Тау-кве, тау-кве!

Тау-кве, тау-кве!

Бирманская сказка

Некогда в глухом лесу росло огромное старое дерево. На этом дереве жили голуби, попугаи и другие птицы — все парами. Только два обитателя дерева жили поодиночке — филин и большая ящерица.
Голуби и попугаи жили дружными семьями, растили детей и были счастливы. А у одиноких филина и ящерицы семей не было, жилось им скучно и тоскливо.
Однажды семейные обитатели дерева сказали филину и ящерице:
— Друзья! Разве хорошо жить в одиночестве, без семьи и детей? Поглядите на нас! Мы живем дружно и весело, у нас подрастают дети. Вам бы пожениться да завести детишек — всю тоску как рукой снимет!
Филин и ящерица поддались на уговоры и решили пожениться.
Однако семейная жизнь у них не ладилась. Филин весь день спал в дупле, а ночью кружил по лесу и искал себе пропитание. Только на рассвете он возвращался к жене и тут же забирался в дупло. А у ящерицы были совсем другие повадки: день и ночь она пряталась в дупле и вылезала лишь по вечерам, чтобы наловить мошек себе на ужин.
Филин презирал ящерицу за то, что она почти не вылезала из дупла, считал ее ленивой и глупой. Ящерица возмущалась, что филин по ночам бросает ее одну и забывает о своей жене.
Глядя на других птиц, которые по ночам спали в своих уютных гнездышках, ящерица думала о том, что после замужества ее жизнь совсем не изменилась. Ей было так же скучно и безрадостно.
Хотя филин и ящерица жили не так дружно и счастливо, как их соседи, вскоре у них родился сын.
Отец с матерью очень любили единственного сына. А когда он подрос, каждый принялся воспитывать его по-своему. Филин по ночам говорил сыну:
— Твоя мать очень ленива, глупа и неряшлива. Смотри, не проводи всю жизнь в дупле, как она. Лучше бери пример с меня: по ночам вылетай в лес с друзьями-товарищами, ищи себе пищу и гуляй на воле. Помни, что ты — сын филина и потому должен кричать как все филины: «Зи-кве, зи-кве!»
А когда филин улетал, ящерица говорила сыну:
— Смотри, не веди себя, как твой безрассудный отец, — не улетай ночью из дому! Как и твоя мать, ты должен жить достойной жизнью: и ночью и днем сидеть в дупле, только иногда выбираться наружу в поисках пищи. Помни, что ты сын ящерицы и должен кричать, как мы: «Тау-те, тау-те!»
У бедного сына, которого мать учила одному, а отец — другому, все в голове перепуталось, и он не мог научиться кричать ни «зи-кве», ни «тау-те».
А когда он вырос, ему пришлось совсем тяжело. Если он кричал «зи-кве», мать сердилась на него. А когда он кричал «тау-те», то гневался отец. Тогда пришлось ему кричать «тау-кве, тау-кве», чтобы угодить и отцу, и матери.
Вот как бывает в недружных семьях.

Два козла

Два козла

Сказка амхара, Эфиопия

На перевале, на вершине горы, встретились два козла. Перевал был узким, и они не могли там разминуться. Повернуть назад также было невозможно, и они очень перепугались. Вверх нельзя было подняться из-за того, что гора была очень крутой, вниз невозможно было спуститься из-за отвесного ската.
Так эти козлы вот что сделали: один из них осторожно прижался к склону и лег на землю, а другой осторожно и спокойно перешагнул через своего друга и последовал дальше. После этого они как ни в чем не бывало, прыгая с камня на камень, добрались до горных лугов и стали щипать траву.
Два других козла также поднимались в гору и встретились у гордой речки. В том месте через речку было перекинуто бревно, по которому можно было перейти с одного берега на другой. Спесивые козлы стояли на бревне, не желая уступить друг другу дорогу, и спорили между собой. Наконец они сцепились и, сорвавшись с бревна, полетели в воду. Но и в воде они продолжали драться, пока оба не утонули.
Уступи они друг другу дорогу — остались бы живы.

Черепаха и плод

Черепаха и плод

Бразильская сказка

Было это во время сильного голода. Только одно-единственное дерево во к всем лесу стояло усыпанное спелыми плодами. Ходят звери вокруг да около, а есть не решаются: не знают, что за плоды и какое им название. Вот собрались звери все вместе и отправили посланца на небо — спросить у бога, как зовутся плоды. Сказал бог название плода, и зверек, чтобы не забыть, пошел, напевая:

Мусса, мусса, мусса,
Муссангамбира, муссауэ.

Поблизости жила старая колдунья. Когда зверек проходил мимо дома старухи, она спросила его, какими он здесь судьбами и что делает. Зверек рассказал ей, в чем дело. Ведьма, которая была очень злой, запела:

Мунга, селенга, ингамбела,
Вина, кивина, вининим…

Зверек сбился и забыл название, которое узнал на небе. Отправился к богу другой зверек, и с ним случилось то же, что и с первым. Такая же участь постигла и многих других, отправлявшихся на небо, чтоб узнать название плода, — старуха запутывала их своей песней, и они забывали название. Наконец настал черед черепахи. Бог сказал ей название плода, и она не спеша двинулась в обратный путь, напевая:

Мусса, мусса, мусса,
Муссангамбира, муссауэ.

Проходит она мимо дома колдуньи, а та уже тут как тут. Спрашивает:
— Куда идешь, черепаха?
А черепаха знай себе поет свою песню и никакого внимания на старуху не обращает.
Колдунья снова к ней:
— Куда идешь, черепаха?
А черепаха продолжает петь. Старуха запела:

Мунга, селенга, ингамбела,
Вина, кивина, вининим…

А черепаха и ухом не повела. Не сбивается, ползет себе и поет имя плода. Рассердилась старуха. Схватила черепаху и изо всех сил швырнула ее спиной оземь. Черепаха перевернулась и сказала:
— Прочь отсюда!
И продолжала свой путь, не позабыв названия плода. Еще много раз швыряла черепаху старуха, но, видя, что ничего у нее не получается, ушла, чуть не лопнув от ярости. Пришла черепаха в лес и сказала зверям, как называется плод. Обрадовались звери и очень благодарили черепаху за услугу, которую она им оказала. Но так и остался панцирь у бедняги весь в трещинах от ударов, которыми ее наградила старая колдунья. Эти трещины и по сей день заметны.

Бычок и лисичка

Бычок и лисичка

Эскимосская сказка

Шла однажды маленькая лисичка по берегу озера, а в это время бычок из воды высунулся. Лисичка запела ему:

Быче-быче-бычок,
Большепузый!
Быче-быче-бычок,
Большеротый!
А костями давишься!

Бычок ей отвечает:

Глаза твои круглые,
Волосы твои косматые!

Заплакала маленькая лисичка и убежала. Мать дома спрашивает ее:
— Чего ты плачешь?
— Как же мне не плакать? — отвечает. — Бычок сказал мне, что глаза у меня круглые, волосы косматые.
Мать ей говорит:
— Ты, наверное, сама первая ему что-нибудь сказала!
Лисичка ответила:
— Да я ему только всего и сказала: большепузый, большеротый!

Они погибли потому, что не было согласия

Они погибли потому, что не было согласия

Сказка амхара, Эфиопия

Вошь, блоха и клоп подружились и отправились в путь. Дорога их лежала через пустыню, и всех троих мучила жажда. Но вот вдали показался родник. Один человек дал им калебасу, и они решили пойти и набрать в нее воды. Однако каждый из них боялся пойти, и они начали спорить, кому пойти за водой.
Вначале решили, что пойдет блоха. Тогда блоха сказала:
— Вы знаете, какая я игривая. Когда я стану прыгать, калебаса разобьется и я только опозорюсь.
Тогда решили, что пойдет вошь, но та сказала:
— Ни в коем случае! При моей медлительности я не только сегодня, но и завтра не дойду до родника. Лучше, если вместо меня пойдет клоп.
Клоп подумал немного, поразмыслил и говорит:
— Где уж мне, вонючему, в такую жару добраться до родника! Я же умру от теплового удара!
Так они спорили, спорили и в конце концов все умерли от жажды.
Какая польза от споров! Не лучше ли, оставив в стороне разногласия, дружно взяться за дело?

Братец Куст

Братец Куст

Бразильская сказка

Как-то раз, неизвестно из-за чего, вышла у обезьяны с ягуаром ссора. С той поры ягуар только и мечтал расправиться с обезьяной, но та не очень-то попадалась ему на глаза.
Тут наступила засуха, и пересохли вокруг все ручьи и реки.
«Ага, — обрадовался ягуар, — теперь обезьяна от меня не уйдет!»
Он отправился к единственному ручейку, где вода еще не совсем высохла — туда все звери теперь сходились на водопой, — притаился неподалеку и стал поджидать обезьяну. Пришла обезьяна напиться и только чудом спаслась от ягуаровых когтей. До смерти напугалась обезьяна и стала думать, как бы ей избавиться от ягуара. Вдруг видит она, едет крестьянин и везет тыквы с медом. Залезла обезьяна в повозку, вымазалась медом с ног до головы, а потом вывалялась в куче листьев и пошла проказничать по свету. Вскоре среди зверей пронесся слух, что появился новый зверь и зовут его Братец Куст. А обезьяна тем временем напилась воды, и никто ее не тронул. Ягуар только спросил ее, кто она такая. А обезьяна ему отвечает:

Я — Братец Куст, я — Братец Куст.
Едва я из ручья напьюсь,
Как на глазах переменюсь.

И в самом деле, опали с обезьяны все листья, а вместе с листьями и все волосы у нее вылезли. Пришла обезьяна напиться, и опять ее спрашивают звери, кто она такая.
А она им отвечает:

Я — голый Куст, я — голый Куст,
Едва я из ручья напьюсь,
Как на глазах переменюсь…
И я здесь был,
И воду пил,
И всех перехитрил!

Уж было тут хохоту среди зверей! А обезьяна напилась себе и ушла, довольная.

Урубу и жаба

Урубу и жаба

Бразильская сказка

Урубу с жабой были приглашены в гости на небо. Пришел урубу к жабе и стал ее поддразнивать:
— Кумушка жаба, я знаю, что тебя пригласили в гости на небо, и хочу пойти с тобой.
— Пригласили, а как же иначе, — сказала жаба, — пойдем, но только ты возьми с собой гитару.
— Обязательно возьму, — говорит урубу, — а ты уж тогда возьми с собой бубен.
И он удалился, пообещав в день праздника зайти за жабой. Явился урубу к жабе, а та зовет его в дом взглянуть на кума и крестников. Занялся урубу с жабьими детишками, а жаба в это время залезла в гитару и кричит будто издали:
— Куманек, я ведь быстро ходить не могу, так я уж пойду потихоньку вперед!
А сама сидит себе в гитаре. Немного погодя прощается урубу с жабьим семейством, берет гитару и отправляется в путь-дорогу. Добрался он до неба, а там все его спрашивают, почему жаба с ним не пришла.
— Вот еще! Да этой дурехе сюда и не добраться, — отвечает урубу, — она и по земле-то еле-еле шлепает, где уж ей летать!
Тут гостей пригласили к столу, урубу положил свою гитару и тоже пошел за стол садиться.
Стали гости выпивать и закусывать, а жаба тем временем незаметно вылезла из гитары и говорит:
— А вот и я!
Все очень удивились, что жаба всё-таки добралась до неба. Начали гости танцевать и веселиться, а после самбы стали собираться по домам. Видя, что урубу что-то зазевался, жаба улучила минутку и опять в гитару спряталась.
Попрощался урубу с хозяевами — и в обратный путь, на землю. Летит он, а жаба возьми да зашевелись в гитаре. Урубу недолго думая перевернул гитару отверстием вниз, жаба и вывалилась из нее. Падает и кричит:
— Эй, камень, прочь с дороги, а то зашибу!
«Ишь ты! — думает урубу. — Здорово научилась летать кума жаба!»
А жаба плюх на землю, вся как есть, бедняга, разбилась и с тех пор так и ходит сплющенная.

Петух, свинья, коза и осел

Петух, свинья, коза и осел

Абхазская сказка

В одном селе жила вдова. У нее были коза, свинья, осел и петух. На осле вдова возила дрова и кукурузу; коза приносила ей козлят: и давала молоко; свинья плодила поросят, а петух стерег цыплят. Когда цыплята, козлята и поросята подрастали, вдова их продавала пли резала для себя. Она всегда ела мясо и яйца, пила молоко, а кроме того, выручала много денег.
Однажды осел, спасаясь от жары, зашел в дом. Там на полке он увидел кувшин с кислым молоком, и захотелось ему поесть кислого молока. Но только он засунул в молоко морду, как вернулась хозяйка, схватила палку, выгнала осла и жестоко его избила. Очень обиделся осел на хозяйку и сказал ей:
— Я все время служил тебе, ходил на мельницу, таскал дрова из лесу, а ты бьешь меня. За что? За то, что я выпил немного молока! Не хочу я после этого оставаться у тебя!
Повернулся осел и пошел со двора куда глаза глядят.
На другой день свинья, изголодавшись, стала рыть землю во дворе. Увидела это хозяйка и принялась швырять в свинью острыми камнями. До крови изранила она ее и прогнала прочь со двора. Обозленная свинья спросила:
— Сколько я принесла тебе поросят? Ты, наверное, уже забыла? Конечно, теперь, когда ты их продала, зачем я тебе нужна?! — И побежала она вслед за ослом, догнала его и спрашивает:
— Куда ты идешь?
— Иду куда глаза глядят, только бы уйти подальше от неблагодарной хозяйки,— ответил осел.
— Возьми меня с собой,— попросила свинья.— И я ненавижу эту женщину!
Согласился осел и вместе со свиньей отправился дальше.
Тем временем вдова заметила, что в огород забралась коза и ест фасоль.
— Ах, чтоб тебя волки съели! — закричала вдова, поспешив в огород. Там она вывернула один из кольев, подпиравших вьющиеся стебли фасоли, и что было силы ударила козу. Отбежала коза в сторону и говорит:
— Из-за такого пустяка ты больно ударила меня, а то добро, что я для тебя сделала, ты, конечно, забыла. Теперь не увидишь меня здесь!
Сказала так коза и ушла со двора. Быстро нагнала она осла и свинью и спрашивает их:
— Куда идете?
— Идем куда глаза глядят,— ответили ей друзья.
— Пойду и я с вами,— сказала коза.
К вдове пришел желанный гость. Решила она зарезать петуха. Но петух, увидев нож, испугался и полетел со двора прочь.
Летит он, летит и заметил вдали осла, козу и свинью. Подлетел к ним и говорит:
— Добрый день, друзья!
— И тебе добро увидеть! Куда летишь, петух? — спросили путники.
— Куда глаза глядят,— ответил петух.
— Тогда идем с нами,—— приветливо сказали ему осел, свинья и коза.
Пошли дальше все вместе—-осел, свинья, коза и петух.
Когда стало темнеть, остановились они переночевать в лесу. Петух взлетел на самую верхушку дерева, коза вскарабкалась на нижние ветки, а свинья и осел расположились под деревом.
Ночью шакалы почуяли добычу. Они послали лисиц за мясом. Но петух вовремя увидел их, захлопал крыльями и начал громко кукарекать. Лисицы испугались и убежали обратно.
— Ну, что сделали? — спрашивают их шакалы.
— Еле-еле сами спаслись,— ответили перепуганные лисицы.
— Выходит, напрасно только бегали,—- недовольно заворчали шакалы.—- А ну, попытайтесь еще раз, авось добудете мясо!
Изо всех сил старались угодить шакалам лисицы, но опять постигла их неудача. Осел, заметив приближение врагов, заорал так громко, что лисицы с перепугу еле ноги унесли.
— Где же ваша добыча? — спросили их шакалы.
— Какая там добыча? — ответили лисицы — Они все разом подняли такой ужасный крик, что мы пустились наутек:
Не поверили шакалы лисицам и послали с ними одного из своих храбрецов. Когда хищники приблизились к животным, стало уже светать. Свинья рыла землю, коза бродила между колючек, а осел и петух забрались в кусты.
— Наверное, они ищут нас,— подумали лисицы и со страху бросились бежать. А осел, едва только увидел шакала, упал на землю и притворился дохлым. Подошел к нему шакал и собрался уже разинуть пасть, но тут свинья так ударила хищника рылом под брюхо, что тот замертво упал на землю. А коза подхватила шакала на рога, и он тут же нашел свою смерть.
Отдохнули друзья и снова двинулись в путь. Долго шли они и наконец вышли на большую поляну, посреди которой стоял дом. Душистая трава покрывала поляну, а вокруг с деревьев свисали крупные кисти винограда.
Проголодавшиеся путники с жадностью принялись за еду. Осел и коза щипалп траву, петух взлетел на дерево и стал клевать виноград, а свинья нашла в земле много кореньев.
Вдруг петух заметил адауы, возвращающегося из лесу домой. Друзья бросились в дом, чтобы спрятаться. Впопыхах они все испачкали и перевернули, но не нашли такого места, где можно было бы спрятаться. Метались они туда-сюда и наконец забрались на чердак.
Вошел адауы в свой дом и ахнул: такого беспорядка никогда в доме не было. В гневе хозяин стал искать виновников. И, может быть, нашел бы их скоро, да под ослом проломилась доска, и он рухнул вниз прямо на адауы. Вслед за ним свалились свинья и коза, а напоследок слетел и петух. Испуганный адауы подумал, что его хотят съесть, со всех ног бросился бежать в лес и больше оттуда не вернулся.
Так петух, свинья, козел и осел спаслись от врагов и завладели богатством адауы.

Курица, петух и лиса

Курица, петух и лиса

Албанская сказка

Жили-были петух с курицей. Случился в тех местах неурожай, и пришлось петуху с курицей туго.
— Что за жизнь, — жаловались они друг другу. — Сколько раз нужно наклоняться, лапами землю разгребать, чтобы найти одно-единственное зернышко!
Решили петух с курицей переселиться куда-нибудь в другое место, к примеру, в Призрен, где в тот год выдался хороший урожай. Думать долго не стали, собрались и отправились в путь.
Шли, шли и по дороге у Моста Проклятий повстречали лису.
— Куда это вы направляетесь? — удивилась лиса.
— Мы идем в Призрен, — с достоинством ответил петух.
— Зачем? — спросила лиса.
— Надоело нам по сто раз нагибаться, чтобы одно зернышко найти, а в Призрене, говорят, в этом году хороший урожай. Лучше мы будем жить в Призрене.
— Ну, если там хороший урожай, и я пойду с вами, — решила лиса.
— Нет, тебе нельзя идти с нами, — возразил петух.
— Почему же?
— Потому что ты нас съешь.
Лиса сказала:
— Нет, если вы не будете нарушать законы, я вас никогда не съем.
Дальше они отправились вместе. Шли, шли, лиса и спрашивает:
— Петух, взгляни-ка на часы, сколько сейчас времени, не пора ли обедать?
— У меня нет часов, — ответил петух.
Лиса чуть не подскочила от изумления:
— Что-о?! У тебя нет часов? Откуда же ты знаешь, когда надо петь по утрам? Люди слышат, как ты поешь, просыпаются, омывают руки и ноги перед молитвой, готовят еду, завтракают, идут работать, и все только потому, что ты поднял их своим пением! Как же ты смеешь беспокоить и вводить в заблуждение людей, если не знаешь, сколько времени и когда надо петь? Нет, это не годится. Ты нарушаешь закон.
Лиса бросилась на петуха, схватила его и съела.
Курица перепугалась, заметалась, закудахтала.
— Да перестань ты, — сказала ей лиса. — Уши разболелись от твоего кудахтанья. Можешь не беспокоиться, ты мне вообще не нужна. Тебя я не трону, а петух нарушил закон.
И снова пошли они вместе. Немного не доходя до Призрена лиса и говорит:
— Курица, а курица!
— Квох! — отозвалась та.
— Почем сейчас на базаре куриные яйца? Дают за одно яйцо пятьдесят грошей?
— Не-ет, — огорченно ответила курица.
— А сколько дают?
— Когда два, когда четыре гроша.
— Ай-ай-ай, — сказала лиса. — И чтобы принести яйцо, цена которому всего-то два гроша, ты кудахчешь так, что слышно на другом конце деревни? Я вот, например, каждый год приношу по два-три детеныша. Лисья шкура, сама знаешь, стоит лиру золотом. Но я сижу тихонько в своей норе, никто моего и голоса не слышит, когда я рожаю лисенка. Ты же скольких людей беспокоишь и лишаешь сна своим кудахтаньем — и все из-за чего? Из-за каких-то двух грошей! Ты нарушаешь закон, курица, — заключила лиса.
С этими словами она бросилась на курицу, съела ее и убежала в горы.

О том, что человек не должен предполагать того, чего не знает

О том, что человек не должен предполагать того, чего не знает

Из «Римских деяний»

Жил некий царь; он до того любил маленьких собачек, которые звонко лают, что разрешал им спать у себя на коленях и на коленях же своих их кормил. Собачки привыкли так спать и есть и нигде больше не хотели лежать, а лапы свои клали царю на шею. Ему же это нравилось, и он забавлялся своими собачками. Глядя на все это, осел рассуждал сам с собой так: «Если я буду петь и плясать перед царем и положу на шею ему ноги, он будет давать мне лакомства и позволит спать на своей постели». С такими думами он вышел из своего стойла, вошел в залу и начал петь и танцевать перед царем, а затем подбежал и положил ему ноги на шею. Слуги, увидя это, подумали, что осел взбесился, схватили его, примерно отлупили и отвели обратно в стойло.