Волчья стая

Чукотская сказка

Жили волк с волчицей. Были еще молодые.
Весной у волчицы родились волчата. К зиме выросли. Но все время с родителями были. Затем еще волчата родились. Выросли и тоже с родителями остались. Так образовалась волчья стая. Отец-волк учил волчат, как добывать пищу, показывал, как похищать оленей из стада.
Вот однажды увидели они совсем маленькое оленье стадо. Принадлежало оно очень бедному старичку.
Увидел это стадо волк и сказал сыновьям:
— Ну вот, смотрите, тут достаточно оленей. Наверное, на богатого оленевода мы напали. Подите добудьте несколько штук.
Сам же старый волк не пошел на добычу, с женой остался. Зарезали волки всех упряжных оленей. Только одна годовалая важенка уцелела. А жива она осталась потому, что рядом со сложенными нартами паслась.
Сильно плакали хозяева, очень своих оленей жалели. А хозяева-то были старик со старухой, четыре сына и две дочери.
Отравилась волчья стая в другое стойбище, к богатому оленеводу. Пришли туда, волк сказал сыновьям:
— Давайте теперь на большое стадо нападем. Хозяин этого стада — богатый оленевод, притесняет он своего соседа — бедного старика с большой семьей. Да и к оленем нерадиво относится. Позволяю вам все стадо уничтожить. Ну, отправляйтесь!
Напали волки на стадо, много оленей перебили, очень худо сделали. Чуть не всех оленей уничтожили и съели. Затем пришли к отцу-волку и сказали ему:
— Ну вот, истребили мы стадо!
— Поделом этому хозяину-богачу! Будет знать, как плохо с оленями обращаться! — ответил сыновьям старый волк.
Затем волчья стая совсем в другое место отправилась.
А тот старик, у которого волки раньше все стадо порезали, скоро разбогател. Уцелевшая важенка несколько раз телилась. И все важенки у нее рождались. Вот и разбогател старик со своей семьей. А прежний богач, который притеснял старика, совсем обеднел, очень плохо стал жить.
Собрал новый оленевод соседей-бедняков, стали все вместе работать. Очень хорошо оленей пасли. Хотя и разбогател старик, а товарищи все равно его бедняком-оленеводом звали. Это потому, что раньше уж очень бедно жил.
Вот опять волчья стая в эти места вернулась. Но старик оленевод хорошо к соседям-беднякам относился.
Сказал старый волк сыновьям:
— Давайте здесь опять охотиться. Ведь нет у нас никакой еды. Но только будьте осторожны: стадо это сплоченное. Особенно одного оленя опасайтесь. Белый он и самый большой, из всех оленей сильно выделяется. Его издали видно: такие у него большие рога. Олень этот заколдованный, если его убьете, мы все погибнем. Ну, поняли меня, сыновья?
— Да, поняли, — ответили молодые волки.
— Тогда отправляйтесь! — приказал старый волк.
Напали волки на стадо. Совсем мало оленей зарезали, да и то самых плохих, хотя все стадо было упитанное. Во время нападения один волк потерялся. Вернулись молодые волки к отцу.
Спросил старый волк сыновей:
— Ну, сколько оленей добыли?
— Да всего шесть, — ответил один волк.
— Что ж, достаточно. Но где же еще один брат?
— Потерялся где-то, когда мы на стадо напали. И не заметили, куда он делся, — ответили сыновья.
— Ой-ой, наверно, погнался за кем-нибудь! — забеспокоился старый волк.
Стали искать пропавшего волка. Повсюду искали, так и не нашли. Собрались у своего логова. Отец и спрашивает:
— Ну, где же он?
— Не знаем, куда он мог деться! — удивляются сыновья.
— Где же он? — беспокоится старый волк. — Давайте еще немного подождем!
Стали ждать. Спустя немного времени прибежал пропавший молодой волк. От пота мокрый, отдышаться не может и хвалится:
— Вот какой я стал ловкий и сильный. Убил ведь того белого оленя, о котором говорили!
— Куда же ты ходил? Мы так долго искали тебя, так измучились! — сказал ему старый волк. — Я ведь говорил тебе, что нельзя того белого оленя убивать. Теперь худо нам всем будет!
— Ой, а я совсем забыл об этом! — сказал молодой волк.
— Ну что ж, придется уходить отсюда. Да только не уйти нам, все равно погибнем. Нельзя было того оленя убивать! Давайте разделимся на три группы и скроемся подальше в тундре, — предложил старый волк.
Разделилась стая на три поменьше, и разбежались волки в разные стороны.
Волк, убивший оленя, с матерью пошел. И так случилось, что подошли они к тому самому стойбищу, в котором оленей порезали. И тут же оба погибли.
Видно, старик это наколдовал за то, что волк оленя жизни убил. Ведь этот старик очень оленей жалел. И к соседям хорошо относился. Всегда щедро оделял бедных. Дружно жил этот оленевод со своими товарищами по стойбищу. Всегда у них весело было.
А у волков с той поры возненавидели сыновья отцов, перестали с отцами жить. Вот поэтому старые волки и бродят теперь в одиночку. Конец.

Курочка

Русская сказка

Жил-был старик со старушкою, у них была курочка-татарушка, снесла яичко в куте под окошком: пестро, востро, костяно, мудрено! Положила на полочку; мышка шла, хвостиком тряхнула, полочка упала, яичко разбилось. Старик плачет, старуха возрыдает, в печи пылает, верх на избе шатается, девочка-внучка с горя удавилась. Идет просвирня, спрашивает: что они так плачут? Старики начали пересказывать: «Как нам не плакать? Есть у нас курочка-татарушка, снесла яичко в куте под окошком: пестро, востро, костяно, мудрено! Положила на полочку; мышка шла, хвостиком тряхнула, полочка упала, яичко и разбилось! Я, старик, плачу, старуха возрыдает, в печи пылает, верх на избе шатается, девочка-внучка с горя удавилась». Просвирня как услыхала — все просвиры изломала и побросала. Подходит дьячок и спрашивает у просвирни: зачем она просвиры побросала?
Она пересказала ему все горе; дьячок побежал на колокольню и перебил все колокола. Идет поп, спрашивает у дьячка: зачем колокола перебил? Дьячок пересказал все горе попу, а поп побежал, все книги изорвал.

Крестьянин и змея

Албанская сказка

Жил в деревне крестьянин, и была у него упряжка волов. Он обрабатывал на волах землю, ездил на базар. Как-то раз оставил он их отдохнуть и попастись на лесной лужайке.
Когда пришло время снова браться за работу, отправился крестьянин в лес разыскивать своих волов. Идет он по склону холма и видит огромный дуб, объятый снизу пламенем, — наверно, кто-то разжигал под ним костер и плохо затушил. Подошел крестьянин поближе и вдруг заметил на дереве змею, которая переползала с одной ветки на другую и никак не могла спуститься на землю. Змея тоже увидела человека и позвала на помощь:
— Спаси меня! — воскликнула она. — Я дам тебе за это все, что ты захочешь!
Крестьянин сказал:
— Я не могу забраться на эту ветку и спасти тебя, ведь снизу ствол горит.
Но мудрая змея ответила:
— Возьми длинную жердь или поваленный тонкий ствол дерева и прислони его к суку дуба, а я по нему спущусь.
Крестьянин нашел тонкий ствол поваленного дерева, прислонил его к ветви дуба, и змея соскользнула по стволу прямо ему на руки. Она ловко обвилась вокруг туловища человека, потом вокруг шеи и тут же принялась его душить.
— Что ты делаешь? — с перепугу закричал крестьянин. — Я же спас тебя от огня, зачем ты меня душишь?
— Да, я душу тебя, — ответила змея.
— Но какое ты имеешь право меня душить, если я тебя спас!
— Ты меня спас, но я имею право ужалить и задушить тебя, — ответила змея.
— Ну, это уж слишком, — возразил крестьянин, — такого права у тебя нет. Это несправедливо. Идем к судье, и пусть он нас рассудит.
— Кто же нас будет судить?
— Кого первого на дороге встретим, тот пусть и судит, — ответил крестьянин.
Отправились они искать судью и вскоре увидели старую лошадь, понуро стоявшую среди камней у подножия горы. Подойдя поближе, крестьянин сказал лошади:
— Мы бы хотели, лошадь, чтобы ты рассудила нас и сказала, кто из нас прав, кто виноват.
— Ну что ж, рассказывайте, — вздохнула лошадь.
Крестьянин стал рассказывать:
— Ты видишь змею, которая обвилась вокруг моей шеи и хочет ужалить меня и задушить? Так вот с чего все началось. Пошел я по своим делам в лес, иду и вижу на склоне холма дуб, объятый снизу пламенем. А на дубу змея переползает с ветки на ветку и никак не может спуститься на землю. Змея позвала меня: «Иди сюда скорее, человек, и спаси меня, иначе я сгорю. Я дам тебе за это все, что ты захочешь». Ну, я подошел и спас ее, а теперь вместо того, чтобы поблагодарить и наградить меня, она хочет меня погубить. Скажи нам, разве это справедливо?
Лошадь ответила:
— Конечно, справедливо. Змея имеет право ужалить и задушить тебя, потому что вы, люди, несправедливы и неблагодарны, и правды от вас не дождешься вовек. Я вот, старая лошадь, тридцать лет отработала на своего хозяина, а когда одряхлела и стала такой немощной, какой вы меня видите, хозяин перестал меня кормить и привел сюда, где травинки не найдешь, чтобы утолить голод. А сегодня утром он позвал живодера, тот осмотрел меня и сторговался с хозяином. Завтра живодер придет и сдерет с меня шкуру, а потому лучше всего будет, если змея задушит тебя.
Крестьянин ответил:
— Нет, ты не права, в тебе говорит злоба на людей. Мы поищем другого судью.
Отправились они дальше, и вскоре встретился им старый вол. Когда крестьянин заметил, что вол здоров и мирно пасется на зеленом лугу, то подумал: «Наверно, этому откормленному волу неплохо живется у своего хозяина, если тот привел его попастись на лужайку с такой сочной травой». И сказал змее:
— Пойдем к волу, пусть он нас рассудит.
— Хорошо, — согласилась змея.
Подойдя к волу, крестьянин спросил:
— Вол, можешь ты нас рассудить по справедливости?
Вол ответил:
— Рассказывайте, я рассужу вас по справедливости.
— Эта змея, которая обвилась вокруг моей шеи и хочет меня задушить, сидела на высоком дубу, — начал свой рассказ крестьянин. — Дуб загорелся, и она не могла спуститься на землю. Тут бы ей и конец, да увидела она меня и стала просить: «Подойди сюда, человек, сними меня с дуба и спаси, я дам тебе за это все, чего ты пожелаешь». Я подошел и спас ее, а теперь вместо благодарности и награды она норовит ужалить меня и задушить. Скажи нам, разве это справедливо?
Вол ответил:
— Если судить по справедливости, то тебя нужно ужалить и задушить, потому что вы, люди, нетерпимы и жестоки, вы самые злые из всех зверей. Вот я, вол, двадцать лет проработал на своего хозяина, таскал плуг и арбу, да и верхом он на мне наездился.
А сейчас, когда я ослабел и не могу ходить в упряжке, он выпустил меня попастись и откормиться на этом сочном лугу. Сегодня утром он привел сюда мясника, и они договорились о цене за мое мясо. Завтра мясник придет и зарежет меня. Хозяин продаст ему часть мяса, остальное оставит себе и сам будет им угощаться. А ведь я двадцать лет таскал плуг, кормил хлебом его семью, помог ему вырастить сыновей. Поэтому будет очень хорошо, если змея задушит тебя.
Услышав это, змея сказала крестьянину:
— Видишь, я была права и поэтому сейчас ужалю тебя и задушу.
— Нет, подожди, — взмолился крестьянин. — Вол не мог рассудить нас справедливо. Он слишком сердит на людей. За то зло, которое ему причинил хозяин, он хочет отомстить мне. Поищем другого судью!
Змея подумала и сказала:
— Хорошо, я согласна выслушать третьего и последнего судью, но с одним условием: пусть это снова будет кто-нибудь из зверей или животных, только не человек!
На том они порешили и пошли искать еще одного судью. Идут и видят — бежит им навстречу лиса. Крестьянин говорит ей:
— Вот хорошо, что ты сюда прибежала, а то мы как раз шли тебя искать. Скажи нам, старая, можешь ли ты рассудить нас по справедливости?
Лиса ответила:
— Еще бы, конечно, могу.
Крестьянин стал рассказывать ей все по порядку:
— Сидела эта змея на дубу, а дуб загорелся, и грозила змее неминуемая гибель. Увидела она меня и стала кричать: «Караул! Спаси меня, человек, а я дам тебе все, чего ты пожелаешь!» Ну, я подошел к дубу и спас ее, подставив к суку длинную жердь. Просить у нее в награду ничего не стал, а она спустилась по жерди вниз и вместо того, чтобы отблагодарить меня, как обещала, собирается задушить. Вот и рассуди нас, лиса, ты ведь в наших краях слывешь самым мудрым и справедливым зверем. А за свои труды получишь плату — пять кур.
Лисице пришлась по душе похвала крестьянина, а еще больше обещанная плата — пять кур. Она поразмыслила и сказала:
— Уж сколько лет я, старуха, живу на свете и скольких зверей и людей рассудила, и так все меня за мой праведный суд хвалят, это ты верно говоришь, а вот ваш случай рассудить не могу.
— Как же так? — удивились крестьянин и змея.
Лиса ответила:
— Не верю я, чтобы змея могла забраться на дуб, а ты снял ее с помощью какой-то жерди. Сделаем сейчас так: пусть змея снова заползет на дуб, а ты сними ее оттуда так, как снял в прошлый раз. Только все проверив, я смогу вас рассудить.
Крестьянин и змея с ней согласились, и отправились все вместе к большому дубу. Змея, обвивавшая шею крестьянина, спустилась на землю, медленно вползла на дуб и расположилась на одной из веток. А крестьянин стал искать жердь, чтобы спустить змею на землю и показать лисе, как все происходило. Лиса с насмешкой спросила его:
— Чего же ты, интересно, ждешь? Чтобы змея снова сползла на землю и обвилась вокруг твоей шеи?
Крестьянин удивился:
— А что мне делать?
Лиса ответила:
— Брось эту палку и беги скорей домой, тогда змея тебя не задушит.
Тут крестьянин понял, как плутовка-лиса перехитрила змею. Он бросил жердь и поспешил домой, а лиса побежала за ним получать вознаграждение — пять кур. Когда они приблизились к деревне, лиса сказала:
— Ты иди домой и принеси мне обещанную плату, а я подожду тебя здесь.
Пришел крестьянин домой и говорит жене:
— Отбери мне пять кур и положи в мешок.
— Зачем тебе куры? — удивилась жена. — И почему ты не привел волов?
Крестьянин ей все рассказал: как он пошел на лужайку за волами, как увидел горящий дуб и змею на нем, как помог змее спуститься на землю, а она его чуть не задушила.
— Я должен расплатиться этими курами с лисой, — сказал он жене. — Она спасла меня. Иначе бы мне уж не быть в живых.
Жена ответила:
— Чем кур изводить, возьми-ка лучше охотничью собаку да спусти ее на лису. Разве можно упускать такой случай? Надо поймать лису и продать лисью шкуру, она ведь стоит сорок грошей.
Долго спорили они, но в конце концов муж согласился с женой, запихнул в мешок вместо кур охотничью собаку, взвалил поклажу на спину и пошел за околицу, где его ждала лиса.
— Вот тебе заслуженная награда, — сказал он лисе, сбрасывая мешок на землю. — Подойди-ка сюда поближе, я развяжу горловину, а ты залезай в мешок и расправляйся с курами, потому что если я их выпущу, они разбегутся, и ты их больше не поймаешь.
Но лиса не была бы лисой, если бы брала на веру все, что ей говорят.
— Ничего, выпусти кур, — сказала она, не подходя к крестьянину слишком близко, — и не беспокойся: уж от меня-то они не убегут.
Крестьянин развязал мешок, и оттуда выпрыгнула охотничья собака. А лиса, которая уже приготовилась броситься и перерезать горло курице, едва успела отскочить в сторону. Началась погоня. К счастью для лисы, недалеко был лес, а в нем заросли колючего кустарника. Лиса, ободравшись до крови, залезла в кусты, а охотничья собака забраться туда не смогла.
Когда собака убежала, лиса, зализывая раны, потащилась в свою нору.
— Что случилось со мной, горемычной? — думала она. — Чего ради на старости лет я связалась с людьми?

Акула и змея

Новогебридская сказка

Однажды акула и змея поссорились. Акула решила съесть змею и велела ей погрузиться в море.
Но змея ответила:
— Лучше я сама съем кусок твоего мяса, когда люди убьют тебя.
С тех пор, когда убивают акулу, змея всегда приползает к морю и пожирает акулье мясо.

О доблестной битве Христа и его победе

«Римские деяния»

В царствование Цезаря жил некий знатный и храбрый рыцарь, который проезжал однажды по лесу и увидел, как жаба сражалась со змеей; преимущество было на стороне жабы, и в конце концов она победила змею. Видя это, рыцарь помог змее, а жабу сильно ранил; сам же пришпорил коня и обратился в бегство, однако жаба успела нанести рыцарю опасную рану. Почувствовав боль, он соскочил с коня. Жаба оставила в ране свой яд. Рыцарь добрался до дома и долгое время рана его не заживала, а потому он составил завещание и стал готовиться к смерти.
Однажды, когда он лежал как смертельно больной вблизи очага, появилась змея, которую рыцарь спас от гибели. Его слуги, заметив это, сказали ему: «Господин, сюда вползла змея». Когда рыцарь увидел змею, он признал, что эта та самая, защищая которую он получил рану и попал в беду, и говорит: «Не трогайте ее. Я уверен, что она не причинит мне зла». А змея между тем на глазах всех вползла на постель рыцаря и принялась языком вылизывать из раны яд, пока не набрала его полную пасть. Затем змея уползла прочь из дома и изрыгнула яд в траву, воротилась и еще дважды или трижды принималась очищать рану рыцаря, пока не высосала из нее весь яд. После этого рыцарь напоил змею молоком. Когда она пила, явилась жаба, которая укусила рыцаря, и снова напала на змею, словно была рассержена тем, что змея уврачевала рану ее врагу.
Видя это, рыцарь сказал своим слугам: «Любезнейшие, без всякого сомнения это та же самая жаба, которую я ранил, защищая змею, и которая повинна во всех моих страданиях. Если она победит сейчас змею, набросится на меня, и поэтому, коли вам дорога моя жизнь, тотчас убейте ее». Слуги, слыша эти слова, своими мечами и дубинами убили жабу, а змея, словно в знак радости и благодарности, вилась вокруг ног рыцаря, а потом уползла. Рыцарь полностью исцелился от своего недуга.

Лев, лиса и медведь

Армянская сказка из «Лисьей книги»

Лев захворал, и все звери пришли ведать его, только лиса припоздала. Стал медведь злословить о ней, и лиса, услышав это у порога, ввалившись внутрь, бросилась в ноги льву. Лев сказал лисе: «Не в добрый час ты, мерзкая, явилась, скажи мне почему опоздала?» Лиса сказала: «Не гневайся, добрый царь, клянусь твоей головой, что ради здоровья твоего обежала я многих врачей и большие трудности перенесла, но узнала лекарство от твоей болезни.» И лев сказал: «Добро пожаловала, мудрая тварь, что ж это за лекарство?» Лиса сказала: «Очень полезное и легкое лекарство — врачи сказали мне, что нужно содрать шкуру с живого медведя и укрыть ею льва, и тотчас горячая хворь вытянет всю хворь из больного.» И лев приказал. Медведя поймали и стали сдирать с него шкуру. А он истошно вопил. И лиса сказала: «Да будет так с тобой и теми, кто, войдя во дворец, станет и злословить и чернить другого».

О тех, кто презирает поэзию.

Из «Фацетий» Генриха Бебеля

Один из моих учеников рассказал мне недавно, как многие люди ненавидели его за то, что он был предан изучению свободных искусств. Я спросил: «Они были ученые?» Он ответил, что нет; это были неотесанные мужланы, совершенно далекие от муз и граций. Тогда я сказал: «Разве ты не знаешь — у мудрости нет иных врагов, кроме неучей, как об этом говорится в старой пословице. Поэтому, — сказал я, — ты не должен огорчаться. Они поступают, как лисица, которая, сидя под грушевым деревом, била по нему хвостом, желая, чтобы груши упали, но била она напрасно — ни одна груша не упала, а лиса, говорят, сказала: «Ах, какие горькие эти груши, я ни одной не смогла бы съесть».
Другой добавил: «Эта лиса недавно несколько миль шла следом за ослом и ждала, пока упадут его яйца, когда же она увидела, что надежда её тщетна, она сказала: «Какие они черные и вонючие — я никогда не смогла бы их съесть».
Так и получается: ни один ученый и образованный человек не презирает поэзию и свободные искусства. Только тем людям они кажутся черными и презренными, которые ничего не читали, ничему не выучились, которые не желают изумляться и познавать поистине великое. Я не завидую их невежеству.

Лягушки, просящие царя

Басня Эзопа

Лягушки страдали оттого, что не было у них крепкой власти, и отправили они к Зевсу послов с просьбой дать им царя. Увидел Зевс, какие они неразумные, и бросил им в болото деревянный чурбан. Сперва лягушки испугались шума и попрятались в самую глубь болота; но чурбан был неподвижен, и вот понемногу они осмелели настолько, что и вскакивали на него, и сидели на нем. Рассудив тогда, что ниже их достоинства иметь такого царя, они опять обратились к Зевсу и попросили переменить им правителя, потому что этот слишком уж ленив. Рассердился на них Зевс и послал им водяную змею, которая стала их хватать и пожирать.
Басня показывает, что правителей лучше иметь ленивых, чем беспокойных.

Смерть петушка

Русская сказка

Ходят курица с петухом на поповом гумне. Подавился петушок бобовым зернятком.
Курочка сжалелась, пошла к речке просить воды.
Речка говорит: «Поди к липке, проси листа, тогда и дам воды!» — «Липка, липка! Дай листу: лист нести к речке, речка даст воды, воду нести к петушку, — подавился петушок бобовым зернятком: ни спышит, ни сдышит, ровно мертвый лежит!»
Липка сказала: «Поди к девке, проси нитки: в те поры дам листа!» — «Девка, девка! Дай нитки, нитки нести к липке, липка даст листу, лист нести к речке, речка даст воды, воду нести к петушку, — подавился петушок бобовым зернятком: ни спышит, ни сдышит, ровно мертвый лежит!»
Девка говорит: «Поди к корове, проси молока; в те поры дам нитки». Пришла курочка к корове: «Корова, корова! Дай молока, молоко нести к девке, девка даст нитки, нитки нести к липке, липка даст листу, лист нести к речке, речка даст воды, воду нести к петушку, — подавился петушок бобовым зернятком: ни спышит, ни сдышит, ровно мертвый лежит!»
Корова говорит: «Поди, курочка, к сенокосам, попроси у них сена; в те поры дам молока». Пришла курочка к сенокосам: «Сенокосы, сенокосы! Дайте сена, сено нести к корове, корова даст молока, молоко нести к девке, девка даст нитки, нитки нести к липке, липка даст листу, лист нести к речке, речка даст воды, воду нести к петушку, — подавился петушок бобовым зернятком: ни спышит, ни сдышит, ровно мертвый лежит!»
Сенокосы говорят: «Поди, курочка, к кузнецам, чтобы сковали косу». Пришла курочка к кузнецам: «Кузнецы, кузнецы! Скуйте мне косу, косу нести к сенокосам, сенокосы дадут сена, сено нести к корове, корова даст молока, молоко нести к девке, девка даст нитки, нитки нести к липке, липка даст листу, лист нести к речке, речка даст воды, воду нести к петушку, — подавился петушок бобовым зернятком: ни спышит, ни сдышит, ровно мертвый лежит!»
Кузнецы сказали: «Иди, курочка, к лаянам, проси у них уголья; в те поры скуем тебе косу». Пришла курочка к ла́янам: «Лаяна, лаяна! Дайте уголья, уголье нести к кузнецам, кузнецы скуют косу, косу нести к сенокосам, сенокосы дадут сена, сено нести к корове, корова даст молока, молоко нести к девке, девка даст нитки, нитки нести к липке, липка даст листу, лист нести к речке, речка даст воды, воду нести к петушку, — подавился петушок бобовым зернятком: ни спышит, ни сдышит, ровно мертвый лежит!»
Дали лаяна уголья; снесла курочка уголье к кузнецам, кузнецы сковали косу; снесла косу к сенокосам, сенокосы накосили сена; снесла сено к корове, корова дала молока; снесла молоко к девке, девка дала нитки; снесла нитки к липке, липка дала листу; снесла лист к речке, речка дала воды; снесла воду к петушку: он лежит, ни спышит, ни сдышит, подавился на поповом гумне бобовым зернятком!

Лисица, невеста и волк

Албанская сказка

Справляли в деревне свадьбу. В воскресенье настал срок брать невесту из дома родителей и везти к жениху. Невеста, богато одетая и украшенная, как ей и положено, уселась на лошадь. Сваты поехали вперед, невеста за ними, и свадебный поезд отправился в другую деревню.
Путь их лежал по склону горы, поросшему густым лесом. В это время вблизи дороги пробегала лиса и сквозь деревья увидела невесту со сватами. Подкралась она поближе да так и обомлела: очень уж богато была украшена невеста. На шее у нее сверкало ожерелье из золотых монет, косы были перевиты шнурами, унизанными золотыми монетами, на обеих руках золотые браслеты и кольца, шелковый пояс расшит золотом. У лисицы дух захватило от зависти, и стала она думать, как бы ей украсть у невесты эти украшения, если не все, то хотя бы золотое монисто или шнуры с золотыми монетами, которыми перевиты косы. Прячась за кустами, лиса долго следила за невестой и сватами и заметила, что сваты едут впереди, заняты разговором, а на невесту и не смотрят, будто ее и нет вовсе. «Такой случай упускать нельзя», — подумала лиса.
Петляя и изворачиваясь между копытами лошадей, она подбежала к невесте, зацепилась за грудь лошади и юркнула под свадебную фату невесты, чтобы ее не заметили сваты. А те и так ничего не видели, они ехали впереди и не оглядывались.
Тогда лиса, не теряя времени, сказала:
— А ну, быстро, снимай с шеи золотое монисто!
— Ой, что ты, — прошептала невеста, — как же так? Я невеста, я не могу без золотого мониста явиться в дом мужа.
— Снимай скорее, иначе опозорю тебя перед сватами. Сейчас же спрыгну на землю, подбегу к ним и скажу про тебя что-нибудь плохое.
— О боже, несчастная я, горемычная я! — залепетала невеста. — Не позорь меня, сестрица! Если ты скажешь про меня что-нибудь плохое сватам, они вернут меня домой!
— Знать ничего не желаю, — сказала лисица. — Или ты снимаешь с шеи золотое монисто, или я тебя опозорю.
Невесте ничего не оставалось, как снять монисто и отдать лисе. Та быстро схватила его, обмотала вокруг шеи, спрыгнула с лошади и скрылась в кустах.
Свадебный поезд ехал дальше, а лисица со всех ног помчалась в свою нору. Бежала, бежала, и вдруг навстречу ей волк. Увидев на шее у лисы золотое монисто, волк очень удивился и спросил:
— Где ты его раздобыла, чертовка?
— В небольшом водоеме. Ты тоже можешь раздобыть себе такое же, если сходишь туда, — ответила лисица. — Видел здесь неподалеку пруд? Ступай к нему и лови золотые монеты, сколько душе угодно, ты ведь сильнее меня и можешь вытащить и поднять их больше, чем я.
— Я видел этот водоем, кума, — сказал волк. — Но я не знаю, как ты их ловишь. Пойдем-ка вместе и покажи мне, как их надо ловить.
— Хорошо, пойдем, покажу, — согласилась лиса.
Пришли они к небольшому пруду, до краев наполненному водой. В пруду было много коряг, водорослей и тины.
— Теперь вот что сделай, — сказала лиса. — Сядь на берегу, сунь хвост в воду и подержи подольше.
Волк сунул хвост в пруд.
— А теперь вытаскивай, — сказала лиса.
Волк стал вытаскивать, но хвост зацепился за корягу и не вытаскивался.
— Поболтай хвостом в воде и снова вытаскивай да посильней, — сказала лиса.
Волк снова стал вытаскивать хвост, но он зацепился и запутался в корнях, корягах и водорослях еще больше.
— Вытаскивай изо всех сил, видишь, как много золотых монет повисло на твоем хвосте, — сказала лиса.
Волк дергал, дергал, но хвост не вытаскивался.
Хитрая лиса увидела, что волчий хвост хорошо запутался в корнях и водорослях, и со всех ног бросилась бежать к своей норе. А волк, поняв, что лиса обманула его и убегает, рванул хвост изо всей силы и, порядком его ободрав, вытащил из воды. Взвыв от боли, волк помчался за лисой.
Бежит лиса, петляет между деревьями, а волк за ней. Бежит лиса вверх по склону, волк за ней, бежит вниз по склону, волк за ней. Когда лиса совсем уж подбегала к своей норе и собиралась нырнуть в нее, волк настиг ее и схватил за заднюю ногу.
— Ой! — воскликнула лиса и добавила удивленным голосом. — Что ты делаешь, волк? Ты ведь схватил не мою ногу, ты впился зубами в корень! Отпусти корень, глупый, и хватай ногу!
Волк поверил лисе, отпустил ее ногу и изо всех сил вонзил зубы в корень дерева.
Лиса скрылась в норе.
Через некоторое время, придя в себя и отдышавшись, она прошипела из норы:
— Вот и получай свое монисто!
— Ой-ой-ой! Как ты обманула меня, злодейка! — завыл волк и с ободранным хвостом и сломанными зубами потащился домой.