Кумушка Смерть

Кумушка Смерть

Португальская сказка

У одного мужика было столько детей, что все в округе доводились ему кумовьями. А жена, как на грех, опять родила. Как тут быть? И пошел он куда глаза глядят — авось удастся кого-нибудь позвать в кумовья.
Повезло мужику. Повстречался ему нищий. Мужик спрашивает:
— Не пойдешь ли ко мне в кумовья?
— Пойду, — отвечает нищий, — только знаешь ли ты, кто я?
— А по мне все равно, кто ты, лишь бы крестным сынишке был.
— Так знай, я бог.
— Нет, ты мне не подходишь, ты одних богатыми делаешь, а других — бедными.
Пошел мужик дальше, видит — нищенка, он к ней:
— Не пойдешь ли ко мне кумой?
— Пойду, — отвечает она, — но знаешь ли ты, кто я?
— Нет, не знаю.
— Так знай, я Смерть.
— Вот ты-то мне подходишь, потому что для тебя все равны.
Отпраздновали крестины. Смерть и говорит мужику:
— За то, что ты меня выбрал кумой, я тебя озолочу. Ты заделаешься врачом и будешь лечить больных. Но, чур, уговор: когда войдешь к хворому и увидишь — я стою у него в изголовье, — значит, он мой. Тут ты не берись лечить. А если я стою в ногах больного, он — твой. Только смотри не вздумай ослушаться меня и начать пользовать тех, у кого я буду стоять в изголовье, а то за тобой явлюсь.
На том и порешили. Мужик стал по домам ходить, больных лечить. Коли видел у изголовья постели больного свою кумушку Смерть, лечить отказывался, а если Смерть в ногах стояла, прописывал все, что на ум взбредет. И пошла повсюду молва о чудо-лекаре, и разбогател мужик невероятно! Но вот позвали его однажды в дом к очень богатому больному. Пришел мужик, а Смерть в изголовье стоит. Стал он отказываться. А ему горы золотые сулят, только бы от смерти спас.
— Ладно, спасу, — сказал мужик. Схватил больного и переложил его ногами в изголовье. Богач-то и выздоровел.
Идет мужик домой, и вдруг Смерть перед ним.
— Я за тобой, нарушил наш уговор.
— Подожди малость, дозволь напоследок помолиться, «Отче наш» прочитать.
— Молись, подожду.
Однако мужик себе на уме был. Он и не думал молиться. А Смерть же, верная своему слову, ушла.
Но вот как-то шел мужик — глядь, а на дороге Смерть лежит, похоже мертвая. Вспомнил он тут, сколько она ему добра сделала, и промолвил:
— Ах ты, моя дорогая кумушка, померла, дай я хоть «Отче наш» прочту за твою душеньку.
Кончил мужик молиться, Смерть вскочила и говорит:
— Ну, прочитал «Отче наш», теперь пойдем со мной.
Хитер был мужик, да Смерть хитрее оказалась, вот так-то.

Доктор Всезнайка

Доктор Всезнайка

Немецкая сказка («Детские и домашние сказки» братьев Гримм)

Жил-был однажды мужик-бедняк по прозванию Рак; повез он на двух волах воз дров в город и продал тот воз доктору за два талера. Доктор, расплачиваясь с ним за дрова, сидел за обедом; увидал мужик, как тот отлично ел и пил, и позавидовал ему, подумав: «Хорошо, кабы я мог доктором быть».
В этих мыслях он постоял-постоял, да наконец и спросил, не может ли и он тоже доктором быть. «Отчего же, — сказал доктор, — это дело не мудреное». — «А что же я для этого должен сделать?» — спросил мужик. «Прежде всего купи себе азбуку (есть такие, у которых на первой странице петушок изображен), затем обрати своих волов и повозку в деньги и на те деньги купи себе приличное платье и прочее, что к докторскому делу относится; а в-третьих, вели себе изготовить вывеску с надписью и напиши на ней: «Я доктор Всезнайка», да и вели ее прибить у себя над входными дверьми».
Мужик исполнил все по указанию доктора.
Немного спустя после того, как он принялся за докторство, у одного знатного и богатого господина были украдены деньги.
Вот ему его друзья и рассказали, что в такой-то деревне живет доктор Всезнайка: тому и должно быть известно, где его деньги, потому что он знает все на свете.
Богач приказал заложить свою карету, приехал в указанную деревню и спросил: «Ты доктор Всезнайка?» — «Я», — отвечал мужик. «Ну, так ступай со мной и разыщи мне украденные у меня деньги». — «Изволь, только чтобы и Гретель, жена моя, тоже со мною поехала». Богач с радостью согласился, посадил их с собой в карету и повез во весь дух к себе.
Когда они приехали к богачу в дом, стол был уже накрыт, и доктор Всезнайка был за стол приглашен. «С удовольствием, — сказал мужик, — только чтобы и Гретель со мною же села», — и уселся с нею за стол.
Когда вошел слуга и принес блюдо с каким-то очень вкусным кушаньем, мужик толкнул жену под бок и шепнул ей: «Это первое», — намекая этим на блюдо.
А слуга-то подумал, что он сказал: «Это первый», — и этим хотел сказать: «Это первый вор», — намекая на воровство, в котором он и действительно принимал участие; вот слуга и перепугался, и сказал своим товарищам: «Доктор-то все знает! Беда нам! Ведь он сказал, что я первый!»
Другой совсем было и к столу не хотел идти, однако же должен был явиться против воли. И чуть только он вступил в столовую со вторым блюдом, доктор Всезнайка опять толкнул свою жену под бок и шепнул: «Грета, ведь это второе».
И этот слуга перепугался и тоже поспешил уйти. Третьему не лучше пришлось; и тому послышалось, что о нем мужик сказал: «Это третий!»
Четвертый должен был подать на стол закрытое блюдо, и хозяин дома сказал доктору: «Ну-ка, покажи свое искусство и отгадай, что на блюде положено?»
А на блюде были раки.
Мужик глянул на блюдо, не знал, как вывернуться, и сказал про себя: «Попался, несчастный Рак!»
Как услышал это богач, так и воскликнул: «Да, угадал! Он, верно, знает и то, кто мои деньги взял!»
Четвертый слуга этих слов насмерть испугался и подмигнул доктору, чтобы тот к нему вышел из-за стола.
Когда он вышел, все четверо слуг ему сознались, что украли деньги у господина своего; они охотно готовы были все вернуть, да еще и ему приплатить, как следует, если только он их не выдаст, потому что им будет плохо.
Указали они ему, где у них деньги припрятаны. Доктор Всезнайка остался всем этим очень доволен, вернулся к столу и сказал богачу: «Ну, сударь, надо теперь мне в свою ученую книгу заглянуть, чтобы точно сказать, где ваши украденные деньги припрятаны».
Тем временем пятый слуга залез в печку и хотел подслушать, что еще доктор знает.
А тот открыл азбуку и перелистывал ее, отыскивая изображение петушка; сразу он отыскать его не мог, да и сказал наконец: «Да знаю же я, что ты здесь, и до тебя доберусь!»
Слуга-то в печке подумал, что доктор это о нем говорит, да как выскочит из печки, как крикнет: «Он все знает!»
И повел мужик богача к тому месту, где деньги лежали, а кто их украл, о том не сказал ему; получил от обеих сторон много денег в награду и прославился на весь околоток.

Братец Куст

Братец Куст

Бразильская сказка

Как-то раз, неизвестно из-за чего, вышла у обезьяны с ягуаром ссора. С той поры ягуар только и мечтал расправиться с обезьяной, но та не очень-то попадалась ему на глаза.
Тут наступила засуха, и пересохли вокруг все ручьи и реки.
«Ага, — обрадовался ягуар, — теперь обезьяна от меня не уйдет!»
Он отправился к единственному ручейку, где вода еще не совсем высохла — туда все звери теперь сходились на водопой, — притаился неподалеку и стал поджидать обезьяну. Пришла обезьяна напиться и только чудом спаслась от ягуаровых когтей. До смерти напугалась обезьяна и стала думать, как бы ей избавиться от ягуара. Вдруг видит она, едет крестьянин и везет тыквы с медом. Залезла обезьяна в повозку, вымазалась медом с ног до головы, а потом вывалялась в куче листьев и пошла проказничать по свету. Вскоре среди зверей пронесся слух, что появился новый зверь и зовут его Братец Куст. А обезьяна тем временем напилась воды, и никто ее не тронул. Ягуар только спросил ее, кто она такая. А обезьяна ему отвечает:

Я — Братец Куст, я — Братец Куст.
Едва я из ручья напьюсь,
Как на глазах переменюсь.

И в самом деле, опали с обезьяны все листья, а вместе с листьями и все волосы у нее вылезли. Пришла обезьяна напиться, и опять ее спрашивают звери, кто она такая.
А она им отвечает:

Я — голый Куст, я — голый Куст,
Едва я из ручья напьюсь,
Как на глазах переменюсь…
И я здесь был,
И воду пил,
И всех перехитрил!

Уж было тут хохоту среди зверей! А обезьяна напилась себе и ушла, довольная.

Корова Эро

Корова Эро

Сербская сказка

Пас Эро коров у кадия. В стаде ходила и его собственная корова. Как-то коровы подрались, и корова пастуха забодала хозяйскую. Эро побежал к кадию: «Благородный эфенди! Твоя корова забодала мою». — «А кто виноват? Кто-нибудь их раздразнил, что ли?» — «Нет, никто. Сами сцепились». — «Ну что ж! Скотину в суд не потащишь». «Да нет, ты послушай, эфенди, что я говорю: моя корова забодала твою», — говорит Эро. «А-а! Погоди, я погляжу в Коран». И кадий потянулся за книгой. Но Эро схватил его за руку: «Не смей! Раз ты о моей корове не смотрел в Коран, то и о своей нечего тебе смотреть»

Воровское испытание

Воровское испытание

Еврейский анекдот

Старый вор-еврей познакомился с молодым вором, который хотел бы работать с ним вместе.
— Сначала я должен устроить тебе испытание, — говорит старый вор.
Они приходят на постоялый двор и устраиваются на ночлег. Старик говорит: «У меня тут есть гусиная ножка, но съедим мы ее на завтрак.
С тем они ложатся спать.
Убедившись, что молодой вор уснул, старик встает и прячет гусиную ножку ему в карман пиджака, потом опять ложится …
Утром гусиной ножки нигде нет, а одежда старика нетронута.
— Расскажи-ка мне, как это ты так быстро нашел гусиную ножку! — велит старик молодому.
— Я подумал, что вы на целую ступень умнее, чем какой-нибудь «там» (дилетант, простак), и потому посчитаете мой карман самым надежным местом для гусиной ножки. Разве я не умен, мастер?
— Нет, — говорит старик, — ты не выдержал испытание. Дело в том, что я не на одну, а на целых три ступени умнее, чем обычный «там» . Я думал, что ты достаточно умен, чтобы не заподозрить меня в таком примитивном трюке, а потому именно его и использовал. Между нами все кончено.

Обманщик

Обманщик

«Басни» Эзопа

Один бедняк занемог и, чувствуя себя совсем дурно, дал обет богам принести им в жертву гекатомбу, ежели они его исцелят. Боги пожелали его испытать и тотчас послали ему облегчение. Встал он с постели, но так как настоящих быков у него не было, слепил он сотню быков из сала и сжег на жертвеннике со словами: «Примите, о боги, мой обет!» Решили боги воздать ему обманом за обман и послали ему сон, а во сне указали пойти на берег моря — там он найдет тысячу драхм. Человек обрадовался и бегом побежал на берег, но там сразу попался в руки разбойников, и они увезли его и продали в рабство: так и нашел он свою тысячу драхм.
Басня относится к человеку лживому.

Урубу и жаба

Урубу и жаба

Бразильская сказка

Урубу с жабой были приглашены в гости на небо. Пришел урубу к жабе и стал ее поддразнивать:
— Кумушка жаба, я знаю, что тебя пригласили в гости на небо, и хочу пойти с тобой.
— Пригласили, а как же иначе, — сказала жаба, — пойдем, но только ты возьми с собой гитару.
— Обязательно возьму, — говорит урубу, — а ты уж тогда возьми с собой бубен.
И он удалился, пообещав в день праздника зайти за жабой. Явился урубу к жабе, а та зовет его в дом взглянуть на кума и крестников. Занялся урубу с жабьими детишками, а жаба в это время залезла в гитару и кричит будто издали:
— Куманек, я ведь быстро ходить не могу, так я уж пойду потихоньку вперед!
А сама сидит себе в гитаре. Немного погодя прощается урубу с жабьим семейством, берет гитару и отправляется в путь-дорогу. Добрался он до неба, а там все его спрашивают, почему жаба с ним не пришла.
— Вот еще! Да этой дурехе сюда и не добраться, — отвечает урубу, — она и по земле-то еле-еле шлепает, где уж ей летать!
Тут гостей пригласили к столу, урубу положил свою гитару и тоже пошел за стол садиться.
Стали гости выпивать и закусывать, а жаба тем временем незаметно вылезла из гитары и говорит:
— А вот и я!
Все очень удивились, что жаба всё-таки добралась до неба. Начали гости танцевать и веселиться, а после самбы стали собираться по домам. Видя, что урубу что-то зазевался, жаба улучила минутку и опять в гитару спряталась.
Попрощался урубу с хозяевами — и в обратный путь, на землю. Летит он, а жаба возьми да зашевелись в гитаре. Урубу недолго думая перевернул гитару отверстием вниз, жаба и вывалилась из нее. Падает и кричит:
— Эй, камень, прочь с дороги, а то зашибу!
«Ишь ты! — думает урубу. — Здорово научилась летать кума жаба!»
А жаба плюх на землю, вся как есть, бедняга, разбилась и с тех пор так и ходит сплющенная.

Барин и цыган

Барин и цыган

Латышская сказка

Однажды студеной зимой ехали барин и цыган. Цыган у барина кучером был. Закутался барин в большую шубу, а цыган в невод завернулся. Сидел барин, сидел и зябнуть начал. Глядит, а цыган на козлах подпрыгивает да посвистывает. Спрашивает его барин:
— Эй, кучер, не зябко тебе?
— Да нет, — отвечает цыган.
— Как же это так, тебе тепло, а я в шубе мерзну? — удивляется барин.
— А так, — говорит цыган. — К вам в шубу мороз залезает, а выбраться не может. А в мой невод мороз как заскочит, так и выскочит. Подумал барин и говорит:
— Эй, цыган, давай меняться! Я дам тебе свою шубу, а ты мне — свой невод. Цыган согласился. Поменялись. Сидел барин, сидел и, наконец, так закоченел, что моченьки нет терпеть.
— Эй, цыган, давай опять меняться! — закричал он. А цыган и ухом не ведет; когда же барин слишком стал наседать, ответил:
— Нечего меняться! Что сделано, то сделано!

Волк и кобылица

Волк и кобылица

Албанская сказка

— Вот это да-а! — сказал волк, зевая. — Поздно же я сегодня проснулся!
Он встал, размялся и добавил:
— И ноги меня едва держат. Совсем отощал. Но чтобы поймать кого-нибудь, сил у меня еще хватит.
И волк отправился на охоту. Бегал, бегал и, наконец, увидел под высоким навесом от солнца молодую кобылицу.
Волк бросился к ней.
— Как хорошо, что я тебя встретил, кобылица!
— Добро пожаловать в наши края, волк!
— Я очень проголодался и собираюсь пообедать, — сказал волк. — Поэтому без дальних слов я сейчас тебя съем. Ты уж прости меня, что так получается, но больше мне, право, съесть некого.
— Бог простит, — смиренно ответила кобылица. — Но прежде, чем я распрощаюсь с жизнью, послушай, любезный волк, что я тебе расскажу. Ровно неделю назад занозила я ногу: какая-то колючка впилась в копыто и причиняет мне такие страдания, что просто ужас. Глаза на лоб лезут от боли. Поэтому очень прошу тебя, вытащи ты эту колючку, прежде чем съешь меня.
— Это мне не составит никакого труда, — похвалился волк. — Ты мне только покажи, в каком копыте у тебя сидит эта колючка.
Кобыла приподняла заднюю ногу, а когда волк подошел, со всего маху ударила его копытом по спине. Волк без чувств повалился на землю.
— Ох-ох! — застонал он, едва приходя в себя. — Видно, конец мне пришел! Что же это я, у своего отца любимый сын-разбойник да у своего дедушки любимый внук-живодер, так оплошал? Зачем мне понадобилось рассматривать у кобылы копыто, словно я кузнец, а не волк? И что заработал, кроме затрещины? Ох-ох!
Недалеко от этого места крестьянин в лесу рубил дрова. Он услышал стоны и причитания волка и поспешил посмотреть, не случилось ли чего-нибудь плохого с его кобылицей. Увидев волка, корчившегося на земле от боли, он добил его, ободрал шкуру, а потом опять отправился в лес рубить дрова.

Цапля и черепаха

Цапля и черепаха

Сказка буготу (Соломоновы острова)

Однажды во время отлива цапля ходила по коралловому рифу, и ее нога застряла в трещине. Начался прилив, и вода поднялась цапле до шеи.
Птица увидела акулу и попросила ее:
— Спаси меня!
— Погоди немного,— сказала акула в ответ и уплыла.
Потом к цапле подплыл сарган, и она его попросила:
— Спаси меня, братец!
— Погоди немного,— ответил сарган и уплыл.
Затем поблизости от птицы показалась треска.
— Спаси меня,— попросила ее цапля.
— Погоди немного,— ответила треска и уплыла.
Никто из рыб не помог цапле. Наконец она увидела черепаху.
— Сестрица,— позвала ее цапля,— подплыви сюда и освободи меня!
— Ты должна будешь мне заплатить,— отозвалась черепаха.
— Я заплачу тебе деньгами,— предложила цапля.
— Нет, они мне не нужны.
— Я заплачу тебе собачьими и дельфиньими зубами!
— Нет, они мне тоже не нужны.
Тогда цапля схватила морского ежа, который оказался около нее, и отдала его черепахе. Та с удовольствием съела морского ежа и сказала:
— Ты мне заплатила, и я тебя спасу.
Черепаха расколола коралл, в котором застряла нога цапли, и птица взлетела в воздух.
— Ты спасла мне жизнь,— сказала она.— Если ты будешь в опасности, позови меня и я тебя выручу!
Вскоре жители селения Хагелонга пошли ловить рыбу. Они спустили в воду сеть, закрепили ее углы на подпорках и стали ждать.
Сначала в сеть заплыла акула.
— Попалась! Тащи сеть! — закричали одни, но другие им возразили:
— Нет, не эту рыбу мы ждем.
Потом в сеть заплыла треска.
— Попалась! Тащи сеть! — опять закричали некоторые, но другие сказали:
— Нет, не эту рыбу мы ждем.
В сети перебывали все рыбы, но рыбаки не трогали их.
Наконец в сеть заплыла черепаха.
— Вот кто нам нужен! — закричали рыбаки и вытащили черепаху на берег. Они связали ее, положили на песок, а вокруг поставили ограду. Вождь селения сказал:
— Завтра мы приготовим дров, наберем листьев, накопаем ямса и изжарим черепаху.
Утром люди приготовили дров, набрали листьев, накопали ямса. Потом они ушли, а сторожить черепаху оставили двух мальчиков.
Прилетела цапля, и мальчики ее спросили:
— Что ты здесь делаешь?
— Да так, гуляю,— ответила птица. И она предложила
мальчикам:
— Хотите, я для вас станцую?
— Да, да,— ответили мальчики,— нам хочется посмотреть, как ты танцуешь!
Цапля сказала:
— У ваших родителей есть украшения из собачьих и дельфиньих зубов. Принесите их, мне нужно украситься для танца.
Мальчики принесли украшения, цапля надела их и начала танцевать. Танцуя, она приблизилась к ограде, за которой лежала черепаха.
Та увидела цаплю и воскликнула:
— Сестрица! Меня хотят убить!
— Я помогу тебе,— сказала цапля.— Ведь ты меня спасла.
Цапля вернулась в дом, где сидели мальчики. Она танцевала и пела:
— Керембаебае! Керембаебае! А ноги развязаны!
(В это время черепаха развязала ноги.)
— Керембаебае! Просунула голову за ограду!
(А черепаха просунула голову за ограду.)
— Керембаебае! Наполовину вылезла! Керембаебае! Вся уже вылезла!
(А черепаха и на самом деле уже вылезла.)
— Керембаебае! Ползи к берегу! Керембаебае! Ныряй в воду! Керембаебае! Уплывай в глубину!
Так черепаха была спасена.
А люди вернулись на берег, подошли к ограде и видят: черепахи нет.
— Ее кто-то украл,— сказали люди. И они спросили мальчиков:
— Здесь кто-нибудь был?
— Никого, кроме цапли,— ответили мальчики.— Она танцевала перед нами. Мы отдали ей ваши украшения. Она нас обманула. Мы не следили за черепахой.
Все люди очень огорчились. Они осмотрели песок, увидели следы черепахи, ведущие к берегу, и сказали:
— Никто ее не крал, она спаслась сама.