Гиена и осел

Гиена и осел

Сказка амхара (Эфиопия)

Гиена и осел, томимые жаждой, спустились к роке. Гиена, у которой пересохло в глотке, не хотела есть до тех пор, пока не напьется. Когда они достигли реки, гиена расположилась выше по течению, а осел — ниже. Утолив жажду, гиена сказала с гневом:
— Что ты мутишь воду и не даешь напиться?
— Но ведь вода течет вниз, в мою сторону, а не в твою,— ответил осел.
— Heт, она течет вверх, в мою сторону,— упорствовала гиена.
— О, гиена! — воскликнул тогда осел.— Коль ты решила съесть меня, то ешь и не ищи предлога.

Олень и ягуар

Олень и ягуар

Бразильская сказка

Олень сказал:
— Я очень устал, мне нужно пристанище; поищу-ка подходящее место и построю себе дом.
Он пошел на берег реки, нашел хорошее местечко и сказал:
— Вот тут и построю.
Ягуар тоже сказал:
— Я очень устал, мне нужно пристанище; вот найду подходящее место и построю себе дом.
Пошел искать и, дойдя до того места на берегу реки, которое только что облюбовал олень, сказал:
— Хорошее местечко; здесь вот и построю дом.
На другой день пришел олень на это место, выполол траву и вырубил кустарник.
На третий день пришел ягуар на это место, посмотрел и сказал;
— Видно, Тупá, бог грома и молнии, мне помогает. Он любит, когда дикую землю обрабатывают. — Поставил столбы, начал делать дом.
На четвертый день пришел олень, посмотрел и сказал:
— Видно, бог Тупа мне помогает. — Покрыл крышу пальмовыми листьями и травой и разделил дом на две части — одну для себя, другую для бога Тупа.
На пятый день пришел ягуар, посмотрел — дом ему понравился. Перебрался, занял одну половину и улегся спать.
На шестой день пришел олень и занял другую половину.
На седьмой день проснулись, встретились, и ягуар сказал оленю:
— Так это ты мне помогал?
Олень отвечал:
— Я и есть.
Ягуар сказал:
— Ну что ж, тогда давай жить вместе.
Олень отвечал:
— Давай.
На восьмой день ягуар сказал:
— Пойду на охоту. Ты пообдери пни, запасись топливом, водой: я, верно, приду голодный.
Он пошел на охоту, убил большого оленя, притащил домой и сказал своему приятелю:
— Ну, не мешкай, давай обедать.
Олень не стал мешкать, но есть не захотел, опечалился и в ту ночь совсем не спал — боялся, как бы ягуар не напал на него.
На девятый день олень пошел на охоту и встретил по дороге сначала другого ягуара, а потом муравьеда-тамандуá. Это зверь хоть и беззубый, но все другие звери его боятся и избегают с ним встречи, потому что у него когти такие крепкие и острые, что если он кого обнимет да эти когти в тело вонзит — так тут тебе и крышка; так что даже ягуары его уважают и обходят стороной. Повстречавшись с тамандуа, олень сказал ему:
— Я только что встретил одного ягуара, так он очень плохо о тебе отзывался.
Тамандуа пошел вслед за ягуаром, подстерег его, когда тот царапал какое-то дерево, подошел сзади, обхватил, всадил в него свои когти — ягуар сразу испустил дух.
Олень приволок мертвого ягуара домой и сказал своему приятелю:
— Ну, вот и дичь; не мешкай, давай обедать.
Ягуар не мешкал, но опечалился и есть не захотел.
В эту ночь оба не спали; ягуар опасался оленя, а олень — ягуара.
В полночь обоих одолел сон. Олень заснул, голова его стукнулась о жердяной настил — кррак! Ягуар испугался, подумал, что это олень уже собирается на него напасть, вскочил.
Олень услыхал стук, тоже испугался, и оба стрелой выбежали из дому и разбежались в разные стороны.

Лиса-хитрунья и чирки

Лиса-хитрунья и чирки

Эскимосская сказка

Однажды шла лиса вдоль берега. Шла, шла, байдару увидела. Повернулась в ее сторону и говорит гребцам таким важным голосом:
— А ну-ка, плывите ко мне поскорее, возьмите меня с собой! Давно я иду, сильно устала. Скорее плывите сюда! Знаете ведь, какая у меня сила.
Узнали гребцы лису-хитрунью и говорят ей:
— Эге, такой ты важный человек, а пешком идешь, а мы, ничтожные, на байдаре едем. Иди скорее, садись к нам!
Причалила байдара к берегу, полезла лиса-хитрунья с гордым видом в байдару. Села на середину байдары, руки-ноги скрестила, назад откинулась, от удовольствия глаза закрыла. Поплыли дальше. Немного погодя вдруг байдара зашумела и поднялась в воздух, а лиса-хитрунья в воде очутилась.
Что за чудеса! Байдарные гребцы утками-чирками оказались. Это они на своих крыльях лису везли. Почувствовала лиса холод во всем теле, до самых костей пробирает. Ай, ай, обманули ее утки-чирки! Ведь, кажется, недаром ее лиса-хитрунья зовут, а вот чирки похитрее оказались.
Повернулась лиса к своему намокшему хвосту и говорит:
— Помоги мне, хвост, до берега доплыть, а то ведь не дотянем до суши, утонем! Уж давай, поднатужься!
Намокла лиса, совсем погрузилась в воду. Вот ведь что чирки сделали! Едва-едва до суши добралась, на гальку выползла. Посмотрела на себя и не узнала. Как будто бы она какой-то тонкой тварью стала. Так ее всю шерсть облепила. Встала лиса на ноги, встряхнулась, и что было сил от стыда в тундру побежала.

Орел и черепаха

Старая лиса

Албанская сказка

Летал однажды орел по поднебесью. А по земле в это время ползала черепаха. Увидела она орла в облаках, посмотрела на него с завистью и подумала: «Если бы я могла хоть раз взлететь ввысь, как он! Больше мне ничего в жизни не было бы нужно».
Орел медленно сделал несколько больших кругов, спустился вниз и сел на камень возле черепахи.
— Почему ты смотрела на меня с такой завистью? — спросил он.
Черепаха ответила:
— Ты прав, я тебе завидую. Ты видишь с высоты всю землю, горы, долины, леса и реки! Тебе ли не радоваться жизни? А я с трудом волочу по земле свой панцирь и ничего интересного вокруг не вижу.
Тогда орел спросил черепаху:
— А ты хотела бы летать, как я?
Черепаха вздохнула:
— Ох! Разве я смогу когда-нибудь научиться летать? Разве наступит такой счастливый день? У меня ведь нет крыльев. Но ты, если бы захотел, мог бы удостоить меня такой чести.
— Что ты хочешь этим сказать? — удивился орел.
Черепаха ответила:
— Прошу тебя, посади меня на спину и отнеси в ясное небо! Если ты хоть раз не поднимешь меня в поднебесье, я просто умру от огорчения!
Орел согласился:
— Хорошо, давай полетаем, но ты уж смотри не пугайся, когда мы поднимемся вверх!
— Что ты? Я ничего не боюсь, — заверила его черепаха. — Сейчас я влезу тебе на спину.
— Нет, лучше я возьму тебя в лапы, так будет безопаснее, — ответил орел, — а то со спины ты можешь соскользнуть, упасть и разбиться.
Орел подхватил черепаху и взмыл ввысь. Долго парил он над горами и долинами, лесами и реками. Черепахе очень понравилось летать. Довольная, она совсем не испытывала страха.
Орел спросил:
— Как ты себя чувствуешь в воздухе, дорогая сестра?
Черепаха ответила:
— Прекрасно! Я думаю, что теперь смогу летать сама, без твоей помощи. Мне не хочется больше тебя затруднять.
Орел рассмеялся и сказал:
— Для меня летать совсем не трудно. А для тебя вообще невозможно, потому что у тебя нет крыльев.
Черепаха несколько раз взмахнула лапами и ответила:
— Нет, клянусь, я уже научилась летать. Теперь я смогу обойтись без твоей помощи.
Орел стал ее убеждать:
— Ошибаешься, сестра, летать ты не можешь. Но черепаха продолжала спорить:
— А ты отпусти меня и тогда сам увидишь, как я летаю. Орел удивился ее легкомыслию и сказал:
— Даже и не подумаю тебя отпускать, потому что твой панцирь расколется, а сама ты разобьешься.
Но черепаха продолжала настаивать на своем:
— Нет, нет, отпусти меня, я не упаду!
Долго спорил орел с черепахой, наконец, ему это надоело, и он сказал:
— Ладно, так и быть, отпускаю!
Он спустился поближе к земле и разжал когти. Черепаха взмахнула раз-другой лапами, перевернулась в воздухе и упала на землю. Панцирь раскололся, хлынула кровь. Черепаха жалобно застонала. Теперь она поняла, что ошиблась, но поняла слишком поздно.
Орел спустился рядом с ней на землю и спросил:
— Сильно ударилась, сестра?
Черепаха ответила:
— Ударилась насмерть.
Орел сказал:
— Сама виновата. Не надо было настаивать, чтобы я тебя отпустил.
Черепаха собрала последние силы и, превозмогая боль, прошептала:
— Да, ты прав. Я действительно просила тебя… Но я ведь не знала, что не смогу летать… А ты знал, так зачем же ты слушал мои глупости?..
И, тяжело вздохнув, она испустила дух.

Гиена и лошадь

Гиена и лошадь

Сказка амхара (Эфиопия)

Одна сильная лошадь заблудилась и осталась ночевать в лесу. Гиена почуяла запах лошади и стала подбираться к ней.
Тогда лошадь нашла яму, забралась в нее и стала поджидать гиену. Как только гиена подошла, лошадь подняла передние ноги и ударила гиену по голове, и та тут же свалилась замертво.
Если есть возможность, защищаясь, убить убийцу, ею надо воспользоваться.

О трех быках

О трех быках

Сказка амхара (Эфиопия)

Жили-были три быка: черный, рыжий и белый. Изнуренные тяжелым трудом в поле, они решили уйти от своего хозяина в саванну, туда, где есть сочная трава и родники. Долго и привольно жили они в саванне, защищаясь от диких зверей. Тело у них стало гладким, рога острыми, как копье, а в быстроте и ловкости они не уступали лесным зверям. Чтобы лучше защищаться от хищников, они все делали по очереди. Охраняя друг друга, они ели траву, пили воду, спали или отдыхали.
Однажды быков увидел лев. Испугавшись их крепких рогов и ловкости, он мирно приблизился к ним и, сделав вид будто хочет помочь им советом, сказал:
— Я спускался сейчас по этому откосу и принял белого быка за белую палатку, рыжего — за шэмму, а черного — за черную палатку. Поэтому, если бы ты, белый, отправился туда, где на белой земле растет белая трава и белые деревья, ты был бы похож на них. А тебе, черный, лучше было бы пастись там, где на черной земле растет сочная черная трава, где растут черные
деревья с черными листьями: ты слился бы с ними. Тебе же, рыжий, лучше будет там, где на рыжей земле растут рыжие цветы, рыжая трава и рыжие деревья. Для вашей безопасности ничего лучшего и не придумаешь.
После этого хитрого совета лев сказал им, куда надо идти.
Поверив ему, обманутые быки пошли туда, куда их направил лев. А лев, когда увидел, что быки разошлись в разные стороны, устроил засаду и растерзал их по одному. Так рассказывают.
Прежде чем следовать совету, надо узнать, кто тебе советует: друг или враг.

Черепаха и лисица

Черепаха и лисица

Бразильская сказка

Черепаха ушла в нору, заиграла на своей дудке и стала приплясывать:
— Фин, фин, фин, кулу; фон, фин, фин, кулу; фон, фин, кулу; фон, фин, те-теин, теин!
Лисица подошла к норе и позвала:
— Эй, черепаха!
Черепаха отозвалась:
— Угу!
Лисица сказала:
— Давай биться об заклад.
Черепаха согласилась:
— Можно. А какое условие?
Лисица немножко подумала:
— Ну, хоть кто храбрее, что ли.
Черепаха замотала головой:
— Нет, давай лучше так: кто дольше проживет без пищи. Идет?
Лисица вообще-то любила покушать, но решила, что как-нибудь выпутается:
— Идет!
Черепаха спросила:
— А кто начнет?
Лисица сказала поспешно:
— Лучше ты, черепаха.
Черепаха согласилась:
— Ну ладно, лисица, а сколько лет в норе не евши сидеть?
Лисица отвечала:
— Два года.
Ну вот и договорились. Лисица заткнула вход в нору, оставив черепаху внутри.
Потом она сказала:
— Ну, прощай, черепаха, я пошла.
И лисица ушла, но, когда минул год, пришла навестить черепаху. Она подошла к входу и позвала:
— Эй, черепаха!
Черепаха отозвалась:
— Ах, лисица! Скажи-ка, лисица, уже поспели плоды кажá, мои любимые?
Лисица отвечала:
— Нет еще, черепаха; деревья кажа еще только в цвету; прощай, черепаха, я пока пошла.
На следующий год, когда черепахе уже пришло время выходить наружу, лисица опять пришла, подошла к входу и окликнула пленницу.
Черепаха спросила:
— Поспели уже плоды кажа?
Лисица отвечала:
— Вот теперь да, черепаха, поспели; совсем уж поспели, падают, под деревом уже целая куча набралась.
Черепаха вышла из норы и сказала:
— Ну, лисица, теперь иди в нору ты.
Лисица спросила:
— А сколько лет мне сидеть?
Черепаха ответила:
— Четыре года.
Потом подтолкнула лисицу в нору, завалила выход и поплелась прочь.
Минул год, и черепаха приползла побеседовать с лисицей; села у входа и позвала:
— Эй, лисица!
Лисица отозвалась:
— Скажи, черепаха, ананасы уже поспели?
Черепаха отвечала:
— Да что ты! Еще только-только в сок входят! Ну я пошла, прощай, лисица.
Прошло еще два года, и черепаха снова собралась навестить лисицу. Прибыла на место. Позвала:
— Эй, лисица!
Молчание. Черепаха снова позвала. Молчание. Только мухи целой тучей вылетали из норы. Черепаха раскопала нору, сунула нос внутрь и сказала:
— Ну вот, теперь эта мошенница подохла!
Она вытащила дохлую лисицу из норы и все-таки на прощанье к ней обратилась:
— Ну разве я тебе, уважаемая лисица, не говорила? Раньше чем браться за дело, надо свою природу знать. Я-то ведь зиму сплю! То-то! Кишка тонка со мною тягаться! Ну, я пошла.
И, оставив дохлую лисицу у входа в нору, черепаха поплелась своим путем.

Птичка

Птичка

Эскимосская сказка

Птичку на севере зима застала. В разводьях птичка жила. Наконец к земле полетела. Прилетела в селение, а в этом селении голод был. Подлетела к первому жилищу, запела в отдушину:

Кто там в землянке, в землянке!
Пустите меня, внесите меня!
Не внесете — с голоду умрете,
А внесете — много еды получите!

Говорят люди в землянке:
— Давайте внесем.
Вышли, мертвую птичку увидели.
Внесли, положили. Немного погодя мертвая птичка промолвила:
— Ощипайте меня!
Ощипали ее, положили в сторонку. Немного погодя птичка говорит:
— Зарежьте меня!
Зарезали, опять в сторонку положили. Немного погодя птичка говорит:
— Варите меня!
Подвесили птичку над жирником в котелке с холодное водой. Как закипела вода, птичка и запела:

Варюсь, сжимаюсь
Под водою, над землею!

Вдруг выпрыгнула из котелка и вылетела на улицу. Посмотрели в котелок, а варева там нет. К другой землянке подлетела:

Кто там в землянке, в землянке!
Пустите меня, внесите меня!
Не внесете — с голоду умрете,
А внесете — много еды получите!

Говорят люди в землянке:
— Давай внесем!
Внесли мертвую птичку. Немного погодя птичка промолвила:
— Ощипайте меня!
Ощипали, в сторонку положили.
— Зарежьте меня!
Зарезали, в сторонку положили.
— Сварите меня!
Подвесили птичку над жирником в котелке с холодной водой. Как закипела вода, птичка и запела:

Варюсь, сжимаюсь
Под водою, над землею!

Вдруг выпрыгнула из котелка и улетела наружу. Посмотрели в котелок, а варева там нет.
Пошла женщина из первой землянки погостить к подруге.
Вдруг слышит на улице поет кто-то:

Кто там в землянке, в землянке!
Пустите меня, внесите меня!
Не внесете — с голоду умрете,
А внесете — много еды получите!

Говорят люди в землянке:
— Давай внесем!
Внесли птичку. Посмотрела на нее женщина, видит — та самая птичка, которая только что от них улетела.
Птичка промолвила:
— Ощипайте меня!
Ощипали, в сторонку положили.
— Зарежьте меня!
Зарезали, в сторонку положили.
— Сварите меня!
Подвесили птичку над жирником в котелке с холодной водой. Гостья сказала:
— Утром эта же птичка к нам прилетала. Положили мы ее в котелок вариться, закипела вода, а она вылетела и улетела. Лучше сразу же закройте котелок крышкой!
Закрыли котелок крышкой. Как закипела вода, птичка и запела:

Варюсь, сжимаюсь
Под водою, над землею!

Кончила птичка петь, хотела вылететь, но только об крышку ударилась. Опять запела:

Варюсь, сжимаюсь
Под водою, над землею!

Вспорхнула было, но только о крышку ударилась. Запела:

Варюсь, сжимаюсь
Под водою, над землею!

Не успела допеть. Сварилась. Когда сварилась, съели ее, только косточки оставили. Все.

Ласточка и птицы

Ласточка и птицы

«Басни» Эзопа

Как только зацвела омела, ласточка догадалась, какая в ней таится опасность для пернатых; и, собрав всех птиц, она стала их уговаривать.
«Лучше всего, — говорила она, — вовсе вырубить дубы, на которых растет омела, если же это невозможно, то нужно лететь к людям и умолять их не пользоваться силой омелы для охоты на птиц». Но птицы не поверили и осмеяли ее, и она просительницей полетела к людям. За ее сообразительность люди ее приняли и оставили жить у себя. Вот почему остальных птиц люди ловят и едят и только ласточку, просившую у них убежища, не трогают, позволяя ей спокойно гнездиться у них в домах.
Басня показывает: кто умеет предугадывать события, тот легко уберегается от опасностей.

Старая лиса

Старая лиса

Албанская сказка

Молодые лисицы всегда ходили на водопой к горному озеру, на дне которого бил родник, потому что нигде в округе воды больше не было. Местность была гористая, безводная, куда ни пойдешь, везде камни да сухой кустарник. Узнала медведица, куда лисицы ходят на водопой, и решила поживиться лисьим мясом. Дня не проходило, чтобы она не задрала двух-трех молоденьких лисичек.
Перепугались лисицы, от жажды истомились, а идти на водопой боятся: медведица притаилась в кустах и ждет их. Отправились они тогда к старой лисе за советом.
— Видно, смерть нам пришла, — пожаловались ей молодые лисицы. — Или мы попадем в лапы медведице и она задерет нас, или через несколько дней умрем от жажды. Дай нам совет, что делать, как беды избежать?
— Ладно, не горюйте, — успокоила их старая лиса. — Потерпите еще денек, и я вас от медведицы избавлю.
Взяла старая лиса посох и заковыляла к озеру. Уселась на берегу, хвост распушила, передние лапы на посохе скрестила, подбородок на них положила и сидит так, задумчиво на воду смотрит.
Медведица увидела лису, вылезла из кустов и стала над ней смеяться:
— А ты, старая, зачем сюда притащилась? Ведь еле ноги волочишь, а по горам вверх-вниз, наверно, немалый путь проделала? Холодной родниковой водицы захотела? А не боишься, что я тебя съем?
— Да ладно, что обо мне говорить, — спокойно ответила ей лиса. — Я уже старуха, мне ничего не надо. Я вот о другом думаю: как помочь твоей приятельнице, которая в беду попала?
— Какой приятельнице? В какую беду? — спросила медведица.
— А ты разве не видишь? Медведица, твоя приятельница, упала в воду, а я вот на нее смотрю и думаю, как ее оттуда вытащить?
— Где же она? — удивилась медведица.
Лиса заковыляла в сторону, а медведица уселась на ее место, взглянула на воду и увидела на гладкой поверхности озера свое отражение.
— Вот она! Теперь видишь? — спросила лиса.
— Вижу! — сказала медведица и зарычала. Та, другая медведица, в воде тоже ощерилась.
— Еще рычит на меня! — возмутилась медведица. — Сейчас я ей покажу!
И она с ревом прыгнула в воду. Место было глубокое, на дне острые камни. Вся ободранная, израненная и окоченевшая в ледяной воде, медведица не сумела выбраться на берег и утонула.
С тех пор молодые лисицы могли спокойно ходить на водопой.