Косой и медведь

Словенская сказка

Стояли жестокие холода. Одежда вздорожала, много детишек ходило в лохмотьях. Крестьянин вырубил лес, продал на дрова перекупщику, кусты и пни выжег и на том месте посеял овес.
Овес уродился на славу. Приметили это заяц и медведь и повадились ходить в поле. Однажды вечером встретились они в овсах. Медведь как рявкнет на косого:
— Убирайся, пока цел, из моего овса!
Заяц повел ушами и ответил:
— Что правда, то правда, овес твой, да съем-то его я; уж больно он мне по вкусу пришелся!
У мишки дух захватило от таких дерзких речей, а заяц все не унимается:
— Ты, косолапый, хочешь все сам сожрать, потому что ты сильнее. Погоди, сейчас мы силами померяемся, у тебя искры из глаз посыплются. А ну, держись! Нет, постой, этак, чего доброго, кто-нибудь из нас дух испустит! Лучше попробуем стиснуть камень; кто выжмет из него воду, тому и достанется овес!
Медведь так сжал камень, что он рассыпался прахом. Из-под когтей летели искры, а воды ни капли. Заяц украдкой обрызгал камень водой, ударил по нему и сунул под нос изумленному медведю.
— Гляди, косолапый! Где уж тебе со мной тягаться! Стоит мне тебя пальцем тронуть, как ты сразу ноги протянешь!
— Ой, ой, заяц-то мал, да удал! Удирать надо, пока не поздно, прошептал со вздохом медведь.
Заяц навострил уши и все услышал.
— Ох, и устал же я! Пойдем-ка вон на тот пригорок и поспим немножко, говорит он увальню медведю.
Медведь захрапел, заяц тоже. Заяц и в самом деле заснул, медведь же притворялся спящим, а сам все думал, как бы задать стрекача. Взглянул на зайца, а глаза у того открыты. Ждет медведь, ждет, пока заяц заснет, а он, как назло, смотрит во все глаза. Тут на медведя такой страх напал, что он со всех ног припустился бежать, только пятки засверкали и шерсть встала дыбом.
Мчится медведь, а навстречу ему волк.
— Эй, побратим, куда спешишь? Или диво какое случилось? Уж не загорелась ли где вода?
Смутился мишка и говорит:
— Я, любезный, еле ноги унес — мала попалась птичка, да коготок востер!
— Вдвоем нам нечего бояться, — сказал волк.
И пошли они под гору поглядеть на страшного зайца. Медведь встал на задние лапы — и увидел зайца, а волк ничего не увидел, потому что не умел стоять на задних лапах.
— Ну, надобно тебе помочь, — сказал мишка, схватил волка в охапку, встал с ним на задние лапы, приподнял его повыше и спросил:
— Видишь, там, за изгородью?.. Отвечай же, дурак, видишь или нет?
Волк ни гугу. Опустил его медведь на землю, а волк знай себе молчит. Медведь так его сдавил, что у волка и дух вон.
Уставился медведь на мертвого товарища и думает:
— Гляди-ка, одним взглядом убил его косой. А ведь я говорил с зайцем и даже лежал рядом с ним, — знать, я еще прыток да увертлив, коли цел остался!
И косолапый не мешкая удрал из наших краев, потому что у нас много зайцев. И по сей день он еще не вернулся; а волков у нас больше нет, потому что последнего задушил медведь, когда хотел ему зайца показать. Но зато в наших овсах, сразу за околицей, уйма косых.

Родился у осла внук

Армянская сказка из «Лисьей книги»

Принесли ослу весть, радуйся, мол, и ликуй, а дары сверши премногие, ибо родился внук у тебя. А осел сказал: «Горе мне, друзья, родись у меня хоть сто внуков, не облегчат они тяжесть груза на моей спине».

Белый медведь и человек

Сказка чукчей

Говорят, жил давным-давно мужчина, который морского зверя промышлял. Вот раз пошел он охотиться в море. Увидел — возле разводья белый медведь спит. Стал мужчина к нему подкрадываться. Когда совсем близко подкрался, белый медведь на задние лапы встал. Нацелил человек копье, хотел было бросить, а медведь как чихнет! Человека чуть вихрем не закружило. Когда пришел в себя, говорит:
— Все равно убью медведя!
Снова хотел метнуть копье, а медведь еще сильнее чихнул. Человек чуть сознание не потерял. А когда пришел в себя, сказал:
— Все равно убью медведя!
Опять нацелился, только хотел метнуть копье, а медведь на этот раз так сильно чихнул, что упал мужчина и умер. Нырнул медведь в воду. Очень скоро обратно вынырнул. В зубах тюленя держит. Вылез из воды. Отнес тюленя на место, где недавно спал. Затем к человеку подошел. Оживил человека и стал его ругать. Говорит:
— Ну и озорник ты! Уж очень много нашего брата поубивал! А головы как попало кладешь!
Затем говорит медведь человеку:
— Иди к тому месту, где я только что спал! Там тюлень лежит. Съешь всего тюленя и домой иди. Увидишь у берега белых медведей, не подходи к ним. Отдельно от всех еще одного медведя увидишь. К нему подойди.
Сказал это медведь и ушел. Пошел человек к месту, где лежал медведь. Видит — домище, а рядом тюлень лежит. Пожил человек в этом доме, тюленя съел и домой пошел.
Идет и, действительно, видит у берега много белых медведей. Оказывается, они места сторожат. Пошел человек дальше. Видит — один медведь, отдельно от всех. Пошел к нему человек. Говорит:
— Хотя бы сказал: «Здравствуй».
А это не медведь был, а медведица. Говорит она человеку:
— Давай я тебя домой отнесу!
Отправились. Наступил вечер. Говорит медведица:
— Давай здесь остановимся!
Потом опять говорит:
— Я думала, ты умеешь хорошо охотиться. Что мы будем перед сном есть?
Отправился мужчина нерпичью отдушину искать. Увидел отдушину. Стал нерпу сторожить. Вынырнула нерпа. Заколол ее мужчина и вытащил. Отнес медведице. Обрадовалась медведица и говорит:
— А ты действительно хороший охотник!
Съела медведица нерпу. Затем снежный дом выстроила. Улеглись вместе в этом доме спать. И вот стала медведица этому человеку женой.
Назавтра дальше отправились. Двое суток шли. Забеременела медведица. Снова сделала снежный дом. И родила в этом доме двух детей: мальчика и девочку. Опять накормил мужчина медведицу. И через трое суток дальше отправились. В пути их ночь застигла. Подошли они к берегу. Медведица и говорит мужчине:
— Ну, я отсюда обратно пойду! Меня мои домашние ждут.
Мужчина говорит:
— Я тоже с тобой пойду, а то скучно мне без тебя будет.
Медведица говорит:
— Человек, тебя твои дети и жена ждут! — Затем добавила: — Я бы пошла с тобой, но людей боюсь!
Мужчина отвечает:
— Ну, тогда я с тобой пойду!
Медведица говорит:
— Какой ты непослушный! Придется мне к вам идти! Если ты со мной пойдешь, убьют тебя медведи!
Сняла медведица шкуру на берегу. Спрятала ее в расщелину льда и в женщину превратилась.
Затем домой пришли. Очень обрадовались домашние: старуха, жена и дети. Стали все вместе жить.
Вот однажды отправился мужчина в тундру. Пока по тундре ходил, медведица пищу готовила. Увидела старуха, как она большие куски жира ест, и говорит:
— Зачем ты жир кусками ешь? Ты, наверное, не женщина, а медведица!
Застыдилась медведица. Взяла детей и пошла на берег моря. Пришла к расщелине, надела медвежью шкуру и отправилась по льду в открытое море.
Вечером мужчина вернулся из тундры. Спрашивает:
— Где моя новая жена?
Старуха отвечает:
— А она ушла.
Рассердился мужчина и вслед за медведицей отправился. Идет по следу, вдруг видит: огонек в темноте светится. Подошел, а это его жена-медведица. Рассердилась медведица. Говорит:
— Зачем пришел?
Мужчина отвечает:
— Очень мне без тебя скучно!
Медведица говорит:
— Иди домой! Возьми себе мальчика, я возьму девочку и пойдем: ты к себе, я к себе. Будем теперь врозь жить.
Мужчина отвечает:
— Не могу я домой идти, очень скучаю по тебе!
Медведица говорит:
— Убьют ведь тебя мои сородичи.
Мужчина отвечает:
— Ну что ж, ничего не поделаешь!
Пошли дальше вместе. Наконец пришли к медвежьему народу. Стал старик медведь ругать медведицу.
— Зачем ты человека привела?!
Медведица отвечает:
— Никак я не могла от него отвязаться.
Старик медведь говорит мужчине:
— То плохо, что убьют тебя!
Мужчина отвечает:
— Ничего не поделаешь. Я без нее очень скучаю.
Назавтра медведи приходят. Говорят человеку:
— Давай посостязаемся в охоте, посмотрим, действительно ли ты хорошо пищу добываешь. Если проиграешь, то убьем тебя.
Пошли на другой день охотиться. Когда пришли на место, стали нерпичьи отдушины искать. Увидел мужчина две отдушины. Сел сторожить, посторожил немного и убил двух нерп. Пришел мужчина домой с двумя убитыми нерпами. Удивляется старик медведь:
— Ты, значит, и правда хорошо пищу добываешь!
А медведи ни одной нерпы не убили. Как стало темнеть, вернулись домой с пустыми руками.
Очень удивился медвежий народ. Опять зовут мужчину на состязание. Пятьдесят километров решили наперегонки бежать. Побежали. И опять мужчина победил, намного обогнал медведей.
Похвалил его старик-медведь:
— Ох, спасибо тебе! Хороший ты зять!
Решили медведи еще одно состязание устроить: камни со дна моря доставать.
Говорит старик медведь зятю:
— Надень мою одежду!
— Ладно, надену.
Отправились к скалам. Пришли. Оказалось, вода к самым скалам подходит.
Скатились медведи со скал в воду. Долго под водой были. Вынырнули. Каждый по маленькому камню держит. Затем скатился мужчина. Схватил два больших камня. Очень скоро вынырнул. В каждой руке по камню. Опять удивились медведи:
— Да-а, правду говорят, что мужчина — настоящий кормилец! Ну что ж, не станем мы тебя убивать. Не смогли мы тебя одолеть.
Пошли домой. Старик медведь еще сильнее обрадовался. И жена тоже. Старик медведь говорит:
— Ну что ж, проводи теперь чужого мужчину!
Отправился мужчина в обратный путь с женой и детьми. Вдруг слышат: что-то громко шумит. Повстречался им песец и сказал:
— Пойду-ка я, обману вон тех.
Побежал песец. Навстречу ему много медведей. За человеком гонятся. Говорит им песец:
— Тише! Слышите?
Послушали медведи. Услышали с разводья шум. Испугались и домой убежали.
Вернулся песец к людям. Смеется. Подошел к мужчине и говорит:
— Испугались ваши преследователи шума с разводья и убежали домой.
Тут и все засмеялись.
Пошли дальше. Пришли в дом мужчины. Убил мужчина старуху и похоронил в тундре.
Обрадовалась вся семья. Стало у мужчины две жены. Четыре сына выросли. Хорошо этот мужчина жил. Все.

Как у нашей бабушки в задворенке была курочка-рябушечка

Русская сказка

Как у нашей бабушки в задворенке
Была курочка-рябушечка;
Посадила курочка яичушко,
С полки на полку,
В осиновое дупёлко,
В кут под лавку.
Мышка бежала,
Хвостом вернула —
Яичко приломала!
Об этом яичке строй стал плакать,
Баба рыдать, вереи хохотать,
Курицы летать, ворота скрипеть;
Сор под порогом закурился,
Двери побутусились, тын рассыпался;
Поповы дочери шли с водою,
Ушат приломали,
Попадье сказали:
«Ничего ты не знаешь, матушка!
Ведь у бабушки в задворенке
Была курочка-рябушечка;
Посадила курочка яичушко,
С полки на полку,
В осиновое дупёлко,
В кут под лавку.
Мышка бежала,
Хвостом вернула —
Яичко приломала!
Об этом яичке строй стал плакать,
Баба рыдать, вереи хохотать.
Курицы летать, ворота скрипеть,
Сор под порогом закурился,
Двери побутусились, тын рассыпался;
Мы шли с водою — ушат приломали!»
Попадья квашню месила —
Все тесто по полу разметала;
Пошла в церковь, попу сказала:
«Ничего ты не знаешь…
Ведь у бабушки в задворенке
Была курочка-рябушечка;
Посадила курочка яичушко,
С полки на полку,
В осиновое дупёлко,
В кут под лавку.
Мышка бежала,
Хвостом вернула —
Яичко приломала!
Об этом яичке строй стал плакать,
Баба рыдать, вереи хохотать,
Курицы летать, ворота скрипеть;
Сор под порогом закурился,
Двери побутусились тын рассыпался;
Наши дочери шли с водой —
Ушат приломали, мне сказали;
Я тесто месила —
Все тесто разметала!»
Поп стал книгу рвать —
Всю по полу разметал!

Курица и цыплята

Новогебридская сказка

У одной курицы было десять цыплят. Однажды они бродили в поисках корма и случайно наткнулись на клубень батата. Тут клубень приподнялся и съел одного цыпленка.
Курица позвала на помощь коршуна, и он сказал ей:
— Спрячь цыплят мне под крылья.
Потом коршун подошел к клубню и остановился.
— А где же цыплята? — спросил клубень.
— Не знаю,— ответил коршун.
Клубень стал бранить коршуна, а тот ринулся на него и выдернул из земли.
Держа клубень в клюве, коршун взмыл в небо и оттуда бросил его на землю. Здесь клубень подхватил другой коршун и тоже взлетел с ним в небо, а потом бросил его вниз.
Клубень упал и разломился на две части, и коршуны поделили его между собой.
С тех пор среди клубней батата попадаются и плохие и хорошие. Хороший клубень называют иггереманггеггенни.

Яйцо-атаман

Боснийская сказка

В одном селе водилось с полдюжины кур, и снесли они десяток яиц. А тут, как на грех, одна женщина говорит:
— Дай-ка я угощу наших кур солью, чтобы лучше неслись!
Набрала пригоршню соли и посыпала курам. Куры наклевались соли и в тот же час передохли, и во всем селе только и осталось что десяток яиц.
Как раз об эту пору нагрянули в село жандармы и вот сговариваются:
— Что будем на ужин есть?
— Яичницу!
Разбили для них все яйца, только одно уцелело.
— Что же мне одному во всем селе делать? — воскликнуло уцелевшее яйцо. — Убегу-ка я отсюда!
И единственное яйцо убежало из села в лес.
А в лесу встретился яйцу петух. Завидел он яйцо и кричит:
— Куда путь держишь, дорогое яичко?
А яйцо в ответ:
— И не спрашивай, дорогой петух! Доняла меня лихая беда! Кто бы в нашем селе ни остановился на ночлег, первым делом сговариваются, чем бы с дороги подкрепиться. «Яйцами!» Было нас десять штук, девять яиц уничтожили. Только я в том побоище уцелело. Ну, думаю, надо спасаться, взяло да и укатило в лес!
Говорит ему петух:
— И со мной в точности такая же история приключилась: кто ни остановится в нашем селе, первым делом сговариваются: «Что будем за ужином есть?» И, не долго думая, решают закусить жареным петухом. Было нас пятнадцать товарищей, четырнадцати головы долой, только я один из побоища живым выбрался. Ну, думаю, нет мне спасения и решил, пока не поздно, в лес податься.
Подружились яйцо с петухом, и пошли они дальше вдвоем. Набрели яйцо и петух на валун-камень, а на нем кошка сидит. Спрашивает кошка:
— Куда, милое яичко, путь держишь? А ты, дружище петух, куда бредешь?
Отвечает яйцо:
— И не спрашивай, кошка! Лихая беда нас допекла.
А кошка допытывается:
— Да что такое с вами случилось?
— Ах, кошка дорогая, неслыханное несчастье! Злые люди перебили всех наших товарищей, только мы с моим другом-петухом в живых остались. Но и нам гибель грозила, вот мы и решили в лес убежать. Авось, думаем, поживем еще немножко!
— Ах, милые вы мои! — говорит им кошка. — И я всяких обид натерпелась, потому что в нашем селе живут ужасно злые люди. Как чуть у них мясо выйдет, тотчас на кошку вину сваливают — кошка, мол, мясо слопала! Поймают бедняжечку и прибьют до полусмерти. Кончится пшеница, а они, злодеи, снова за свое: «Мыши пшеницу потравили, а кошка и не думает их ловить!» И опять несчастная кошка страдает. А то еще бывает, оцарапается ребенок или просто ушибется где-нибудь — а кто виноват? Опять-таки кошка. «Посмотрите — кошка отнимала у нашего ребенка мясо из рук и оцарапала его». И давай кошку лупить. Мочи нет, до чего мне это битье надоело, и сбежала я в лес. А теперь вот прошу вас — примите меня в товарищи. Подружились яйцо, петух и кошка и отправились дальше втроем. Шли они лесом, шли и вышли на поляну, а на поляне пасется осел. Увидел осел петуха, яйцо и кошку, приветствовал их своей прекрасной песней, а потом спросил:
— Куда идете, дружная команда?
Отвечает ему яйцо:
— Натерпелись мы бед, ослик дорогой! Бессовестные люди из нашего села совсем нас замучили, просто сил наших больше не стало, и убежали мы от них в лес.
— И я настрадался досыта, — откликнулся осел. — Сами посудите. Если надо горшки на базар везти — грузят на осла. Дрова из леса на осле тащат. Глину для горшков — тоже на осле. Воду возят на осле; соль — на осле; навоз в поле — и то на осле! Надоела мне такая жизнь, поднял я свои уши и рысью в лес припустился. Милое яичко, и ты, петух, и ты, кошка, — примите меня в товарищи! Позвольте, и я пойду вместе с вами!
— Ну что ж, пожалуй! — ответило яйцо, и осел пошел с ними вместе.
Вот выходят они к ручью, а в ручье баран воду пьет. Спрашивает их баран:
— Куда направляетесь, дружная команда?
— Гонит нас беда, приятель! — отвечает барану яйцо.
— Что за беда вас гонит?
— Страшная беда, друг дорогой! А ты почему в лесу бродишь?
— Ах, и не спрашивай, белое яичко! Хозяин мой — сущий злыдень! Он продал всех моих товарищей-баранов, меня одного пощадил. Навязал мне на шею огромный колокол и поставил вожаком овечьего стада. Теперь я за всех в ответе. Потравит какая-нибудь овца зеленя в поле или в огород заберется, а я своими боками отдувайся. Не стало больше моей моченьки сносить такие мучения, и решил я укрыться в лесу. Скажите, дружная команда, не примете ли вы меня к себе в товарищи?
— Отчего же, понятно, примем! — согласилось яичко.
Пошли дальше все вместе — яйцо, петух, кошка, осел и баран. Бредут они лесом и вдруг выходят на лужайку. А на лужайке волк лежит. Увидел их волк и спрашивает:
— Куда идете, дружная команда?
Отвечает яйцо:
— Ах, друг мой серый волк! Выгнала нас из дома беда!
— Что за беда, белое яичко?
— Ужас какая беда! Злые люди из нашего села со свету нас сживали, вот мы и убежали в лес!
Говорит им волк:
— Ах, я тоже немало горя хлебнул. Какая живность ни пропадет у людей, они все на волка валят: «Волк, мол, съел!» И давай меня травить. Разобиделся я на такое обращение, ушел в лес и вот встретился с вами.
Пошли дальше вместе. Выходит компания на лужок, сели отдохнуть. Тут волк и говорит:
— Ну, что теперь делать будем? Проголодался я что-то! Кого бы мне съесть?
— Я для тебя не гожусь, очень уж я маленькое! Одно яйцо для волка — что слону дробинка! — откликнулось яичко.
— А у меня больно перьев много, — поспешил заметить петух, — ощиплешь меня — ничего и не останется.
— А у меня когти длинные, еще поцарапаю тебе нутро, — вставила кошка.
Говорит осел:
— А я хоть и большой, да что толку, — гляди, какой я тощий! Кожа да кости, а мяса совсем нет!
— Зато я и большой и жирный, — сказал баран. — Мной ты досыта наешься! Раскрой пасть пошире, а я разбегусь и вскочу тебе в глотку живьем. Волк встал и раскрыл пасть. А баран разбежался, да как хватил волка рогами по лбу. Свалился волк и подох.
— Ого! — воскликнуло яйцо. — А ведь баран-то волка убил! Кто теперь тушу понесет?
— Я не могу, — откликнулся петух.
— И я не могу, — говорит кошка.
— А я привык тяжести таскать, — сказал осел, — грузите волка на меня.
Взвалили они волчью тушу на осла и пошли дальше. Вдруг видят — перед ними дом. И решили в том доме заночевать. Стали через забор перебираться. Яйцо кое-как перекатилось, петух раскрыл свои крылья и перелетел, кошка вскарабкалась на забор, а оттуда соскочила вниз. Баран с разбегу перемахнул. А ослу нипочем не одолеть этакую высоту, потому что у него на спине груз лежит тяжелый. Наконец разбежался осел что есть силы и перепрыгнул с грехом пополам, а волчья туша свалилась у него со спины и упала под забор. Вот входят яйцо, петух, кошка, баран и осел в дом, глядь, а в доме полным-полно волков! Сели ужинать, стали пить за здоровье друг друга. Подняли здравицу и в честь атамана, а яйцо и говорит:
— Будьте и вы здоровы, как тот, кто лежит под забором!
— А кто там под забором лежит? — спрашивают волки. — Давайте-ка сходим посмотрим!
Подошли и видят — под забором дохлый волк валяется! Струсили волки — и наутек в лес. Забились в самую чащу, тут один волк и спохватился:
— Ну, не дурацкое ли это дело — сами в лес удрали, а яичную команду в доме оставили! Давайте вернемся и посмотрим, что они там делают!
А волки ни в какую не соглашаются.
— Не бойтесь, дурачье несчастное! Ничего с вами худого не случится!
— Что же ты нам велишь делать?
— Давайте вернемся обратно. Вы подождете меня за забором, а я войду в дом: не боюсь я команды яичной. Я сильнее их всех! Что против меня белое яичко, да пушистый серый зверек, да задира на ходулях, да дохлятина на четырех ногах? Как раскрою я пасть — так и кинется дохлятина бежать, а жирного да белого я схвачу и проглочу!
Повернули волки обратно к дому. Подошли к забору и остановились, а храбрый волк прямо к двери направился. Увидела его яичная команда, встревожилась:
— Куда нам деться? Сейчас они всех нас сожрут до единого!
А яйцо-атаман и говорит:
— Я зароюсь в золу, петух пусть на потолочную балку взлетит, кошка под лавкой притаится, осел — за дверью, а баран пусть в закутке спрячется. Как только волк войдет в дом, я начну попыхивать под золой, волк подойдет к очагу и станет огонь раздувать, а я вспыхну под золой и обдам волчью пасть пламенем. Кошка в тот же миг из-под лавки пусть выскочит и полоснет его когтями по глазам, баран боднет рогами из своего закутка, осел за дверью копытами застучит и затрубит во весь голос, а петух пусть скачет с балки на балку и кричит «кукареку!».
Глядь, уж волк на пороге. Вошел, а в доме пусто! Лишь жар в очаге теплится. Вздумал волк огонь разжечь да осмотреться как следует. Стал на угли дуть, а яйцо вспыхнуло под золой и опалило пламенем волчью пасть. А тут кошка из-под лавки выскочила и полоснула его когтями по глазам, баран прыгнул из закутка и боднул волка рогами, петух заметался с балки на балку и закукарекал, а осел затрубил и копытами за дверью застучал. Выскочил волк из дому и со всех ног к своим кинулся. Прибежал, а волки и давай выпытывать — что там да как там. Огрызнулся волк:
— Отвяжитесь от меня! Мне и вспоминать противно! Подумайте только круглый белячок зарылся в золу, пушистый зверь под лавкой схоронился, задира на ходулях взлетел на балку, жирный да белый в закутке спрятался, а дохлятина на четырех ногах за дверью притаилась. Вхожу я в дом — пусто! В очаге жар теплится. Я и решил огонька развести да оглядеться как следует. Подул на угли, а маленький белячок как вспыхнет под золой, да как обдаст меня пламенем, пушистый зверь из-под лавки выскочил, да как полоснет по морде когтями, жирный да белый выпрыгнул из своего закутка, как боднет меня рогами, а дохлятина на четырех ногах за дверью трубит: «Пода-ать его сюда-а-а!» Задира на ходулях мечется с балки на балку, заливается: «Подать его сюда! Кукарекуу!» Ну, думаю, еще не хватало мне в лапы к дохлятине попасться! Не хватало, чтобы вздернули меня под потолок к задире на ходулях! Этак, пожалуй, к своим не вернешься!
Выслушали волки своего товарища и сломя голову в лес бросились. А яйцо-атаман со своей командой и по нынешний день хозяйничает в волчьем доме.

Журавль, царь птиц, и осел

Армянская сказка из «Лисьей книги»

Собрались птицы и порешили: «Сделаем царем над нами того, чей голос сильнее, чтоб в час войны призвал нас.» И журавль поднялся в небо и закричал — понравился он птицам и избрали его царем. Пришел осел и сказал: «Подсоби вы мне хоть чуточку, чтоб поднялся я ввысь, вы б услышали тогда, чей голос сильнее».

Белая медведица

Чукотская сказка

Говорят, жила одна старушка с внуком-сиротой. Его дядя в море охотился, много нерп убивал и сироту кормил. Каждый раз, как убьет нерпу, отдаст сироте.
Наконец подрос сирота. Стал вместе с дядей охотиться, помогать ему. Скоро дядя сделал ему гарпун. Начал он нерп промышлять, сам себя кормить. Отдельно стал охотиться. Старушка разделывала убитых нерп.
Вот однажды не мог он добыть ни одного зверя. Пошел по льду в открытое море. Оглянулся назад, видит: очень далеко ушел. Пошел обратно. Вдруг сильная пурга поднялась. Оторвало льдину, на которой сирота был, и унесло в море, да так далеко, что и земля из виду скрылась. Ходит сирота по льдине, во все стороны смотрит. Вот сидит раз на льдине у воды. Вдруг белая медведица вынырнула. Залезла на льдину. Подошла к сироте. Спрашивает:
— Откуда ты?
— Ой, не знаю откуда! Понять не могу, в какой стороне мой дом.
Медведица говорит ему:
— Дай мне твой дождевик надеть.
Сирота отвечает:
— А я что надену?
Медведица говорит:
— Я ведь хочу помочь тебе.
Сирота говорит:
— Ну, конечно, бери!
Надела медведица, говорит ему:
— Ты потому не можешь добыть нерп, что старушка твоя плохо с нерпами обращается. Вот поэтому не можешь добыть нерпу.
Спросил тогда сирота:
— Что же мне делать?
— Давай поплывем на берег!
Сирота говорит:
— А как?
Спустилась медведица в воду. Сел ей сирота на спину.
Медведица и говорит:
— Закрой глаза и ухватись за мои уши!
И пошли к берегу. Идут и идут. Прямо напротив его землянки на берег вышли. Медведица говорит:
— Вот, считай, что ты меня в жены взял.
Отправились домой. Подошли к припаю. Сняла медведица шкуру, в трещину льда положила — и девушкой стала. Говорит сироте:
— Вот здесь и охоться!
Провела когтем по льду. Треснул лед. Нерп сразу как высыпало! Медведица говорит:
— Так всегда и делай! Будешь много нерп добывать!
Взобрались на высокий берег. Пришли домой. Сирота говорит бабушке:
— Сделай ей татуировку, теперь она член нашей семьи!
Вышла старушка, сделала медведице татуировку. Вошли.
Старушка и спрашивает:
— Откуда это вы пришли?
Сирота отвечает:
— Даже и не знаю откуда.
Стал сирота в море на охоту ходить. Много нерп стал добывать.
Забеременела жена. Родила медвежонка. А сирота все нерп добывает. Свежует медведица нерп, а медвежонок почти только один жир ест.
Опять медведица забеременела. На этот раз мальчика родила.
А соседские мальчишки повадились к медвежонку ходить. Играют с ним, забавляются. Вот раз заворчала старушка.
Говорит:
— Да хватит вам, мальчишки! Очень уж расшумелись. Даже светильники плохо горят. Да уж невесть кто к нам пришел. Белый медведь.
Присмирел медвежонок. Мать возвратилась. Спрашивает:
— Что это ты такой смирный?
— Да вот, бабушка ругается.
А старуха и говорит:
— Да уж невесть кто к нам пришел. Белые медведи!
Одела мать медвежонка. Мальчик спрашивает:
— Куда это вы?
Мать отвечает:
— Насовсем отсюда уходим.
Мальчик говорит:
— И я с вами пойду.
Отправились втроем на берег моря. Пришли к припаю, сунула мать руку в трещину. Шкуру белого медведя достала. Надела, белым медведем обернулась. И пошли втроем в открытое море.
Вернулся муж домой с морской охоты. Добыл нерпу. Пришел в полог и сказал:
— На вот, полей нерпе воды на морду!
Не слышит старуха. Снова говорит сирота:
— Где вода?
Бабушка сказала:
— Да я ведь одна здесь!
Сирота спрашивает:
— А где жена с детьми?
Старуха говорит:
— Oй, не знаю где они!
Сирота говорит старухе:
— Опять ты им что-нибудь сказала?
Старуха отвечает:
— Правда, я немного поругала их, они и ушли.
Сирота говорит:
— А что ты им сказала?
— Я им только и сказала: «Да уж невесть кто к нам пришел. Белые медведи».
Собрался сирота в дорогу. Вытащил дорожный мешок, морского петушка, лук, метальное копье и наконечник гарпуна — все это сунул в мешок и в путь отправился. В сторону Уэлена по следу пошел. Шел, шел, вдруг видит — идут они втроем — медведица, медвежонок и мальчонка. Оглянулась медведица. Увидела мужа. Подождали. Подошел к ним сирота. Жена и говорит:
— Куда ты идешь? Ведь убьют тебя!
Сирота говорит:
— Если бы не ты, я бы уж давно умер.
Медведица говорит:
— У меня ведь сородичей много, да и муж-медведь есть. Убьют они тебя.
Сирота говорит:
— Ну и пусть! Все равно я без тебя давно бы умер.
Медведица говорит:
— Ну что ж, пойдем!
И пошли они прямо к середине моря. Подошли к разводью.
Перешли. Дальше двинулись. Идут себе и идут. Опять подошли к разводью. Переправились. Дальше пошли. Идут, идут, пришли наконец. Медведица говорит сироте:
— Вот наш дом.
Ну и большой дом у медведицы! Вошли, множество медведей на полога выглянуло. Увидели, кто пришел, очень обрадовались.
Отец медведицы пригласил их:
— Входите!
Вошли. Окружили мальчика медвежата. А старик говорит им:
— Подальше держитесь! Видите: кочкоголовый народ к нам пришел.
Затем сказал сироте:
— Убьют ведь тебя медведи!
Сирота отвечает:
— Ну и пусть!
Медведь говорит:
— Вот увидишь, позовут тебя соревноваться, кто больше добудет пищи, и убьют.
— Ну и пусть!
Медведь говорит:
— А ведь я, пожалуй, в твои годы ростом с тебя был.
И действительно, пришли медведи за сиротой.
Говорят ему:
— Сказал первый муж медведицы: «Где там мой товарищ по жене? Пусть идет».
Медведь говорит сироте:
— Надень-ка ты мою шкуру-кухлянку!
Сирота отвечает:
— Да нет, я уж так пойду.
Вышел сирота, внес дорожный мешок, вытащил наконечники. Медвежата вокруг бегают, рассматривают.
Старик им говорит:
— Держитесь, дети, от людей подальше. Они околдовать могут!
Вышел сирота. К берегу моря отправился. А там уже большой белый медведище ждет. Медведище говорит:
— Ну, пришел!
Сирота отвечает:
— Да, пришел!
— Ну, так давай состязаться, кто больше пищи добудет!
Сирота отвечает:
— Ну что ж, давай!
Медведь говорит ему:
— Кто первый пять нерп убьет, тот и победит.
Пришли на место. Лег медведище на живот, стал нерп караулить. Сирота скоро первую нерпу убил. А медведь все караулит. Сирота уже вторую нерпу убил. Наконец и медведь убил одну. Сирота третью убил. А медведь только вторую. Сирота убил уже пятую нерпу. А у медведя всего три нерпы. Так победил сирота белого медведя.
Затем домой отправились. Пришел сирота домой. Ну и обрадовались его шурины!
Старик говорит им:
— Они, люди, всегда такие! Дети, слушайтесь меня, держитесь от людей подальше. А тебя уж завтра непременно убьют.
Сирота говорит:
— Ну и пусть! Ведь я должен бы давно умереть!
Назавтра опять за ним пришли. Медведь говорит сироте:
— Надень-ка мою шкуру-кухлянку.
— Да нет, так пойду.
Вытащил сирота шкурку морского петушка из мешка. Вся она уже иссохлась. За пояс сунул. И еще лук прихватил и четыре стрелы. Затем на берег отправился. А на скале уже медведище ждет. И зрители собрались. Шурины сироты очень грустные сидят. Бросился медведище со скалы в воду, камень из моря вытащил, показал сироте. И говорит ему:
— Теперь ты этот камень вытащи!
И бросил камень в море. Отошел сирота назад. Да как прыгнет в воду! На лету шкурку морского петушка надел. Нырнул под воду. Видит — там два камня, один полегче — тот, который медведь вытащил, другой потяжелее. Долго сирота в воде был. Затем стал через трещину наружу выныривать.
Вдруг и говорит медведище:
— Убил я, наверное, моего товарища по жене!
Снова сирота нырнул. Вытащил камень тот, что потяжелее. Положил на льдину. Все это видели. Потом снова в море бросил. Победил он медведя. Шурины сироты домой бегом побежали.
Старик их спрашивает:
— Где он?
— А вот опять сирота победил!
Старик сказал:
— Такие уж все люди!
Пришел сирота домой. Ну и радовались его шурины!
— Завтра уж непременно он тебя убьет! Завтра вы бороться будете.
Сирота говорит ему:
— Ну и пусть!
Старик говорит сироте:
— Надень ты уж мою шкуру-кухлянну!
Сирота говорит:
— Да нет, я уж так!
И вот назавтра опять за сиротой пришли. Спрятал сирота под кухлянкой на спину лук с тремя стрелами и пошел. А медведище уже ждет его. Ну и народу собралось посмотреть на борьбу! Подошел сирота к медведю. А тот как бросится на него. Отскочил сирота в сторону. Кидается на него медведь, а схватить не может. Устал медведище, запыхтел. А как еще раз набросился, сирота выстрелил в него из лука. Опять медведь бросился, и опять мимо. А сирота снова выстрелил. Сильно задышал медведище. Третью стрелу сирота пустил. Сел медведище на землю и прорычал:
— Ой-ой, почему это на улице все посинело?
Выпрямился медведище, упал и затих. Ну и обрадовался народ! Говорят друг другу:
— Спасибо человеку, что нашего угнетателя, медведя, убил!
Прибежали шурины домой. Старик их спрашивает:
— Ну, как?
— Да ведь убил он медведя!
Старик сказал:
— Таковы уж люди!
Затем добавил:
— Я всего однажды на землю ходил. Ну и гнались же за мной люди! Ох и убегал я от них! Бегу я, а передо мной все время мяч катится. Да еще спотыкаюсь! Совсем уж было меня догнали, да тут я в воду прыгнул. Оглянулся, а они уже на самом берегу. Такой плохой народ эти люди!
Вдруг слышат на улице крики: «Белый медведь идет! Белый медведь!»
Сирота говорит:
— Давай и я за белым медведем погоняюсь!
Старик говорит ему:
— Ой, только больше не вступай в борьбу с белыми медведями!
Сирота все же вышел. Ну и народу опять собралось! Однако скоро все по домам разбежались.
Думает сирота: «Где же белый медведь, никакого белого медведя не видно».
Пошел сирота на берег. А там, оказывается, крысу не могут убить.
Догнал сирота ее, наступил на нее, убил. Сказали тогда белые медведи:
— Ну и народ эти кочкоголовые! Ведь только наступил на медведя ногой — и убил!
Прибежали шурины домой. Говорят старику:
— Ну и человек к нам пришел! Наступил на белого медведя — и убил.
Все.

Журавль и цапля

Русская сказка

Летала сова — веселая голова; вот она летала-летала и села, да хвостиком повертела, да по сторонам посмотрела и опять полетела; летала-летала и села, хвостиком повертела, да по сторонам посмотрела… Это присказка, сказка вся впереди.
Жили-были на болоте журавль да цапля, построили себе по концам избушки. Журавлю показалось скучно жить одному, и задумал он жениться. «Дай пойду посватаюсь на цапле!»
Пошел журавль — тяп, тяп! Семь верст болото месил; приходит и говорит: «Дома ли цапля?» — «Дома». — «Выдь за меня замуж». — «Нет, журавль, нейду за тя замуж: у тебя ноги долги, платье коротко, сам худо летаешь, и кормить-то меня тебе нечем! Ступай прочь, долговязый!» Журавль как не солоно похлебал, ушел домой.
Цапля после раздумалась и сказала: «Чем жить одной, лучше пойду замуж за журавля». Приходит к журавлю и говорит: «Журавль, возьми меня замуж!» — «Нет, цапля, мне тебя не надо! Не хочу жениться, не беру тебя замуж. Убирайся!» — Цапля заплакала со стыда и воротилась назад. Журавль раздумался и сказал: «Напрасно не́ взял за себя цаплю; ведь одному-то скучно. Пойду теперь и возьму ее замуж». Приходит и говорит: «Цапля! Я вздумал на тебе жениться; поди за меня». — «Нет, журавль, нейду за тя замуж!»! Пошел журавль домой.
Тут цапля раздумалась: «Зачем отказала? Что одной-то жить? Лучше за журавля пойду!» Приходит свататься, а журавль не хочет. Вот так-то и ходят они по сю пору один на другом свататься, да никак не женятся.

Волчья стая

Чукотская сказка

Жили волк с волчицей. Были еще молодые.
Весной у волчицы родились волчата. К зиме выросли. Но все время с родителями были. Затем еще волчата родились. Выросли и тоже с родителями остались. Так образовалась волчья стая. Отец-волк учил волчат, как добывать пищу, показывал, как похищать оленей из стада.
Вот однажды увидели они совсем маленькое оленье стадо. Принадлежало оно очень бедному старичку.
Увидел это стадо волк и сказал сыновьям:
— Ну вот, смотрите, тут достаточно оленей. Наверное, на богатого оленевода мы напали. Подите добудьте несколько штук.
Сам же старый волк не пошел на добычу, с женой остался. Зарезали волки всех упряжных оленей. Только одна годовалая важенка уцелела. А жива она осталась потому, что рядом со сложенными нартами паслась.
Сильно плакали хозяева, очень своих оленей жалели. А хозяева-то были старик со старухой, четыре сына и две дочери.
Отравилась волчья стая в другое стойбище, к богатому оленеводу. Пришли туда, волк сказал сыновьям:
— Давайте теперь на большое стадо нападем. Хозяин этого стада — богатый оленевод, притесняет он своего соседа — бедного старика с большой семьей. Да и к оленем нерадиво относится. Позволяю вам все стадо уничтожить. Ну, отправляйтесь!
Напали волки на стадо, много оленей перебили, очень худо сделали. Чуть не всех оленей уничтожили и съели. Затем пришли к отцу-волку и сказали ему:
— Ну вот, истребили мы стадо!
— Поделом этому хозяину-богачу! Будет знать, как плохо с оленями обращаться! — ответил сыновьям старый волк.
Затем волчья стая совсем в другое место отправилась.
А тот старик, у которого волки раньше все стадо порезали, скоро разбогател. Уцелевшая важенка несколько раз телилась. И все важенки у нее рождались. Вот и разбогател старик со своей семьей. А прежний богач, который притеснял старика, совсем обеднел, очень плохо стал жить.
Собрал новый оленевод соседей-бедняков, стали все вместе работать. Очень хорошо оленей пасли. Хотя и разбогател старик, а товарищи все равно его бедняком-оленеводом звали. Это потому, что раньше уж очень бедно жил.
Вот опять волчья стая в эти места вернулась. Но старик оленевод хорошо к соседям-беднякам относился.
Сказал старый волк сыновьям:
— Давайте здесь опять охотиться. Ведь нет у нас никакой еды. Но только будьте осторожны: стадо это сплоченное. Особенно одного оленя опасайтесь. Белый он и самый большой, из всех оленей сильно выделяется. Его издали видно: такие у него большие рога. Олень этот заколдованный, если его убьете, мы все погибнем. Ну, поняли меня, сыновья?
— Да, поняли, — ответили молодые волки.
— Тогда отправляйтесь! — приказал старый волк.
Напали волки на стадо. Совсем мало оленей зарезали, да и то самых плохих, хотя все стадо было упитанное. Во время нападения один волк потерялся. Вернулись молодые волки к отцу.
Спросил старый волк сыновей:
— Ну, сколько оленей добыли?
— Да всего шесть, — ответил один волк.
— Что ж, достаточно. Но где же еще один брат?
— Потерялся где-то, когда мы на стадо напали. И не заметили, куда он делся, — ответили сыновья.
— Ой-ой, наверно, погнался за кем-нибудь! — забеспокоился старый волк.
Стали искать пропавшего волка. Повсюду искали, так и не нашли. Собрались у своего логова. Отец и спрашивает:
— Ну, где же он?
— Не знаем, куда он мог деться! — удивляются сыновья.
— Где же он? — беспокоится старый волк. — Давайте еще немного подождем!
Стали ждать. Спустя немного времени прибежал пропавший молодой волк. От пота мокрый, отдышаться не может и хвалится:
— Вот какой я стал ловкий и сильный. Убил ведь того белого оленя, о котором говорили!
— Куда же ты ходил? Мы так долго искали тебя, так измучились! — сказал ему старый волк. — Я ведь говорил тебе, что нельзя того белого оленя убивать. Теперь худо нам всем будет!
— Ой, а я совсем забыл об этом! — сказал молодой волк.
— Ну что ж, придется уходить отсюда. Да только не уйти нам, все равно погибнем. Нельзя было того оленя убивать! Давайте разделимся на три группы и скроемся подальше в тундре, — предложил старый волк.
Разделилась стая на три поменьше, и разбежались волки в разные стороны.
Волк, убивший оленя, с матерью пошел. И так случилось, что подошли они к тому самому стойбищу, в котором оленей порезали. И тут же оба погибли.
Видно, старик это наколдовал за то, что волк оленя жизни убил. Ведь этот старик очень оленей жалел. И к соседям хорошо относился. Всегда щедро оделял бедных. Дружно жил этот оленевод со своими товарищами по стойбищу. Всегда у них весело было.
А у волков с той поры возненавидели сыновья отцов, перестали с отцами жить. Вот поэтому старые волки и бродят теперь в одиночку. Конец.