Лисица и обезьяна

Лисица и обезьяна

Басня Эзопа

Лисица и обезьяна шли вместе по дороге, и начался у них спор, кто знатнее. Много наговорил каждый про себя, как вдруг увидели они какие-то гробницы, и обезьяна, глядя на них, принялась тяжко вздыхать.
«В чем дело?» — спросила лисица; а обезьяна, показав на надгробия, воскликнула: «Как же мне не плакать! ведь это памятники над могилами рабов и вольноотпущенников моих предков!» Но лиса на это ответила: «Ну, ври себе, сколько хочешь: ведь никто из них не воскреснет, чтобы тебя изобличить».
Так и у людей лжецы всего больше бахвалятся тогда, когда изобличить их некому.

Черепаха и Каипора

Черепаха и Каипора

Бразильская сказка

Как-то раз залезла черепаха в дупло и давай играть на свирели. Каипора услыхал и говорит сам себе: «Это наверняка черепаха играет. Хорошо бы мне ее поймать!»
Подкрался он к дуплу, а черепаха наигрывает:

Ли, ри, ли, ри…
Ле, ре, ле, ре.

Тут зовет ее Каипора:
— Черепаха, а черепаха!
— Что тебе? — отвечает черепаха.
— Выходи, черепаха, давай силами померяемся!
— Ну что же, я не прочь, — говорит черепаха.
Отправился Каипора в заросли, срезал там лиану, притащил ее на берег реки, да и говорит черепахе:
— Ну, начнем, ты прыгай в речку, а я останусь на берегу.
Прыгнула черепаха в речку, привязала лиану к хвосту дельфина, а сама потихоньку вылезла на берег и спряталась под кустом.
Начал Каипора тянуть за лиану. Но дельфин поднатужился и потащил Каипору в воду. Тут Каипора поднатужился и чуть не вытащил дельфина из воды. А дельфин еще поднатужился и опять совсем было утянул Каипору в реку.
А черепаха, сидя под кустом, все видела и посмеивалась.
Наконец Каипора устал и говорит:
— Довольно, черепаха!
Прыгнула черепаха в воду, отвязала лиану от дельфиньего хвоста и важно выползла на берег. Спрашивает ее Каипора:
— Ты сильно устала, черепаха?
— Что ты, — отвечает черепаха, — я даже не вспотела.
Удивился Каипора и говорит:
— Теперь-то уж я наверняка знаю, что ты сильнее меня, черепаха. Я ухожу.

Лиса и дрозд

Лиса и дрозд

Абхазская сказка

Однажды в яму-ловушку попали волк, медведь, лиса и заяц.
Стали они думать, как помочь друг другу в беде, но ничего не могли придумать. Выбраться из ямы было невозможно. Долго просидели там опечаленные звери. Начал их мучить голод.
Тогда хитрая лиса сказала:
— Давайте крикнем все вместе, и, у кого голос будет слабее, того мы съедим!
Заревел медведь изо всей силы, протяжно завыл серый волк, звонко залаяла лиса. Заглушили они слабый писк зайца. Голодные звери набросились на зайца, разорвали в клочья и мигом проглотили.
Однако ненадолго подкрепились они зайцем. Голод по-прежнему стал мучить зверей, и решили они вновь испытать, чей голос окажется слабее.
На этот раз проиграл волк. Бросились на него медведь и лиса, разорвали в клочья и принялись делить добычу между собой. Пока неповоротливый медведь старался выбрать для себя куски побольше, лиса незаметно спрятала часть волчьего мяса.
Наелся медведь до отвала и сладко задремал. А лиса, дождавшпсь, когда он уснул, тихонько достала спрятанное мясо и давай есть.
Вдруг медведь проснулся.
— Откуда у тебя мясо? — удивился он.
Хитро усмехнувшись, лиса отвечает:
— Глупый ты медведь! Неужели ты не знаешь, как раздобыть мясо?
— Научи меня‚ — попросил медведь.
— Это очень просто. Подними лапу, вцепись когтями в свое ребро и потяни что есть силы. Я всегда поступаю так в трудных случаях.
Поверил медведь, сделал так, как научила его лиса, и тут же издох.
Осталась лиса одна в яме и принялась за медвежатину.
Когда все мясо было съедено, вновь лису стал мучить голод. Целыми днями лежала лиса в яме и пристально смотрела вверх.
Над ямой росло дерево. Однажды лиса увидела на этом дереве дрозда, который вил там себе гнездо. Долго следила за ним лиса разгоревшимися глазами. Наконец не выдержала и спросила:
— Дрозд, а дрозд, что ты делаешь?
— Не видишь разве, что я делаю? Вью себе гнездо.
— Для чего тебе гнездо?
— Для того, чтобы вывести детей.
— Не можешь ли ты услужить мне? — спросила лиса и стала жаловаться на свою горькую участь. Ни единым словом не обмолвилась она о зайце, медведе и волке. — Не дай мне погибнуть от голода, милый дрозд, постарайся вытащить меня из ямы,— закончила она со слезами.
Сильно опечалился дрозд, перелетел на другую ветку и задумался. Очень хотелось ему выручить лису. Вскоре он сообразил, как это сделать, и принялся за работу. Все что ни попадалось ему — камни, ветки, мусор — он стал бросать в яму.
Постепенно на дне ямы выросла горка. По ней-то лиса и выбралась на волю.
Когда беда миновала, решила лиса съесть дрозда.
— Давай погоняемся друг за другом,— предложила она сладким, медовым голосом, а то я совсем залежалась.
— Хорошо,— ответил дрозд,— я полечу, а ты беги за мной.
Он стал порхать с куста на куст, а лиса незаметно старалась схватить его. Понял дрозд уловку лисы и заманил ее к селу.
Там он уселся на изгородь и крикнул хозяевам:
— Дайте мне кусок мяса!
Это услышали собаки, выскочили со двора, поймали лису и разорвали ее в клочья. А дрозд спокойно полетел к себе в гнездо.

Ворон и лиса

Ворон и лиса

Эскимосская сказка

Так вот, жили в одном жилище ворон и лиса: ворон занимал одну половину, лиса — другую. Ворон — рыбак. Возьмет он свое сиденье за спинку да и идет рыбу ловить. Вернется домой, сядет в своем углу, приготовит рыбьей строганины и ест с удовольствием. А лиса из своей половины и говорит ему:
— Ох, как вкусно тебе, какой приятный запах от рыбки идет!
Ворон отвечает:
— Да уж помалкивай, угощу и тебя!
Долго выбирает рыбку помельче и кладет ее около лисы:
— На, ешь!
Лиса берет. Самая маленькая рыбешка ей досталась! Она ест эту рыбку долго, помаленьку, со смаком. А ворон-рыбак ест столько, сколько влезет.
Отоспится ворон как следует, а назавтра снова идет на рыбную ловлю. Приходит с охоты, и все начинается сначала: сам ест досыта, а лисе одну самую маленькую рыбешку даст. Лиса ест ее долго и помаленьку.
Однажды, когда ворон крепко-крепко спал, встала лиса в полночь и решила сама половить рыбки. Взяла она рыболовные снасти ворона и отправилась к проруби. Опустила удочку в лунку. Ловит, ловит, а рыбка не попадается. Лиса и думает: «Наверное, ворон не так просто ловит. А ловит и приговаривает: Ваю ваю, ваю, вай!». Стала лиса так приговаривать. Вдруг сильно клюнуло, потянула лиса удочку. Еле-еле вытаскивает. Вот вот рыба из воды покажется! Вытащила наконец, а оно как заплачет человеческим голосом! Бросила лиса снасти и кинулась бежать домой. Прибежала, тихонько вошла, разделась и легла. Крепко заснула. Читать далее

Собака и дятел

Собака и дятел

Русская сказка

Жили мужик да баба и не знали, что есть за работа; а была у них собака, она их и кормила и поила. Но пришло время, стала собака стара; куда уж тут кормить мужика с бабой! Чуть сама с голоду не пропадает. «Послушай, старик, — говорит баба, — возьми ты эту собаку, отведи за деревню и прогони; пусть идет куда хочет. Теперича она нам не надобна! Было время — кормила нас, ну и держали ее». Взял старик собаку, вывел за деревню и прогнал прочь.
Вот собака ходит себе по чистому полю, а домой идти боится: старик со старухою станут бить-колотить. Ходила-ходила, села наземь и завыла крепким голосом. Летел мимо дятел и спрашивает: «О чем ты воешь?» — «Как не выть мне, дятел! Была я молода, кормила-поила старика со старухою; стала стара, они меня и прогнали. Не знаю, где век доживать». — «Пойдем ко мне, карауль моих детушек, а я кормить тебя стану». Собака согласилась и побежала за дятлом.
Дятел прилетел в лес к старому дубу, а в дубе было дупло, а в дупле дятлово гнездо. «Садись около дуба, — говорит дятел, — никого не пущай, а я полечу разыскивать корму». Собака уселась возле дуба, а дятел полетел. Летал-летал и увидал: идут по дороге бабы с горшочками, несут мужьям в поле обедать; пустился назад к дубу, прилетел и говорит: «Ну, собака, ступай за мною; по дороге бабы идут с горшочками, несут мужьям в поле обедать. Ты становись за кустом, а я окунусь в воду да вываляюсь в песку и стану перед бабами по дороге низко порхать, будто взлететь повыше не могу. Они начнут меня ловить, горшочки свои постановят наземь, а сами за мною. Ну, ты поскорее к горшочкам-то бросайся да наедайся досыта».
Собака побежала за дятлом и, как сказано, стала за кустом; а дятел вывалялся весь в песку и начал перед бабами по дороге перепархивать. «Смотрите-ка, — говорят бабы, — дятел-то совсем мокрый, давайте его ловить!» Покинули наземь свои горшки, да за дятлом, а он от них дальше да дальше, отвел их в сторону, поднялся вверх и улетел. А собака меж тем выбежала из-за куста и все, что было в горшочках, приела и ушла. Воротились бабы, глянули, а горшки катаются порожние; делать нечего, забрали горшки и пошли домой.
Дятел нагнал собаку и спросил: «Ну что, сыта?» — «Сыта», — отвечает собака. «Пойдем же домой». Вот дятел летит, а собака бежит; попадается им на дороге лиса. «Лови лису!» — говорит дятел. Собака бросилась за лисою, а лиса припустила изо всех сил. Случись на ту пору ехать мужику с бочкою дегтю. Вот лиса кинулась через дорогу, прямо к телеге и проскочила сквозь спицы колеса; собака было за нею, да завязла в колесе; тут из нее и дух вон.
«Ну, мужик, — говорит дятел, — когда ты задавил мою собаку, то и я причиню тебе великое горе!» Сел на телегу и начал долбить дыру в бочке, стучит себе в самое дно. Только отгонит его мужик от бочки, дятел бросится к лошади, сядет промежду ушей и долбит ее в голову. Сгонит мужик с лошади, а он опять к бочке; таки продолбил в бочке дыру и весь деготь выпустил. А сам говорит: «Еще не то тебе будет», — и стал долбить у лошади голову. Мужик взял большое полено, засел за телегу, выждал время и как хватит изо всей мочи; только в дятла не попал, а со всего маху ударил лошадь по голове и ушиб ее до смерти. Дятел полетел к мужиковой избе, прилетел и прямо в окошко. Хозяйка тогда печь топила, а малый ребенок сидел на лавке; дятел сел ему на голову и ну долбить. Баба прогоняла-прогоняла его, не может прогнать: злой дятел все клюет; вот она схватила палку да как ударит: в дятла-то не попала, а ребенка зашибла…

Лошадь и стервятник

Лошадь и стервятник

Сказка амхара

Одна лошадь прошла долгий путь до Массауа и возвращалась домой. Она прошла через всю пустыню и наконец достигла высокогорных лугов. Дорога была очень трудной, и на любимом лугу лошадь прилегла отдохнуть и погреться на солнышке.
Тут в небе показался стервятник, любитель мяса дохлых лошадей. Он опустился рядом с лошадью. В это время лошадь помахала хвостом и, приоткрыв глаза, увидела стервятника.
— Господин стервятник, ты зачем пожаловал сюда? — спросила его лошадь.
— А я слышал, что ты пришла из дальних стран, из пустыни, вот и пришел навестить тебя,—ответил стервятник.
— И-го-го! — удивилась лошадь.

Заяц и Чудовище

Заяц и Чудовище

Сказка индейцев виннебаго

Шел как-то Заяц и вдруг увидел впереди какой-то предмет, на котором находилось множество людей. Предмет этот двигался, а люди, стоявшие на нем, громко кричали и плакали. «Хотел бы я знать, что там происходит?» — сказал про себя Заяц и подбежал поближе. Он взобрался наверх
и встал рядом с людьми, но те посоветовали ему: «Лучше бы ты улепетывал отсюда подобру-поздорову. Нам тут не слишком-то весело!» — «В самом деле?—удивился Заяц. — А мне кажется, что ужасно забавно стоять на месте и при этом все же двигаться!» Однако в то же мгновение он был проглочен и вскоре оказался в желудке Чудовища.
Тем временем Старуха решила, что с Зайцем беда, и направилась к Чудовищу. «Братец,— сказала она,— пропал мой внучонок, вот я и пришла посмотреть, нет ли его здесь». Чудовище, не говоря ни слова, выплюнуло Зайца, и бабушка увела его домой. По дороге Заяц то и дело жалобно повторял: «Бабушка, когда оно проглотило меня, я был далеко-далеко от него».
На другой день Заяц проснулся пораньше, вышел из дому, набрал кремневых наконечников для стрел и спрятал их у себя в волосах. Затем поднялся на вершину холма и запел:

Ты, который можешь проглотить любого,
Ты, о котором говорят, будто ты всех заглатываешь,
А ну-ка, проглоти меня! Проглоти меня!

Так пел Заяц. Чудовище бросилось на него, но Заяц проворно отскочил в сторону. Когда же оно вновь направилось к Зайцу, тот еще раз спел свою песенку. Тут Чудовище заговорило: «Мне казалось, что я проглочу тебя в один миг!» Но оно промахнулось и во второй раз и в третий. И только когда Чудовище бросилось на него в четвертый раз, Заяц сам позволил себя проглотить.
В желудке Чудовища Заяц увидел много плачущих людей и спросил их: «О чем это вы плачете? Разве не весело кататься в чужом желудке?» — «О Заяц!— отвечали они.— Всех нас ждет смерть, потому мы и плачем».— «Не плачьте,— сказал Заяц,— я вовсе не собираюсь умирать. Да и вам не советую!»
Тут Чудовище проглотило их всех еще раз. Внутри его было множество людей. Некоторые уже умерли, другие только еще умирали. Кое-кто крепился, но остальные были очень слабы. Тогда Заяц начал изо всех сил прыгать в желудке Чудовища. И оно сказало: «Что-то я неважно себя чувствую. Видно, мне в желудок попала какая-то гадость. Нужно, чтобы меня вырвало». И Чудовище вместе со рвотой изрыгнуло Зайца. Но волной того снова прибило к Чудовищу, и оно снова проглотило его. И так повторилось четыре раза.
Наконец Заяц обратился к людям: «Если кто-нибудь из вас найдет что-либо у меня в голове, вы все спасены!» Люди внимательно оглядели голову Зайца, и один из них воскликнул: «Смотри, что мы нашли!» И с этими словами он протянул Зайцу кусочки кремня. «Отлично! — сказал Заяц.— Вы не погибнете!»
Заяц выбрал самый длинный кремневый наконечник и проговорил: «А ведь здесь полным-полно жира!» Сказав это, он начал срезать и соскабливать со стенок желудка жир и поедать его. Чудовище застонало от боли, но Заяц продолжал орудовать наконечником до тех пор, пока не добрался до места, где билось сердце. Он разрезал сердце на куски, затем проделал в боку Чудовища широкую дыру и вывел всех людей наружу.
После этого Заяц направился домой, где рассказал бабушке обо всем, что с ним приключилось. Сначала старая женщина стала бранить его, но в конце концов, как это уже не раз бывало, поблагодарила Зайца и похвалила его за то, что он спас жизнь своим дядям и тетям.

Смерть гиены

Смерть гиены

Сказка амхара

Одна старая гиена с двумя детенышами шла по дороге. Вдруг навстречу идет глупый осел. Гиена и детеныши вместе набросились на него и разорвали на части. Тут гиена отогнала детенышей и стала есть одна. Наевшись, гиена сжалилась и дала одному из детенышей ухо осла, другой же так ничего и не получил.
— Уже светает,— предупредили мать дети.
— Ничего, подождите. Это еще не рассвет. Я лучше вас знаю, когда рассветет,— ответила гиена и продолжала есть.
Когда стало совсем светло, вдали появился хозяин осла. Детеныши, оставив мать, бросились наутек. А гиена, живот которой был так набит, что ей трудно было бежать, стала звать на помощь детей.
— Сын мой! — кричала она одному из них.— Помоги мне спастись!
— Это за то, что ты дала мне ухо осла? — отвечал тот, продолжая бежать.
Тогда гиена стала просить о помощи другого, но тот ответил:
— Как ела, так и спасайся!
Детеныши спаслись от гибели, а жадную мать человек проткнул копьем.
Так рассказывают.
«Кто ест один, тот и погибает один»,— гласит поговорка.
Только тот, кто делится всем с другими, может рассчитывать на помощь.

Волк и гончар

Волк и гончар

Албанская сказка

Однажды забежал голодный волк в деревню. «Если увижу, — думает, — на улице козленка или ягненка, схвачу и убегу».
Почуяли волка собаки, подняли лай. Выскочили крестьяне из домов — кто с палкой, кто с вилами, кто с косой. Окружили волка, кричат на него, ругают.
— Ты у меня козла задрал! — кричит один.
— Ты у меня овцу унес! — кричит другой.
— Ты у меня ягненка съел! — кричит третий.
Волк ничего им не отвечает, стоит, по сторонам озирается и думает, как бы ему подобру-поздорову ноги унести.
Вдруг к месту происшествия прибежал гончар и стал кричать громче всех. Палкой размахивает, несколько камней в волка кинул.
А волк подумал: «Вот такие-то крикуны, у которых и кричать нет причин, мне только на руку. Теперь я убегу».
И, повернувшись к гончару, он громко сказал:
— Послушай, гончар! Разве это справедливо? Ну пусть крестьяне меня ругают: ведь я у каждого из них задрал овцу или козу, так и поделом мне. А что я тебе плохого сделал? Неужели я съел у тебя горшок или миску?
Крестьяне засмеялись, а волк, пока гончар думал, что ответить, метнулся мимо него и убежал в лес.

Ягуар и бык

Ягуар и бык

Бразильская сказка

Ягуар жил в горах, но частенько спускался в долину и резал там скот. Однажды приметил он одного быка и стал думать, как бы ему половчее отбить его от стада. И стал он быка просить:
— Кум, ты, верно, здесь местный житель, не покажешь ли мне, где в этих кустарниковых зарослях живет один такой славный бычок, — он большой мой приятель, а я давно с ним не видался!
— Э, да это не с ним ли я вчера был на водопое, — говорит бык, — он и сегодня туда придет. Если хочешь, друг ягуар, пойдем, я тебя провожу.
— Нет, туда я не ходок, — ответил ягуар. — Я голоден, а там поживиться нечем. Да еще того гляди нарвусь на своего врага…
— А кто твой враг?
— Да один крестьянин там живет. У него такая морда, что он три десятка ягуаров убить может, не то что меня одного. А там даже зарослей нет, чтоб укрыться.
А бык ему:
— Что ты так боишься, кум ягуар? Бояться нужно тому, кто виноват, а кто худого не делал — чего ему бояться?
А ягуар на это:
— А кто зарезал в отаре ягненка? За мной тогда три пса гнались как бешеные, а один из них такой страшенный! Я чуть не оглох от их лая. Еле дух перевел, взобравшись на дерево. Ух, как мне хотелось прыгнуть сверху и вонзить когти в горло этим молодчикам! Куда там, убежали, дьяволы.
А бык ему:
— Так ты, выходит, кум ягуар, тогда только чувствуешь себя человеком, когда рядом заросли? Пойдем-ка лучше в поле.
А ягуар думает: «Не доверяет мне куманек. Ишь все норовит увести в поле!»
И стал ягуар уговаривать быка пойти в заросли, а бык ягуара — в поле. Так и разошлись они ни с чем в разные стороны.