Почему собака враг кошки, а кошка — враг мыши

Почему собака враг кошки, а кошка — враг мыши

Бразильская сказка

Раньше все звери были друзьями. Собака, кошка, мышь, овца, ягуар, лиса, сумчатая крыса, петух — все жили вместе и никогда не ссорились. И всеми управлял лев.
Однажды бог приказал льву освободить всех зверей и дать им всем вольную, чтобы они могли идти, куда захотят. Все звери этому очень обрадовались. Лев позвал самых резвых зверей и послал их разносить грамоты другим.
Коту он дал грамоту для собаки. Кот помчался изо всех сил. По дороге он встретил мышь, которая лакомилась медом.
— Дружище кот! Куда это ты бежишь сломя голову?
— Я бегу отдать эту грамоту собаке.
— И охота тебе мучиться! Лучше отдохни и попробуй меду. Вкусный!
Кот стал лизать мед и столько лизал и так ему понравилось, что под конец ему стало тошно и он заснул.
Мышь из любопытства стала рыться в сумке, которую кот нес через плечо, и нашла там какие-то бумаги. Она стала их грызть и грызла, грызла, грызла, пока от бумаги не остались одни клочки. Увидев, что она наделала, мышь выскочила из сумки и удрала в лес.
Кот, проснувшись, пустился что было мочи искать собаку и, найдя ее, отдал ей бумагу. Собака собралась читать и обнаружила, что все изглодано и изорвано. Теперь собака не могла доказать человеку, что она свободный зверь, С тех пор собака стала смертельным врагом кота и при каждом удобном случае гонится за ним, чтобы убить. А кот, в свою очередь, зная, что всему виною — мышь, думает только о том, как бы отомстить ей и загрызть ее.
Так они враждуют до сегодняшнего дня.

Лошадь, корова и овца

Лошадь, корова и овца

Сказка амхара

На одном лугу неподалеку от поля паслись лошадь, корова и овца. Однажды лошадь возгордилась и не захотела пастись вместе со своими товарищами.
— Разве не почетно возить на своей спине господина и госпожу? Разве не я вожу в коляске госпожу и ее детей? — говорила она.
Тогда корова тоже не захотела пастись вместе с овцой и хвастливо говорит:
— Разве не я даю молоко моему господину? Разве не из моего молока получают сливки, которые кладут в кофе или чай? Разве не из моего молока делают масло и творог?
Овца с презрением выслушала слова этих двух гордецов и сказала:
— Разве не я даю моему господину и госпоже шерсть, из которой делают теплую одежду, одеяла, ковры и другие вещи? Если бы в сезон дождей, который так долго тянется, у них не было бы шерстяных вещей, как они переносили бы холод? Мой господин и моя госпожа смогут прожить без лошади, без молока, масла и творога, а вот если у них не будет теплой одежды, они замерзнут и заболеют.
Хвастовство заслуживает порицания, скромность вызывает уважение. Надо ценить достоинства других и не преувеличивать своих собственных.

Койот и бобер

Койот и бобер

Сказка индейцев кутене

Жил старый Койот со своей женой по одну сторону холма, а старый Бобер со своей женой — по другую. Каждый вечер они ходили друг к другу в гости. Как-то раз пошел густой снег, и Койот сказал: «Пойду позову Бобра на охоту. А заодно предложу ему обменяться женами».
Пошел Койот к Бобру. Поздоровались они, пригласил тот Койота в дом. Сели они рядом у огня, покурили. Койот сказал: «Я пришел позвать тебя на охоту. Если наловим кроликов — принесем их нашим женам. Своих кроликов я отнесу твоей жене, а ты своих — моей». — «Согласен», — отвечал Бобер. «Ну, что ж, тогда иди первым». — «Нет уж, ты предложил, ты и иди!» — «Хорошо, — сказал Койот, — рано утром пойду». И обратился к жене Бобра с такими словами: «Завтра утром я отправляюсь охотиться для тебя». — «Чудесно! — воскликнула жена Бобра. — А я все время буду повторять заклинания, чтобы ты убил побольше кроликов». И жена Бобра стала готовить ужин, чтобы к возвращению Койота еда была уже на столе.
Прошел целый день. Наступил вечер, а Койота нет и нет. Жена Бобра все ждала его и ждала. Потом запела песню. Вот так сидела она у огня и пела:

Старый Койот, старый Койот,
Приходи спать со мною,
Приходи и ложись со мною,
Айо-айо!

Бобер сказал ей: «О чем это ты поешь? Он же не поймает ни одного кролика! Какой из него охотник!»
Койот ничего не добыл на охоте, и жена Бобра напрасно ждала его — он так и не пришел. На другой день настала очередь Бобра. Он пошел к жене Койота и сказал, чтобы та ждала его: он, Бобер, намерен наловить для нее кроликов. «Хорошо», — отвечала она. Бобер пошел и наловил столько кроликов, что едва смог унести добычу. Вечером он пришел в дом Койота, ступил на порог и сказал: «Жена Койота, вот твои кролики». Та взяла кроликов и сказала: «Спасибо, тебе, Бобер, большое спасибо!» И они сразу направились в самое дальнее помещение.
А Койот остался один. Он был очень зол. Они дали ему поужинать, а когда он поел, те двое легли вместе. И Бобер стал ласкать жену Койота. Та вдруг громко вскрикнула, и Койот попросил Бобра: «Эй, Бобер, не делай больно моей жене!» А жена ему: «Замолчи, старый Койот! Просто мне очень нравится лежать с Бобром, потому я и кричу!»
Потом Бобер отправился домой. Уходя, он сказал Койоту: «Стоит ли нам дуться друг на друга? Ведь все это ты сам придумал. Я всегда буду рад видеть тебя в моем доме. Захочешь прийти — милости просим!» И они остались добрыми соседями

Об умном пауке

Об умном пауке

Сказка амхара

Паук сплел паутину у ручья и, прикрепив ее к ветке дерева, спустил до самой воды.
Шелковичный червь говорит ему:
— Ты сумасшедший, что ли? Разве паутину так развешивают?
А паук ему отвечает:
— Сумасшедший тот, кто говорит не подумав.
В это время подул ветер, и паутину стало раскачивать из стороны в сторону, пока-она не повисла на ветке дерева с противоположной стороны ручья, и паук теперь мог переправляться по ней, как по мосту.

Лисица и терновник

Лисица и терновник

Басня Эзопа

Лисица карабкалась через забор и, чтоб не оступиться, ухватилась за терновник. Колючки терновника искололи ей кожу, стало ей больно, и начала она его попрекать: ведь она к нему обратилась как будто за помощью, а от него ей стало еще хуже. Но терновник возразил: «Ошиблась ты, голубушка, вздумав за меня уцепиться: я ведь сам привык за всех цепляться».
Так и среди людей лишь неразумные просят помощи у тех, кому от природы свойственнее приносить вред.

Черепаха и человек

Черепаха и человек

Бразильская сказка

Забралась однажды черепаха в свою норку и стала играть на свирели. Мимо проходили люди и останавливались послушать черепахину игру. Один человек и говорит:
— Я поймаю эту черепаху! Подошел он к норе и кричит:
— Эй, черепаха!
А черепаха ему:
— Что тебе?
— Иди-ка скорей сюда, черепаха!
— Хорошо, сейчас.
Вылезла черепаха из норы, а человек как схватит ее и понес к себе домой. Дома он посадил ее в ящик, а утром стал собираться в поле и говорит своим детям:
— Смотрите не выпустите черепаху! — и ушёл.
А черепаха сидит себе в ящике и на свирели наигрывает.
Услышали дети черепахину игру, подошли к ящику поближе.
А черепаха сразу же замолчала.
Стали дети ее просить:
— Сыграй еще, черепаха!
А черепаха им:
— Вы находите, что я хорошо играю? Ах, если бы вы могли видеть, как я умею танцевать!
Дети открыли ящик и выпустили черепаху, чтобы посмотреть, как она танцует.
Стала черепаха танцевать по комнате:

Ле, ле, ле, ле…
Ле, ре, ле, ре…

Потанцевала, а потом сказала, что ей надо выйти…
— Мы тебя пустим, — говорят ей дети, — только ты не убегай, черепаха!
Открыли они дверь, а черепаха поскорей отползла подальше за дом и спряталась в кустах.
Хватились дети, а черепахи и след простыл.
Тут один мальчик и говорит:
— Что же нам теперь делать? Что мы скажем отцу, когда он домой вернется? Давайте найдем камень и раскрасим его, как черепахин панцирь, а то надает нам отец тумаков!
Раскрасили они камень и положили в ящик. Вечером приходит отец и говорит:
— Ну, ставьте скорей кастрюлю на огонь, будем черепаху варить!
— Мы уже поставили, отец, — отвечают дети. Бросил отец в кастрюлю камень вместо черепахи и говорит детям:
— Теперь несите тарелки, будем есть черепаху. Вытащил отец черепаху из горшка, стал класть на тарелку, а тарелка — раз! — и вдребезги.
Отец начал бранить детей:
— Ах вы негодники, упустили черепаху!
Они отвечают:
— Нет, отец.
А черепаха как раз и заиграла на свирели. Услышал человек и говорит:
— Пойду-ка я ее снова поймаю!
И зовет черепаху:
— Эй, черепаха!
— Что тебе? — отвечает ему черепаха.
Он ее кличет с одной стороны, а она отзывается с другой. Кричал, кричал человек, наконец надоело ему, ушел он домой и оставил черепаху в покое.

Коза и пастух

Коза и пастух

Сказка амхара

Пастух весь день пас коз. Вечером, когда он загонял их в хлев, он увидел, что одна коза отбилась от стада и отстала. Тогда пастух разозлился, поднял камень и, бросив его в козу, сломал ей рога.
Увидев, что произошло, пастух испугался и стал просить козу:
— Пожалуйста, не говори об этом хозяину!
— Что толку, если я буду молчать,— ответила коза,— ему скажут об этом мои сломанные рога?

Кошка и петух

Кошка и петух

Басня Эзопа

Кошка поймала петуха и хотела сожрать его под благовидным предлогом. Сперва она обвинила его в том, что он беспокоит людей, когда кричит по ночам и не дает им спать. Петух ответил, что он это делает им же на пользу: будит их для привычной дневной работы. Тогда кошка заявила: «Но ты еще и нечестивец; .наперекор природе ты покрываешь и мать, и сестер». Петух ответил, что и это он делает на благо хозяев — старается, чтобы у них было побольше яиц. Тогда вскричала кошка в замешательстве: «Так что же ты думаешь, из-за того, что у тебя на все есть отговорки, я тебя не съем?»
Басня показывает, что когда дурной человек решит сделать зло, то он поступит по-своему, не под благовидным предлогом, так в открытую.

Агами и краски

Агами и краски

Бразильская сказка

Рассказывают, что однажды мать агами, очень грустная, сказала своему птенцу:
— Сынок, почему ты такой некрасивый?
— Не знаю, матушка, — ответил он.
— Ну ладно, полечу искать тебе красоту, — сказала мать и улетела.
Агами, очень довольный, остался в гнезде. Пролетала мимо одна птица, присела на ветке и спрашивает:
— Эй, агами! Отчего ты такой веселый?
— Я веселый потому, что моя мать полетела искать для меня красоту, — отвечал агами. — Она украдет краски у колибри, и я ими выкрашусь!
Птица вспорхнула и улетела.
Вскоре вернулась мать агами с красками и сказала птенцу:
— Вот, сынок, краски колибри. Выкупайся в них.
— Сейчас, сейчас выкупаюсь! — закричал агами и улетел.
Но он на что-то загляделся, и тем временем другие птицы украли краски. Он сразу же полетел обратно жаловаться матери. Увидев его таким же уродцем, как и раньше, она спросила:
— Где же красота, которую я тебе дала?
— Птицы украли, — ответил он.
— А зачем же ты дал им ее украсть? Теперь отправляйся искать ее, лентяй!
И, рассердившись, мать бросила ему в спину пыль, и спина у агами навсегда стала серой. А поискав, агами нашел остаток краски и натер ею себе грудку, которая навсегда стала красной.

Как суслик состязался с бегунами из Киакиме

Как суслик состязался с бегунами из Киакиме

Сказка индейцев зуньи

Это было в давние времена, когда бегуны из Киакиме прославились по всем селениям долины Шивина своей силой, выносливостью и быстротой ног. Они победили одних за другими бегунов из Шивина, из Матсаки, из Пинавы и всех прочих, кто только осмеливался принять их вызов или послать им свой.
Люди из Шивина и Матсаки сдались не легко. Они выходили на состязание еще и еще раз — но лишь для того, чтобы проиграть и лишиться множества ценных вещей, на которые они делали ставки. В конце концов они были полностью подавлены и ни у кого из них не осталось ничего, что можно поставить на кон. И тогда люди обоих селений сошлись на совет.
Старики и бегуны стали думать, как одолеть бегунов из Киакиме. Они перебрали всех мудрых людей и зверей, которых знали, и наконец сошлись на том, что и мудростью и хитростью всех превосходит Суслик. И вот одного из юношей послали отыскать старого Суслика, жившего на склоне холма, как раз там, где начинались состязания.
Посланный подошел к холму, но старого Суслика не было на обычном его месте, на солнцепеке. Он в это время заканчивал рыть погреб у себя в норке. И когда юноша позвал его, Суслик ответил: «Не мешай мне, внучек! Я занят». Но юноша настаивал, говоря, что принес важное известие от людей своего племени. Тогда Суслик прервал работу и внимательно выслушал гонца. Потом он сказал: «Иди обратно, внучек, и скажи своим людям вот что. Пусть они вызывают любого бегуна из Киакиме на четвертый день считая от сегодняшнего. Скажите также, что выступать за вас буду я, только пусть разрешат мне бежать своим обычным путем — под землей».
Юноша поблагодарил старого Суслика и уже собрался было уйти, но зверек остановил его. «Вот что еще, — сказал он. — Передай своим людям, что они должны дать мне красной краски и священной желтой пыльцы. Это будет мне платой за труды».
Юноша вернулся в селение и передал соплеменникам ответ Суслика. И люди из Шивина и Матсаки послали вызов бегунам из Киакиме. «Мы ставим все, что у нас есть, — сказали они, — против того, что вы у нас выиграли раз за разом. От нас бежать будет Суслик, который живет на холме у начала беговой тропы. Состязание назначаем на четвертый день считая от сегодняшнего. Единственное наше условие — пусть Суслику будет разрешено бежать его привычным путем, по его собственной тропе под землей».
Услышав, что их вызывают те, которые неоднократно бывали биты, бегуны из Киакиме очень обрадовались. Ничуть не колеблясь, они ответили, что выставят своего бегуна против Суслика или любого иного друга людей из Шивина и Матсаки. «Суслик может бежать под землей, — сказали они,— только пусть иногда показывается на поверхности, чтобы соперник видел, где он находится».
Так было условлено, и Суслику сообщили об этом. Вечером Суслик отправился к своему младшему брату. Тот был такой же старый, с отвислыми щеками. Его серо-коричневая шкурка вся запылилась, потому что он рыл погреб. «Слушай меня, младший братец, — сказал старый Суслик. — На четвертый день считая от сегодняшнего я буду состязаться в беге. Начало беговой тропы как раз у моего дома, ты это знаешь. Я выкопаю две ямки — одну в самом начале тропы, другую чуть подальше. А ты здесь, у себя, возле Колючих Кустов, тоже выкопай две ямки на беговой тропе. Знак, по которому меня будут отличать как бегуна, — это красное перо на голове. Ты тоже привяжи к голове красное перо. Как только ты услышишь приближающихся бегунов, выскакивай из первой ямки и перебегай во вторую». — «Я понял тебя, — ответил старому Суслику младший брат, — и охотно сделаю все то, о чем ты просишь. Мне доставит удовольствие сбить спесь с этих заносчивых бегунов из Киакиме или хотя бы помочь тебе в этом».
Затем старый Суслик пошел по беговой тропе дальше.
Там, у Россыпи Красных Раковин, жил его другой младший брат, очень похожий и на него, и на того, который жил у Колючих Кустов. С ним старый Суслик имел такую же беседу, что и с первым братом. Поговорив с ним, старый Суслик пошел к тому брату, который жил у Широких Скал, где беговая тропа заворачивала, потом к тому брату, который жил у Горячего Кряжа, и наконец к последнему брату, такому же хитрому и сметливому, как и он сам. Тот брат жил возле Киакиме, где беговая тропа заканчивалась. Договорившись со всеми братьями, старый Суслик вернулся домой и лег отдыхать.
На четвертый день все было готово для состязания. Бегуны из Киакиме, подготовив себя к бегу в священных хижинах, выступили вперед. Они были раздеты, как полагается при беге, опоясаны и несли в руках беговые палочки. Люди из Шивина тоже собрались на равнине и стали ждать. Ждали они недолго — старый Суслик скоро появился между ними, выскочив из норки. У него на голове красовалось маленькое красное перышко. Палочку, приготовленную для него, он положил
перед собой на землю, чтобы можно было взять ее зубами, и сказал: «Вы, конечно, извините меня, если я не буду подбрасывать на бегу палочку, как это полагается. Мои передние лапки слишком короткие, и я не смогу этого сделать. С другой стороны, вы не можете прокопать себе ход под землей, как я. Так что мы квиты». Бегуны из Киакиме презрительно захохотали и спросили Суслика, почему он не просит себе какой-нибудь существенной поблажки, а говорит всякий вздор, не имеющий для них никакого значения.
Наконец дали знак, что состязание начинается. Крича, подпрыгивая, подбрасывая свои палочки, бегуны из Киакиме помчались по тропе. А старый Суслик, схватив палочку в зубы, юркнул в норку.
Люди из Шивина и Матсаки поднялись на холм и с волнением следили за беговой тропой. По ней в облаках пыли мчались юноши из Киакиме. И вдруг впереди них прямо из-под земли выскочил старый Суслик. Запыленное красное перышко гордо развевалось у него на голове. Оглянувшись на соперников, он снова исчез под землей. Люди из Шивина и Матсаки радостно закричали. А киакимские бегуны, удивленные тем, что Суслик оказался впереди, ускорили бег. Когда же они приблизились к Россыпи Красных Раковин, у них на глазах из-под земли выскочил старый Суслик. Мордочка у него была забрызгана грязью, красное перышко все в пыли, но все еще развевается на голове. На самом же деле это был брат старого Суслика.
Еще быстрей понеслись бегуны из Киакиме, но едва они достигли Копакиана, как опять увидели впереди себя Суслика, покрытого потом. Это хитрый братец облился водой и растер ее вместе с пылью по шкурке, чтобы выглядеть усталым. Он выскочил из одной норки и юркнул в другую. Бегуны из Киакиме громко закричали и помчались что есть силы. Они уже решили, что обогнали соперника, но он опять появился впереди них на беговой тропе. Появился и снова исчез под землей.
Бегуны видели, что с каждым выходом на поверхность Суслик выглядит все более усталым и более грязным. Когда они сделали поворот, Суслик выскочил из земли чуть ли не среди них. Он казался очень измученным, на холке у него болталось заляпанное грязью красное перышко. И бегуны, конечно же, приняли его за того, самого первого Суслика.
А старый Суслик, который все это время спокойненько подремывал, извалялся в грязи, перемазался от хвоста до кончика носа и выполз перед ошарашенной толпой в самом конце беговой тропы. Глаза его были полузакрыты, вид он имел жалкий, измученный, но он был намного впереди всех бегунов, которые быстро приближались к цели.
Зрители подняли страшный крик, а бегунам из Киакиме впервые пришлось лишиться своих ставок. Они потеряли все, что выиграли ранее.
Потому и доныне юноши-зуньи, готовясь к состязаниям по бегу, берут с собой священную желтую пыльцу и красную краску и готовят для сусликов, обитающих у беговой тропы, красивые красные перышки.