О том, что человек не должен предполагать того, чего не знает

О том, что человек не должен предполагать того, чего не знает

Из «Римских деяний»

Жил некий царь; он до того любил маленьких собачек, которые звонко лают, что разрешал им спать у себя на коленях и на коленях же своих их кормил. Собачки привыкли так спать и есть и нигде больше не хотели лежать, а лапы свои клали царю на шею. Ему же это нравилось, и он забавлялся своими собачками. Глядя на все это, осел рассуждал сам с собой так: «Если я буду петь и плясать перед царем и положу на шею ему ноги, он будет давать мне лакомства и позволит спать на своей постели». С такими думами он вышел из своего стойла, вошел в залу и начал петь и танцевать перед царем, а затем подбежал и положил ему ноги на шею. Слуги, увидя это, подумали, что осел взбесился, схватили его, примерно отлупили и отвели обратно в стойло.

Волк и кобылица

Волк и кобылица

Албанская сказка

— Вот это да-а! — сказал волк, зевая. — Поздно же я сегодня проснулся!
Он встал, размялся и добавил:
— И ноги меня едва держат. Совсем отощал. Но чтобы поймать кого-нибудь, сил у меня еще хватит.
И волк отправился на охоту. Бегал, бегал и, наконец, увидел под высоким навесом от солнца молодую кобылицу.
Волк бросился к ней.
— Как хорошо, что я тебя встретил, кобылица!
— Добро пожаловать в наши края, волк!
— Я очень проголодался и собираюсь пообедать, — сказал волк. — Поэтому без дальних слов я сейчас тебя съем. Ты уж прости меня, что так получается, но больше мне, право, съесть некого.
— Бог простит, — смиренно ответила кобылица. — Но прежде, чем я распрощаюсь с жизнью, послушай, любезный волк, что я тебе расскажу. Ровно неделю назад занозила я ногу: какая-то колючка впилась в копыто и причиняет мне такие страдания, что просто ужас. Глаза на лоб лезут от боли. Поэтому очень прошу тебя, вытащи ты эту колючку, прежде чем съешь меня.
— Это мне не составит никакого труда, — похвалился волк. — Ты мне только покажи, в каком копыте у тебя сидит эта колючка.
Кобыла приподняла заднюю ногу, а когда волк подошел, со всего маху ударила его копытом по спине. Волк без чувств повалился на землю.
— Ох-ох! — застонал он, едва приходя в себя. — Видно, конец мне пришел! Что же это я, у своего отца любимый сын-разбойник да у своего дедушки любимый внук-живодер, так оплошал? Зачем мне понадобилось рассматривать у кобылы копыто, словно я кузнец, а не волк? И что заработал, кроме затрещины? Ох-ох!
Недалеко от этого места крестьянин в лесу рубил дрова. Он услышал стоны и причитания волка и поспешил посмотреть, не случилось ли чего-нибудь плохого с его кобылицей. Увидев волка, корчившегося на земле от боли, он добил его, ободрал шкуру, а потом опять отправился в лес рубить дрова.

Цапля и черепаха

Цапля и черепаха

Сказка буготу (Соломоновы острова)

Однажды во время отлива цапля ходила по коралловому рифу, и ее нога застряла в трещине. Начался прилив, и вода поднялась цапле до шеи.
Птица увидела акулу и попросила ее:
— Спаси меня!
— Погоди немного,— сказала акула в ответ и уплыла.
Потом к цапле подплыл сарган, и она его попросила:
— Спаси меня, братец!
— Погоди немного,— ответил сарган и уплыл.
Затем поблизости от птицы показалась треска.
— Спаси меня,— попросила ее цапля.
— Погоди немного,— ответила треска и уплыла.
Никто из рыб не помог цапле. Наконец она увидела черепаху.
— Сестрица,— позвала ее цапля,— подплыви сюда и освободи меня!
— Ты должна будешь мне заплатить,— отозвалась черепаха.
— Я заплачу тебе деньгами,— предложила цапля.
— Нет, они мне не нужны.
— Я заплачу тебе собачьими и дельфиньими зубами!
— Нет, они мне тоже не нужны.
Тогда цапля схватила морского ежа, который оказался около нее, и отдала его черепахе. Та с удовольствием съела морского ежа и сказала:
— Ты мне заплатила, и я тебя спасу.
Черепаха расколола коралл, в котором застряла нога цапли, и птица взлетела в воздух.
— Ты спасла мне жизнь,— сказала она.— Если ты будешь в опасности, позови меня и я тебя выручу!
Вскоре жители селения Хагелонга пошли ловить рыбу. Они спустили в воду сеть, закрепили ее углы на подпорках и стали ждать.
Сначала в сеть заплыла акула.
— Попалась! Тащи сеть! — закричали одни, но другие им возразили:
— Нет, не эту рыбу мы ждем.
Потом в сеть заплыла треска.
— Попалась! Тащи сеть! — опять закричали некоторые, но другие сказали:
— Нет, не эту рыбу мы ждем.
В сети перебывали все рыбы, но рыбаки не трогали их.
Наконец в сеть заплыла черепаха.
— Вот кто нам нужен! — закричали рыбаки и вытащили черепаху на берег. Они связали ее, положили на песок, а вокруг поставили ограду. Вождь селения сказал:
— Завтра мы приготовим дров, наберем листьев, накопаем ямса и изжарим черепаху.
Утром люди приготовили дров, набрали листьев, накопали ямса. Потом они ушли, а сторожить черепаху оставили двух мальчиков.
Прилетела цапля, и мальчики ее спросили:
— Что ты здесь делаешь?
— Да так, гуляю,— ответила птица. И она предложила
мальчикам:
— Хотите, я для вас станцую?
— Да, да,— ответили мальчики,— нам хочется посмотреть, как ты танцуешь!
Цапля сказала:
— У ваших родителей есть украшения из собачьих и дельфиньих зубов. Принесите их, мне нужно украситься для танца.
Мальчики принесли украшения, цапля надела их и начала танцевать. Танцуя, она приблизилась к ограде, за которой лежала черепаха.
Та увидела цаплю и воскликнула:
— Сестрица! Меня хотят убить!
— Я помогу тебе,— сказала цапля.— Ведь ты меня спасла.
Цапля вернулась в дом, где сидели мальчики. Она танцевала и пела:
— Керембаебае! Керембаебае! А ноги развязаны!
(В это время черепаха развязала ноги.)
— Керембаебае! Просунула голову за ограду!
(А черепаха просунула голову за ограду.)
— Керембаебае! Наполовину вылезла! Керембаебае! Вся уже вылезла!
(А черепаха и на самом деле уже вылезла.)
— Керембаебае! Ползи к берегу! Керембаебае! Ныряй в воду! Керембаебае! Уплывай в глубину!
Так черепаха была спасена.
А люди вернулись на берег, подошли к ограде и видят: черепахи нет.
— Ее кто-то украл,— сказали люди. И они спросили мальчиков:
— Здесь кто-нибудь был?
— Никого, кроме цапли,— ответили мальчики.— Она танцевала перед нами. Мы отдали ей ваши украшения. Она нас обманула. Мы не следили за черепахой.
Все люди очень огорчились. Они осмотрели песок, увидели следы черепахи, ведущие к берегу, и сказали:
— Никто ее не крал, она спаслась сама.

Комар-хвастун

Комар-хвастун

Кабардинская сказка

Когда в лесу наступает ночь, все звери и птицы засыпают в своих норах и гнёздах. Никто не нарушит тишины до тех пор, пока первый луч солнца не проникнет сквозь листву.
Однажды, когда всё утихло в лесу, вдруг раздался грозный рёв, словно гром грянул среди ночи.
Что случилось?
Это спросонья зарычал Лев — плохой сон приснился ему.
Испуганные звери повыскакивали из своих нор, птицы вспорхнули с насиженных мест.
Проснулся и Комар. Досадно стало ему, что Лев нарушил его сладкий сон. И решил Комар отомстить Льву. Точит он свой хоботок, а сам приговаривает, похваляется:
— Лучше бы этому Льву не попадаться мне на глаза, а то плохо ему будет!
Услышал Лев эти слова, в ярость пришёл:
— Мне, царю зверей, грозит какой-то Комаришка! Да я его раздавлю, он и пикнуть не успеет!
Взвился Комар, расправил крылышки и впился прямо в нос Льву.
Завыл Лев от боли. Он и катался по земле, и царапал когтями нос, а Комар цел-невредим. Ещё пуще жалит.
— Пусти меня, сдаюсь, ты осилил меня! — заревел Лев.
Отпустил Комар могучего Льва и полетел по лесу хвастать всем о своей победе.
— Я сильнее самого царя зверей — Льва! — трубил он. — Никому не одолеть меня.
И совсем забыл Комар-хвастун о Пауке.
Расхвастался Комар, загордился. Закружилась у него от радости голова, и залетел он прямо в сеть к Пауку. Тут и пришёл конец Комару-хвастуну.

Лисица и маска

Лисица и маска

«Басни» Эзопа

Лиса забралась в мастерскую лепщика и обшарила все, что там было.
И тут ей попалась трагическая маска. Подняла ее лисица и сказала: «Какая голова, а мозгу в ней нет!»
Басня относится к человеку, который телом величествен, а душой неразумен.

Ворон с чайкой

Ворон с чайкой

Эскимосская сказка

У ворона с чайкой яранги далеко одна от другой находились. Пошел ворон к чайке в гости. Пришел, видит: пять дочерей чайки около яранги играют. Ворон старшей девушке сказал:
— Как тебя зовут?
Девушка ответила:
— Мамана!
— А других?
— Мы все Маманы!
— Твоих отца и мать как зовут?
— Маманами!
Вошел ворон в ярангу. Чайка-хозяин радушно ворона встретил, жене своей сказал:
— Свари еды для госта!
Высунулась его жена из яранги, позвала:
— Маман!
Вошла старшая дочь. Мать тотчас убила ее, принялась разделывать, да так, чтобы кровь не капнула и шкура не порвалась. Стала варить. Шкуру, как спящего ребенка, у задней стены положила. Когда сварилась еда, стал ворон есть, все съел, ни капли не оставил. Зовет чайка дочь:
— Маман, дай тряпку-травянку, чтобы гость вытерся.
Села девушка, тряпку отдала, из яранги бегом выскочила. Когда собрался ворон в обратный путь, чайка-хозяин сказал ему:
— Я тоже к тебе приду.
Вышел ворон. Пришел домой, своей жене сказал:
— Когда чайка придет, старшую дочь позови, убей ее, разделай, свари. Ее шкуру у задней стены положи. Чайка кончит есть, скажи девушке: «Тряпку-травянку дай!» А вы, дочки, когда чайка спросит, как зовут, отвечайте, что все мы Маманы.
На следующий день чайка-хозяин пошел к ворону. Приходит, видит; на улице около яранги его дочери играют. Старшую спросил:
— Как тебя зовут?
— Я Мамана!
— А других?
— Мы все Маманы!
— Вашу мать, вашего отца как зовут?
— Они Маманы.
Вошел чайка-хозяин в ярангу. Встретил его ворон радушно, жене своей сказал:
— Свари для гостя еды!
Высунулась его жена из яранги и позвала:
— Маман!
Пришла старшая дочь. Убила ее мать. Принялась разделывать, да так, чтобы кровь не капнула, шкура не порвалась. Кончила, положила ее шкуру в угол, как спящего ребенка. Стала варить. Недоваренным мясо вынула. Дала чайке. Чайка-гость все не съел. Позвала ворониха свою дочь:
— Маман! Дай гостю тряпку-травянку!
Не отозвалась дочка. Еще громче позвала:
— Маман! Тряпку дай!
Заплакали ворон с женой. Чайка-гость выскочил, поспешно домой ушел. Пришел, детей взял, жену взял, обо всем им. рассказал. Убежали чайки на берег. С тех пор стали жить в воде. Ворон свою дочь, оказывается, убил. Тьфу.

О том, как у гиены умер сын

Об одной неблагоразумной куропатке

Сказка амхара

У гиены умер сын, и она послала к ослам гонца, чтобы он сообщил им об этом и пригласил их на похороны.
Собрались ослы и стали рассуждать:
— Если мы не пойдем на похороны, гиена поссорится с нами. Если же мы пойдем, она съест нас. Как нам быть?
Но потом они решили: «Чем ссориться с гиеной, лучше уж пусть она нас съест»,— и, одевшись, отправились к гиене.
Когда они подошли к тому месту, где оплакивали сына гиены, один из ослов вышел и стал причитать:

Твои зубы сломают любую кость,
В любую темень тебе не страшны колючки.
Какое бы черное мясо ты ни ела,
Навоз у тебя светлый.
Что случилось с твоим сыном?

А гиена подхватила:

Ты хорошо сказал.
Ты хорошо причитал.
Но что будут есть все те,
Кто пришли на похороны?

Когда ослы поняли, что гиена их не помилует, они стали совещаться, как им быть. А среди них был осленок, у которого умерла мать, и они решили отдать его гиене и откупиться. Осленок же, услышав, что говорят о нем, убежал.
Тогда ослы опечалились и опять стали совещаться.
— Что поделаешь, придется нам отдать гиенам свои верхние губы, и тогда мы сможем уйти,— сказал один осел, и они, согласившись, тут же обратились к гиене:
— Ну, в таком случае бери наши верхние губы.
И гиена сделала так, как они сказали ей. Она откусила им верхние губы и отпустила их.
На третий день один из ослов сказал:
— Ведь сегодня день оплакивания. Давайте пойдем к могиле сына госпожи гиены.
Все согласились и, когда подошли к могиле, увидели госпожу гиену, которая оплакивала сына.
Когда госпожа гиена увидела обнаженные верхние десны и зубы ослов, ей показалось, что они смеются.
— Мое горе — для вас радость. У меня умер сын, а вы пришли и смеетесь! — воскликнула она и в гневе сказала своим соплеменникам:
— А ну-ка, разделайтесь с ними!
И тут соплеменники гиены набросились на ослов и разорвали их на части.
Так рассказывают.
Сколько перед врагом ни заискивай, все равно не избежать его нападения.

Об одной неблагоразумной куропатке

Об одной неблагоразумной куропатке

Сказка амхара

Одну куропатку обидели, и она пошла жаловаться судье. По дороге ей повстречалась высокая гора, и она стала рассказывать горе, почему она решила идти к судье:
— Видишь ли, у меня до сих пор нет детей. А это потому, что всякий раз, когда я снесу яйца и собираюсь вывести птенцов, дети человека выслеживают место, куда я доложила яйца, и забирают их. Вот я и хочу пожаловаться судье, чтобы в будущем это больше не повторилось.
Поделившись своим горем с горой, она попросила ее дать ей совет. И гора ответила ей:
— Разве сейчас есть справедливые судьи? Где ты найдешь справедливость? Если бы был справедливый судья, разве я стояла бы здесь, голая, возле города? У меня ведь нет и пяти локтей коленкора, чтобы прикрыться, когда по ночам выпадает иней или идет дождь или град, а днем палит солнце. О какой справедливости ты говоришь?! Лучше возвращайся домой и не теряй зря сил!
Но куропатка, решившая во что бы то ни стало добиться своего, опять пустилась в путь.
Встретился ей ободранный осел, везущий воду. Его хозяином был судья. Куропатка увидела осла и говорит ему:
— Дети человека все время крадут у меня яйца, а поэтому у меня нет детей. Я сейчас иду к судье, чтобы пожаловаться ему.
И куропатка попросила осла дать ей совет. А осел с удивлением отвечает ей:
— Я такой ободранный потому, что надо мной издеваются. Целый день на мне возят корм для мула, сено, воду, а стоит мне забраться в золу, чтобы отдохнуть и поваляться немного, как на меня начинают кричать: «Ах, ты, лентяй!» — и бьют нещадно палкой. А если я случайно попробую корм, который привожу для мула, меня тоже начинают ругать и бить палкой. А мой сын мул в это время наряжается в попону и украшения с вышивкой, и, когда у него спрашивают: «Ты чей сын?» — он отвечает: «Мой дядя — конь». Вот я и терплю все эти издевательства. Если бы судья был справедливый, разве он не облегчил бы мне жизнь? Сегодня же мой хозяин напился вина, и поэтому тебе лучше возвратиться домой, а то не ровен час он закусит тобой.
Куропатка же, не обратив внимания на его совет, вошла во двор дома судьи и не успела осмотреться, как слуга судьи поймал ее в ловушку и говорит:
— Хозяину повезло, что ты прилетела сейчас сюда.
Подавая ее хозяину, слуга сказал:
— Господин, вам повезло. Вот вам на закуску.
Тот, кто, спросив совета, не следует ему, расплачивается за это дорогой ценой.

Мышонок и сопка

Мышонок и сопка

Эскимосская сказка

Так, говорят, было. В конце чаплинской косы, за озером, не было раньше никакой сопки. И вдруг появилась. Назвали люди эту сопку Афсынахак — Мышонок. А произошло все вот как. Однажды маленький афсынахак — мышонок призадумался: «Почему про людей сказки рассказывают и песни поют, а про наше мышиное племя ничего хорошего не услышишь? Люди богатырями бывают, колдунами, храбрыми охотниками, бегунами, прыгунами. А мыши не бывают. Что надо сделать, чтобы про меня и про мой мышиный род слава среди людей пошла? А ну-ка перегрызу я это высоченное дерево, взвалю на спину да подниму на верхушку сопки. Пусть люди увидят наконец мышиного богатыря!»
И начал мышонок перегрызать дерево, начал раскачивать его из стороны в сторону. Только дерево никак не падает. Еще яростнее стал грызть, покачнулось дерево и упало. Обрадовался было мышонок, да увидел, что не дерево он повалил, а высокую травинку. Стыдно стало мышонку, неловко. Он подумал: «Хорошо, что соседи не видели, а то засмеяли бы! Но что же мне такое сделать, чтобы весь мир удивить?» И вот побежал он по тундре, а перед ним большущее озеро. Мышонок подумал: «Вот переплыву через это озеро, сяду на другом берегу, буду сушить свою кухлянку, штаны и торбаза. Увидят меня люди и скажут: «Вот так пловец! Какое озеро переплыл!» Будут обо мне сказки рассказывать и песни петь».
И вот поплыл мышонок через озеро, чуть посредине не утонул. Еле-еле до другого берега доплыл, стал одежду сушить. Сидит на камешке, видит — человек идет. Идет и следы на сырой земле оставляет, а на месте каждого следа большое озеро появляется. «Вот, оказывается, через какое озеро я переплыл», — подумал мышонок, и так ему обидно стало, что такой он маленький!
Надел мышонок непросохшую одежду и отправился к круглой сопке. Остановился перед сопкой, вспомнил свои неудачи, да так рассердился, что чуть не заплакал. Подбежал тут мышонок к сопке, взвалил ее сгоряча на спину и понес в северную сторону. Нес, нее, устал. Посмотрел вперед, а там поселок Тыфляк виднеется. Мышонок подумал: «Зайду в Тыфляк, передохну. Увидят меня люди и скажут: «Ого, какой богатырь, сопку принес!» Будут обо мне сказки рассказывать и песни петь!» Тряхнул мышонок сопку, чтобы удобнее нести. От сотрясения отвалился от сопки камешек да и угодил мышонку в голову. Присел мышонок от боли, силы потерял. Тут его сопка и придавила. С тех пор эскимосы называют эту сопку Афсынахак — Мышонок. Все. Конец.

Волк и лошадь

Волк и лошадь

Албанская сказка

Бегал однажды волк по горам и увидел лошадь, которая мирно паслась в долине, пощипывая травку. Волк был очень голоден и решил ее съесть. Но едва он приблизился к лошади, рыча и скаля зубы, как она подняла голову и сказала:
— Прошу тебя, волк, окажи такую милость, вытащи мне гвоздь из копыта, а то кузнец плохо подковал меня, вбил слишком большой гвоздь, и теперь мне больно наступать на ногу. А после этого можешь съесть меня, если хочешь.
Волку стало любопытно посмотреть на гвоздь, и он спросил:
— А на какой ноге?
— Да вот на этой, — ответила лошадь, показывая на заднюю ногу. — Очень болит.
— Ну, подними копыто, я взгляну, что там.
Волк подошел поближе, вытянул морду, а лошадь взбрыкнула и со всего маху ударила его копытом прямо в лоб. Волк кубарем отлетел в сторону, а когда очнулся и пришел в себя, лошади и след простыл.
Долго потом болела у волка голова, и он, рыща по горам и долинам, повторял, досадуя на свою оплошность:
— Ведь есть у меня свое волчье ремесло, с ним тоже хлопот и беготни не оберешься. Зачем же мне еще понадобилось взваливать на свои плечи заботы кузнеца?