберусь!»
Слуга-то в печке подумал, что доктор это о нем говорит, да как выскочит из печки, как крикнет: «Он все знает!»
И повел мужик богача к тому месту, где деньги лежали, а кто их украл, о том не сказал ему; получил от обеих сторон много денег в награду и прославился на весь околоток.

Фацетия о господстве женщин

Фацетия о господстве женщин

Немецкий шванк из «Фацетий» Генриха Бебеля

В день воскресения господня один проповедник из Вайблингена (как повелось, в этот день верующие обычно дурачатся и шутят) поручил, чтобы славу Спасителю спел тот человек, который правит у себя дома сам, а не его жена. Так как он долго не мог такого найти, то закричал: «Во имя богов и людей! Неужели во всех вас так остыл мужской дух, что никто не правит в доме, как это подобает мужчине!» Наконец, один человек запел, не стерпев позора. Его, как защитника мужской чести, мужчины потом повели с собой на пирушку и угостили щедро и достойно, ибо он вступился за честь и гордость всех мужчин.
В том же, 1506 году в Мархтальском монастыре, расположенном на берегу Дуная, так же поступил один брат из проповеднического ордена. Но, так как никто из мужчин не хотел начинать петь, то он приказал петь женщинам, которые правят дома.
И тут запели сразу все вместе, споря о главенстве.

Кто первый заговорит

Кто первый заговорит

Персидская сказка

Выло ли так или не было — давным-давно, не знаю когда, жил-был в городе Балхе один человек. Была у него жена. Целый день она сидела дома и ничего не делала. Под стать жене и мать у него была ленивая — только он и знал, что препираться с обеими женщинами из-за домашних дел.
Как-то собрался он пойти по делам в соседнюю деревню и перед уходом предупредил мать и жену:
— Я пробуду там две-три недели. Следите за домом хорошенько, подметайте двор хотя бы раз в два дня.
Сказал зто и ушел.
А женщины по своей лени и палец о палец не у дарили. Прошло не то две, не то три недели, свекровь и говорит невестке:
— Завтра или послезавтра вернется сын. Встань, подмети-ка двор!
— Почему это мне подметать? — отвечает невестка.- Подметай сама!
Они заспорили и, наконец, решили
— Завтра встанем, и кто первый заговорит — тому и подметать.
Наутро свекровь, чтобы не заговорить первой, ушла к соседям. Невестка в это время все еще спала, и двери дома остались открытыми настежь. Спустя час проснулась невестка, уселась на постели и стала смотреть по сторонам, свекровь искать. Она поклялась себе, что не скажет ни слова. Так час или два просидела она в постели, по сторонам глазела.
В это время мимо дома проходили барабанщики.
Старший барабанщик разглядел в комнате женщину на постели, завернул во двор и спрашивает:
— Эй, женщина! Почему ты сидишь в одной рубашке на постели?
А невестка решила, что это свекровь его подослала, чтобы заставить ее заговорить, и ничего не ответила.
Барабанщик подошел ближе и еще раз спросил:
— Почему ты не отвечаешь? И почему не одеваешься?
Она и на этот раз не ответила. Тогда он подумал: «Она немая и сумасшедшая».
Вошел он в комнату, сорвал с ее головы платок, посадил задом наперед на осла и решил возить по улицам: люди увидят, посмеются, денег дадут.
И вот они поехали: посредине невестка с непокрытой головой сидит на осле задом наперед, а вокруг нее — барабанщики. Барабанщики бьют в барабаны, идут от одного дома к другому, шум подняли невообразимый, народ отовсюду сбежался. Наконец шествие остановилось у того дома, где сидела свекровь. Видят хозяева этого дома, что люди толпой бегут, и решили: «Пойдем-ка, посмотрим, что там за зрелище?»
Вышли они все на улицу, а барабанщики встали как раз перед свекровью. Та посмотрела, и что же видит: о, ужас! Это ее невестку посадили на осла задом наперед и возят по городу! Подошла она и крикнула:
— Я плюю тебе в лицо! Какой позор ты на нас навлекла?
Тут невестка радостно завопила:
— Ты проиграла! Ты проиграла! Подметай теперь двор!
С этими словами она соскочила с осла, схватила свекровь за руку, потащила домой, сунула ей в руки метлу и сказала:
— Ты подметай, а я буду водой поливать.
Свекровь стала подметать, а невестка водой поливать
Так они подмели и вычистили двор.
Не успела свекровь выпустить из рук метлу, а невестка — кувшин, как подоспел муж с поклажей. Увидел он, что комнаты убраны, а двор подметен, поцеловал матери руку, а жену поцеловал в щеку, а потом спрашивает мать:
— Скажи, что тебе купить?
— Красные башмачки в гости ходить!
Спросил он и жену:
А ты чего хочешь?
— Бусы из янтаря.
— Хорошо,- сказал он и купил им и башмаки, и бусы. Он был очень рад, что Аллах образумил его мать и жену.

Все баре — дураки

Все баре — дураки

Латышская сказка

Пошел раз крестьянин в лес дрова рубить. Повстречался ему барин и спрашивает:
— Сколько на свете мужиков-дураков?
— Ровно половина, — ответил ему крестьянин. — А баре — все до единого дураки. Рассердился барин и уехал, а по дороге такое зло его разобрало, что велел он кучеру повернуть лошадей. Решил он убить крестьянина за такие речи.
Однако крестьянин был не дурак. Срубил он березу и перекинул ее через дорогу, да так, чтоб вершиной она в другое дерево упиралась. Потом подлез под березу и плечо под ствол подставил, будто держит ее. Тут и барин подъехал. Не узнал он крестьянина и спрашивает:
— Не видал ли ты мужика-дровосека?
— Нет, не видал, — отвечает крестьянин.
— А не мог бы ты поискать его? — просит барин. — Может, он на болоте прячется?
— Что ж, можно и поискать, только уговор — пока я искать буду, придется тебе березу подержать.
Барин согласился, а крестьянин сдвинул березу с дерева, в которое она упиралась, и пришлось барину изо всех сил удерживать здоровенное дерево на своих плечах. Немного погодя прибежал крестьянин с болота и говорит:
— Дай-ка мне, барин, пару лошадей, иначе не догнать мне его. Больно далеко он убежал.
— Одной обойдешься, — отвечает барин: уж очень ему не хотелось вторую давать.
— Да как же мы вдвоем на одной лошади назад приедем? — уговаривает его крестьянин. — Нет, одной я не обойдусь. Пришлось барину отдать обеих лошадей. Взял крестьянин лошадей и уехал домой, а барин остался на дороге березу на плечах держать.
Ждал он, ждал, но крестьянина так и не дождался. Велел он кучеру березу держать. А тот в ответ:
— Не могу я, живот у меня болит. А у него и вправду живот от смеха болел: так он над дуростью барина хохотал. Рассердился барин и, не дождавшись крестьянина, бросил березу, впрягся сам в повозку и потащил ее домой. А дома кучер сказал барину:
— Ну, помнишь, что мужик-то говорил? Все баре — дураки!

Сколько пальцев?

Сколько пальцев?

Японская сказка

К бонзе часто приходили гости, и послушник весь день только тем и был занят, что варил рис на кухне.
Однажды бонза сказал послушнику:
— Вот что, сын мой. Каждый раз, когда у нас бывают гости, ты высовываешь свою голову из-за двери и спрашиваешь: «Учитель, сколько мерок риса сварить сегодня?» Это никуда не годится. Теперь мы будем поступать иначе. Как только ты выглянешь, я тебе молча покажу на пальцах, сколько следует сварить. Сколько выставлю пальцев, столько мерок риса и очищай. Понял? Выставлю один — значит, одну мерку, два — две мерки.
На следующий день послушник осторожно подошёл к гостиной, где бонза принимал гостей, и чуть-чуть приоткрыл лёгкие раздвижные двери. Бонза заметил его и поднял два пальца. Послушник отправился на кухню, отмерил две мерки рису и стал его очищать.
Так они поступали и в другие дни. Но как-то раз, против обыкновения, в гости к бонзе никто не пришёл. Бонза решил воспользоваться этим, чтобы проверить поля и огороды, принадлежащие храму. Эти поля и огороды обрабатывали крестьяне. В тот год всё время шли дожди, поля вымокли и урожай риса был плохой. Конечно, крестьяне в этом вовсе не были виноваты, но бонза страшно сердился, кричал и ругал их.
В этот день он был особенно раздражён и поэтому, обходя поле, поскользнулся и упал. Из-за дождей земля набухла, размягчилась, так что бонза сразу почувствовал, что погружается в грязь. Он испугался, закричал: «Эй, послушник! Скорее ко мне!” — и замахал рукой, зовя на помощь.
Послушник в это время был в храме. Он закончил уборку и собирался уже приступить к очистке риса, как вдруг услыхал голос бонзы. Послушник сразу же отозвался и выбежал на задний двор храма, откуда начинались поля. Голос бонзы доносился откуда-то издалека. Мальчик присмотрелся и заметил вдалеке бонзу, который махал ему одной рукой.
«Вот оно что, — подумал послушник,— учитель поднял руку! Но сколько же на одной руке пальцев? Один, два, три, четыре, пять… Ой, как много! Опять сегодня целая толпа гостей!»
И послушник изо всех сил пустился бежать на кухню.
Тут бонза по-настоящему перепугался. Когда ученик показался во дворе храма, бонза сразу повеселел, уверенный, что теперь-то он спасён. Но не тут-то было! Послушник не только не поспешил к нему на помощь, но даже бросился бежать назад быстрее обычного.
Испуганный бонза снова принялся громким голосом звать послушника. Тот сидел в это время на кухне, весь поглощённый чисткой риса. Вдруг ему снова слышится голос бонзы. «Ну что ты будешь делать! — подумал маленький послушник. — Ведь до обеда я и пяти мерок не успею очистить, а он опять зовет меня! Он только и знает, что заставляет меня работать!»
С этой мыслью мальчик быстро вытер руки и вышел во двор. Глядь, а бонза опять поднял руку!
«Вот беда! Ещё пять мерок риса!» — Тут послушник сломя голову пустился бежать на кухню…
Убедившись, что крики напрасны, бонза отчаялся и попытался встать сам, без всякой помощи. Это ему удалось.
Он подумал: «Очевидно, послушник поспешил согреть воду, чтобы вымыть мне ноги, когда я вернусь»
Но, вернувшись в храм, он увидел, что послушник, тяжело дыша, изо всех сил чистит рис.

Ходжа Насреддин у цирюльника

Ходжа Насреддин у цирюльника

Турецкая сказка

Однажды Ходжа Насреддин попал к неопытному цирюльнику. Всякий раз, проводя бритвой, цирюльник делал порез, и все прикладывал вату. Наконец Ходжа, протянув руку к кауку, собрался уходить. «Эфенди, еще половина головы не выбрита»,— заметил цирюльник. «Ты посеял уже на одной половине хлопок,— и ладно; а на другой половине я хочу посеять лен».

Ходжа Насреддин спроваживает талебэ

Ходжа Насреддин спроваживает талебэ

Турецкая сказка

Повстречал однажды Ходжа Насреддин талебэ и говорит им: «Пожалуйте к нам». Так довел он их до дверей своего дома. «Вы немножко здесь постойте»,— прибавил он, а сам прошел в гарем и сказал жене, чтобы она под каким-нибудь предлогом спровадила талебэ, стоявших перед дверью. Жена, подойдя как ни в чем не бывало к двери, спросила, что им нужно, и тут же добавила: «Его нет дома». Талебэ заметили: «Ну что ты? Вот только что мы вместе пришли, он сам затащил нас сюда». Но жена продолжала уверять, что Ходжи нет дома. Те подняли шум. Ходже стало невтерпеж, и, высунувшись из окна, он закричал: «Что вы препираетесь? Да, может,
в доме две двери: я вошел в одну, а вышел через другую».

Ходжа Насреддин и его жена

Ходжа Насреддин и его жена

Турецкая сказка

Однажды жена назло Ходже подала на стол горячий-
прегорячий суп. Потом сама забыла об этом и проглотила ложку супу. От боли у нее выступили на глазах слезы. Когда Ходжа Насреддин спросил, отчего она плачет, жена ответила: «Я вспомнила, что покойная моя матушка очень любила этот суп»,— и заплакала. Ходжа, чтя память тещи, тоже проглотил ложку супа, и у него
тоже заслезились глаза. «Ну, а с тобой что? Ты-то чего плачешь?» — заметила жена.— «Я плачу оттого,— заметил Ходжа,— что несчастная твоя мать умерла, а вот ты, бездельница, до сих пор жива».